Plateau: fiction & art

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу Primeval - Первобытное » Ты в порядке? / Макси / Завершен.


Ты в порядке? / Макси / Завершен.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s017.radikal.ru/i440/1112/48/6911a1dd4010.jpg

Автор: FanTaSea
Переводчик (имя или ник переводчика): нет
Бета: нет
Название: "Ты в порядке?"
Дисклеймер: Все права на историю принадлежат нам, на героев и аномалии - создателям "Первобытного"
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Эбби/Коннор, Клаудия/Ник/Дженни, Стивен/Хелен, Сара/Беккер + пара-сюрприз!
Жанр: Романтика, драма, приключения, экшен, юмор
Описание: Дорогие читатели! Творческий союз «FanTaSea» предлагает вашему вниманию фанфик по всеми нами любимому «Первобытному» («Порталу Юрского периода»). Сразу предупреждаем, что произведение достаточно объёмное, но законченное.
Фанфик называется «Ты в порядке?», в принципе, несложно понять, откуда такое название. Действие – альтернативный вариант развития событий, альтернативность эта начинается с конца эпизода 3х03. В нашей версии Ник Каттер остался жив и даже относительно цел, ну и как следствие – вся история резко сменила направление и принялась развиваться совершенно по иному сценарию.
Кстати о сценарии, точнее о сценаристах сериала: далеко не факт, что они бы нас одобрили. Но и мы со своей стороны имеем к ним некоторые претензии. Это ж надо – взять и избавиться чуть ли не от всех любимых героев! Так что мы самовольно вернули или просто оставили тех, по кому успели соскучиться – Ника, Стивена, Сару, Дженни, Клаудию… Да-да, не удивляйтесь, Клаудия Браун таки вернётся! Ну и Хелен никуда не денется, потому что, как выяснилось, она нам, авторам, нравится. Что касается жанра, то тут преимущественно романтика и юмор, даже не знаем, чего больше; и где-то на втором плане спасение мира.
А теперь, если вы ещё не бросили читать, завопив: «Какой кошмар!» и «Как можно так издеваться над святым?!», немного о сюжете. Лишь обрывочно, чтоб вас заинтересовать.
Иногда так сложно поведать о своих чувствах. Зато, после бутылочки-другой (или чуть больше) отменного вина так просто заявить о своих желаниях! «Поцелуй меня», - скажет Эбби Коннору, а утром, скорее всего, и не вспомнит этот момент. Утром у обоих голова будет занята совершенно другим. Например, вопросом: почему некоторые детали гардероба вдруг оказались на люстре? А виноват во всём зловредный директор винной фабрики, не пожелавший сотрудничать с властями! Хотя, ему за это уже отомстили.
Мужчина вашей мечты пару раз назвал вас чужим именем? Бывает и хуже! Некоторые умудряются звать женщину чужим именем постоянно, притом в самые неподходящие моменты. И как быть, если тот, кто тебе нравится, упорно величает тебя Клаудией Браун, когда ты на самом деле Дженни Льюис? Ты уже начинаешь заочно ненавидеть эту самую Клаудию Браун.
Живёшь себе размеренно: регулярно бегаешь от динозавров и гигантских насекомых, наведываешься в пост-апокалипсическое будущее, имеешь дело с разрывами во времени. Другими словами, трудишься на благо общества в меру своих возможностей. Даже начинаешь заглядываться на очаровательного коллегу. И тут как гром среди ясного неба появляется твой бывший муж, а ведь расстались вы с ним далеко не друзьями. Малоприятное событие, правда? Вот и Сара так подумала.
Какой кошмар... Оно вернулось. Оно вернулось и снова портит ему жизнь. Главная головная боль Стивена – Хелен Каттер. Кстати, в перерывах между старательным игнорированием данной персоны и беготни по аномалиям, неплохо бы выяснить, почему некоторые товарищи смотрят на него, как на привидение?
И ещё вас ждёт весьма неожиданная, но очень эффектная парочка, которая наверняка поднимет вам настроение и, может, даже заставит взглянуть на семейные ценности под несколько другим углом...
Пометки, Посвящение, Благодарности: Выражаем свою искреннюю благодарность за содействие группе "PRIMEVAL | ПОРТАЛ ЮРСКОГО ПЕРИОДА" и лично Катарине!!
Оглавление:
Глава 1. С тобой хоть на край света!
Глава 2. Чарльз Дарвин и Клаудия Браун.
Глава 3. Оно вернулось.
Глава 4. Здесь случился Ник Каттер.
Глава 5. Свободное время.
Глава 6. Во всём виноват директор.
Глава 7. Эффект Браун-Льюис.
Глава 8. Спасибо за отличный вечер.
Глава 9. Птичка моя.
Глава 10. Это не брачное агентство!
Глава 11. Глупая.
Глава 12. Роксана.
Глава 13. Никто не поможет.
Глава 14. День, когда всё решилось.
Глава 15. Аномалия за аномалией.
Глава 16. Какое странное Рождество…
Глава 17. 16-е сентября 2012 года.

0

2


Наш трейлер:

0

3

Ты в порядке?

1. С тобой хоть на край света!

http://uploads.ru/t/7/T/q/7TqBb.jpg

  - Извини, Ник, я не могу позволить тебе уйти.
  - О чем ты говоришь?
  А, вот она о чем. Каттер понял, как только развернулся и увидел нацеленный на него пистолет. Она это что, серьезно?
  - Ничего не изменилось, Ник. Будущее по-прежнему важнее нашей жизни… Если бы ты видел то же, что и я, ты бы понял. Прости, Ник... – Со слезами на глазах она взвела курок. - У меня нет выхода.
  Ну вот. Кажется, это конец.
  - Хелен, стой!
  Резкая боль заставила Каттера пошатнуться. В следующую секунду к нему подлетела перепуганная Дженни. Словами не передать, как он был благодарен ее появлению – не отвлеки она экс-жену, и пуля прошла бы гораздо ниже, а так жгло лишь плечо.
  - Ник! – Дженни обхватила его за талию, положив свою ладонь поверх его, помогая зажать рану. – Ты совсем из ума выжила?! – накинулась она на Хелен.
  Та как раз успела садаптироваться и ухмыльнулась.
  - Клаудия Браун. Вечно путаешься под ногами. – Она снова направила оружие на Каттера. – Отойди, будь так любезна, иначе придется стереть тебя с лица Земли… теперь уже окончательно.
  Дженни вскинула бровь и незатейливым движением загородила товарища, скрестив руки на груди.
  - Во-первых, я Дженни Льюис. А во-вторых, если у тебя какие-то проблемы, не стоит вымещать их на здоровых людях. Проваливай к черту.
  - Ха, - усмехнулась Хелен. – А эта версия Клаудии определенно нравится мне больше. В ней есть стержень.
  - Дженни, - Ник предостерегающе дотронулся до плеча младшей шатенки.
  - А ты уже определился, кто нравится тебе больше? – все с той же насмешкой поинтересовалась Хелен у бывшего мужа. – Клаудия или Дженни. Выбор не из легких, не так ли?
  Ник нахмурился еще сильнее.
  - Слушай… - он попытался отодвинуть Дженни и выступить вперед. Не так-то просто это оказалось – второй попытки давать этой безумной пиарщица не собиралась.
  - На мой взгляд, наилучший из вариантов – удалить и Клаудию Браун, и Дженни Льюис. – Глаза Хелен блеснули недобрым огоньком. – Ник, ты только подумай! Не нужно будет больше метаться, сравнивать, находить плюсы и минусы. Что скажешь?
  Она подошла вплотную к Дженни, направив дуло пистолета той промеж глаз.
  - Раз, и все. Проблема решена.
  Каттер размышлял, как бы вырубить жёнушку, не задев Дженни, как вдруг раздался истошный вопль Коннора.
  - Профессор?.. Дженни?.. Где вы??
  Хелен вздохнула.
  - Что ж. Мы еще встретимся, Ник, дорогой. – Она выхватила из кармана прибор, и как по мановению волшебной палочки за нею образовалась аномалия. – А пока… - женщина вдруг дернулась вперед и обхватила Дженни за плечо, приставив к ее голове ствол, - проведем еще один эксперимент, да?! Не шевелись, милый. Ты же не хочешь лишиться еще и Дженни?
  И Хелен, крепко сдерживая вторую шатенку, шагнула в аномалию.
- Ник!.. – только и успела вскрикнуть Дженни. Аномалия тут же захлопнулась. Коннор примчался в следующую секунду.
- Профессор, вот вы где! А где Дженни?.. И… и что с вашим плечом?!
***

  - Тебе кто-нибудь говорил, что нужно хоть раз в полгода проверять свою психику? – возмущенно поинтересовалась Дженни, под дулом пистолета шагая перед Хелен.
  Они оказались в каком-то экзотическом месте, с виду довольно симпатичном и вроде не опасном. Горы, равнины, реки. Женщины поднимались по скале. Солнце клонилось к закату, сверху открывался живописный вид на долину какой-то реки.
  - Знаешь, насчет психики, - отозвалась Хелен. – Возможно, уже совсем скоро тебе не поможет ни один доктор. Если все пойдет, как надо, - усмехнулась она.
  Дженни устало вздохнула. Они шли уже пару часов, без остановок, а вкупе с полоумной собеседницей это начинало нервировать.
  - Мы куда-то конкретно идем или просто гуляем по историческим ландшафтам?
  - Не твое дело, Клаудия Браун, расслабься. И просто шагай.
  - Черт подери, я не Клаудия!
  До сего момента мысли пиарщицы наполовину были прикованы не к тому, в какую паршивую ситуацию она попала, а к тому, как там Ник. Пусть его рана не опасна для жизни, всего лишь в плечо, но что-то надрывно ёкнуло у неё внутри, когда Дженни вообразила, как кусочек свинца с убийственной скоростью летит прямиков в Ника. Всю дорогу у неё перед глазами вставала эта картина, заставляя внутренне ёжиться. И ещё это их странное прощание не выходило из головы, такое чувство, словно это уже было, когда-то, где-то… быть может, даже не в этой жизни.
  Но с этим проклятым и ненавистным в последние месяцы именем все её переживания преобразовались в большой клокочущий комок ярости. Комок, который она собралась использовать против Хелен.
  Девушка резко остановилась, мысленно похвалив себя за то, что в кои-то веки догадалась надеть вместо излюбленных шпилек довольно удобные ботинки, и с разворота ударила Хелен. Ногой. Прямиком по руке с оружием, направленным пиарщице в голову.   А затем рванулась вперёд, сшибая Каттер с ног. Именно эта ярость и спасла ей жизнь. Слишком мощный, внезапный рывок и плохо рассчитанная сила удара лишили не только Хелен пистолета, но и Дженни равновесия. Свинцовый плевок, с всполохом вырвавшийся из дула, просвистел в миллиметре от её виска. Хелен промахнулась, вновь. С этой мыслью и с громогласными проклятиями в адрес друг друга женщины рухнули наземь, и покатились вниз по склону, каждая в отчаянной попытке перехватить оружие.
  - Идиотка!
  - Гадина!
  Камни болезненно врезались в кожу, впиваясь, раздирая её до крови. От голубизны блузки не осталось и следа, какое-то грязно-серое месиво вместо изящных рюшей красовалось на груди, пиджак вообще остался где-то в далеком прошлом. Однако пиарщица лидировала, сказались детские тренировки. Всё-таки Дженни Льюис никогда не была изнеженной особой, коей её считали многие вокруг.
  - Пустышка!
  - Сумасшедшая стерва!
  Изловчившись и как следует скомпоновав свое тело, Дженни сделала рывок вперед и в сторону, отчаянно хватаясь за острый выступ. Резкая боль в сбитых пальцах и резь в надрывающихся мышцах плеча поведали о том, что ей всё же удалось уцепиться.   Пересиливая себя, шатенка сжала пальцы еще плотнее, в попытке задержать свой стремительный  полет к низовьям горы. Тело Хелен, как назло, рухнуло прямиком на неё. Девушка ощутила, как её красивое лицо с силой впечатывают в массив мелких камешков, пыли и чахлой зелени, ещё через секунду тонкие крепкие пальцы сжали её шею с отнюдь не двусмысленными намерениями.
  «На мой взгляд, наилучший из вариантов – это удалить и Клаудию Браун и Дженни Льюис»,- промелькнуло в голове. Да чёрта с два!
  Резкий удар локтем в солнечное сплетение, переворот с захватом, и вот она уже восседает верхом на экс-супруге Каттера, заломив руку последней за спину.
  - Прекрати дёргаться или нас вновь потянет вниз! – хрипло выдохнула пиарщица, переводя дыхание.
  - И что дальше? Убьёшь меня, как я только что пыталась убить Ника? Ну же, отомсти мне, девочка. Я бы точно сделала это, не раздумывая.
  По непонятным причинам Хелен с маниакальным упорством продолжала провоцировать.
  - Заткнись! Меня и так подмывает свернуть тебе шею, не искушай судьбу! Живо говори, как нам выбраться отсюда?!
  - Никак.
  - Хелен! – Дженни чуть сильнее заломила руку упрямой сопернице.
  - Все одно никак. Мы в Пермском периоде, дорогуша.
  - Что?!
  Какая-то тень мелькнула совсем близко от них. Раз, другой.
  - Что за?..
  - Оружие, Дженни, быстро! - Хелен попыталась вырваться из захвата. Кажется, эта гадость рядом с ними, наконец, привела женщину в чувство.
  - Что это за тварь? Твоих рук дело?!
  - Найди оружие!
  Пока младшая шатенка испуганно оглядывалась по сторонам в поисках бог знает куда отлетевшего пистолета, незримая тень вновь промчалась рядом. А ещё секунду спустя обрушилась на Льюис с препротивным стрекотанием.
  Нет, ей не было страшно. Совсем нет. Ну что вы, подумаешь...
  Да что ж за день сегодня такой?! Отнюдь не из скучных.
  Дженни вдруг осознала, что слышит собственный вопль, лихорадочно пытаясь стряхнуть с себя нечто вгрызающееся ей в плечо. Это было чертовски больно и неприятно!
  Она извивалась ногами и руками, но проклятое животное не желало отцепляться. Видать, давно ничего не ело.
  - Не шевелись! - вдруг раздался сосредоточенный приказ. Дженни на мгновение даже повиновалась, от неожиданности.
  Глухой звук - какой может образоваться при прохождении гильзы сквозь песчаную субстанцию.
  Глаза Дженни расширились от неимоверного ужаса.
  - Ты что творишь?! Нашла время!
  Но Хелен лишь ухмыльнулась.
  - Второй раз спасаю тебя. Никогда бы не подумала, что это неблагодарное занятие когда-нибудь превратиться в мое хобби.
  Дженни внезапно поняла, что тушка, придавившая ее к земле, больше не вгрызается... вообще не шевелится. Девушка судорожно скинула зверюгу и вскочила на ноги, яростно ощупывая себя на предмет повреждений. Руки-ноги вроде целы, только все в крови и порезах.
  - Ты хоть понимаешь, что миллиметр в сторону - и ты задела бы меня?! - не унималась Льюис.
  - Не стоит благодарности. - Хелен устало заправила пистолет за пояс.
  - Что это вообще было? На динозавра не похоже.
  - Это наши потомки, - пояснила экс-преподавательница с миловидной улыбкой. - Через энное количество миллионов лет они заменят человечество, правда, занятно?
  - Очень. - Дженни даже не пыталась сделать вид, что улыбается. Ее до сих пор немного трясло после стычки с занятной тварью. - И много здесь еще таких? - Она с опаской принялась оглядываться по сторонам. Теперь уже местность не казалась столь уж безопасной и мирной.
  - По моим подсчетам, это была последняя особь. Вторую я убила около полувека назад.
  Младшая шатенка нахмурилась. Опять эти задачки со временем, будь они неладны.
  - Мне казалось, ты упоминала, что мы в Перми? Как так вышло, что наши потомки оказались в нашем прошлом?
  Хелен лишь беспечно отмахнулась.
  - Всякое случается. А мы, между тем, уже пришли.
  Только сейчас Дженни обнаружила, что остановились они не где-нибудь, а возле чье-то могилы! Понять, что это именно могила, а не обычный останец, помогли виднеющиеся тут же кости. Очень смахивающие на человеческие.
  - Какого черта?
  Дженни отвернулась, морща нос от переполнившего ее омерзения. От Хелен она ждала всякого, но чтобы жертвенные алтари…
  - Хелен. Зачем мы здесь? - чеканя каждое слово, вопросила шатенка. Почти спокойно.
  - Время вернуть все на круги своя, - довольно загадочно отозвалась экс-супруга Каттера и выхватила из кармана этот странный прибор, понажимала на кнопочки, и прибор снова сработал - прямо на возвышенности, где стояли девушки, образовалась сверкающая всеми цветами радуги аномалия.
  - Только после Вас, - усмехнулась Хелен.
  Дженни совершенно не хотелось плясать под ее дудку. Что она задумала? Куда ведет эта аномалия? Что, если в места похуже? К примеру, это жуткое будущее, где таких тварей пруд пруди. Или в эпоху Перестройки Советского Союза...
  - Ну же, - поторопила Каттер. - Или есть желание остаться здесь, одной, и подождать следующую аномалию? Рано или поздно она появится, проверено. Максимум, через год.
  А с другой стороны, даже в худшем месте оказаться лучше с кем-то, даже с такой ненормальной собеседницей как Хелен Каттер, нежели одной.
  Нехотя, но Дженни все таки сделала шаг в сверкающий портал, предчувствуя, что ничего хорошего от этого нечего и ждать.
  Вышедшая через мгновение Хелен с неподдельным, прямо даже научным, интересом наблюдала за своей попутчицей. Та нахмурилась, силясь оценить обстановку, с тяжелым сердцем ожидая нападений кого бы то ни было, в любую секунду. Но пока что ничего волнительного не происходило. Лишь Хелен пялилась на нее не моргая, что несколько нервировало.
  - Что?! - не выдержала шатенка.
  - Клаудия Браун? - спросила Хелен.
  Дженни стиснула зубы очень сильно. Очень-очень сильно. Так сильно, что они аж скрипнули. Потом схватилась за голову обеими руками, громко выдыхая:
  - Да ради бога! Я Дженни! Я - Дженни!! Дженни Льюис. И я не знаю никакой Клаудии Браун, а если и узнаю, то мы явно не будем подругами, потому что я ее уже заочно ненавижу – хотя бы за то, что каждый, кому не лень, тычет в меня палец и зовет этим именем! Черт!
  На эту тираду Хелен лишь скрестила руки на груди и разочарованно произнесла, словно речь шла о не умершем вследствие эксперимента хомячке:
  - Что ж. Значит, не получилось. Жаль, вышел бы отличный опыт.
  - Где мы, Хелен, и зачем мы здесь? - раздраженно поинтересовалась Дженни. Это путешествие явно было ей не по вкусу. И вот сейчас, в эту минуту, она вспомнила о простреленном плече Ника и вдвойне захотела вернуться и узнать, как он там.
  - Мы в Лесу Дина, - просто выдала Каттер, зашагав по малоразличимой в сгущающейся тьме тропке. - Нужно проведать кое-кого, раз уж мы здесь.
  - Хелен. Верни меня обратно! - крикнула ей в спину вымотанная Дженни. - Между прочим, по твоей вине Ник сейчас ранен! И если тебе плевать на этот факт, то мне - нет!
  Шагающая впереди миссис Каттер подавила смешок.
  - Печешься о моем муже, а? Это мило.
  - Если и так, что с того? - парировала Льюис.
  - О! Тогда не волнуйся... скоро ты увидишь моего благоверного. Правда, не ручаюсь, что он тебя узнает. Ведь в этой вселенной он знаком лишь с Клаудией Браун.
  - Как вы достали меня с этой Браун!
  Переживания за Ника в сердце Дженни всё сильнее стали смешиваться с ревностью. Хелен, Клаудия Браун… в его голове всё время кто-то да есть, кто-то, но не она. Так отчего же её сердце так замирает и ёкает, когда он смотрит на неё своими печальными голубыми глазами? С какой радости она сейчас так переживает за него, всего лишь чуть раненного, тогда как он что-то не очень спешит ей на помощь?
  Она шагала по этому чертовому холодному лесу следом за полоумной женщиной, едва не убившей её при первой же возможности. Кошмар, что она творит?! Надо бежать подальше от Каттеров, на другой край света, вселенной! Но что-то останавливало, какой-то мощный внутренний инстинкт подсказывал, что сейчас надо держаться поближе к этой сумасшедшей. Это её единственный шанс на спасение. А Хелен, верная себе, уже напрочь забыла и о неудавшемся покушении на мужа, и о недавней стычке в первобытном мире. Она просто шла вперёд, упрямо выслеживая кого-то.
  - Хелен, мы за кем-то охотимся?
  - Мы? Не припоминаю, чтобы я звала тебя составить мне компанию.
  - Слушай ты, мелкая, эгоистичная…
  - Я тебя умоляю! Напоминаю: я только что спасла тебе жизнь. Второй раз, между прочим.
  - Да знаю я, знаю, как в отеле.
  Хелен тут же скользнула по ней изучающе-самодовольным взглядом.
  Стоп, в отеле? Каком ещё отеле?
  Дженни непроизвольно замерла на месте, но сделала это замедленно, задумчиво сдвинув брови, отчего и налетела со всего маху на вторую шатенку, словно вросшую в землю.
  - Тихо!
  - Что? Что там ещё? Очередная тварь, аномалия?
  Внешний вид учёной разительно переменился: она уже не была охотником, с раздувающимися от преследовательского азарта ноздрями, пристально читающим следы на земле. Её самодовольная и ехидная улыбка как будто стала ещё шире. Хотя... Нет, взгляд красивых карих глаз смягчился, казалось, вбирая в себя тихую печаль, сожаление, даже нежность.
  Выпрыгни на них сейчас стая рапторов, это напугало и поразило бы Дженни меньше, чем такие вот перемены. Эта чокнутая куда хуже, никогда не знаешь, чего от неё ожидать. Взгляд пиарщицы последовал за взглядом учёной.
  Чуть в отдалении, на тропе перед ними, нервно меряя расстояние шагами, выхаживал Стивен Харт.
  - Бог ты мой! - Челюсть пиарщицы неумолимо поползла вниз. - Но как??
  - Слово "тихо" тебе вообще знакомо? Сиди здесь, если хочешь вернуться домой, поняла? Мне нужно кое-что исправить, одну очень большую ошибку.
  Хелен ухватила её за плечи, безапелляционно разворачивая и плюхая в какой-то кустарник задом. Даже сквозь плотную материю брюк Дженни ощутила неприятное приветствие колючих веток. Вот прелесть-то!
  Стивен все ходил и ходил, туда-сюда, туда-сюда. Они чёрт знает сколько времени провели в этой аномалии. Что там творится? Что, если Каттеры и военные уже мертвы, а товарищи здесь тупо ждут у моря погоды?
  Кусты впереди него подозрительно зашелестели, откровенно свидетельствуя о том, что он здесь больше не один. Стивен напрягся и потянулся к оружию, небрежно засунутому в задний карман. Раздался приглушенный треск веток. Там явно кто-то был. Мужчина оглянулся на импровизированный лагерь за своей спиной - все, как и прежде, топтались перед аномалией, ожидая возвращения супругов Каттер. Оно и к лучшему, никто не будет путаться под ногами, пока он разбирается с непрошеными гостями.
  Кустарник вновь зашелестел, привлекая к себе внимание. Взведя курок, Харт сделал пару шагов в направлении вышеупомянутой растительности, как зелень впереди раздвинулась и из неё выскользнула Хелен в совершенно диком виде и умопомрачительном наряде.
  - Привет, Стивен...
  - Бог мой, Хелен??? – Наверное, он должен был воскликнуть, но получился сдавленный полушёпот. - Как ты? Откуда? Где Ник??
  Град вопросов обрушился на ученую, пожиравшую взглядом бывшего студента.
  - Скоро вернётся, не переживай. Ник Каттер, как таракан, его ничто не убьёт, поверь мне.
  - Что с твоими волосами, лицом? - Приблизившись, Стивен коснулся рукой её перемазанной и оцарапанной щеки. К слову, выглядела женщина пугающе. Вся в грязи, с подсохшей кровью на израненных руках и щеках, с довольно короткими и всклокоченными волосами. Сколько же они провели там, в аномалии, год??
  - Старею! И никакой вам «Олэй Тотал Эффектс» не помогает!
  Губы шатенки язвительно дрогнули, мгновение в ней шла борьба, в результате которой женщина молча, без объявления войны, бросилась на шею Стивена, накрывая его губы страстным поцелуем.
  - Однажды я позвоню и скажу, что меня похитили, попрошу о помощи. Не верь, не ходи за мной, ни в коем случае, что бы я ни говорила, слышишь меня? - шепнула она, отстраняясь через долгое-долгое мгновение и глядя Харту прямо в глаза.
  - Что? О чём ты? - Как когда-то давно, Стивен чувствовал, что тонет в лихорадочном блеске этих кофейных глаз.
  - Просто не переходи на мою сторону, как бы я ни просила. Сделай это. Когда-то ты обещал сделать всё, что я попрошу!
  - Но...
  - Запомни это!
  Хелен отпустила его, медленно отступая под сень деревьев. Она вновь собиралась исчезнуть, как привидение, это уже даже входило в привычку. Разом с этим отступлением взвыли датчики Коннора, оповещая о том, что их друзья и «врагиня» возвращаются.   Внутренняя борьба Стивена закончилась, так и не успев начаться, когда мужчина обернулся к Хелен, то той уже и след простыл. Не оставалось ничего иного, кроме как броситься на поляну, встречать друзей.
  Она поцеловала его, нет, вы только представьте себе! Глаза Дженни, казалось, готовы выпасть из орбит. Вот это номер. Нет, само собой, она была наслышана о взаимоотношениях Стивена и бывшей жены Ника, но слышать – это одно, а вот наблюдать воочию - совершенно другое дело! Девушка слегка подалась вперёд, в тщетной попытке расслышать, о чем же там беседует сладкая парочка, и тут почувствовала, что по её спине что-то крадется. Что-то большое, тяжелое, сколькое и холодное. И это нечто с противным шипением пощекотало ей ухо своим раздвоенным языком.
  - Хелен…
  Сдавленный полустон-полушепот слетел с её побелевших губ. Пресмыкающиеся, она их терпеть не может!
  - Не двигайся! Раз… три!
  Серебристая сталь сверкнула возле её лица, с хлюпаньем вонзаясь в плоскую голову змеи.
  - Тебя даже на пять минут нельзя оставить одну, Дженни Льюис!
  - А-а-а. Спасибо, спасибо!!
  Девушка даже не подумала огрызаться в ответ, пулей вылетая из кустарника.
  - Боже, боже какая гадость!
  - Ты в порядке?
  - Я, да, да, я нормально. Спасибо…
  - Не стоит, я же говорю: это уже хобби! Ладно, пора бы нам домой. Ну же, Ник, не разочаровывай меня…
  Пальцы ученой ловко промчались по пульту, которым она управляла аномалиями, очевидно в попытке открыть подходящую прямо здесь. Попытка удалась, и золотистый разрыв как по заказу возник перед ними. Женщины, не сговариваясь, шагнули к нему, перегоняя друг друга.
  «Где Клаудия Браун? Вы работали с ней бок о бок долгие месяцы, так что не говорите мне, что вы не знаете её!»
  Отчаянный возглас донесся до Дженни, в самый последний момент, заставив замереть на месте. В нём было столько непонимания, обиды и отрицания, что все у неё внутри захолодело и болезненно заныло. Он любил её, только сейчас Льюис осознала, как сильно Каттер любил свою Клаудию Браун. Слезы сами собой навернулись на глаза, застилая обзор.
  «Я должен всё исправить!»
  - Ты идёшь или нет? – Хелен возвышалась посреди аномалии, практически скрытая полупрозрачными лучами, и как-то очень странно смотрела на пиарщицу. Ждала. Черт побери, Дженни Льюис, для слез будет и другой, более подходящий момент!
  - За тобой? Да хоть на край света! – язвительно откликнулась она, через силу делая шаг в сияющее пространство.
  Еще мгновение - и аномалия закрылась, поглощая их.
***

  Хелен стояла в раздумьях, оглядывая полупустынные ландшафты.
  - Просто уточняю: ты вообще собираешься возвращать нас в наше время? - не выдержала Дженни.
  Большего всего на свете ей хотелось вернуться в свою квартиру и принять душ, смыв остатки этого ненормального долгого дня. А потом увидеть Ника... Или сначала увидеть Ника, хоть он в ней и не заинтересован...
  - Проклятье. - Хелен продолжала хмуриться, обдумывая что-то, не исключено, что очередную нападку на человеческий род.
  - Что?
  - Не работает.
  - Что не работает?
  Каттер потрясла в воздухе приборчиком - своим чудо-пультом по аномалиям.
  - Ты шутишь! Что, серьезно?.. - Проклятье. Только этого ей сейчас не хватало!   Перспектива провести энное количество времени с бывшей женой Каттера - не об этом ли она мечтала последние полдня?!
  - Конечно же, шучу, - хмыкнула Хелен. - Но видела бы ты свое лицо!
  Сжалившись над попутчицей, или же, наконец, обдумав все, что следовало обдумать, Хелен легким мановением большого пальца вызвала аномалию и, сделав вдох поглубже, шагнула вперед.
  Дженни не заставила себя долго ждать, и уже через мгновение осматривалась по сторонам, как и первая шатенка. Они оказались в каком-то зале, чистеньком, хорошо освещенном, как хирургическое отделение, и абсолютно пустом.
  - Мы вернулись? - не веря своим глазам, поразилась Льюис.
  - Сейчас узнаем, - просто ответила Каттер, смело зашагав по пустынным коридорам.   Шаги ее эхом отдавались по всему помещению.
  Женщины молча спустились на лифте. Молча прошлись до входной двери. Вышли на свет божий.
  И тут же остановились - на них было направлено как минимум пять пушек.
  - Дженни! - Эбби первая узнала подругу и кинулась обниматься. - Боже, что с тобой стряслось?
  Видок Дженни оставлял желать гораздо лучшего - изодранная кофточка, волосы растрепаны, лицо испачкано, кое-где виднеются подсохшие пятна темно-бурого цвета...
  - Повстречались с буйной обезьянкой из будущего, - отмахнулась Дженни, оглядывая подоспевших солдат и товарищей. Были все, кроме одного. - Где Каттер? - с нескрываемым волнением в голосе вопросила она.
  Эбби ненароком переглянулась с Коннором.
  - Эбби?.. - Дженни перевела взгляд на парня. - Коннор? Что случилось?
  Темпл нервно глотнул воздуха.
  - Э... Ну, видишь ли...
  …Дженни настойчиво ждала ответа, не отводя пристального взгляда от парня.
  - …Когда ты пропала в той аномалии, он... очень переживал и... мы не успели ничего сделать! Когда прозвенела сирена, возвещающая о появившейся аномалии, мы... мы ехали, и он нас опередил и шагнул в аномалию. Мы прибыли почти в то же время, но... аномалия захлопнулась.
  - Что?!
  Коннор скорчил сожалеющую мину.
  - Он... он сказал, что не даст тебе исчезнуть вновь.
  - И?
  - Что?
  - Когда эта треклятая аномалия откроется снова?
  Коннор нахмурился, явно гадая, какой ответ удовлетворит ее больше - "не знаю" или "когда угодно".
  Значит, он все-таки волновался о ней, пронеслось в голове у Дженни. "Ну что за идиотом надо быть, чтобы шагать в первую попавшуюся аномалию, ни малейшего представления не имея о том, куда она ведет!". Вдруг одна полезная мысль мелькнула в сознании. Хелен!
  - Хелен! - вскрикнула Льюис, оборачиваясь к учёной.
  Та, похоже, была поражена не меньше джениного - стояла буквально с открытым ртом и расширенными от удивления глазами.
  - Пульт! Твой пульт! Мы можем воспользоваться им! - твердила Льюис, радуясь светлой мысли. Они найдут его, обязательно!
  Но Хелен даже не отреагировала. Она продолжала пялиться в одну точку - куда-то вперед.
  - Ты меня вообще слушаешь? - поинтересовалась Дженни.
  Наконец, Хелен пошевелилась - сделала неуверенный шаг вперед, не обращая ни малейшего внимания на нацеленное на неё оружие, прошла мимо надоедливой пиарщицы и остановилась возле недоумевающего Коннора.
  "Что такого она там увидела?!" Дженни взглянула в том же направлении и обмерла.
  - Стивен! - только и смогла выдохнуть она.

Отредактировано FanTaSea (2011-12-30 02:07:20)

0

4

2. Чарльз Дарвин и Клаудия Браун

http://uploads.ru/t/d/l/j/dljSu.jpg

  Солнце садилось.
  Полуразрушенный корпус ЦИА теперь как-то плавно перетекал в улицу, в некоторых местах невозможно было понять, внутри ты ещё или снаружи. Как раз в одном из таких мест и стоял Стивен, жалея о том, что он не курильщик. Сейчас бы выкурил сигарету-другую, глядишь, и успокоился бы. Хотя, вряд ли. Со стрессом от Хелен Каттер можно справиться лишь одним способом – ударить себя по голове чем-нибудь тяжёлым и вырубиться.
  Ведь он же был уверен, что теперь при встрече с ней будет вести себя спокойно. Он, в принципе, и вёл. Спокойно, даже чересчур. Но одно дело – вести, и совсем другое – чувствовать. Харт не забыл, как она его обманула. Её, видите ли, похитил Лестер. Ах, Стивен, приезжай сюда, забери меня. Не забыл, каким болваном себя ощутил, когда понял, что она бессовестно врёт, а он уже почти купился. Не купился только потому, что вспомнил: "Не ходи за мной. Не верь мне".
  И царапины на её лице сегодня - те же самые, что тогда, там, в Лесу Дина.
  Но то, что Хелен предупредила его об обмане, не оправдывает её. Она пыталась его использовать, да, чёрт побери, и использовала, только не до конца – он просто не позволил выжать из себя возможный максимум. Это не женщина, это вампир какой-то.
  - Знаешь, то, что рабочее место полуразрушено, ещё не повод стоять без дела, - усмехнулся некто сбоку.
  Стивен повернулся и увидел перепачканного сажей или чем-то подобным Беккера.
  Нельзя сказать, что эти двое были друзьями. Они даже приятелями не являлись и взаимной симпатии не испытывали. Просто уважали друг друга, как и положено коллегам, хотя периодически каждый пытался показать, что в деле защиты и обороны главный именно он.
  "Лестер был прав, в итоге назначив замену капитану Райану, - рассуждал Стивен, - но слишком уж много этот новенький командует. Точнее, пытается командовать".
  "Не спорю, этот Харт крепкий парень, - мыслил Беккер. – Но он не военный, он не знает и половины того, что знаю о выживании и безопасности я. Почему бы ему не доверить дело профессионалу?"
  - И что прикажешь, разгребать завалы вручную? – беззлобно хмыкнул Стивен. – Сейчас подгонят технику.
  Беккер пожал плечами и пояснил свою предыдущую реплику, то есть причины, по которым решил её произнести:
  - Ты выглядишь потерянным, и я попробовал тебя малость растормошить.
  - Потерянным? – Стивен фыркнул. – Ерунда. Просто я переживаю из-за Каттера. – Мужчина быстро уточнил: - Из-за Ника Каттера.
  - Понятно, - кивнул Беккер.
  Появилась Сара, не более опрятная, чем капитан.
  - Как вы тут, ребята? - улыбнулась египтолог.
  Стивен улыбнулся в ответ. Сара Харту определённо нравилась. Пару дней после знакомства он даже думал, что нравится она ему в романтическом смысле. Кажется, и Пейдж разделяла это ощущение. А потом оба вдруг поняли, что если их и тянет друг к другу, то только по-дружески.
  - Лучше всех, - ухмыльнулся Беккер.
  Брюнетка окончательно выбралась на свет божий и встала между двумя мужчинами. Помолчала немного и поведала:
  - Хелен сбежала.
  - Я в шоке, - спокойно хмыкнул Стивен.
***

  Она ворочалась на кровати, силясь уснуть. Силясь не думать. Вообще ни о чем.   Пронзительная тоска пожирала ее изнутри, разрывала ее душу, болью отдавалась в сердце. Не выдержав, девушка поднялась на ноги и, запахнув халат, вышла за порог.
  Его кабинет. Так и не тронутые вещи, все на своих местах, как он их оставил.
  Стол, заваленный кипами бумаг, книг, статей... фото жены. Она провела указательным пальцем по запылившемуся изображению... Он ждал ее восемь лет. Без надежды увидеть вновь. Как он вытерпел эту пытку?.. Она перевернула фото, убирая подальше от глаз образ женщины, из-за которой им пришлось расстаться.
  Она села в его кресло, обняв колени руками и опустив голову. Интересно, это жгучее, убийственно-болезненное чувство когда-нибудь поугаснет? Хоть на сотую долю?
  В дверях послышалось какое-то движение - она резко подняла глаза - никого. Поднялась, вышла в коридор - расплывчатая фигура стремительно удалялась прочь.
  - Ник?.. Ник!
  Она кинулась следом. Сквозь тускло освещенную улицу, сквозь темные кусты, быстрее, быстрее...
  Он остановился в шаге от сверкающей осколками аномалии, обернулся.
  - Прости меня, Клаудия Браун.
  - Ник!! Не оставляй меня здесь, одну!..
  Он исчез... вместе с аномалией. Это никак не помогло той боли, что жгла изнутри. Она схватилась за сердце, уже не борясь с неконтролируемыми слезами. И вдруг...
  Проснулась.
  Сбитая с толку, Дженни всматривалась в темноту комнаты.
  Что это сейчас было?! Откуда это взялось?..
  Ник Каттер? Клаудия Браун? Почему она была Клаудией? И это чувство... небывалой тоски, щемящей в груди - до сих пор отдавалось эхом. Не настолько она и соскучилась по Нику! Вроде... Но этот сон... такой реалистичный, словно не вымысел, а... отголосок прошлой жизни.
  "Господи, Дженни Льюис, соберись! Кажется, ты сходишь с ума. А всему виной проклятый голубоглазый ученый Ник Каттер, будь он неладен!".
  Дженни поднялась с кровати, отправилась на кухню за добротной порцией теплого молока - кто-то когда-то ей говорил, что это помогает. А если это не поможет, всегда есть старый добрый ликер.
  Мысли девушки сами собой перенеслись к событиям минувшего вечера.
  Вспомнилось лицо Хелен, когда Стивен, даже не взглянув на нее, прошел мимо. Стали ясны две вещи: во-первых, Стивен послушался совета Хелен и таки невероятным образом спасся после того саботажа Лика; и, во-вторых, Харт до сих пор не простил Хелен за обман, настолько не простил, что просто игнорировал ее присутствие. Это не могло не ранить. Что еще примечательно: все остальные нисколько не дивились живому Стиву - словно так и должно быть; и это было очень странно. Странно знать, что человека не было, помнить его похороны и видеть его перед собой, живого, улыбающегося, двигающегося. Дженни даже посочувствовала Хелен - ведь та, что бы там ни говорила, но испытывала к парню чувства глубоко романтического характера. И так же, как и Дженни, знала о его гибели, и теперь увидела... Меньшим из желаний было обнять и никогда-никогда не отпускать, расцеловать... А он на нее и не взглянул. Хелен даже не смогла съязвить по этому поводу - просто позволила отвезти себя в ЦИА на осмотр к доктору - как оказалось, и она успела изрядно пораниться в прошлом.
  Сама же Дженни наотрез отказалась куда-либо ехать, пока не отыщут Каттера. И лишь после долгих уговоров Эбби и уверений Коннора, что он позаботится об этом, пиарщица сдалась.
  Поразительно было лицезреть столь облезлый, полуразрушенный Центр. Его уже начали восстанавливать.
  Осмотр врача. Получасовая беседа с Лестером. Головная боль. И наконец - возвращение домой, в свой уютный домик, в свою уютную комнату, где можно посидеть и обо всем поразмыслить. Удивительно и поразительно, но хотелось обсудить все с Хелен! Однако, покидая Центр, Дженни выяснила, что миссис Каттер ушла практически сразу по прибытии, куда - не сообщила.
  Дженни отставила в сторону не тронутое молоко и таки плеснула себе в бокал вина - заснуть она уже все равно не сможет.
***

  Разумеется, в ЦИА Хелен уговаривали остаться, вежливо, но настойчиво, в качестве главного аргумента приводя вооружённую охрану, перекрывшую все входы и выходы, и нескольких мужчин, держащих под прицелом конкретно её, Каттер. И даже отняли "аномальный" пульт, ну да ничего, пусть подавятся, всё равно они так сразу в устройстве не разберутся, а батарейки скоро сядут. У Хелен было запасное устройство, и держала она его в исключительно надёжном месте, где никому и в голову бы не пришло искать какие-либо её вещи. Не зря говорят: если хочешь что-то спрятать, положи на самое видное место.
  Сбежав из ЦИА… Что значит, как? Да и какая, собственно, разница? Главное – конечный результат. В общем, сбежав из ЦИА, Хелен направилась в родимый дом, когда-то бывший их с Ником семейным гнёздышком. Люди Лестера обязательно туда заглянут, но вряд ли сразу, поэтому нужно сделать всё быстро.
  Она знала, где Ник хранил запасной ключ. И куда потом перепрятал. Внутрь женщина попала без ущёрба для материального имущества. В доме стояла сплошная темнота, но Хелен не нужен был свет, она знала каждый дюйм этой жилплощади, благо, Ник ничего не менял в последние годы. Шатенка нащупала на стене одну из тех отвратительных массивных картин, которые муж почему-то упорно принимал за восхитительные произведения искусства, приподняла и достала прикреплённый к обратной стороне свёрток. Ещё один пульт, завёрнутый в марлю.
  А теперь пора сматывать удочки.
  - Уже уходишь?
  Комнату внезапно залил электрический свет. В первую секунду Хелен зажмурилась, однако быстро "перенастроилась" и в следующий момент разглядела Стивена, ещё держащего руку на выключателе. Всё-таки приятно было его видеть. Харта, конечно, а не выключатель. Суровый вид, чёрная кожаная куртка, слегка встрепанные волосы…
  - Строишь из себя крутого парня? – Хелен отметила, что подкрепление Стивен за собой не притащил, по крайней мере, в комнате нет никого, кроме них двоих. Женщина будто невзначай сунула свёрток в карман.
  Кстати, интересно, как их со Стивеном отношения развивались с учётом того предупреждения? В голове промелькнуло несколько новых воспоминаний, сам собой выплыл ответ: практически так же, только Харт не поверил, когда Хелен повесила всех собак на Лестера и причислила команду во главе с Ником к лику усопших. "Поэтому он остался жив. Но я-то почему помню то, что было в "новом варианте"? Прямо как Дженни с воспоминаниями Клаудии… Ладно, назовём это эффектом Браун-Льюис".
  Между прочим, она была зла на Стивена. Он, видите ли, на неё обиделся. Подумаешь, наплела художественного вымысла; а Харт оскорбился так, будто он первый в истории мужчина, обманутый женщиной. Скажите, какие мы ранимые. Да, он из-за неё погиб, но она же его в итоге спасла!
  Реплику Хелен Стивен проигнорировал с холодным презрением.
  - Как ты узнал, что я здесь? – продолжила шатенка, прикидывая, какими путями можно отвязаться от Стивена в самые короткие сроки. Сейчас он будет только мешать.
  Снова молчание.
  - Ты удивительно интересный собеседник, но мне пора, - Хелен развернулась и двинулась к двери.
  В следующий момент Стивен крепко схватил женщину под локоть и дёрнул обратно.
  Хелен огрела его убийственным взглядом и спокойно прошипела:
  - Держи свои руки при себе, если они тебе ещё дороги.
  - Не напугала, - тем же ледяным тоном изрёк Харт.
  - Конечно, ты же у нас крут, как переваренное яйцо. Отпусти.
  - Куда вела аномалия, в которую шагнул Ник?
  Хелен улыбнулась так язвительно, что у менее стойкого созерцателя в глазах бы зарябило.
  - Я похожа на ясновидящую? Думаешь, могу определить всё это на расстоянии? – "Я ведь даже не знаю, в каком месте открылась та аномалия. А надо бы узнать".
  - Не изворачивайся. Что с Ником?
  - Принеси мне кофе, я погадаю на гуще. Последний раз говорю – убери руку.
  - Последний раз спрашиваю – где Ник?
  Этот раз для обоих действительно мог стать последним, учитывая ту ярость, с которой вспыхнула дальнейшая мини-потасовка. Хелен вывернулась и попыталась ударить Стивена локтем в нос. Стивен в свою очередь попробовал скрутить вторую руку Хелен за спиной женщины. Ни то, ни другое начинание успехом не увенчалось. В итоге, после нескольких обоюдных ударов, всё закончилось тем, что мужчина, схватив Хелен за оба запястья, всерьёз раздумывал о том, как бы освободить одну из своих рук, чтоб было чем удавить стерву. Стерва же приготовилась со всей силы нанести коленом удар, после которого Стивен Харт, возможно, оказался бы безвозвратно потерян для женской половины человечества.
  Звуки, внезапно ворвавшиеся в помещение с улицы, оповестили о том, что к дому на приличной скорости подъехало несколько машин. Наверняка оперативники из ЦИА.
  Думать надо было быстро.
  - Ладно, - Хелен лихорадочно взглянула противнику в глаза. – Чтобы вычислить, куда вела аномалия, мне нужно попасть на место её открытия. Я не знаю, где это, а ты знаешь. Но клянусь, если сдашь меня людям Лестера, я пальцем не пошевельну и не скажу ни слова, ясно? Так что либо мы сейчас уходим и ты отвозишь меня туда, куда нужно, либо можешь забыть о Нике.
  На принятие решения Стивену понадобилась лишь секунда. Потом он раздражённо мотнул головой и потащил Хелен к чёрному входу.
***

  Ночью на мосту не было ни транспорта, ни пешеходов. Хелен стояла на велосипедной дорожке, держа в руках пульт и с пулемётной скоростью нажимая на сенсорные клавиши.
  - Ребята из ЦИА вот-вот подъедут, - констатировал Стивен, ни на шаг не отходящий от женщины. Стоит только дать Хелен хоть малейшую поблажку, и пиши "пропало". – Наверняка они быстро проследят наш путь из твоего дома.
  Хелен не отвечала, она сосредоточенно что-то просчитывала.
  - Есть! – наконец выдала женщина. И посмотрела на дату. – Интересно.
  Стивен собирался тоже взглянуть, но не успел – Хелен уже нажала на очередную кнопку, и прямо перед ними развернулась аномалия. Недолго думая, оба шагнули в сверкающий сгусток света, который через секунду исчез.
***

  Классический английский салон 19 века был приятно освещен десятком свечей, мерцающих на канделябре, искусно подвешенным под потолком. Изящная мебель из красного дерева, представленная столиком для бумаг да парой резных кресел; небольшой камин и большое старинное зеркало – вот собственно и всё, что находилось в комнате. Если, конечно, не считать единственного на данный момент её обитателя.
  Профессор Каттер красовался перед зеркалом, из-за боли в простреленном плече крайне неловко поправляя элегантную черную бабочку, затянутую поверх белоснежного воротника рубашки дольно старинного покроя. Лицо его выражало, если не энтузиазм, то уж точно азарт, связанный со скорой победой над сим непривычным элементом гардероба; когда яркий золотистый свет, ни с того ни с сего возникший в углу комнаты, привлек внимание профессора.
  - Что там, Хелен?! - Сквозь лучи света постепенно стали прорисовываться темные фигуры, явно спешащие сюда с той стороны аномалии.
  Так, Хелен, это не удивительно. Кто же ещё мог последовать за ним следом сквозь аномалию? Но этот голос был не её, Каттер узнал бы его из тысячи, слишком часто финальные, предсмертные фразы друга звенели у него в голове в последние дни.
  Мужчина не стал кидаться к ним навстречу или хотя бы оборачиваться. Нет. Просто с утроенным вниманием уткнулся взглядом в зеркало, отражавшее всё происходящее за спиной.
  - Ник!
  - Каттер!
  - Ага, - профессор счастливо усмехнулся, плавным, нарочито изящным и показушным жестом оборачиваясь к ним. Длинные полы черного фрака при этом театрально разлетелись в стороны, создавая мужчине образ а-ля "гениальный ученый XIX века". Дарвин, ни дать ни взять.
  - Молодые люди, вам не говорили, что сначала следует стучать в дверь, а уже потом вламываться в помещение? И, вообще, где вас черти носили столько времени?! Как-то вы не особо спешили мне на помощь!
  Серьезности и напыщенности в поведении ученому хватило ненадолго, и, едва обернувшись, он машинально перешел на свой излюбленный тон общения. Брови его экс-супруги поползли вверх от столь дикого, по её мнению, поведения бывшего мужа. Взгляд карих глаз промчался по Нику с макушки до пят, невольно признавая, что Каттеру идёт такой образ.
  - Элегантен как рояль! – изрекла женщина секунду спустя, демонстративно облокачиваясь на столик для бумаг, подле которого раскрылась аномалия.
  Харт лишь хмыкнул, несколько ёжась от пристального взгляда пронзительно синих глаз. Ник смотрел на него так, словно парень только что пожаловал к нему с того света. Но, к удивлению присутствующих, ничего не высказывал по этому поводу.
  - Рад видеть тебя, Стивен! Извини, дорогая, сказать того же про тебя не могу…
  По лицу бывшего благоверного Хелен видела, что Ник уже сопоставил все факты и прекрасно понял, куда и главное к кому примерно вела та аномалия, в которой они скрылись с Дженни. Женщине не оставалось ничего иного, кроме как скорчить презрительно-снисходительную мину.
  - Итак, мы собираемся домой? – не дав никому времени ответить, Каттер сделал пару шагов по направлению к друзьям и аномалии соответственно. - Чарльз Дарвин, конечно, прекрасный собеседник. Но это так утомительно - подобающе вести себя на этих светских приемах и раутах, следить за каждым своим словом, боясь изменить хоть что-то в будущем! Такой соблазн, скажу я вам!
  - Дарвин?! – Оба пришельца из аномалии вскинулись как по команде. - Боже, Каттер, скажи, что ты не сболтнул ему ничего лишнего!!!
***

  Стивен Харт, не раздумывая, шагнул следом за Хелен в аномалию. Ещё бы, эта женщина никогда не давала окружающим такой роскоши, как время на раздумья! Одно мгновение - и она как призрак оперы скрывалась из поля зрения, ищи потом её как ветра в поле…
  Резкий, просто-таки арктический холод был первым, кто со всей любезностью встретил мужчину по ту сторону сверкающего прохода. Стивен изумленно осмотрелся по сторонам – белая, безжизненная пустыня, куда ни глянь. На горизонте не было видно ничего, кроме бескрайних снежных просторов. И, уж конечно, никаких намеков на присутствие Ника Каттера.
  - Дьявол! Хелен, да мы же здесь замёрзнем намертво! Нам нужно вернуться! Это не та аномалия.
  - Та, - преспокойно изрекла шатенка, поёживаясь так, словно её пронизывали не завывающие порывы, а так, легонький морской бриз, - и Каттер здесь. А находимся мы примерно…. - Пальцы женщины ловко пробежались по сверкающему пульту, светившемуся неестественной голубизной на фоне белого пространства. - Это примерно «ранний поздний миоцен», 10–7 млн лет. Что ж, могу сказать, что нам несказанно повезло, температура здесь не такая убийственная, как в том же Олигоцене. Это теплая интерстадия. Помнится, ходили слухи, что некие учёные время от времени даже находили следы присутствия первых людей!
  - Хелен! Ты что, совсем из ума выжила?! Какие первые люди?! Мы здесь окоченеем через пару минут в такой одежде. И, если Ник попал сюда, значит, у него не было шансов выжить… Проклятье!
  - Прекрати ныть! Нет, всё же не вышел бы из тебя ученый, Стивен. Ты всё время выпускаешь из виду очевидные вещи.
  - Какие же? – Харт болезненно поежился, обхватывая себя за плечи и чувствуя, как пальцы начинают коченеть.
  Волосы Хелен, толкающей язвительную тираду, уже начали покрываться инеем. Во что бы то ни стало нужно было срочно найти укрытие и раздобыть одежду потеплее.
  - Присмотрись.
  - Хелен…. – начал было он предостерегающе.
  - Присмотрись! – Зубы женщины непроизвольно клацнули.
  Очевидно, она не сдвинется с места, пока не докажет свое. Упрямая и твердолобая!! Харт нахмурился и ещё раз внимательно пригляделся к окружающему его пейзажу.
  - Вот идиот!
  Тонкая, практически полностью заметённая снегом цепочка следов, несомненно оставленная современной обувью, тянулась от места их высадки к цепи скал, что раскинулась неподалёку. Ничего удивительно, что частично ослепленный белизной следопыт не заметил их в первые минуты. Ник здесь. И он жив. По крайней мере, был еще пару часов назад!
  - И я так подумала… Ладно, ты хотел искать моего мужа? Так идем!
  Пару нажатий на клавиши пульта, очередная вспышка аномалии, в которую Хелен, недолго думая, засунулась практически наполовину. И вот уже в руках у шатенки две жутко несимпатичные, но теплые «Аляски» на пару с тёплыми ботинками.
  - Ты грабишь магазины через аномалии?! - Сказать, что Стивен был в очередной раз поражен этой женщиной, значит не сказать ничего.
  - Не придирайся к мелочам, нам нужна была одежда – я ее достала, - откликнулась Хелен, облачаясь в теплое обмундирование. Благо, всё остальное у них было итак с собой. И, не дожидаясь возмущенного бывшего студента, зашагала по направлению к отдалённым скальным массивам.
***

  Золотистый свет слепил глаза, пока Каттер с упорством носорога ломился сквозь аномалию, с отчаянной надеждой на то, что Дженни и его эксцентричная бывшая супруга сейчас находятся где-то там.
  Добился своего, пробился сквозь портал. И замер, пораженный открывшейся ему картиной.
  Кругом профессора Ника Каттера обступали доисторические джунгли, играющие всеми оттенками первобытной зелени. Никаких следов цивилизации, никаких следов Дженни и Хелен. Чёрт, чёрт и ещё раз он самый! И с чего Ник только вообще решил, что это окажется нужная аномалия?! Глупец.
  Профессор покачнулся, терзаемый надоедливой болью от раны, и осел на плоский камень, лежащий неподалеку. Отчаянье - лучшее слово, которое могло на данный момент охарактеризовать его состояние. Ник сунул руку в карман, бережно вынимая оттуда смятую и сотню раз клееную-переклееную фотографию.
  - Клаудия Браун… Прости меня. Снова.
  - На помощь! Кто-нибудь!
  Отчаянный вопль, раздавшийся со стороны водопада, что красовался неподалёку, играя всеми оттенками радуги, привел Каттера в чувство. Он не один! А что, если это Дженни?!
На раздумья ушло меньше секунды, и, вот он уже мчится по пересечённой местности, распугивая мелких ящериц.
  - Кто-нибудь!!
  С разрывающимися от быстрого бега легкими Каттер вылетел на верхушку водопада. Звук раздавался откуда-то снизу, вот почему он не заметил никого ранее. Люди здесь, но они внизу, тогда как он застрял на вершине и отчего-то сразу решил впасть в тоску.
  Какой-то представитель «семейства птеродактилей» прямо перед ним атаковал нишу, запрятанную в склоне небольшой горы, с которой и срывались журчащие потоки воды.
  - Дженни?! – хриплый голос разнесся по окрестностям.
  - Ник?! – Ответом был безумно удивлённый и взволнованный вопль.
  - Держись!
  Стремительно соображая и вертясь на месте, как юла, профессор искал, чем бы отвлечь зверюгу. Одного мимолетного взгляда было достаточно для того, чтобы понять: тонкая фигура на краю скального выступа не продержится долго. Еще чуть-чуть и ящер достанет её, и она сорвется в пропасть, что булькала под их ногами.
  - Эй, ты, кожаный уродец! Ко мне, ко мне, зверушка! – Подхватив с земли парочку наиболее увесистых осколков гранита, Каттер прицельно запустил ими в летающего ящера.
  Попал. Удачно и неудачно в то же время. Осколок пришелся прямиком в морду рептилии, лишая её одного глаза и вызвав дикий крик боли. Зверюга испуганно дёрнулась, неловко взмахнула крылом, сбивая жавшуюся к стене девушку вниз, в пропасть. После чего понеслась прочь.
  - Каттер!!!
  Её полет длился недолго, хотя прошел, словно в замедленной съемке, запечатлевая каждый миг в мозгу профессора. Девушка неестественно выгнулась назад, раскинула руки, пытаясь ухватиться за воздух и с громким плюхом скрылась под водной гладью. Оставляя после себя лишь круги на поверхности.
  - Дженни!
  Судя по всему, этот мужчина не привык долго думать, ну, или хотя бы тщательно продумывать свои поступки в отношении этой женщины. Потому как спустя мгновение уже и сам летел с верхушки скалы, с тем, чтобы с ещё большим всплеском скрыться в голубоватой прозрачной воде.
***

  - Клаудия?! – с Ника потоками лилась вода, было ощущение, что он вынес на себе чуть ли не половину озера. Так, на всякий случай.
  Мужчина сидел прямиком на берегу злосчастного водоема, склонившись над находящейся без сознания девушкой, с потрясением вглядываясь в её черты. Светло рыжие локоны, мокрые, потемневшие от влаги; забавная челка; любимая розовая кофточка. Не могло быть сомнений, что женщина, чья голова покоилась у него на коленях, была Клаудией Браун!
  - Ну же, очнись, давай!
  Каттер уже освободил её легкие от воды, путём нехитрых манипуляций с грудной клеткой, пульс на шее прощупывался, но девушка не дышала.
  - Не бросай меня снова! – Он вновь отчаянно тряхнул её за плечи, нулевой эффект.
  Оставалось только последнее – ученый рывком склонился к побелевшим губам Клаудии, намереваясь вдохнуть в неё столь необходимый воздух, как вдруг лучистые глаза коньячного цвета распахнулись, дрогнув пушистыми ресницами. И девушка закашлялась, освобождая свой организм от остатков воды, отстраняясь от него и переворачиваясь на бок.
  - Клаудия… Давай, дыши, дыши!
***

  - Ты меня чертовски перепугала… - Ник усмехался, с любовью касаясь губами волос Клаудии.
  Они сидели, обнявшись, посреди доисторического мира и словно бы забыли обо всех опасностях, что он представлял.
  - Уже не в первый раз, - девушка рассмеялась и ещё плотнее прижалась к его груди. - Где мы, Ник? Что это за место? Пермский период?
  - Я, я не знаю, если честно. Но то, что не Лондон двадцать первого века – это точно!
  - Насчёт этого я уже догадалась. - Клаудия слегка закашлялась, морщась от боли в груди. - Почему ты так долго шел за мной?
  - Просто… Я не знал, где искать… Это всё моя вина. Когда ты пропала…
  Тонкий пальчик осторожно опустился ему на губы, призывая замолчать. В шоколадных глазах не отпечатлевались осуждения или обвинения, только улыбка. Тёплая, нежная, радостная улыбка.
  - Не твоя, уж скорее Хелен. Главное, что ты пришел за мной. Я верила в это… всё это время в этом ужасном месте.
  Браун вновь положила голову на плечо блондину и поёжилась. Холод пробирал её до костей.
  - Я не мог не прийти. Ты замерзла? – словно до того не замечая очевидного факта, поинтересовался Каттер.
  Его и самого била крупная дрожь, так, словно он нырнул не в озеро в тропическом климате, а в прорубь в каком-нибудь ледниковом периоде… Мужчина чуть отстранился, стягивая с себя полностью промокшую куртку и закутывая в неё девушку. Ну и плевать, что от сырой ткани толку теперь чуть. Главное ведь сам факт, не правда ли?
  - Сейчас мы слегка согреемся и пойдем искать выход, путь домой, - его теплые ладони сгребли в охапку её тонкие ручки, поднося к губам и согревая дыханием. - Сейчас… сейчас…
***

  - Хелен, можно вопрос?
  Стивен Харт, хмурясь, вышагивал впереди шатенки, что милостиво уступила ему честь «прорубать» им пусть сквозь снежные заносы. В этом проклятом морозильнике как назло разыгралась метель, осыпавшая парочку пешеходов противными иглами ледяной крупы и затрудняя продвижение вперед. Шаги Каттера уже давно были сметены, и приходилось полагаться лишь на хорошо развитое охотничье чутьё Харта.
  - Валяй.
  - Зачем ты предупредила меня тогда, в Лесу Дина? Что должно было случиться?
  - Какая разница? Просто в голову что-то взбрело, бывает, - женщина, не желая отвечать, пожала плечами.
  Её мысли сейчас были заняты не разобиженным на неё Стивеном, а, как обычно, Каттером. Зачем она идёт за ним следом? Спасти? Это вряд ли. Будущее по-прежнему важнее жизни одного-единственного человека. Значит, чтобы убить. Хелен была женщиной постоянной и редко меняла с таким трудом принятые решения.
  - Я должен был умереть? – Стивен всё не унимался.
  Он  резко остановился и обернулся. Так, что Хелен, по инерции сделавшая ещё шаг вперед, уткнулась ему лицом в грудь.
  - Да. Знаешь, у тебя были такие трогательные похороны! Надеюсь, что мне вы устраивали в своё время нечто подобное. - Губы шатенки дрогнули, но не от холода или язвительности. Нет. Невольно вспомнилась та пустота, что преследовала её после его гибели, не смотря на собственные заверения о том, что скоро, очень скоро всё изменится.
  - Хелен… - Не подобрав нужных слов, Харт лишь выразительно покачал головой, буравя учёную взглядом. - Спасибо. - И зашагал дальше. Молча, отстраненно, игнорируя её.
  - Обращайтесь. - Ей не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним.
***

- Ты слышала это?
  Отдаленный звук донёсся до путешественников, находящихся в паре сотен метров от цели их путешествия.
  - Да, похоже на какое-то животное.
  - Животное в первобытном мире? Уходим скорее! Встреча с разъяренным мамонтом никогда не входила в список моих потаённых желаний. - Стивен рефлекторно ухватил Хелен за руку, переходя с шага на бег.
  Им нужно лишь чуть-чуть времени, чтобы исчезнуть с этого открытого пространства под сводами предполагаемой пещеры.
  Запыхавшиеся и даже слегка согревшиеся, они просто-таки влетели внутрь грязно-серой расщелины, с тайной надеждой, что монстр с драгоценными бивнями не учует следов их присутствия на снегу и не последует за ними.
  - Ты видишь хоть что-то?
  - Уже да, - Хелен щёлкнула зажигалкой, поджигая миниатюрный факел, до того мирно покоившийся в небольшом заплечном рюкзаке шатенки.
  Рыжие языки пламени выхватили неровные и слегка прокопченные своды, пол, усеянный костями какого-то достаточно крупного животного, и кучу шкур в углу. А вот на них-то первым разглядел человеческую фигуру Стивен.
  - Каттер! – молодой человек бросился прямиком к другу, который, судя по всему, находился в забытьи.
  - Клаудия…Дарвин… Холодно…
  Отдельные, глухие реплики со стороны свалки в углу долетели до Хелен прежде, чем всклокоченная и очень грязная фигура преградила путь Стивену, отчаянно размахивая жутким подобием первобытного оружия. Взмахнула им фигура очень шустро, нанося сокрушительный удар. Вернее, пытаясь сделать это.
***

(Несколькими часами ранее)

  Ник бегом продвигался по заснеженной пустыне, в которую его занесла нелёгкая. Да, просчитался он с аномалией, ничего не скажешь. Нужно срочно найти разрыв, а не то через пару миллионов тысячелетий его закоченелый труп будут с изумлением изучать его же коллеги.
  Трубный зов, преследовавший его и ранее, раздался совсем рядом, вторя ещё одному крику, исполненному боли. Ник вздрогнул и рванулся в ту сторону. А что сделать, Каттер не был бы самим собой, если бы не ломился спасать всех кого ни попадя.
  Его кожа, подставленная резким порывам ледяного ветра, уже была порядком обморожена, не смотря на хилую защиту в виде тонкой куртки; а ноги в весенних ботинках вязли в снегу. Светлые волосы покрылись инеем от теплоты дыхания и на концах слиплись в стылые сосульки. Но мужчина продолжал пробираться вперёд.
  Белая пелена, простиравшаяся перед ним, наконец, разверзлась, представляя взору страшную картину. Мамонт гигантских размеров разъяренно вертел мордой, сокрушая могучими бивнями каменно-лядяной массив, за которым укрылось какое-то подобие человекообезьяны. Закоченелыми руками Ник выдернул из-за спины оружие, направляя его прямиком на доисторическое животное. Выстрел, вспышка, и туша рухнула на снег, оглашая пространство дикими криками боли и страха.
  - Эй, приятель? Ты там живой? – Само собой, профессор понимал, что это существо не умеет разговаривать, что оно даже ещё не человек. Но что ещё оставалось сделать? - Хей! Ау?!
  Никакого ответа. Видимо неблагодарный житель скрылся прежде, чем мужчина успел приблизиться.
  - Вот ведь неблагодарная обезьяна!
  Раздраженно пнув снег, Каттер внезапно ощутил, что кто-то есть у него за спиной. Но повернуться не успел. Тяжелая дубина, с небрежно примотанным к ней жилами тупым неровным камнем, опустилась профессору на голову, лишая сознания. Последним, что мелькнуло перед глазами, были две фигуры, укутанные в шкуры, а может просто с росшей по телу шерстью, напряженно разглядывавшие его с безопасного расстояния.
  Больше ничего. Только глухая белая пелена снега, в которую мужчина с размаху уткнулся лицом.
***

  - Ты пристрелила первобытного человека. - Стивен с брезгливостью огладывал бездыханное тело у своих ног. С виду это «нечто» мало напоминало привычного им человека, но и животным уже не было. - Меняешь историю?
  - Спасаю чью-то никчемную жизнь! Уже в который раз. - Шатенка закатила глаза, не спеша убирать оружие и направляя его в грудь Харта.
  - Что ты задумала? – Взгляд мужчины скользнул по сосредоточенному лицу женщины, потом по пистолету. – Решила довести дело до конца?
  - Только не говори, что удивлен. Шагай в сторону. - Дуло пистолета метнулось вбок, указывая направление, которому стоило последовать.
  - Я не дам тебе убить его.
  - Тогда умрете оба.
  Женщина сделала пару шагов вперед, Стивен и не подумал уйти с дороги. Учёная не хотела убивать его, определенно не хотела.
  Харт стоял крайне неудачно. Крайне неудачно с точки зрения Хелен – она не смогла бы выстрелить в Ника, не рискуя задеть бывшего студента. А если бывший студент ещё дёрнется или попытается прикрыть друга собой….
  - Стивен, поверь, мне это тоже не нравится. Но если бы ты только видел то, что видела я… - Конец фразы Хелен договорила медленно, осенённая идеей. – Я могу тебе показать. Показать то, во что превратилось наше будущее из-за Ника.
  Харт и бровью не шевельнул.
  - Ты можешь показывать всё, что тебе вздумается. Я ни за что не поверю, что в конце света виновен Ник. А если и поверю, то всё равно не позволю его убить. Точка.
  Хелен опять закатила глаза. Какая нелепая ситуация. Серьёзно, это было бы смешно, если б не было так грустно.
  - Не вынуждай меня. – Она упрямо сжала губы, поднимая руку с оружием так, что пистолет оказался  на одной линии со лбом Стивена. И добавила, без всякой эмоциональной окраски: - Пожалуйста.
  Харт не тронулся с места.
  - Стивен…
  Ну и ладно. Одним больше, одним меньше. Жизнь всего человечества дороже жизни одного человека. Или двух. Чёрт.
  - Сзади, - вдруг прошептал Стивен, будто бы увидев что-то за плечом Хелен.
  - Этот номер со мной не пройдёт.
  - Хелен, я не вру. У тебя за спиной ещё один пещерный человек, или как там называются эти твари.
  Хелен не слышала шума сзади, но вполне допускала, что те существа способны передвигаться крайне тихо, они ведь не оторвались от природы так, как их потомки.
  Женщина быстро обернулась. В пещере было темно, так что понадобилась целая секунда, чтобы разглядеть, что никого сзади нет. Этой секунды Стивену хватило на то, чтобы одним прыжком оказаться возле Хелен и схватить пистолет. Дальше – дело техники. Пришлось, конечно, немного побороться, но в открытом и относительно честном бою мужчина был сильнее.
  Теперь дуло пистолета было направлено уже на Хелен. Стивен снова стоял возле мечущегося в беспамятстве профессора, а шатенка медленно сделала шаг назад.
  - А мы за него ещё переживали, - раздалось откуда-то со стороны входа. – Мы думали, Хелен держит тебя в заложниках, а, оказывается, наоборот.
  Вслед за голосом появился и его обладатель, держащий в руках фонарь. Даже в таком слабом освещении видно было, что Коннор посинел от холода, хотя одет был по погоде – в плотный пуховик с капюшоном и мощные зимние ботинки, не говоря уже о шапке и перчатках.
  - Стивен, ты в порядке? – Это уже Эбби, тоже в зимнем облачении.
  - Чип и Дейл спешат на помощь, - усмехнулась Хелен. Потом поглядела на черноволосого с одной десятой долей уважения. Это было очень много. – Надо же, не думала, что ты так быстро разберёшься в устройстве пульта.
  Молодой человек собрался ответить что-то весёлое и в то же время пренебрежительное, но тут…
  - Ник! – Дженни самой первой разглядела лежащего в углу (если только у пещер вообще бывают углы) профессора.
  - Вы там что, идёте караваном? Неужели и Лестер сейчас вынырнет из тьмы? – Хелен насмешливо изогнула бровь.
  Но никто не обратил внимания на эту реплику. Все, включая Стивена, уже суетились возле Ника.
  - Он дышит? – Коннор попытался нащупать пульс Каттера.
  - Да, но у него сильный жар, - тихо отозвалась Дженни, сидя на коленях возле учёного и осторожно касаясь его лба рукой, с которой только что стянула толстую перчатку.
  - Нужно срочно возвращаться, - решительно заявил Коннор.
  Поскольку он знал, что пульт вот-вот исчерпает свой заряд энергии, то постановил, что действовать нужно быстро, безотлагательно. Мгновение – и посреди пещеры вспыхнула лучащаяся сфера из полупрозрачных осколков.
Зачем отвлекать людей? Хелен, как истинная англичанка, собралась уйти в соответствии с национальными традициями. Женщина чуть отступила назад. Это было пробное движение. Никто не обратил внимания, всё были заняты исключительно Ником. И всё же какое-то не хорошее предчувствие накатило на учёную, будто сжав горло. Даже ноги задрожали. Хотя, с чего бы? Или это не ноги дрожат, а пол? И стены?..
  Остальные тоже заметили что-то неладное. Пещера заходила ходуном, как желе, с размаху поставленное на стол.
  - Что это? – Эбби бегло осмотрела сначала свод, потом стены.
  - Видимо, эта горная порода богата железом, - сообразил Коннор. – Так что давайте убираться отсюда поскорее.
  Мысль про «убираться поскорее» пришла в голову Хелен тоже. А потом в эту самую голову пришёл, точнее, прилетел, а ещё точнее, стукнул вполне приличный такой камушек, размером с теннисный  мяч… Минутой ранее камушек был безобидным выступом в полу пещеры, но из-за магнитного воздействия он буквально оторвался от основного массива и с внушительной скоростью помчался в направлении аномалии…

0

5

3. Оно вернулось

http://uploads.ru/t/7/F/M/7FMiX.jpg

  Дженни сидела возле постели Каттера, не сводя с последнего глаз. Её очередь дежурить только-только наступила, а темные круги под глазами уже выдавали с потрохами то, насколько девушка вымотана.
  Прошло около суток, а Ник так и не приходил в себя. Врачи ЦИА после крайне подробного и тщательного осмотра (а как он мог был быть иным, если Лестер то и дело угрожал бедным эскулапам расплатой, если с профессором хоть что-то случится?) выдали вердикт – жить будет, но пару тройку дней всё же проведет в больнице из-за подозрительных хрипов в легких, беспамятства и жара; было даже не ясно, отчего он появился – то ли от раны, то ли от мощного переохлаждения.
  Но девушку это отнюдь не успокаивало, впрочем, как и остальных товарищей профессора. Все они поочередно дежурили возле кровати больного, с волнением ожидая, когда же он придет в сознание.
  - Каттер, просыпайся, кто будет доставать меня или спасать, если ты сейчас решишь впасть в кому? – Девушка нерешительно взяла спящего мужчину за руку.
  Его кожа была шершавой, обветренной, но тёплой. И уже не смотрелась такой серовато-безжизненной как там, в пещере, среди груды гниющих шкур.
  Мыслями шатенка вновь вернулась к моменту спасения…
***

  - Хелен!
  В один момент всё встало с ног на голову. Массивные своды пещеры, что нависали над ними, затряслись, по всему пространству залетали камни, больно бьющие тела людей.
  А их главный враг, Хелен Каттер, рухнула как подкошенная в тот самый миг, когда по привычке собиралась ускользнуть.
  - Хелен!! – Стивен бросился к ученой, вмиг забывая про все те угрозы, что она собой представляла. Его руки заботливо и осторожно скользнули по окровавленной голове. - Она без сознания!
  - Нас сейчас всех перебьет, ребята. Надо сваливать, пока не поздно. - Коннор, периодично приседая и уворачиваясь от снарядов, ошалело размахивал пультом для аномалий, разрываясь уже между двумя раненными учеными и выходом в виде аномалии. Вот ведь ситуация!
  - Так, Стивен, хватай её, Беккер – на тебе Ник! Уходим! – Дженни не оставалось ничего иного, как взять командование на себя. Нет, всё же однажды эти ученые сведут её в могилу своей неорганизованностью.
  - Да скорее же, скорее!
  Они с Эбби ушли последними, лишь мельком глянув на распростертую на полу фигуру, да прихватив вещи из будущего, которым здесь точно было не место. Визитёры и так уже слишком многое могли наменять.
  Могли, но не стали, как оказалось позже. Вернувшись в свое время, Дженни увидела, что над Ником уже хлопочет толпа докторов Центра, тогда как Стивен остается подле Хелен. Молодой человек что-то шептал распростертой на полу женщине, невольно мешая врачам приблизиться к ней.
  Что ж, по крайней мере, с этим всё ясно. Печальная улыбка тронула губы пиарщицы, вынужденной прислониться к стене под тяжестью переживаний, которые разом, всей своей свинцовой тяжестью, навалились на неё.
***

  - Дженни, может, ты пойдешь отдыхать? – Негромкий голос Эбби вывел девушку из состояния задумчивости и она, наконец, заметила, что в комнате уже не двое, а трое. - Я могу сменить тебя…
  - Нет, не нужно, - Льюис ободряюще улыбнулась и перевела взгляд на всё еще мирно спящего мужчину, - я сама. А иначе как я смогу все это ему припомнить?
  - Хорошо, - блондинка прыснула в кулачок, - но если что, ты знаешь, где меня можно найти! Намек – я буду в кафетерии.
  - Договорились!
  Махнув на прощание ладошкой, Эбби скрылась за дверью, осторожно притворив её за собой.
  Дженни в тысячный раз за вечер склонилась к Каттеру, намереваясь вновь уютно устроиться у него на плече. Её пушистые волосы были распущены и словно шелковистым покрывалом окутали его плечо, на которое она и опустила голову, прикрыв глаза. Так она всегда могла знать, дышит он или нет, и, если мужчина начнет приходить в себя, почувствовать это в первые же секунды.

  …Она сидит напротив него в каком-то кабинете, забавно заваленным смесью бумаг и доисторических конечностей мамонтов и прочей живности.
  - Ник Каттер говорит о своих чувствах? Сомневаюсь!
  - Что? Это не так! Испытай, испытай меня. Спроси о чем угодно, все, что хочешь.
  Ник забавно подпрыгивает на стуле, демонстрируя свою готовность сделать все ради неё, ответить на любой вопрос…. И тогда Клаудия решается, спрашивая о том, что больше всего волнует её в последние дни…
  - Ты всё еще любишь её?
  Неловкая пауза. Он замирает и срывается с места, уходя от её пристального взгляда.
  - Спроси о чем-нибудь другом!
  - У! Трус!!...

  Дженни болезненно дернулась, отходя от вновь накативших на неё чужих воспоминаний, и с усилием зажала в себе рвущийся наружу вопль.
  Каттер. Что-то неуловимо изменилось в его дыхании…
  - Ник?
  - М-м…
  - Давай, вставай, спящая красавица! – Усталость и странный осадок от сна-воспоминания с неё как рукой сняло.
  - Красавица?! Только не говорите мне, что в этот раз мир переменился настолько, пока я пропадал в аномалиях! – Ник слабо усмехнулся, приоткрывая один глаз.
  Красивая девушка с потрясающими глазами склонилась над ним, придерживая рукой распущенные темные пряди и с волнением вглядываясь в черты его лица.
  Слишком красивая, чтобы устоять, слишком близко, чтобы сдержаться….
  Ник и сам не понял, что он делает, когда резко приподнялся на больничной кушетке и прижался своими потрескавшимися от холода губами к её губам. Первую секунду Дженни не отвечала на его прикосновение, пораженная происходящим, а после обвила руками его плечи, поддерживая и удерживая подле себя одновременно. Она хотела, чтобы он отпустил её и, в тоже время, желала, чтобы он не делал этого.
  Нежные губы робко приоткрылись, отвечая на поцелуй, и прозрачная, неизвестно откуда взявшаяся слезинка скатилась по её щеке.
  Когда они оторвались друг от друга, побуждаемые желанием вздохнуть, Дженни казалось, что биение её сердца можно услышать даже на той стороне коридора. Она молча уткнулась лбом в его плечо, осторожно касаясь губами все еще слишком горячей кожи.   Тогда как его руки медленно поглаживали ее по спине, словно утешая.
  - Ты в порядке?
  - Каттер, тебе никогда не говорили, что этот вопрос безумно раздражает?
  Он рассмеялся, искренне, открыто, так, как уже давно не смеялся.
  - Ты никогда не говорила мне об этом прежде, Клаудия Браун.
  Что-то с хрустом надломилось внутри... Девушка в его руках замерла, закаменела, в мгновение ока, становясь чем-то более всего напоминавшем ледяную статую… Она невольно прижала руку к губам, закусывая до крови ладонь и рывком отлетела от мужчины на пару шагов.
  Вы когда-нибудь чувствовали, как внутри что-то бьется на маленькие-маленькие осколки? Как они летят по всему телу, с безумной болью впиваясь прямиком в сердце, разрывают легкие, и вы не можете не то что сказать ни слова, не можете даже перевести дыхание…
  Дженни показалось, что её подло ударили, с размаху, наотмашь, по самому незащищенному месту… Легкие мучительно сжались, сдерживая рвущийся наружу крик отчаянья, боли, гнева.
  - Меня… зовут… Дженни…Льюис, - по слогам отчеканила она, не замечая, как прозрачные капли струятся по её лицу.
  - Кла… Дженни!
  Звонкая пощечина гулко прозвучала в тишине больничной палаты.
  - Если ты, если ты ещё хоть раз назовешь меня этим именем, то клянусь жизнью, я сама, своими собственными руками убью тебя! Господи, я ненавижу тебя! Ненавижу!
  Шатенка вскинула руки к потолку, в яростном жесте, после чего рванула в сторону выхода. Ник же преградил ей дорогу, отчаянно перемахивая через кушетку и вцепляясь в рукава блузки.
  - Дженни, постой!
  - Отвали с дороги!
  - Дженни, послушай!
  - Нет, это ты послушай, Каттер! Я прошла за тобой сквозь чертову аномалию, рискуя найти лишь твой хладный труп не для того, чтобы, целуя меня, ты грезил о другой женщине! Я не её дешевая копия! Я другой человек. И пока, пока ты не поймешь это и не примешь меня… даже не приближайся! Не подходи.
  Она с яростью и ожесточением вырвалась из его захвата, оттолкнула с дороги и замерла, вцепившись ногтями в дверной косяк.
  - Дженни, Я люблю тебя! - выдохнул Ник ей в спину.
  - Неправда… Ты любишь её. Я это я. И я никогда не стану Клаудией Браун.
  Чувствуя, что ещё немного и она просто разрыдается у него на глазах, Дженни выскочила за дверь, с размаху захлопывая её за собой.
***

  Пик. Пик. И ещё раз пик.
  Прибор, считывающий сердцебиение Хелен, работал как часы, попеременно то раздражая Харта, то радуя тем, что женщине ничего не грозит.
  Изогнутая зелёная молния металась вверх вниз, вызывая рябь в глазах, если долго и пристально смотреть. Честно признаться, первые минуты Стивен смотрел с волнением. Беспомощный вид Хелен, прикованной к больничной койке, вызывал непривычное чувство вины и страха. Она никогда не была такой раньше.
  Темные, теперь не достающие даже до плеч волосы были прикрыты белоснежной повязкой, нелепо намотанной на голову Каттер. Но кровь на белизне не проступала. Пара часов, и Хелен уже придёт в себя. И постарается ускользнуть. Уж в чем-чем, а в этом Харт не сомневался.
  «Я должен был умереть? - Да».
  «Не верь мне. Не переходи на мою сторону. Запомни это!»
Обрывки фраз так и крутились в голове молодого человека, сводя с ума. Чёрт, она ведь последовала за ним сквозь время, пытаясь спасти. Нет, она и спасла, спасла ему жизнь! Проклятье. Как всё запутанно.
  Стивен был весьма далёк от того, чтобы театрально заламывать руки и восклицать: «О, я не представляю себе жизни без Хелен!». Он такую жизнь как раз отлично представлял, она была бы куда умиротворённее. Никто бы не заявлялся без приглашения в его квартиру, ведя себя там как в своём собственном доме. Никто бы беспардонно не залезал в его душ, ещё и требуя  подавать полотенца (а подавать действительно приходилось, в противном случае Хелен, не долго думая, наверняка вышла бы за полотенцем сама). Никто бы не надевал без спроса его любимый халат, мотивируя это тем, что цвет ткани лучше гармонирует с её глазами, чем с глазами законного владельца. Никто бы не съедал его завтрак, при этом критикуя продукты, а потом требуя добавки. Было бы просто замечательно! Но почему-то от одной мысли о такой жизни становилось скучновато.
  Он злился на неё, обижался, знал, что ей нельзя верить. Но когда она на него смотрела… Дьяволята из её глаз в массовом порядке перебирались в него и устраивали бурный дебош и в его голове, и в его сердце. Тут ничего нельзя было поделать. Хоть к психологу обращайся. А может, и впрямь пара сеансов не повредит?
  Стивен облокотился на кровать, не сводя глаз с умиротворенного лица шатенки.
  Пальцы мужчины ласково скользнули по её щеке, завитку волос, прочертили мягкую линию на губах, к которым так хотелось прикоснуться. И вновь замерли на щеке, нежно поглаживая её.
  - Когда же с тобой будет просто, а, дорогая?
  - Когда ад замерзнет, - не открывая глаз, откликнулась Каттер на этот риторический вопрос.
  - С возвращением, Хелен, - Стивен ухмыльнулся в ответ, не убирая своей руки от её лица.
  - Ага. Ник жив?
  - Живее всех нас. Он в соседней палате, с Дженни.
  - Этого следовало ожидать…
  Тоскливый, раздосадованный и в то же время наполненный затаённым облегчением взгляд кофейных глаз замер на лице Стивена. Живой, с теплыми руками и бьющимся сердцем.… Как же это приятно - сознавать, что хоть что-то ты уже успела изменить в этой жизни.
  - Может ты меня, наконец, поцелуешь? - совершенно не к месту и вопреки всякой логике спросила вдруг Хелен, на секунду прикрывая глаза под его мягкой лаской.
  Повторять дважды не пришлось. Стивен и сам подспудно ожидал чего-то в этом роде.
  Его губы с нежностью коснулись чуть приоткрытых губ Хелен, накрывая их чувственным поцелуем. Легким, невесомым. Он не долго был таким. Постепенно эмоции, обуревавшие обоих, взяли верх над разумом. Руки мужчины скользнули вдоль её рук, по спине, с тем, чтобы замереть на талии, привлекая как можно ближе к себе. Тонкая больничная рубашка сползла с обнаженного плеча, выставляя на всеобщее обозрение белизну кожи. Тогда как пальцы шатенки сплелись с взъерошенными волосами Харта, наводя в них полный беспорядок. Поцелуй непроизвольно углубился, заставляя сердца обоих биться так, словно они несутся вниз с самых огромных в мире американских горок.
  - Кхе, кхе! Не помешаю? – Лестер, которого сюда и вовсе не звали, скрестив руки на груди, возвышался в дверном проеме всего в паре шагов от целующейся парочки. Всё же какой чрезвычайно неловкий момент... Снова. - Что-то мне подсказывает, что пациентке уже лучше, - безэмоционально заметил Лестер, пока Стивен, в крайнем смущении, отходил в сторону. - Очень рад, - все таким же проницательным тоном добавил госслужащий, на мгновение задрав голову к потолку, как бы взывая ко всем богам, пока Хелен быстро приводила в порядок свою съехавшую распашонку. - А раз такое дело, то я был бы крайне польщен, если бы нас оставили наедине - нужно срочно побеседовать с миссис Каттер. - Лестер, быстро оглядев палаточную обстановку, приметил стул, придвинул его поближе к койке и вальяжно на нем расположился, слегка нахмурившись на непонятливого сотрудника Харта. - Наедине - это значит один на один, без свидетелей, без бойфрендов.
  Стивен кинул быстрый взгляд на Хелен. Хелен так же быстро кивнула в ответ - иди, мол, справлюсь.
  - Кстати, если вам вдруг интересно, профессор Каттер пришел в себя и здравствует. Можете присоединиться к команде его ликующих фанатов, мистер Харт.
  Стивен, наконец, вышел из палаты, все же мельком успев уловить радостный огонек в глазах шатенки. Покушавшаяся на жизнь Ника или нет, но она явно была рада слышать, что тот все-таки жив. И Стивен, конечно, не мог винить ее в этом. Он и сам был рад за товарища. Хотя острие ревности молниеносно, но все же кольнуло.
  - Итак, мы одни, - констатировал сей непростой факт Лестер. - Вы всех навещающих приветствуете столь бурно? Потому что я, в принципе, не против... Шучу.
  Хелен даже не удостоила его улыбкой в ответ.
  - Что Вам нужно, Джеймс? - сразу перешла она к делу - к чему эта пустая болтовня.
  Лестер разделял эту ее точку зрения, будучи человеком деловым и умеющим ценить время.
  - Я бы хотел поговорить о нашем с вами будущем, - начал он. - Точнее, мое будущее меня не особо волнует, оно, вроде, вполне предопределено: когда-нибудь либо Каттер, либо Коннор, либо Каттер с Коннором сведут меня в могилу. Нет. Меня интересует Ваше будущее, и тут Вы должны меня поддержать. Нападение на гражданское лицо - неглупого ученого, угроза для жизни, разгром ЦИА - все это даром не проходит, Вы же понимаете. Даже восставшей из мертвых жене этого ученого подобное не сойдет с рук, а мне, по злосчастному стечению обстоятельств, предстоит разбирать всю эту кучу. Итак, что Вы скажете в свое оправдание? Был ли какой-то иной мотив, нежели крайне раздражающий характер Каттера? В принципе, мне и этого было бы вполне достаточно, но Вы же понимаете...
  Все это время Хелен незаинтересованно рассматривала шторки на небольшом окне. Когда Лестер замолк, ожидая хоть какой-то реакции, она неохотно посмотрела на него. Ухмыльнулась.
  - Вы же не полиция, зачем мне Вам что-то рассказывать?
  Джеймс понимающе кивнул.
  - Да, я не полиция. Я - нечто пострашнее. И пока что - пока Ник Каттер лежит в больнице и не успел наделать очередных глупостей - у меня довольно хорошее настроение. Я предлагаю Вам сделку.
  Бровь миссис Каттер изогнулась вопросительной дугой.
  - Вы со всеми подробностями поведаете мне о Ваших намерениях, а я не стану сажать Вас за решетку... И даже больше. И пусть я потом трижды пожалею, но, так и быть, найду для Вас вакантное местечко в нашей незатейливой организации. Что Вы теперь скажете? О, и я уточняю - терпение у меня не железное, а хорошее настроение не безгранично.
  Хелен перестала строить незаинтересованность, а напротив – задумалась.
  - Неужели Вы поверите мне на слово? – хмыкнула шатенка, наконец, переведя взгляд с потолка обратно на Лестера.
  - Разумеется, нет, - великосветским тоном изрёк мужчина. – С Вас не будут спускать глаз, и вряд ли кто-то рискнёт повернуться к Вам спиной. Но выбор не богатый, что у Вас, что у нас. – Он чуть подался вперёд, ближе к пациентке. – Вдруг Вы убьёте Ника, а ничего не изменится? Конечно, Вы найдёте другого виновника, убьёте и его. А если и это не сработает? Так и будете носиться взад-вперёд, из прошлого в будущее и обратно, попутно выискивая и убивая «виновников», которые на деле могут оказаться невинными аки ангелы небесные? В свою очередь лично мне и всем нам совершенно не нравится перспектива конца света. Так почему бы не помочь друг другу? Объединим наши знания и возможности. Так у нас больше шансов.
  Провалиться ей на месте, это было разумно. И вообще, она устала. Она тоже иногда сомневалась в правильности своего решения насчёт Ника. Она знала, что лучше не рисковать, но…
  - Хорошо. – Хелен выпрямилась и бодро посмотрела на Лестера. – Я расскажу всё, что знаю. Но что я получу взамен?
  Лестер откинулся на спинку стула.
  - Как насчёт рабочего места в государственной организации? Зарплата, медицинская страховка, пенсия и всё такое?
  - Спасибо, но с такой работой я вряд ли доживу до пенсии.
  - В таком случае, похороны за нас счёт.
  - О, Вы знаете, чем соблазнить женщину.
  Оба сухо усмехнулись, буравя друг друга одинаковыми непрошибаемыми взглядами.
  - Никакой судимости, свободное передвижение как в нашем времени, так и по аномалиям, - выдвинула свои условия Хелен. – И я уйду, когда захочу.
  - Только предупредите начальство за две недели до ухода. – Лестер усмехнулся. – Мне нужно поговорить со своим руководством, но, думаю, что смогу для Вас что-нибудь сделать.
  Хелен откинулась на подушку.
  - Чтобы премьер-министр стал сговорчивее, можете припугнуть его: если ничего не изменить, через тридцать лет миром будут править коммунисты.
  - Что, правда? – Лестер недоверчиво поднял брови.
  - Какая разница? – В глазах шатенки вновь объявилась стая бесенят. – Главное, чтоб ему в страшных снах снился красный флаг над Букингемским дворцом.
  Лестер опять усмехнулся, но решил, что они достаточно отклонились от темы.
  – Итак, что Вы можете мне рассказать?
  - Сказку про Красную Шапочку. Подойдёт? Или предпочитаете «Золушку»?
  Лестер не удостоил её ответом, да Хелен и так поняла, что с остротами пора завязывать. На какое-то время. Она медленно облизнула губы, сделала глубокий вдох.
  - Что ж. Представьте себе картинку. Бескрайня пустыня. Ни растений, ни воды. Все животные прячутся. Все, кроме тех тварей – Хищников из будущего. Вы с ними, кажется, знакомы.
  - Да, и гораздо ближе, чем хотелось бы. А люди? Там есть люди?
  - Периодически попадаются, но тут же становятся либо пищей для Хищников, либо живым контейнером для личинок Насекомых. Поверьте, первое гораздо лучше.
  - Что же это за Насекомые?
  - Смесь богомола со взбесившейся стрекозой, размером если не с корову, то со здорового телёнка.
  - Эволюция явно потрудилась.
  - В том-то и дело, что эволюция здесь не при чём. Эти твари появились из-за людей. Слишком внезапно, это не был естественных ход вещей. Не знаю, откуда и как взялись эти существа, но без "человека разумного" явно не обошлось. В результате твари расплодились и сожрали почти всё живое, включая людей, а сейчас периодически пожирают друг друга. А потом всё, конец всему.
  - И Вы уверены, что эти твари появились с подачи Каттера?
  - Я это знаю.
  - А почему бы просто не попросить Ника прекратить научную работу?
  Хелен чуть судила глаза.
  - Сами попробуйте попросить Ника не делать работу, которую он хочет сделать. Думаете, получится?
  - В обычной ситуации – нет, - признал Лестер. – Но если добавить убедительный рассказ о последствиях и грядущем апокалипсисе…
  Хелен вздохнула.
  - Да, Ник может прекратить свои исследования в этой области. Но не факт, что он сможет всегда действовать по доброй воле. – Она перевела дух. – Судя по записям из будущего, вполне возможно, что Ника заставили заниматься этим.
  - Как будто Каттера так легко заставить.
  - Никто не может терпеть пытки бесконечно. А есть ещё угрозы в адрес близких. В общем, способов много.
  Лестер помолчал какое-то время. Потом спросил, глухо:
  - Кто это сделал?
  - Считаете, если б я знала, то решила бы избавиться от Ника, а не от той мрази, что действительно виновата в случившемся? Я долго пыталась выяснить, кто за этим стоит, но безрезультатно.
Лестер беззвучно пошевелил губами.
  - Я должен поговорить с премьер-министром.
  - И не забудьте про красный флаг! – напомнила Хелен вдогонку.
  Через секунду она осталась одна в палате.
  - Кстати, может кто-нибудь принесёт мне поесть? – требовательно крикнула женщина.
***

  А что, вполне приличная комната: просторная, чистая, с большим окном и, как следствие, хорошим освещением. Ничего лишнего, всё просто и практично. Именно то, что нужно. Вдобавок, кухня в доме хорошая, да и хозяин - приятный мужчина, явно не станет затевать скандалов на пустом (и не очень пустом) месте.
  После того, как Стивен отказал ей в политическом убежище, логичнее всего было бы завалиться в собственный дом. Но Ник, обычно отличающийся терпением и пониманием, вдруг продемонстрировал редкую злопамятность. Заявил, что ни за что не будет жить под одной крышей с женщиной, которая пыталась его убить. Надо же, какой обидчивый. А Лестер поддержал Ника, сказав, что, если понадобится, выделит специальный отряд, который будет охранять Каттера от жёнушки. В общем, пришлось искать себе жильё на стороне.
  - Меня всё устраивает, - сказала Хелен, ещё раз оглядев комнату. – Арендная плата за месяц вперёд?
  - Можете заплатить и в середине месяца, - широко улыбнулся владелец дома.
  Это был мужчина лет, наверное, сорока, с невероятно добродушной наружностью. Из тех, кого большинству женщин так и захочется прижать к груди и долго тискать. Широкое круглое лицо, на котором прочно обосновалась жизнерадостная улыбка, веснушки, рассыпанные по щекам и носу, коротко стриженные рыжеватые волосы. Альфред напоминал милого плюшевого медвежонка, хотя габаритами, в том числе и ростом, мог сойти за взрослого медведя.
  - Это мне больше подходит, - улыбнулась Хелен. – Когда я могу въехать?
  - Хоть сегодня.
  - Замечательно. – Теперь нужно кое-что прояснить. - Насколько я понимаю, мы с Вами будем в доме вдвоём…
  - На этот счёт можете не беспокоиться, - весело, с помесью застенчивости и лукавства заверил Альфред. – С моей стороны не будет никаких… кхе, действий.
  Как оказалось, Альфред придерживался нетрадиционной сексуальной ориентации, вдобавок, он не так давно расстался с парнем, с которым прожил несколько лет, и всё ещё переживал по этому поводу, хоть и не подавал вида.
  Одной проблемой меньше, решила Хелен. Жить с таким соседом будет гораздо проще.
***

  Бах. Бах. Бах.
  Пули методично, одна за другой, влетали в натянутую мишень. Прямо в голову нарисованного силуэта. Девичья фигура в специальных очках и наушниках как заведенная палила в тире, срывая на несчастных рисунках своё раздражение. Помогало как-то не очень, её мысли то и дело скатывались в сторону Ника Каттера.
  «Дженни, я люблю тебя!»
  Бах.
  «Клаудия Браун…»
  Бах. Бах.
  «Я плохо сплю… Плохие сны.
  - Кстати! Когда на нас напали те твари, ты поцеловал меня. В губы…
  - Я знаю…
  - Знаешь, сексуальные домогательства на госслужбе - это серьезное преступление!
  Её глаза смеются, когда она покидает его захламленный, но такой уютный кабинет. Ник Каттер порой может быть таким забавным в своем недоумении, что она просто не может сдержаться и не подшутить над ним. К тому же, он так обаятельно улыбается, когда речь заходит о личном!
  Губы Клаудии непроизвольно расплываются в довольной улыбке, тогда как Дженни ощущает все это, проживая каждую секунду…».
  Бах. Бах. Бах. Бах!
  Льюис с ожесточением опустошила обойму и мотнула головой, лихорадочно отгоняя наваждение. Что с ней творится?! Что все это значит? Девушка не понимала и все больше уверялась в том, что сходит с ума. Этому же способствовал и тот факт, что ей казалось, что единственным человеком, кто сможет объяснить ей, что же происходит, была Хелен. Экс Каттер…. Нет уж, лучше держаться от этой маньячной парочки подальше!
***

  - У нас кто-то изобрел новое оружие, и мы его усиленно испытываем? - Беккер, сегодня служащий мальчиком на побегушках у Сары, отложил в сторону очередную партию обгоревших обломков, в которых они с девушкой рылись.
  Их с Каттером труд нужно было срочно восстановить, потому доктор Пейдж даже не пустила парня на обед, правда, довольно мило поделилась с ним карамелькой.
  - Нет. - Сара подозрительно быстро отвела взгляд и ухватила очередной обломок, с усилием вытягивая его из-под кучи прочего барахла.
  Жестяной прут, зажатый под тем, что некогда было мощным компьютером, как назло не поддавался. Сам кабинет ученого уже отштукатурили, обшили пластиковыми панелями, и начали заново переоборудовать, тогда как весь хлам, что не сгорел после взрыва, перетащили в одну из кладовых ЦИА, милостиво позволив ученым самим разгребать все это.
  - Оу, уоу! Без фанатизма, Сара, давай я помогу. - Беккер мягко, но настойчиво перенял у неё необходимую деталь конструкции, поднапрягся и с пыхтением извлек на свет божий из-под обломков.
  - Спасибо!
  - Да не за что. И все же, что там творится? - Парень откинул с перемазанного лица угольно-черную прядку волос и кивнул в ту сторону, откуда доносились глухие отзвуки выстрелов.
  - Это Дженни…
  - И?..
  - Она поссорилась с Каттером…
  - И?..
  - И лучше нам не лезть в это дело, поверь мне, - Сара Пейдж тяжело вздохнула, прекрасно понимая, как тяжело сейчас подруге. Пусть Льюис лишь вкратце поделилась с Пейдж тем, что происходит, но одного только вида заплаканной Дженни, несущейся по коридору клиники, было достаточно для того, чтобы понять – все очень плохо.
  Выстрелы, после пятиминутного перерыва, возобновились.
  - О'кей, надеюсь, что все не так плохо, как кажется… И почему Эбби с Коннором где-то прохлаждаются, пока мы надрываем спины, разгребая завалы?!
  - Насколько я знаю, Коннор сейчас сосредоточен на артефакте, тогда как Эбби должна была отвезти одежду в больницу к Каттеру. Его выписывают на днях, несмотря на все протесты Лестера.
  - Ясно, - мужчина улыбнулся, пробегаясь взглядом по своей партнерше по несчастью, и легонько щелкнул её мизинцем по кончику носа, - но зато у меня самая лучшая компания на сегодняшний день! Пусть и слегка чумазая.
  - Эй, - Сара со смехом запустила в него каким-то черным, обуглившимся куском пластика, - я ведь могу и поверить!
  Пронзительный вой компьютера из главного зала прервал их едва начавшийся флирт.
  - Очередная аномалия? – Беккер отбросил обломки куда подальше, отряхивая угольную пыль с куртки.
  - Да, бежим!
***

  - Что у нас там? – Дженни появилась в комнате как раз в тот момент, когда Сара вывела на монитор красный пульсирующий кружок с местоположением аномалии.
  - Распрекрасная аномалия на границах Лондона, - откликнулся Беккер, оглядывая пиарщицу с ног до головы.
  Хмурая, без привычной усмешки и закатывания глаз. Одетая во все чёрное, если не считать яркого кричаще розового шарфа, искусно повязанного на шее. Кожа бледная, с темными кругами под глазами. И практически полное отсутствие макияжа. Да, что-то явно не хорошее происходит в их команде.
  - Так, она находится в старых доках. Жуткое местечко, доложу я вам, - минутой позже внесла разъяснения Сара, - но малонаселенное, поэтому можно сказать – повезло!
  - Да уж, - шатенка перезарядила оружие, которое по-прежнему сжимала в руках , - впе…
  - Ну так вперед, разрыв не будет нас ждать вечно!
  За их спинами красовался Каттер собственной персоной, определённо сбежавший из больницы раньше срока.
  Три одинаково осуждающих взгляда уткнулись в него не сговариваясь.
  - Что? Ну да, я сбежал. Там было слишком скучно без всех вас!
  Дженни вспыхнула, затем побледнела, затем нахмурилась и, напрочь игнорируя блондина, двинулась вперед. Обходя сию досадную «помеху» едва ли не за километр.
  - Я жду вас в машине! – бросила она, не оборачиваясь.
***

  Настроение у Стивена было не особо плохое и не особо хорошее. Он чувствовал себя растерянным. Первой причиной тому стала встреча с Ником.
  Харт всего-то и сделал, что зашёл в палату к другу, чтобы своими глазами убедиться, что с тем всё в порядке, и пожелать скорейшего выздоровления. А Ник, увидев товарища, буквально подпрыгнул на кровати, выпучил глаза, а потом жалобно посмотрел на медсестру со словами:
  - Так я всё-таки умер?
  Медсестра ответила сердобольным взглядом и предложением вколоть успокоительное.
  Стивен подошёл к кровати, сел на стул рядом и выдохнул:
  - Значит, ты тоже это помнишь? – Он немного помолчал. Затем попросил ровным, ничего не выражающим голосом: - Расскажи, как я умер.
  Тут медсестра предложила укол успокоительного Стивену. А когда Ник начал рассказывать, она решила сделать укол себе.
  Да, не каждый день слышишь рассказ о собственной смерти. Конечно, профессор не знал всех деталей относительно того, каким ветром Стивена вообще занесло в то здание и с чего Харт ринулся спасать жёнушку Ника, полагая, что остальные уже мертвы. Но в общих чертах было предельно ясно, что у этого ветра есть имя – Хелен.
  Вот, пожалуйста, опять. Он, Стивен, переживал, беспокоился за неё, а она, оказывается, когда-то уже успела свести его в могилу. И тот факт, что женщина потом исправила этот "промах", вовсе не оправдывает её полностью.
  Часть мозга, отвечающая за рациональное мышление, надрывалась, вопя: "Держись от неё подальше! Рано или поздно ты всерьёз пострадаешь по милости Хелен Каттер, а может, и лишишься жизни. Снова. Думаешь, она тебя любит? Ерунда! Любят по-другому. И любимым не врут. Во всяком случае, не врут так много, как Хелен врала тебе и вообще всем вокруг. При необходимости она тебя использует, не задумавшись, и умудрится это сделать без твоего ведома. Что, считаешь себя экстремалом? Но связь с ней это уже не экстрим, а мазохизм в чистом виде!".
  Вторая причина некоторой растерянности Харта сейчас сидела рядом с ним в машине и смотрела в окно, на проносящиеся мимо тротуары, улицы и дома. Хелен тоже выписали из больницы. Идти женщине было некуда, и она поинтересовалась у Стивена, можно ли на первое время остаться у него. Не будь у Харта опыта, он бы сказал: "Как хочешь, мне всё равно". Но однажды бывший студент уже ляпнул подобное  – в результате, не прошло и десяти минут, как Хелен нагло оккупировала его постель, выселив самого Стивена на диван; и вообще, решила, что может приходить, когда пожелает. В этом, конечно, были, плюсы, но… Короче говоря, на этот раз Стивен ответил вежливым отказом. С виду Хелен не то что не обиделась – даже не удивилась; и спокойно отправилась покупать газету с объявлениями. Однако, кто знает, что творится у Каттер в голове. Может, в эту секунду шатенка обдумывает кровавые детали ужасающего плана мести.
  И сию бомбу замедленного действия, да ещё в непроницаемой оболочке, Стивену предстояло отвезти в ЦИА. Отвезти, завести и объявить всем, что она теперь будет работать с ними.
***

  В машине буквально на ощупь можно было почувствовать напряженность, царившую в атмосфере. И дело было не в предстоящей работе с аномалией, нет. Скорее виной тому было угрюмое молчание Дженни и полное игнорирование ею слов Каттера, даже когда вопрос касался непосредственно ее. Каттер же, в свою очередь, всеми правдами и неправдами силился эту атмосферу оживить и вернуть в былое, доброжелательное, русло.   Набравшись духа, он снова предпринял попытку.
  - Кстати, вам уже сообщили, что Хелен теперь будет работать с нами, в ЦИА?
  - Что?! – переспросил Беккер.
  - Что?! – переспросила Сара.
  Дженни ничего не сказала. Лишь на мгновение сдала позиции, и Каттер успел это заметить в зеркало заднего вида – лицо ее озарила тень изумления и неприязни. Но уже в следующий миг гримаса снова сменилась на отстраненно-задумчивую, а взгляд устремился в окно.
  - Да… она сама мне поведала, когда заявилась в мой дом с намерением остаться в нём жить. Представляете?
  Он снова успел уловить перемены в лице Дженни. Но девушка и не подумала оторвать взгляд от окна, упорно продолжая делать вид, что все это ей глубоко безынтересно.
  - И как она себе это представляет? – хмыкнул Беккер, внимательно следя за дорогой. – Только ты заснешь, а она на тебя с кухонным ножом? И что ты ответил?
  - Конечно же согласился…
  Сара, все это время  украдкой поглядывая на подругу, недоуменно взглянула на затылок Каттера.
  - … с тем, что психбольница по ней плачет, если она правда думает, что я, после всего, что было, останусь с ней под одной крышей.
  - Но с чего бы ей работать в ЦИА? Кто тот гений, что придумал такое безумие? – непонимающе вопросила Сара, искренне опасаясь за здравомыслие своего руководства.
  - Лестер, - просто пояснил Ник. – В принципе, его можно понять… Хелен располагает ценной информацией и знаниями и может нам помочь.
  - Хелен? – саркастически уточнила Сара. - Помочь?
  Каттер, как и Беккер, усмехнулся.
  - Понимаю ваши опасения. Я и сам бы не стал доверять этой женщине – она умеет преподносить сюрпризы, этого у нее не отнять.
  Дженни потерла переносицу, как бы борясь с надвигающейся мигренью.
  – …Но, при определенных мерах осторожности с нею можно иметь дело, - закончил Ник.
  Машина, наконец, остановилась, и шатенка первой выскочила на свежий – если местные атмосферные условия можно было отнести к данному определению – воздух, вдохнув полной грудью и тут же закашлявшись. Нет, этот воздух свежим можно назвать с трудом.
  Четверка сгруппировалась и принялась осматривать убогие пейзажи на предмет портала.   В пределах видимости такого не наблюдалось, зато наблюдалось обилие мусора, каких-то жестянок, кип старинных газет и бумаг, коробок, бочек и огромных контейнеров как по правую, так и по левую руку от товарищей.
  - Предлагаю разделиться – нужно как можно скорее отыскать аномалию, пока все эти заросли мусора не наводнили еще и доисторические существа, - предложил Каттер, стратегически становясь таким образом, что в его «пару» вошла Льюис.
  Сара, быстро смекнув, что, если ничего не предпринять, вся нарастающая в Дженни буря вырвется наружу, решила спасать положение.
  - Хорошо. Мы с Дженни направо, а мальчики, как это водится, налево, - и подошла к подруге поближе.
  - Не годится, - возразил Каттер. – Уж больно неравные силы. Беккер, что скажешь?
  - Я вообще против разделений. Оружие только у меня, и моя обязанность – следить, чтобы с вами ничего не случилось.
  - О, хватит спорить! Время идет! – не выдержала Сара. – К тому же, у Дженни тоже имеется пистолет. А я… у меня есть это! – Она схватила первую попавшуюся железяку наподобие биты. – Идем, Дженни.
  Ник запаниковал – почему-то его не радовала идея отпускать девушек одних блуждать по этим "катакомбам". И он вдруг выдал, уже вслед уходящей шатенке:
  - Дженни, постой, - он подбежал к ней, в то время как Сара поднимала глаза к небу, чувствуя, что теперь ситуацию не спасет даже оно. – Вот, - он протянул ей пульт, тот самый, что принадлежал когда-то Хелен и так удачно был изъят Лестером, - на случай, если что-то пойдет не так…
  Неохотно, но Дженни таки приняла этот «дар», разворачиваясь, чтобы следовать за Пейдж. И вдруг остановилась – от услышанных слов:
  - Кстати, розовый тебе к лицу, - ляпнул ни к селу ни к городу Ник.
  Она обернулась, слишком резко, и буквально выплюнула ответ:
  - Не-смей-пытаться-делать-мне-комплименты!
  И маршем прошагала мимо Сары, которая тут же устремилась следом.
  - Ну, хоть что-то ответила – уже прогресс, - печально усмехнулся Ник.
***

  Эбби не совсем понимала, зачем Коннору понадобилась её помощь. Точнее, не понимала, какая от неё вообще может быть помощь – она ведь не слишком хорошо разбирается в технике. А артефакт, о котором в больнице рассказал Каттер и который был в последствии извлечён из-под обломков, явно относился именно к технической составляющей их работы. Коннор сидел за столом, то вертя артефакт в руках, то рассматривая под микроскопом, то разглядывая через увеличительное стекло. А Эбби просто наблюдала. Видимо, Коннору просто нравится её компания, раз он попросил блондинку остаться и "помочь". Кто бы сомневался.
  - Хочешь кофе? – Эбби решила, что от неё всё же должна быть хоть какая-то практическая польза.
  - С удовольствием, - отозвался Коннор, не отрываясь от работы. И всё же его губы тронула мягкая улыбка, а в глазах сверкнул весёлый огонёк. – Можешь принести сразу ведро?
  - Что, всё так сложно?
  - Как тебе сказать… Пару раз у меня мелькала мысль о самоубийстве.
  - Ты меня пугаешь, - засмеялась девушка и, протянув руку, взъерошила чёрные, как смоль, волосы на затылке парня. – Значит, кофе. Двойной со сливками и без сахара, я правильно помню?
  - Угу. – Коннор даже не подумал пригладить то гнездо, которое стараниями Эбби образовалось у него на голове. Просто забыл.
  Девушка развернулась и направилась… Куда именно она направлялась, Эбби забыла уже через полторы секунды. Потому что прямо перед ней стояла Хелен Каттер. Как новенькая. Только пластырь на виске, с чуть проглядывающим из-под клейкой материи синяком, напоминал о былом ранении. Да и костюм как у вполне приличной женщины, почти деловой.
  Блондинка сделала твёрдый шаг назад, заняв позицию, удобную и для обороны, и для нападения. Хелен ведь не чаи распивать пришла.
  - Коннор, вызывай охрану!
  Брюнет, наконец, отвлёкся от своих трудов, вскинул голову. Открыл рот, а потом потянулся к "тревожной кнопке" под крышкой стола.
  - Подожди, Коннор, в этом нет необходимости, - вздохнул Стивен, которого, кажется, заметили только сейчас. А теперь, внимание, драматическая пауза. И... – Хелен будет работать в ЦИА.
  У Коннора и Эбби сделались безупречно одинаковые выражения лиц. Так выглядят люди, которые, например, полезли купаться в милый среднеанглийский сельский пруд и вдруг обнаружили там бегемота; причём этот бегемот ещё с ними поздоровался и процитировал Шекспира.
  - Ты шутишь, да? – с отчаянной надеждой спросила Эбби, почти умоляюще глядя на синеглазого коллегу.
  Тот покачал головой.
  - Ты в своём уме? – Коннор выскочил из-за стола и встал рядом с Эбби, немного загородив её своим плечом. – Лестер тебя убьёт и уволит! Или наоборот.
  - Лестер сам предложил мне это место, - вступила в разговор Хелен.
  Потом демонстративно прошла мимо парочки молодых сотрудников, оглядывая помещение. Это был большой и хорошо освещённый зал, куда на время ремонта перетащили наиболее ценную аппаратуру. Кроме того, поодаль ютилось несколько письменных столиков с сотрудниками.
  Стивен развёл руками, мол, ничего не могу поделать.
  - Это же безумие! – едва не задыхалась Эбби. – Она пыталась убить профессора, ей нельзя верить!
  - Конечно, нельзя, - не оборачиваясь, подтвердила Хелен, никогда не жалующаяся на проблемы со слухом. – Но вам придётся. Как и мне придётся верить вам. Пока у нас общая цель, мы союзники.
  - Какая ещё цель? – выдохнул Коннор.
  - А что потом? – одновременно выпалила Эбби. – Всадишь нам нож в спину?
  - До "потом" ещё надо дожить, - хмыкнула Хелен. – И вообще, не стоит поворачиваться спиной к кому попало.
***

  Трехмерное изображение артефакта пластично двигалось на экране компьютера, меняя ракурсы. Коннор ввел все параметры в систему, и специальная программа должна была просчитать, для чего, вероятнее всего, используется предмет с такими характеристиками. Вряд ли что-то получится, но попытка – не пытка.
  Рабочий день был в разгаре, сотрудники занимались своими делами.
  Внезапно Темпл почувствовал, что кто-то стоит у него за спиной. Парень медленно, как бы предчувствуя катастрофу, повернулся, увидел в непосредственной близости от своего плеча лицо склонившейся над столом Хелен. И невольно вздрогнул, причём весьма заметно. Шатенка плавно перевела взгляд с экрана на Коннора и спокойно хмыкнула:
  - Подумаешь, не накрасилась, - после чего опять стала пристально изучать изображение артефакта. – Ты ведь разработал большую часть всех компьютерных систем ЦИА, верно?
  Все это знали, отпираться было бессмысленно, поэтому брюнет кивнул.
  - Значит, ты сможешь их взломать или вообще спокойно войти в них, используя свои пароли?
  - И не мечтай! Я не буду этого делать, ты меня не заставишь.
  - Успокойся. Я не собираюсь просить тебя вытаскивать компьютерные данные в настоящее время, - она особенно выделила последние слова. – Но в будущем в компьютерах ЦИА хранится бесценная информация, которая могла бы здорово пригодиться всем нам. Возможно, она бы даже помогла определить настоящего виновника грядущей катастрофы, того, кто использовал работу Ника для создания этих тварей. Я пыталась скачать данные, но не смогла, как ни старалась.
  Она выпрямилась в полный рост, а Коннор развернулся на стуле, чтобы удобнее было смотреть на собеседницу.
  - Но для этого нам нужно будет попасть в будущее, - проговорил молодой человек.
  - А ты надеялся отсидеться?
  Брюнет только отмахнулся.
  - Дело не в этом. Где гарантия, что появится нужная аномалия? И появится, желательно, в ближайшее время?
  Хелен небрежно пожала плечами.
  - Аномалии открываются всё чаще, рано или поздно будет и та, которая нам нужна. А на пультах есть отслеживающее устройство, оно оповестит о наличии аномалии, ведущей в заданный период.
  - Надеюсь, в будущем есть парочка зарядных устройств к этой вещице?
  - Поищем, - усмехнулась Хелен. – Если останемся живы. Что ж, видимо, надо поговорить с Лестером или кто тут у вас решает вопросы по поводу экспедиций сквозь аномалии?
  - Именно Лестер.
  - Я не знаю, где его кабинет. Проводишь? – Учёная с ложной скромностью и неподдельной вредностью стрельнула глазками в сторону Коннора.
  Тот с большей радостью сопровождал бы голодного раптора, но выбора не было. Не мог же парень сказать: "Давай я лучше тебе просто объясню". Точнее, мог, но это означало бы признать свой если не страх, то опасение.
  Едва уловимо вздохнув, брюнет поднялся со стула и пошёл вперёд, жестов велев Хелен идти следом.
***

  - И что там может быть такое? – Беккер, держа оружие на взводе, вышагивал впереди, прикрывая собой и так не вполне здорового профессора.
  Само собой, Каттер рвался в бой, но до поры до времени брюнету удавалось сдерживать строптивого лидера.
  - Спинозавр, Хищник, гигантская сколопендра, слизняк с миллионом глаз… Годзилла!
- О'кей, я понял, что ничего приятного нам ждать не приходится, спасибо за изрядную долю позитива…
  Они с девушками разделились, и те бодро отправились на восток, игнорируя возмущенные доводы профессора, а мужчины теперь обследовали западную часть дока, ежеминутно прислушиваясь к звукам вокруг себя. Все было тихо.
  - Судя по данным компьютера, эта гадость должна находиться где-то здесь, так почему же мы битые полчаса не можем отыскать её?
  - Её могло зажать в каком-нибудь контейнере, в подвале, в канализационном спуске… - Перечисляя, профессор не упускал возможности засунуться практически в каждый из перечисленных объектов, по крайней мере, в те, что были поблизости.
  Его энтузиазм просто поражал, казалось, что Ник единственный, кто до сих пор видит в аномалиях и существах из них не только угрозу, но и интерес.
  - Беккер, у тебя есть девушка? – Его голос, исходивший из недр полупустого бака, куда гений уже умудрился свеситься практически наполовину, звучал несколько загадочно.
  - Что? Какая девушка? – От такого дикого вопроса военный аж опешил и приостановился, с изумлением глянув на Каттера. – Чем ты там надышался?!
  - Бог мой, да что же у вас вечно мысли все не в ту сторону! – возмущенная физиономия с голубыми глазищами показалась над краем «посудины». - Да не смотри ты так! Твоя личная жизнь меня совершенно не интересует. Мне нужен совет.
***

  - Пусть это будут лучше мумии, ящерицы типа Рекса, единороги, чем не милые создания, - Сара Пейдж вслух мечтала о том, с чем им предстоит столкнуться. Как-то совершенно не хотелось бегать от рапторов или гигантских слонов, хотя, судя по виду её подруги, та была отнюдь не прочь пострелять по подобным мишеням.
  - А мумии-то чем показались тебе привлекательными? – шатенка хмыкнула и откинула с дороги ящик, набитый какими-то обрывками бумаги. - Что за помойка!
  - А чем они плохи? Ходят себе с безумными пустыми глазницами, да выпотрошенными внутренностями…. У них даже зубов нет, чтобы причинить нам вред. И кости легко так ломаются… Нет, как по мне, так мумии - самый безопасный вариант!
  - Говоришь, как профессионал. Что, много своих экспонатов Британский музей потерял благодаря «помощи» Сары Пейдж?
  - Дженни! Я максимум одной из них свернула голову, да и то потом приставила назад … - Изящно и насмешливо выгнутая бровь шатенки вынудили брюнетку закончить фразу: - Правда, к несколько другой…
  - Сара!
  - Что? - спец по мифам рассмеялась. - Это было после вечеринки в честь окончания практики, еще в университете. Наутро мы все проспались и привели хранилище в божеский вид!
***

  - Значит, ты назвал её чужим именем? В сто какой раз?
  - Беккер! Это слабо похоже на поддержку.
  - Ты сам виноват, - молодой человек пожал плечами, наконец-то понимая, что к чему в их богадельне. - И должен радоваться, что Дженни не свернула тебе шею на месте.
  - Ты меня утешил. И что мне делать теперь?
  Мужчины уже закончили обходить свой участок, но никаких намеков на наличие аномалии или же каких-либо существ из неё не наблюдалось. Потому было решено отправиться на девичью половину, с которой пока тоже не поступало никаких известий.
  - Каттер, я не лучший советчик в этом деле, честно.
  - И что, мне просить совета у Лестера? Я уже пересмотрел все варианты спасений мира, изменений прошлого, даже попутно придумал какую пользу можно извлечь из аномалий, но…
  - Каттер, Каттер, погоди.
  Военный замер, на мгновение упираясь насмешливым взглядом в лицо профессора.
  - Изменить прошлое, аномалии… А ты не пробовал поступить как обычный человек? Без излишеств. Извиниться, к примеру. Послать ей цветы, конфеты, позвать на свидание пару раз, пока не согласится? Ну, или, как минимум, выучить её имя? Поверь мне, в девяносто девяти случаях из ста такой подход себя оправдывает.
  - Это слишком предсказуемо!
  - Ты просил совет – я его дал, - Беккер пожал плечами, и потянулся к мобильнику. Затишье вокруг с каждой минутой начинало все больше угнетать.
  - Коннор, ты слышишь меня? – Глава охраны связался с центром. - У нас здесь нет аномалии. Это могла быть ложная тревога? Все в радиусе мили вокруг чисто!
  Профессор, заинтересовавшийся чем-то в отдалении, отошел от своего спутника, вполуха прислушиваясь к разговору. Через пару шагов Ник остановился, присел возле какой-то замызганной коробки, из которой вывалилась кипа старых бумаг, сейчас же с шелестом разлетевшихся по ветру.
  - Да, Коннор, я уверен. Здесь Ничего нет. Совсем. Абсолютно. На сто процентов.
  - И даже хуже…
  - Что, Каттер? О чем ты….
  Беккер осекся на полуслове, едва его взгляд сместился с озабоченного лица блондина на вещицу, что тот сжимал в ладони. Ядовито розовый шарф, перемазанный какой-то слизью вперемешку с бурыми пятнами. И сотовый телефон Сары, с пробитым экраном… Больше ничего. Лишь ветер за спиной профессора разносил по пространству рваные газетные листы.
  Нет аномалий. Нет существ. Нет девушек.
  - Что у вас там?! – телефонная трубка противно взревела голосом их всеобще «горячо любимого» начальника. - Беккер, не молчи как школьница на первом свидании.
  - Сара и Дженни.
  - Что Сара и Дженни? Где они?
  - Их нет. Они пропали, Лестер.
***

  - То есть как пропали?! Так отыщите их. Это официальный приказ, - уточнил начальник, добавив тихо, в полголоса, скорее обращаясь к самому себе: - Раз сами до сих пор еще до этого не додумались. Ни на одну минуту нельзя оставить.
  Сидя в своем кресле, он переплел пальцы и посмотрел в пустоту перед собой, глубоко задумавшись. Этого ему только не хватало – пропадающие девушки, одна из которых как-то умудряется работать под началом Каттера, а без второй Лестер вообще как без рук. Никто не сумеет так ловко уберегать их от слухов и сплетен про оживших динозавров, как Дженни. Кроме того, они просто хорошие люди. На рабочем телефоне запищал маячок.
  - Сэр, правительство. Кристин Джонсон на первой линии, - возвестил женский приятный голос о столь малоприятном известии.
  У начальника вырвался непроизвольный вздох утомления.
  - Кристин, какая приятная неожиданность, - бодро воскликнул он, предварительно включив громкую связь и поднимаясь из-за стола. Вдруг возникло непреодолимое желание пройтись, хотя бы по кабинету.
- Джеймс, - пропел сладкий голосок на другом конце провода. – Рада слышать Ваш голос вновь.
- Чем обязан?.. – чисто из вежливости полюбопытствовал мужчина. По правде говоря, цель ее звонка его сейчас тревожила чуть менее чем никак. – Мне думалось, Вы сейчас на Ямайке.
- Нет, я вернулась в Лондон, соскучилась по дождю, - поделилась Джонсон, а дальше и вовсе выдала весьма удивительное предложение, вводя Лестера в смятение: – Давайте пообедаем?
  - Прекрасное предложение. К сожалению, сейчас слишком много дел.
  - У меня для Вас новости, - пропел голосок. - Министр поручил мне отвечать за военную связь с Центром.
  А вот это уже совсем интересно.
  Лестер обернулся к аппарату и даже подошел поближе.
  - Мне он ничего такого не сообщал.
  - О. Уверена, уведомление придет с минуты на минуту, - успокоила Джонсон. – Мне нужно с Вами встретиться. Через час Вас устроит?
  - Это немного неподходящее время, - как можно тактичнее возразил начальник. На что Джонсон лишь усмехнулась, что странно – сейчас Лестер даже не шутил.
  - Жду Вас в четыре часа в ресторане N. – И краткие гудки.
  - Вообще-то…
  Нет, это даже слегка задевает самооценку – она не дослушала. И, кажется, не особо уловила основную мысль, которую он так старательно пытался донести: он слишком занят, чтобы расхаживать по ресторанам с правительственными чиновниками.
  Телефон снова затрещал. Настойчиво.
  - Лестер, – несколько резко возвестил о себе начальник, подняв трубку. Прослушал какой-то лавинообразный поток слов, смысл которых уловить было крайне сложно, но ему никто и не обещал легкой жизни в Центре.
  По крайней мере, уж точно не Каттер, который все еще нес какую-то околесицу, без конца вставляя восклицания наподобие «Дженни! Спасать! Скорее! Скорее! Дженни! Большие насекомые! Сара боится насекомых! Розовый платок!». Наконец, Лестер, прежде не жалующийся на нервы, потерял терпение и прикрикнул на несносного подчиненного:
  - Каттер! Во-первых, я даже притворяться не буду, что понял, о чем Вы пытались мне сейчас поведать. Во-вторых, с чего Вы взяли, что я против спасения ценных кадров своей команды? Три спасательных отряда уже выехали к вам и скоро будут на месте. Я Вас искренне прошу – успокойтесь, и попытайтесь хотя бы сделать вид, что Вы адекватный, способный мыслить и делать логические умозаключения человек. Иначе несчастные военные вынуждены будут просто Вас изолировать, а может, даже подстрелить, для усмирения, и их нельзя в этом винить.
  Из трубки снова посыпались какие-то упреки.
  - Господи, я не обязан перед Вами отчитываться! Думаете, вы и аномалии – моя единственная проблема? У меня тут есть кое-что пострашнее велоцираптора – ходит на шпильках, носит юбки и притворяется женщиной. Откликается на Кристин Джонсон.
  Еще пара громких слов в ответ.
  - Что? Отряд прибыл? Великолепно. Верните мне Льюис и Пейдж, желательно невредимыми. И… - Короткие гудки заставили мужчину прервать свою незаконченную мысль. – Почему сегодня меня никто не дослушивает до конца? – подивился он, обращаясь к себе самому, расхаживая взад-вперед по кабинету. - Я и обидеться могу.

0

6

4. Здесь случился Ник Каттер

http://uploads.ru/t/p/z/V/pzVns.jpg

(Пару часов назад)

  - Ненавижу, как же я ненавижу насекомых! – На лице Сары явственно читалось отвращение с приличной примесью паники.
  Кто знал, что пинать мусор в таком месте - дело не только бесполезное, но и опасное? Одна из коробок, попавшихся в недобрый час Дженни под горячую руку, вернее, ногу, оказалась совершенно не пустой, и, когда девушка отвесила ей небрежный пинок, самый страшный кошмар Сары припустился за ними, разъяренно щёлкая челюстями.
  Брюнетка металась по небольшому пятачку, частично приправленному мусором, в попытке отогнать от себя огромное жужжащее нечто. Больше всего Это напоминало смесь богомола со взбесившейся стрекозой. Огромное, летающее, с жуткими челюстями, шипастыми лапами и сотней, а то и тысячей выпученных глазенок! С переменным успехом, но Пейдж все же удавалось отбиваться, однако мечущаяся фигура брюнетки мешала Дженни сделать выстрел, который бы раз и навсегда покончил с тварью.
  - Сара! – оклик Дженни, пытавшейся приблизиться к подруге, завис в пустоте, не найдя ответа.
  Не на шутку перепуганная учёная только вздрогнула еще сильнее, резко повернулась и неловко полоснула металлическим прутом, которым секундой ранее размахивала как заправский бейсболист, прямиком по руке Льюис. Девушки разом вскрикнули, когда выбитое оружие махом отправилось в полет до ближайшей мусорной кучи, а на коже Дженни проступили капельки крови из ссадины. Металлический прут с грохотом приземлился на асфальт неподалеку.
  - Боже мой, прости, Дженни.
  - Я бы на тебя обиделась за свой изувеченный маникюр, да сейчас как-то не до того! - пиарщица кривовато усмехнулась, прижимая ладонь к животу и сжимая зубы от пульсирующей боли в руке.
  - Сзади! - И без того огромные карие глаза Сары расширились.
  Недолго думая, брюнетка подхватила с земли какой-то пластиковый бак довольно солидных размеров, резко пахнущий бензином. И изо всех сил метнула его в сторону подружки гигантского насекомого, что нарисовалась рядом с ними откуда-то из-под земли. Пиарщица присела, прикрывая голову руками, что было как раз вовремя - оригинальный метательный снаряд просвистел прямиком над нею, с громким шлепком сбивая летучую тварь и припечатывая её к асфальту.
  - Один - ноль! Ха! - Сара сделала победный пас руками.
  Тогда как вторая мушка, разобиженная неласковым приемом, спикировала прямиком на многострадальную Льюис. За что и получила в морду – сначала розовым шарфиком, закрывшим обзор, а затем и железным прутом, оброненным ранее Сарой.
  - Нам их не отогнать! Слишком большие и быстрые!
  - Тогда бежим, раз иных вариантов нет...
  Девушки припустились вперед, оставляя преследователей впустую щелкать челюстями.  Но уже через пару метров жужжание вновь раздалось рядом с беззащитными жертвами. Пытаясь увернуться, девушки рванулись в сторону, дружно наступая на круглый канализационный люк, который словно только этого и ждал, для того, чтобы подло перевернуться у них под ногами, увлекая жертв и их преследователей в темные недра.
  - Ааа!!
  Мрачный проем пахнул на них сыростью и гнильём, на мгновение, ослепляя десятком светящихся кристаллов. Дамы неведомо как умудрились угодить в аномалию, скрывавшуюся прямиком под люком.
***

  - Сара? - Дженни постепенно приходила в себя после падения.
  На их счастье, летучие твари выбрали крайне неудачный момент для того, чтобы последовать за ними в аномалию, светящийся портал закрылся и буквально рассёк Насекомых напополам, обдавая девушек потоками слизи.
  С отвращением ощущая, что с ног до головы покрыта этой мерзостью, и откидывая со своей руки то, что минутой назад было насекомым, Льюис сделала попытку сесть, - и, надо заметить, удачно.
  Так, руки дико болят, но целы; ноги тоже. Разбитая коленка в расчёт не принимается. Голова на месте, всё двигается, следовательно - жить буду! Придя к такому радостному выводу, Дженни, с кряхтением, но все же поднялась с холодного пола, скользя руками по тому, что некогда находилось внутри летучих богомолов.
  - Сара?!!
  - Я сижу позади тебя, - брюнетка охнула и сильнее сжала зубы, её попытка подняться вызвала резкую боль в лодыжке, - я вывихнула ногу, заработала по голове останками монстра и вспомнила разом все египетские проклятия! Но главное - мы целы.
  - Да уж, и застряли по ту сторону аномалии! Снова…
  - Мелочи жизни, - Сара с брезгливостью стряхнула с себя останки гигантского насекомого. - Помоги мне.
  - Да, прости, давай руку.
  Через пару минут им обеим всё же удалось принять вертикальное положение, Сара опиралась на плечо Дженни, старательно держа одну ногу на весу.
  - Нужно добраться до какого-нибудь безопасного места и осмотреть тебя.
  - Ага, чёрт, и от горячей ванны я бы сейчас не отказалась!
  - Читаешь мысли! Может быть, прибор Каттер поможет нам открыть аномалию снова? Нужно лишь добраться до какого-нибудь места, где ты сможешь сесть. Попрыгали!
  - Легко тебе говорить. Ладно, похромали вон до тех коробок.
  Сара обреченно вздохнула и сделала первый нерешительный прыжок. Да уж, смотрелось это глупо, да и двигаться в тесном и темном пространстве было крайне неудобно.
  Подвал, в который они угодили, был очень небольшой, захламленный и даже наполовину разрушенный. То тут, то там виднелись огромные ящики, пустые и расколоченные, присыпанные кусками бетона, пластика, битого кирпича. Зато пахло здесь на удивление неплохо: всего-то затхлостью и влажной древесиной.
  - Вот, садись сюда.
  Доковыляв до ближайшего ящика, они более или менее удобно расположились на нем, приводя себя в относительный порядок – скидывая внутренности мертвых насекомых с одежды и волос.
***

  - И как успехи? – Дженни с надеждой вглядывалась в лицо Сары, освещенное голубоватым сиянием от пульта аномалий.
  Но оно было хмурым и не внушало особой надежды.
  - Пока никак. Черт! Неужели Каттер не мог хотя бы вкратце объяснить, как пользоваться этой штуковиной до того, как вручить её тебе?!
  - Это же Каттер, чего ты хочешь…
  - Я вижу все данные о том месте, где мы находимся. Это, между прочим, будущее, но совершенно не понимаю, как можно раскрыть аномалию, что вернет нас домой.
  - Постарайся понять, я тебя очень прошу. Я уже по горло сыта этими перемещениями во времени. – Дженни моментально вспомнилось их предыдущее путешествие с Хелен. Боже сохрани от еще одного такого же! - Ты слышишь это? – слуха пиарщицы достиг какой-то странный звук, очень похожий на отдаленное жужжание.
  Сара моментально вскинулась, забывая про чудо науки в своих руках, и прислушалась.
  - Только не это…
  Они обменялись одинаково обреченными взглядами как раз в тот момент, когда очередная тварь влетела в комнату, где они затаились. Метнулась прямиком к замершим девушкам, за что тут же и получила пультом прямо между глаз и рухнула замертво.
  - О-о-о… Сара, ну ты даешь! Где ты научилась так метать увесистые предметы? Второй раз поражаюсь…
  - Это со страху, - ученая слегка истерически хмыкнула и перевела дух, - только бы я не сломала пульт…
  - О, нет, нет, только не это! – Дженни молниеносно метнулась к туше на полу, извлекая смертоносный предмет из раны.
  Все напрасно. Паутинка тончайших трещинок разбежалась по его идеально гладкой поверхности, голубой свет погас.
  Они остались заперты в чужом времени без ключа к воротам домой…
***

  - Дженни и Сара пропали, мы должны со всех ног мчаться за ними, а ты заявляешь, что тебе надо переодеться! – Возмущению Стивена не было предела.
  При этом нервное состояние мужчины напрямую отражалось на езде автомобиля, который Харт вёл. Хелен машинально поглубже вжалась в сиденье, делая вид, что ей совсем не страшно. Хотя на самом деле на каждом резком повороте у женщины волосы вставали дыбом.
  - Группа спасения справится без нас. А лично я не собираюсь никуда соваться в такой одежде. - Шатенка лёгким жестом окинула своё платье с подолом, доходящим до колена, и пиджак. – Не говоря уже о туфлях. – Она кивнула на изящные полусапожки.
  В кои-то веки решила одеться поэлегантнее, частично наплевав на удобства. А что в итоге? Стивен даже внимания не обратил! Вот пусть теперь побудет водителем.
  - Осторожнее, Шумахер! – не выдержав, почти вскрикнула Хелен на очередном повороте, выполнившемся со скоростью, близкой к скорости света.
  Стивен ухмыльнулся. Через минуту машина, взвизгнув тормозами, остановилась возле небольшого аккуратного двухэтажного домика на чистой уютной улице.
  - Это здесь? – уточнил Стивен.
  - А ты чего ожидал? Шалаш на дереве? - Женщина как можно скорее покинула автомобиль. – Пойдёшь со мной?
  - Думаю, ты прекрасно переоденешься и без моей помощи.
  Хелен скосила глаза.
  - Ты прав, сама справлюсь. В крайнем случае, попрошу соседа помочь.
  Стивен лишь усмехнулся, провожая Хелен взглядом.
***

  - Боже, кто этот красавчик? – Альфред смотрел через окно в гостиной на машину возле дома. Водителя было отлично видно, он сидел с угрюмым и в то же время каким-то довольным видом. А вопрос был адресован только что вошедшей Хелен. – Твой приятель?
  - Мой бывший студент, - холодно буркнула женщина, собираясь пройти на второй этаж, в свою комнату.
  Альфред кивнул и со слабой надеждой спросил:
  - А он, случайно, не…?
  «Случайно не, уж поверь», - собралась ответить женщина, но в последний момент передумала. На её губах появилась дьявольская улыбка.
  Хелен снова повернулась к Альфреду, дьявольская улыбка была уже искусно замаскирована под ангельскую.
  - Случайно, да. – Женщина встала рядом с соседом, но так, чтоб её не было видно с улицы. – Но, понимаешь, он тоже не так давно расстался со своим другом, это был очень тяжёлый разрыв. Стивен до сих пор не может оправиться.
  - О, бедняжка. Так его зовут Стивен?
  - Да, и он весьма ранимый молодой человек, хотя по виду и не скажешь. Он ужасно страдает, мне больно на это смотреть. – Хелен сокрушённо покачала головой. Казалось, шатенка готова разрыдаться от жалости. – Самое страшное – то, что Стивен теперь боится новых отношений, он уверен, что больше не сможет поверить ни одному мужчине, не сможет никому открыть своё сердце. – «Если он когда-нибудь узнает, что я такое сказала, то точно меня убьёт». – А моё сердце обливается кровью, когда я смотрю на него, раздавленного горем. Он ведь не просто бывший студент, но и близкий друг. Хороший друг.
  Кажется, Альфред уже и сам был готов всплакнуть от жалости к ничего не подозревающему Харту.
  Тут Хелен сделала вид, будто ей в голову только что пришла идея.
  - А ведь я могу вас познакомить!
  - Что? – моргнул Альфред. Не то чтобы он не обрадовался такому предложению, просто сомневался в успехе предприятия, учитывая всё сказанное соседкой ранее.
  - Я вас познакомлю, - повторила Хелен с огоньком в глазах. – Только нужно всё сделать деликатно. Не хочу, чтоб Стивен решил, будто я занимаюсь сводничеством. Но я больше не могу спокойно смотреть на его мучения. – Сплошное бескорыстие во взгляде. Для убедительности Хелен даже прикрыла лицо рукой на пару секунд. – Начнём с простого совместного обеда. Только пока не намекай ни на что, не давай понять, что он тебе нравится.
  - Конечно.
  - А чтобы ты понравился ему… - Каттер как бы задумалась. – Знаешь, Стивен больше всего ценит в людях способность заботиться об окружающих. А ты действительно очень добрый человек, тебе только надо это показать. Я упомяну о том, какой ты замечательный сосед, ты пару раз проявишь заботу обо мне при Стивене, и он наверняка это подметит, хоть сначала и не подаст виду. Вскоре он поймёт, какой ты прекрасный мужчина.
***

  Переодетая в коричневые штаны с многочисленными карманами и безрукавную светло-голубую рубашку, Хелен снова села в автомобиль.
  - Только не гони больше, - мягко попросила женщина. И, пока Харт не ответил что-нибудь язвительное, продолжила: - Стивен, я понимаю, что на мне большая вина. Честно, понимаю. Позволь мне хоть как-то её загладить. Может, пообедаем вместе, после того, как вытащим Сару и Дженни?
  Стивен посмотрел на неё. Секунду колебался, но потом покачал головой.
  - Это неудачная идея, Хелен.
  - Перестань, я же не о романтической трапезе при свечах. Просто перекусим в каком-нибудь кафе. Я угощаю. Если, конечно, Лестер не обманул насчёт зарплаты. Ладно тебе, если ты так переживаешь и боишься, что я начну к тебе приставать, то… я не знаю, можем пригласить кого-нибудь ещё. Например, моего соседа. Он забавный. Со странностями, но неплохой человек. И при нём тебе точно не грозят никакие посягательства с моей стороны.
  Идея о знакомстве и обеде с соседом Хелен не вызвала в душе Стивена ни малейшего восторга. С другой стороны, неплохо бы посмотреть на этого типа, понять, что за фрукт.
  - Хорошо. Может быть.
  Машина тронулась.
  А Альфред стоял у окна, пытаясь как можно дольше не сводить взгляда со Стивена, который даже не подозревал о своих страшных душевных терзаниях.
***

   Теперь вооружённых людей здесь было больше, чем мусорных баков. А помимо бойцов, заглядывающих в каждую щель, по доку сновала ещё и команда Каттера во главе с самим Катером. Ник с большим трудом заставил себя не паниковать. Ни в коем случае нельзя думать о том, что могло случиться с Дженни и Сарой. Главное сейчас – сосредоточиться на их поисках, а страхи и фантазии отгонять куда подальше.
  Хелен, стоя возле горы потрёпанных картонных коробок, наблюдала за супругом. «Он и впрямь любит эту Дженни-Клаудию. Или Клаудию-Дженни. Никогда не видела Ника таким, даже в те дни, когда он горевал по мне. Почти обидно. Хотя, почему почти? За какую-то пиарщицу он переживает больше, чем за родную жену! Пожалуй, надо с ним официально развестись, раз уж овдоветь не получилось».
  - Эбби, тебе помочь?
  Голос Стивена вывел Хелен из задумчивости. Женщина скрипнула зубами. Харт с этой блондинки прямо глаз не сводил, постоянно ей улыбался, и вообще – будто заигрывал. Может, у них в этом обновлённом варианте реальности что-то вырисовывается? Надо признать, это было ещё обиднее, чем метания Ника. Шатенка прекрасно понимала, что у Эбби преимущество, ещё какое – девушка красивее, не говоря уже о том, что моложе. Впрочем, собственный возраст Хелен Каттер никогда не смущал. Во-первых, из-за более молодых девиц перестаёшь переживать, если знаешь, что можешь переместиться лет этак на тридцать-сорок в будущее и посмотреть на то, что осталось от былой молодости соперницы. Во-вторых, не зря же говорят, что душевная красота важнее внешней, есть вещи, которые неподвластны годам. И Хелен вполне справедливо полагала, что в свои… тридцать пять с небольшим, может довести любого мужчину до сердечного приступа с тем же успехом, что и в двадцать. Всё так. Тогда почему руки трясутся от ярости? Ну-ка, спокойно. Хелен, спокойно. Возьми себя в эти самые руки и не обращай внимания.
  К слову, миссис Каттер была не единственной, кто, мягко выражаясь, не одобрял интереса Стивена к Эбби. Коннор также был далёк от восхищения.
  Эбби очень хотелось спросить Стивена, чем же, собственно, он собирается ей помогать, учитывая, что она сейчас просто ходит и внимательно смотрит по сторонам.
  - Нет, спасибо. – Она бросила быстрый взгляд на надувшегося Темпла.
  - Всё в порядке? – заботливо поинтересовался Стивен.
  - Учитывая обстоятельства, да. – Блондинка улыбнулась. Всё-таки, обаянию Харта трудно было противостоять. Не зря же он ей когда-то так нравился.
  Мужчина шагал рядом с девушкой и в какой-то момент как бы случайно её приобнял.
  Хрусть!
  Хелен слегка вздрогнула и посмотрела на свои руки. В которых, между прочим, был пульт от аномалий. Да, слово «был» сейчас к пульту подходило идеально. Машинально вертя в руках вещицу, Хелен не заметила, как выдвинулась прозрачная вставка панели управления. Эта вставка, конечно, была прочнее, чем обычное стекло, но, как выяснилось, такой прочности оказалось недостаточно.
  Проклятье! Хорошо хоть, успела мельком взглянуть на данные да возобновить аномалию, перед тем, как агрегат приказал долго жить.
  - Вам ещё не надоело здесь расхаживать? – громко поинтересовалась шатенка.
  - У тебя есть другие идеи? – ядовито спросил Беккер, как по волшебству оказавшийся рядом. Да, этот человек умеет быстро и бесшумно двигаться. Пожалуй, у него бы даже был шанс выжить в доисторических джунглях.
  - Кстати, могла бы помочь, - крикнул откуда-то запыхавшийся Ник. – Мы должны как можно скорее найти аномалию!
  - Она в шестидесяти футах от нас, в юго-западном направлении, и приблизительно в семи футах ниже уровня моря, то есть под землёй.
  На секунду воцарилось молчание.
  - Ты знала? – наконец сказал Ник. Он не кричал, но ощущение было такое, будто из взорвавшегося котла вырвался наружу смертельно горячий пар. – И молчала?!
  - Вы ведь не спрашивали, - пожала плечами Хелен. – Не моя вина, что все забыли о том, пульт не только открывает, но и отслеживает аномалии. – Она посмотрела на сломанную вещицу. Безнадёжно. – Отслеживал. – Женщина небрежно выбросила аппарат через плечо. Не очень умно, зато эффектно. Кто-нибудь из команды обязательно догадается потом поднять остатки агрегата, хотя его уже точно не починишь.
  Вскоре небольшой, с виду ничем не примечательный люк плотным кольцом окружили учёные и военные.
  - Спускаемся по двое, держим связь, - начал командовать Беккер.
  - Сколько людей ты собираешься переправить туда? – спросила Хелен.
  Брюнет помедлил с ответом. С какой радости он должен отчитываться перед этой женщиной? С другой стороны, у Хелен больше информации…
  - Минимум половину из тех, кто сейчас есть.
  - Замечательная идея! Заодно пригласи весь государственный симфонический оркестр. – Хелен усмехнулась, покачав головой. Стивен, кстати, всё ещё держался близко к Эбби… Р-р-р! – Аномалия ведёт в будущее, к нашим старым добрым знакомым Хищникам. Которые, если кто не знает, очень чутко воспринимают любой звук. Отряд армейцев не останется незамеченным. Для Хищников это будет приглашением на обед.
  - То есть должно пойти как можно меньше человек?
  - Именно.
  - Я иду в любом случае! – безапелляционно заявил Каттер.
  - Коннор тоже нам нужен, - Хелен взглянула на молодого человека, которого её слова мало воодушевили, однако испуга он не выказывал. – Компьютеры ЦИА в будущем, помнишь?
  Парень кивнул.
  - Тогда и я иду, - Эбби сделала шаг к компьютерному гению.
  - И я, - почти сразу же вызвался Стивен.
  - И не забудь про симфонический оркестр! – язвительно прищурилась Хелен. – Нам не нужна толпа, нас и так много. – Она взглянула на Беккера. Тот явно был настроен пройти сквозь аномалию. Что ж, это его работа. – Прихвати с собой пару как следует вооружённых людей.
  - С каких пор ты отдаёшь приказы?
  У Хелен не было настроения скандалить.
  - Это не приказ, просто совет. Кстати, я не говорила, что там нас могут поджидать ещё и весьма общительные Насекомые?
***

  Они молча брели по разваленному городу, внутренне содрогаясь от того, что предстало перед их взором. Разрушенные дома, припорошенные какой-то серовато-коричневой пылью, изъеденные временем и пожарами. От былых размахов города не осталось и следа, так, лишь несколько основных, чудом уцелевших, кварталов, разделенных полосами полнейшего разгрома. Но Лондону еще повезло, прямиком за его пределами начиналась абсолютная пустыня, в которой не наблюдалось ничего, хотя бы смутно напоминавшего постройки. В отдалении клубились столбы какого-то странного «ржавого» дыма, чем-то похожего на песчаную бурю. Но как это возможно здесь, в Британии?! А они-то думали, что хуже и быть не может, после того, как обнаружили в том подвале кладку летающих монстров, щедро приправленную человеческими останками.
  - Какой кошмар, - Дженни с ужасом осматривала окрестности, ощущая, как сердце опускается куда-то в желудок.
  - Что здесь случилось? – Сару била крупная дрожь, пока девушка неловко переступала через брошенные когда-то людьми предметы на дороге. И Пейдж ничего не могла с этим поделать. От вида разрухи и запустения хотелось взвыть или даже разрыдаться.
  - Каттер… здесь случился Ник Каттер. - Дженни с ужасом поняла, о чем талдычила Хелен. Само собой, Льюис и теперь не разделяла намерений учёной убить Ника, но жуткая картина хоть как-то объясняла, по какой причине женщина решила пристукнуть благоверного.
  Вокруг девушек царило мертвое безмолвие: ни привычного городского шума, ни шуршания ветерка - лишь тишина, что казалась оглушительно громкой, режущей слух. Безлюдность. Да рваное хмурое небо над головой, даже отдаленно не напоминающее по цвету то, к которому обе привыкли.
  - Дженни, Хищники… Нам нужно найти какое-нибудь укрытие, пока они не нашли нас…
  - Да, и я даже знаю подходящее место. - Пиарщица скинула с себя накатившее оцепенение и поудобнее устроила руку за спиной Сары. - Идем, это совсем недалеко. Там мы сможет передохнуть и прикинуть, как быть дальше.
***

  Сердце отчаянно стучало, словно силясь вырваться из груди. Дженни замерла посреди гостиной полуразрушенного дома, в который они проникли. Её и без того не радостные глаза стали совсем тёмными, полными тихой, но какой-то безнадежной тоски. Тонкие пальцы привычным движением скользнули по запыленной верхушке камина, делая небольшие паузы в местах, где должны были стоять те вещи, которые она помнила. Теперь не было ни намёка на их присутствие, лишь безжизненный, местами разбитый декоративный кирпич, присыпанный щепками да осколками бетона.
  - Дженни?- Сара поежилась, наблюдая эту картину. Было странно и страшно смотреть, как израненная рука любовно проводит по шершавой поверхности. Крохи понимания зародились у брюнетки лишь тогда, когда взгляд уперся в разбитую и раскореженную рамку на полу. - Что это за место?
  - Это был дом моих родителей, когда-то был… Теперь всё, что от него осталось - это полуразрушенная основа, да остатки былой роскоши.
  - Мне так жаль...
  - Не стоит, - девушка прерывисто всхлипнула, сглатывая застрявший в горле комок, - этого ведь еще не произошло.
  После чего сделала пару шагов в сторону лестницы, видневшейся сквозь одну из пробитых стен.
  - Там была моя комната...
  Подошвы девушки бойко застучали по хлипким останкам ступеней, и Сара непроизвольно отметила, что Дженни поднимает ноги чуть выше, чем требуется, каждый раз несколько изумленно оступаясь. Она явно не бывала здесь очень долгое время, скорее всего с тех пор, как была маленькой. Брюнетке не оставалось ничего иного, как похромать следом за взволнованной соратницей.
***

  Дверь со скрипом, но все же с первого раза поддалась усилию бывшей владелицы, гостеприимно раскрываясь. Всё выглядело так, как восемнадцать лет назад, если, конечно, не брать в расчёт разрушений, нанесённых комнате, так же, как и всему остальному в этом здании. 
  Небольшая кровать, затянутая укрывочной плёнкой, с наваленными на неё остатками оконной рамы, несколько рисунков и газетных вырезок, приколотых к стене и изжелченных временем, сундук с куклами в углу. Эти части детского мира дико и нелепо смотрелись под угрожающе провисшей крышей и раскрошенными остатками фасадной стены.
  - Тебе нравилась принцесса Диана? - Сара осторожно сняла старинную вырезку со стены и пристальнее вгляделась в выцветшее изображение.
  - Было дело, - пиарщица едва заметно улыбнулась, приседая возле сундука и откидывая его крышку. Уже через минуту в её руках красовался небольшой плюшевый медведь ручной работы в забавном шарфике. - Поверить не могу, здесь всё так же, как и было в день нашего отъезда!
  - Вы давно уехали отсюда?
  - Да, я жила здесь до 14 лет, пока мы не переехали в более престижный район. Моя мама… она умерла годом ранее, и отец не смог, сколько ни старался, дальше продолжать жить здесь... Мы уехали, а он сохранил этот дом как музей, вместе со всеми вещами с тех времен, когда мы были счастливы здесь втроём. - Девушка сделала паузу, задумавшись о чем-то. - И если здесь до сих пор всё так же, значит, потом я хранила этот дом... или ещё буду хранить. А ведь я никогда не могла вернуться сюда, было слишком больно вспоминать…
  - Выходит, ты смогла, ещё там, в нашем прошлом будущем. Ведь это место много значит для тебя?
  - Да, - девушка невесело рассмеялась, - когда-то в этой комнате я мечтала о принце с голубыми глазами и о работе в ФБР! Бог ты мой…
  - А у этого принца случаем не было слегка помешанной жены? – не удержалась ученая.
  - Нет! – Дженни хмыкнула уже повеселее.
  За окном промелькнула какая-то тень, заставив девушек насторожиться.
  - Идём вниз, пока эти твари нас не заметили, они здесь, видимо, повсюду! А там мы сможем передохнуть, и, надеюсь, даже найти оружие.
  - У вас в доме было оружие??
  - Да, на всякий случай.
  - Как предусмотрительно!
***

  - Ты ещё долго будешь игнорировать Каттера?
  Обе работницы ЦИА расположились в месте, ранее являвшемся кухней. Само собой, воды, оружия или хоть каких-то продуктов в доме не оказалось, но здесь было хотя бы не так тоскливо, да и особых разрушений не наблюдалось.
  - Пока у него мозги не встанут на место.
  - Дженни, но ты же ему нравишься, это заметно невооружённым взглядом.
  - Я-то нравлюсь, да вот любит он Клаудию Браун.
  - Дженни...
  - Нет, это действительно так, - девушка невесело усмехнулась, - чтобы ни происходило, кто бы на нас ни нападал, он всегда зовет её, помнит о ней. Ты даже не представляешь, как может поменяться лицо человека, в тот момент, когда он думает о том, кого действительно любит. Всего на мгновение. Но это такая перемена, что хочется выть. И эта его верность - несмотря на полное отсутствие надежды, он цепляется за Клаудию, за их чувства...
  - Тебя тронули его чувства?
  - Да. А тебя бы это не задело? Да каждая женщина может только мечтать о том, чтобы её так любили.
  - И ты теперь боишься не выдержать конкуренции с призраком?
  - Я боюсь сама стать призраком, - девушка повела плечами. - Когда моя мать погибла, отец, он словно умер вместе с нею, что-то в нём сломалось. И всю дальнейшую жизнь он жил воспоминаниями, перебирая семейные фото... Я не хочу быть таким 3D фото для Каттера, не хочу стать отголоском воспоминания, в котором он будет искать её черты. - Девушка болезненно поморщилась, утыкаясь лбом в верхний ящик некогда кремового кухонного гарнитура.
  - Но ведь если она и была, то это ты, Дженни, та же ты, лишь с иной жизненной историей. Но то, что у тебя внутри, оно объединяет вас, раз Ник смог влюбиться в вас обеих. Ведь что-то привело тебя однажды в ЦИА, и ты осталась, несмотря на то, что сто тысяч раз могла уйти.
  - Может быть. С тех пор, как я пришла на эту работу... я стала чувствовать себя иначе, так, словно здесь я могу быть по-настоящему собой. В этой команде, опекая их, спасая мир, в конце концов!
  - На пару с Каттером? – брюнетка проницательно прищурилась, потирая распухшую лодыжку.
  - Хорошо-хорошо, спасая мир на пару с Каттером, который просто-таки сводит меня с ума во всех смыслах этой фразы! - Дженни снова рассмеялась, проводя перемазанными руками по лицу. - Иногда мне даже хочется стать этой Клаудией, вспомнить её... себя... и понять, наконец: кто же я?
***

  Резкий грохот в бывшей гостиной отвлек их внимание от задушевной беседы, заставив шатенку молниеносно схватиться за металлический прут, с которым она не расставалась, а Сару прихватить чугунную сковороду со стола.
  Грохот, треск, распахнутая дверь и противный, столь знакомый пиарщице стрекот…
  - Только не ты и не в моем доме!
  Дженни изо всех сил нанесла удар в пустоту и … попала! Металлический прут прошел прямиком между раскрытых челюстей хищника, не вовремя раззявившего пасть, и размозжил череп. Схватка закончилась, так и не успев толком начаться.
  - Напомни мне в следующий раз не попадаться тебе под горячую руку, - рискнула пошутить Пейдж, отлепляясь от дверцы шкафа, за который уцепилась, чтобы сохранить равновесие, стоя на одной ноге. И с восхищением глянув на шатенку.
  - Договорились! - Льюис с усмешкой закинула прут на плечо, так, словно это была клюшка для гольфа.
  Минутное, нет, даже секундное воспоминание о мелких ящерах, разлетающихся от ударов клюшкой, накрыло шатенку с головой, вызывая сильный приступ мигрени. Девушка резко побледнела и нажала пальцами на переносицу.
  - Хей, ты в порядке?
  - Да. Нужно выбираться из этого жуткого будущего, да поскорее.
  - Согласна. Лучше всего нам дохромылять до ЦИА, скорее всего, именно там нас и будут искать. А может, я сама смогу разобраться в технике и реанимировать этот треклятый пульт!
  - Если ты вытащишь нас отсюда, доктор, то обещаю, что неделю не буду отпускать шуточки про вас с Беккером! - Льюис как прежде обхватила Сару за талию, подставляя своё плечо для опоры.
  - А ты отпускала их??
  - Нет, но нужно же дать тебе стимул!
***

  Дженни с ужасом смотрела на существо перед собой, ей не сбежать, не увернуться, ещё секунда - и тварь обнаружит её по бешеному биению сердца. А ведь она так и не успела поговорить с Каттером!
  Хищник прострекотал что-то, поворачивая морду в сторону шатенки и прислушиваясь.
  Нет, ну и почему она не осталась в компьютерном зале вместе с Сарой? Ну да, их кожа безумно горела из-за  попавшей на них слизи убитых тварей, равно как и все внутренности, уже давно лишенные хотя бы глотка воды. Но Дженни должна была понимать, какой это риск - в одиночку отправляться на поиски воды, самоуверенно ломиться напролом. Дура, дура и еще раз дура! Так и умрешь не в своем времени и по своей вине.
  Девушка прикрыла глаза, чтобы не видеть того, кто сейчас разорвёт её на куски, как внезапно ощутила, что чья-то рука накрывает её рот, видимо, чтобы Льюис не кричала, и прижимает своим весом к стене.
  Каттер! Перед изумлённым взором распахнувшихся карих глаз красовался несносный профессор, закрывающий её своим телом от хищника. Другая его рука скользнула по её перемазанной блузке и замерла напротив сердца, заглушая его удары и немилосердно вгоняя пиарщицу в краску. Она не шелохнулась и не пикнула, видя безмолвную просьбу в его глазах.
  Бах-бах-бах. Что-то от этого прикосновения её сердце не стало биться медленнее! Совсем наоборот. Но Хищник потерял к ним интерес, направив морду в противоположном направлении. Неужели пронесло? Боже, Ник Каттер в очередной раз спас ей жизнь!
  Его губы склонились к её уху, щекоча дыханием нежную кожу. Его левая рука отстранилась от её губ и скользнула вниз, в конце пути замерев на талии Дженни.
  - Когда раздастся выстрел, беги в сторону входа в хранилище, пока тварь отвлечётся. Там Беккер и остальные.
  - Беккер? Сара там же!
  - Отлично, значит, она уже спасена. Ты готова?
  - Нет!
  - В любом случае, бежим!
  В ту же секунду, по едва заметному сигналу профессора, раздался выстрел, прогремевший с другой стороны площадки. И девушка с Ником, непроизвольно схватившим её за руку, помчались в сторону укрытия, пока тварь неслась на звук.
***

  Сара мертвой хваткой вцепилась в уже просто таки любимый металлический прут, спиной прижимаясь к стене возле двери. Шум за ней раздался вновь, куда более сильный, чем раньше. Это явно была не Дженни! Пиарщица весьма ловко передвигалась среди завалов центра, тогда как эти существа грохотали, по мнению учёной, не хуже стада слонов.
  Ручка двери начала медленно поворачиваться, заставляя Пейдж в панике затаить дыхание и, когда дверь достаточно приоткрылась, сделать рывок из засады, нанося удар прутом. Лишь в последний миг девушку огорошила мысль о том, что Хищники дверей не открывают! Что и заставило её руку дрогнуть и притормозить. Именно это, вкупе с идеально развитой реакцией, и спасло жизнь Хелен Каттер, нарисовавшейся в дверном проёме и тут же отпрянувшей назад.
  - Чокнутая!
  - Ребята!
  Хелен бросила на брюнетку жутко злобный взгляд, но от дальнейших комментариев воздержалась. За спиной шатенки Сара разглядела Эбби, Коннора и Беккера. С души свалился камень.
  -  Ребята, - радостно повторила Сара и бодро «хромнула» навстречу подкреплению. – Дженни…
  - Мы знаем, - негромко ответил Беккер, выступая вперёд. – Каттер и двое моих людей пошли за ней, потом все они должны вернуться сюда.
  - Оптимист, - буркнула шатенка. И повернулась к Коннору. – Где этот ваш главный компьютер?
  - Вы собираетесь уйти? – Беккер понадеялся, что ослышался.
  - Нужно сделать всё, пока есть возможность, - отозвалась Хелен при молчаливой поддержке Коннора.
  - Я с вами. – Эбби упёрла в бока руки, в одной из которых был внушительный пистолет.
  - Тогда пойдём все вместе, - решил Беккер.
  - Я не смогу, - встрепенулась Сара. – Нога совсем распухла. – Она кивнула на свою лодыжку.
  Беккер направил фонарь на ногу Пейдж и увидел, что дело действительно плохо.
  - Вам с Сарой лучше остаться здесь, - сказала военному Эбби. – Тем более, именно сюда придёт профессор с Дженни и остальными.
  - Вы можете хотя бы притвориться, что приказы тут отдаю я? – прошипел солдат.
***

  Здесь было темно, хоть глаз выколи. Не видно ни стен, ни мебели. На оную мебель наши герои пару раз и натолкнулись. Но потом комнату озарило слабое беловатое свечение – вспыхнул большой экран на покосившейся стальной подставке.
  Коннор довольно улыбнулся, убрав руку с кнопки.
  - Надо же, всё ещё работает. Так, теперь пароль. Надеюсь, он не изменился.
***

  Сара уселась на то, что раньше было столом. В принципе, это и сейчас было столом, только без ножек. Беккер стоял рядом.
  - Нога сильно болит? – спросил брюнет.
  Пейдж покачала головой.
  - Не очень. Меня больше беспокоит опухоль. Такое ощущение, что вместо моей ноги ко мне приделали ногу слона.
  Беккер присел на колени перед египтологом и посветил на многострадальную лодыжку. Он невесомо коснулся раны, покрытой хлопьями засохшей крови, осторожно ощупал кожу вокруг, а потом лодыжку в целом. Да, хорошего мало.
  Хорошего стало ещё меньше, когда раздался топот, череда выстрелов, а затем и крик:
  - Беккер!!! – Орал Ник Каттер. Весьма убедительно.
  Брюнет вскочил, вскинув автомат.
  Первым в зал влетел профессор, крепко держащий за руку пиарщицу. Почти сразу показались двое ребят Беккера, прикрывавших отход. А за ними наползали Хищники…
***

  Коннор вздрогнул, отвлёкшись от экрана и клавиатуры.
  - Выстрелы. – Эбби быстро осмотрелась. Кажется, здесь пока никаких признаков Хищников, но всё может измениться в любую секунду. – Коннор, долго ещё?
  - Почти всё. Я раскодировал систему. – Парень нервно побарабанил пальцами по корпусу компьютера. – Сами файлы зашифрованы, но я сумею расшифровать их в ЦИА. Я имею в виду, ЦИА в прошлом.
  За дверьми что-то глухо заскрежетало.
  - Темпл, скорее, - сдавленно выдохнула Каттер.
- Я не могу ускорить загрузку! – таким же тоном отозвался молодой человек.
  Скрежет нарастал, за дверями явно было не одно существо.
  - Всё! – тихо воскликнул Коннор и вытащил флешку.
***

  Пока отбиваться, точнее, отстреливаться, удавалось, но Хищники продолжали лезть из всех щелей…
  - Уходим! – скомандовал Беккер.
  Сара не успела понять, что происходит, не успела даже пикнуть – Беккер схватил её и взвалил к себе на плечо, после чего помчался вперёд.
  - А как же остальные? – выдохнул Ник.
  - Они не глухие, - не оборачиваясь, громко сказал брюнет, одной рукой придерживая онемевшую Пейдж, в другой держа оружие. - Полагаю, они додумаются не лезть сюда.
  Ник быстро взглянул на Дженни. Даже в темноте было видно, что она очень бледна. И её пальцы подрагивали. Профессор сильнее сжал руку девушки, ободряюще улыбнулся и пустился вслед за Беккером.
  Всё это время стрельба по Хищникам не прекращалась.
***

  - Закрывайте её ко всем чертям!!! – донеслось из люка.
  - Ник? – Стивен попытался вглядеться в темноту.
  - Да, я. Мы все здесь. – Выстрел. – Закрывайте скорее, пока эти твари не… - Выстрел, выстрел, выстрел.
  Устройство для блокирования аномалий давно было направлено прямиком в люк, Стивену оставалось нажать пару кнопок. Что мужчина и сделал. Кто-то из солдат быстро бросил канат.
  … Первым вылез Беккер в обнимку с Сарой, которую бережно придерживал за талию. И почти крикнул:
  - Нужен врач!
  Потом появился Ник, помог подняться Дженни. Потом вырисовалась Эбби, чумазая, как чертёнок, следом Коннор, не чище. Потом двое подчинённых Беккера. И только потом показалась Хелен, всклокоченная так, будто только что поцапалась с самим дьяволом.
  Женщина ещё не успела вылезти, а Стивен уже почти бежал к ней. В последний момент, правда, сменил траекторию и со всего размаха обнял Эбби.
  - Я так рад, что с тобой всё в порядке!
  - Я тоже рада, - пискнула Эбби, всерьёз опасаясь за свои рёбра. – Стивен.
  - Что?
  - Мне нужно дышать.
  - Что? А, да, прости. – Он улыбнулся и отпустил блондинку.
  Та виновато посмотрела на Коннора, который вмиг стал мрачнее тучи. Ну и денёк… И это она ещё лица Хелен не видела.

Отредактировано FanTaSea (2011-12-30 04:00:07)

0

7

5. Свободное время

http://uploads.ru/t/p/D/J/pDJlZ.jpg

Лестер, скрестив руки на груди, скептически оглядывал своих подчиненных, выстроившихся неровной шеренгой в его кабинете. Видок у них был такой же, как у заядлых рыбаков, неделями возящихся с удочками, крючками, забывших о душе и попутно еще и свалившихся в чан с червями. И это если не обращать внимания на ссадины и царапины. Хелен Каттер, как всегда бросающая доброжелательные хищные взгляды и всем своим видом говорящая, что предпочла бы сейчас общество птеродактилей вместо его, Лестера; Коннор, на удивление хмурый и серьезный, то и дело бросающий беглый взгляд в сторону стоящих тут же Эбби и Стивена; Сара Пейдж, держащаяся за лодыжку и опершаяся о Беккера; Дженни, задумавшаяся о чем-то своем; и профессор Каттер, как всегда жизнерадостный и готовый пуститься в подобную авантюру прямо сейчас, если потребуется.
  - Итак, - подытожил Джеймс, завершив тщательный осмотр команды. – Миссия по спасению, как я вижу, прошла успешно. – Он взглянул на Льюис. – И я жду подробного отчета с разъяснениями, за каким чертом вы с доктором Пейдж решили прыгнуть сквозь аномалию и посетить туманное будущее, а также описанием того, что вы там увидели. И, - теперь он перевел взгляд на Хелен и Коннора, - также мне небезынтересны результаты ваших изысканий относительно данных, добытых там же. – Он бегло обвел всех присутствующих взглядом. – Что ж, даю вам час… - Он поймал укоризненный взгляд сразу нескольких недовольных. – Хорошо, два часа, чтобы вы привели себя в надлежащий человеку разумному вид и вернулись к своим обязанностям. Доктору Пейдж, полагаю, потребуется осмотр медиков. Она освобождается от работы на сегодня, если конечно предъявит справку от лечащего врача впоследствии. А у меня назначена важная встреча, на которую я уже изрядно опаздываю, - он сверился со своими опасениями по часам. – Ну, - посмотрел мужчина на команду, - идите же, теряете собственное свободное время.
  Повторного разрешения не потребовалось – все плавнообразно вытекли друг за другом из кабинета и разбрелись кто куда. Лестер подхватил портфель и поспешил на парковку, к машине.
***

  Они встретились возле ресторана, буравя друг друга взглядами, как бы играя в немую игру: кто первый уступит и опустит взор – тот проиграл. Наконец, голос подала Джонсон:
  - А Вы не слишком торопились.
  Лестер пожал плечами, ни на секунду не смутившись укоризненной реплике.
  - Мне очень жаль. Я понимаю, такую причину, как спасение жизни пары, а то и более человек,  сложно назвать уважительной... Виноват.
  Девушка решила сменить гнев на милость, улыбнувшись – искренне или нет, сложно было определить. Впрочем, с ней всегда так, Джеймс уже привык.
  - Как бы там ни было… я рада Вас видеть. Новый костюм? Итальянский? – Она с интересом осматривала мужчину с ног до головы.
  - Да, - смутился тот. – Вы тоже эм… симпатично выглядите. Синий Вам к лицу.
  Девушка теперь уже точно искренне рассмеялась.
  - Комплименты всегда были Вашим коньком, Джеймс. Может быть, уже пройдем внутрь? Честно говоря, я и правда слегка проголодалась.
  Галантно пропустив девушку вперед, Лестер прошел следом. Усевшись и взяв предложенное официантом меню, они немного помолчали. Затем Лестер словно бы вспомнил об одной маленькой детали.
  - Ах да. Говорил сегодня с министром. В результате мы пришли к выводу, что военная помощь от вашего  Министерства нам пока вряд ли потребуется.
  - В самом деле? – Кристин вскинула удивленно бровь. – Очень жаль, что вы пришли именно к такому выводу. Мне все же кажется, он в корне неверен.
  - Поживем – увидим, - философски заметил Джеймс. – Как нынче Ямайка?
  Джонсон улыбнулась.
  - Слишком жаркая. Здесь куда лучше. А ты и правда взял Хелен Каттер к себе в отдел?
  Лестер изобразил покорное смирение с судьбой.
  - Уж лучше пусть она работает у нас на виду, чем строит очередные грандиозные планы за спиной. Но не будем о плохом за едой.
  Не успев распробовать и четверти блюда, Лестер с досадой обнаружил, что его срочно вызывают на совещание. Отключив прием на своем мобильном, он с грустью взглянул на почти что нетронутую отбивную и произнес:
  - Очень жаль прерывать эту чудную трапезу, но меня срочно вызывают на службу.
  Кристин, вроде бы, тоже не обрадовалась данной новости, но тут же поспешила скрыть сей факт за милой улыбкой.
  - Долг превыше всего. Жаль, конечно, что тебе не удастся отведать десерта, он и вправду восхитителен.
  Лестер уже поднялся из-за стола, теперь извлекая свой портфель. Поравнявшись с Кристин, мужчина вдруг наклонился и быстро поцеловал девушку в губы.
  - Увидимся дома. На ужин сегодня снова спагетти, полагаю?
  - Зависит от того, что ты приготовил. Я ведь только что вернулась из командировки.
  И ведь и не поспоришь. Еще раз бросив тоскливый взгляд на недоеденное кушанье и вспомнив полуфабрикаты, ожидающие его в холодильнике, мужчина зашагал на выход. Джонсон недовольно нахмурилась, провожая его взглядом.
***

  Прохладные струи воды резво скатывались по обнаженному телу девушки, принося облегчение раздражённой и зудящей коже. Лодыжку врач осмотрел прямо тут же, в Центре, благо опасности для жизни она никак не представляла. Так что доктор Пейдж спокойно могла отправиться домой на заслуженный отдых, но просто не удержалась от соблазна воспользоваться рабочим душем, чтобы поскорее смыть с себя всю эту гадость.
  Сара в последний раз подставила лицо под освежающие струи, чувствуя себя вновь чистой и посвежевшей, закрыла воду и вышла из кабинки. Пушистого полотенца с эмблемой ЦИА хватило на то, чтобы дважды обернуться, да и длина была приличная - до середины голени, а вот заворачивать волосы она не стала. Все же не дома, как-никак, вдруг Лестера принесет нелегкая в их раздевалку в самый неподходящий момент, и шеф не оценит её крайне неделового вида. Но это все были отрешенные, второстепенные мысли, ничуть не портящие её благодушного настроения после столь чудесного спасения от тварей из будущего. Пейдж тяжеловато вздохнула лишь тогда, когда поняла, что дефилировать ей в таком виде да в паре скользких шлёпанцев придётся до самой раздевалки. Прямо скажем, непосильная задача для её ноющей ноги, но что поделать, надо идти.
  Микронными шагами, держась за стенки и подворачивающуюся под руки мебель, девушка добралась до общей комнаты, и тут же неловко замерла, взявшись за дверной косяк. Их капитан, насвистывая какую-то бодрую мелодию, расположился на диване прямиком посередине помещения и явно никуда не собирался уходить.
  - Беккер? Ты почему всё ещё здесь? - Куда деваться, пришлось хромылять в комнату, стараясь по возможности держаться легко и непринуждённо.
  - Ждал тебя и даже уже начал побаиваться, что ты утонула. - Военный махом поднялся с дивана, сверкая улыбкой, и сделал пару шагов навстречу. - Давай помогу дойти. Сегодня я твой персональный водитель и провожатый до дома.
  Сара рассмеялась, откинув с лица влажные тёмные пряди и чувствуя, как его рука обхватила её талию поверх полотенца.
  - А ещё мой личный «носильщик», спасатель и просто герой!
  С его помощью добраться до шкафчика оказалось куда проще и быстрее.
  - Спасибо, - она звонко чмокнула парня в щеку и с чертенятами в глазах велела: - А теперь, герой, прогуляйся и дай мне время переодеться.
  - Как всегда, изгоняют на самом интересном месте, - брюнет закатил глаза, и неожиданно для ученой провел рукой по её длинным волосам. - Я буду за дверью.
  - О'кей.
  Едва мужчина скрылся за дверью, как Сара поняла, что не только в жизни Дженни все постепенно встает с ног на голову. Такое легкое, и ведь точно дружеское прикосновение, по её мнению, вызвало бурную реакцию бабочек у нее в животе. Нет, и куда это годится?! Но от каких-либо дальнейших размышлений Сару отвлекла голова всё того же военного, просунувшаяся в проем двери.
  - Если тебе вдруг будет нужна помощь – зови, - сверкая глазами с хитринкой, на полном серьезе заявил он вконец обомлевшей учёной.
  - Беккер! - Возмущенный вопль и рубашка, брошенная прямиком в нарушителя спокойствия, были ему ответом.
  И опять же, ничего, кроме довольной и слегка смущенной улыбки его мальчишеский поступок у Сары не вызвал. Нет, с этим явно нужно что-то делать!
***

  - Давай, Сара, ну что тебе делать дома? Тебя же не ждут муж и семеро детей?
  - Слава богу - нет!
  Машина Беккера красовалась прямо перед домом Пейдж, но обаятельный капитан с белозубой улыбкой никак не хотел отпускать девушку.
  - Сегодня был тяжелый день, я лучше прилягу, наконец, и дам своей несчастной конечности отдых.
  - Да, ты права. Тогда в другой раз?
  - Обязательно!
  Пока он мило провожал её до дверей и рассказывал забавные случаи с прошлого места службы, Пейдж всё больше понимала, что не хочет, чтобы он так просто уходил. Но и повода для того, чтобы Беккер мог остаться, у неё не находилось.
  - Доброй ночи, Сара, выздоравливай! - На этот раз он коснулся губами её щеки прощальным поцелуем.
  - До завтра, и спасибо тебе ещё раз, за всё!
  - Не стоит, - капитан подмигнул ей и трусцой направился к автомобилю.
  И что, так всё и закончится? На плечо девушки крайне необдуманно сел совершенно безвредный кузнечик, что и перевесило чашу весов в сторону предложения Беккера. А затем, легким щелчком с примесью паники, зеленый житель газона был отправлен в долгий полёт на родину.
  - Беккер!!
  - Да? - Мужчина замер на полпути, встревожено оборачиваясь.
  - Обещаешь, что мы поедем в тихое, уютное местечко, с мягкими креслами и льдом для моей ноги? - Игривая улыбка скользнула по ее лицу.
  - В самое лучшее место Лондона! - просиял брюнет.
***

  - Нет, серьезно, Беккер, как тебя зовут? – Девушке было смешно и неловко одновременно, она за это время так привыкла звать военного по фамилии, что имя напрочь вылетело у неё из головы.
  - Вспоминай, - он невозмутимо сделал глоток крепкого кофе из чашки и оперся щекой на согнутую руку, пародируя её позу. - Хорошая память же должна быть твоим коньком?
  - Должна, но не в этом случае, - её щеки еще сильнее заалели, - ну прекрати, иначе я скоро сгорю со стыда!
  - Мне нравится, как ты краснеешь, - все так же непробиваемо заявил мужчина, но после не выдержал и рассмеялся, наблюдая за её негодованием. - Хорошо-хорошо! Меня зовут Хилари Джеймс, теперь ты понимаешь, почему я предпочитаю зваться по фамилии?
  - Нет, - теперь была очередь Сары строить невинные глазки. - Очень даже красивое, звучное имя - Хилари!
  - Джеймс…! – со смехом, добавил он следом.
  - Серьезно, мне нравится! Приятно познакомиться, еще раз, Хилари Джеймс, - Сара деловито протянула ему тонкую ручку для рукопожатия. - Сара Пейдж!
  - Вдвойне приятно, - брюнет слегка сжал её прохладные пальцы, намереваясь тут же отпустить их и вернуть законной владелице, но в последний момент передумал, накрывая её ладошку второй рукой и удерживая.
  Египтолог не сказала ни слова против, одаривая его своей фирменной усмешкой в ответ на этот жест.
  Они сидели в каком-то небольшом уютном баре, расположенном в трех-четырех кварталах от дома Сары. Оказалось, что заведением владеет кузен Беккера, и последний весьма часто бывает здесь. Тихая музыка, постоянные клиенты, любящие проводить вечера за спокойной и непринужденной беседой, изумительный аромат свежей выпечки, качественного кофе и дорогих сигар. Это расслабляло и настраивало на какой-то романтический лад. Даже практически сошедшая на нет боль в ноге забылась и отошла на задний план.
  - Какая прелестная картина.
  Столь знакомый, отвратительный голос вторгся в её сознание, в одно мгновение отравляя все очарование вечера. Она тут же отняла свои руки, скрывая их под столиком.
  - Бен!
  - Да, дорогая, - молодой мужчина, довольно привлекательный на вид, приблизился к их столику, масляными глазами сверля парочку. - Какая приятная встреча, не находишь?
  - Нет, и будь добр, иди куда шел!
  Голос брюнетки стал жестким, сухим, настолько непривычным, что Беккер сразу насторожился. Кажется, от этого смазливого типа не стоит ждать ничего хорошего.
  - Ты, как всегда, не ласкова, разве так жене стоит встречать мужа? – Язвительная и неприятная усмешка скользнула по тонким губам мужчины.
  - Бывшей жене, бывшего мужа, - отчеканила Пейдж, делая упор на «бывших».
  - Мелочи жизни! Ты же знаешь, что я никогда не брал в расчет эти формальности. Не познакомишь меня со своим новым любовничком?
  - Послушайте, Вы, - капитан начал медленно, но верно закипать, и приподнялся со стула.
  Но прикосновение руки Сары к его ладони, все еще лежащей на столе, слегка охладило его пыл.
  - Это твои проблемы, и не твое дело, не находишь? – ответила Сара на обе части высказывания бывшего муженька. - Пойдем, Беккер.
  Сара поднялась со стула, напрочь забыв про больную ногу, и сделала попытку выйти из-за стола, когда этот хмырь жестко схватил её за руку и дернул на себя.
  Несчастная нога опять оказалась в совершенно не свойственном ей по природе положении, и девушка охнула от резкой боли.
  - Я сказал, познакомь!
  Приказной и грубый тон, а также физическое принуждение никогда не оказывали на доктора Пейдж должного влияния, скорее наоборот. Она не спускала таких приступов необоснованной ревности Бенджамину с рук даже тогда, когда эти двое были женаты, и он не начал с завидным постоянством отравлять ей жизнь; а уж теперь не собиралась мириться с этим и подавно.
  Да и вообще, зря он явился сюда и устроил скандал при людях.
  Зря посмел повысить голос, а уж тем более поднять руку на Сару.
  И, как через пару минут решил сам профессор египтологии Бенджамин Фэрадай, лежа на полу после мощного хука в челюсть от капитана Беккера и весомого пинка в причинное место от экс-супруги, зря он вообще появился на свет.
***

- Сара, ты в порядке? – Беккер пристально присматривался к её бледному лицу и все более хромающей походке. - Не стоит так лететь, этот идиот остался там, а уж Роберт о нем позаботится, будь уверена.
  - Я цела, - ученая непроизвольно огрызнулась, чувствуя, что нога вновь начинает наливаться болью и тяжестью, - и я хочу домой.
  Она поморщилась и чуть приостановилась, давая себе отдых, а правильно все оценившему военному – шанс подхватить её на руки.
  - Беккер!
  - Можешь проклинать меня хоть на всех наречиях мира, на землю я тебя не опущу, - безапелляционно заявил мужчина, продолжая шествие к автомобилю и крепко прижимая её к себе.
***

  Дорога до дома Пейдж прошла в обиженной и неловкой тишине. Беккер был задумчив и сосредоточен на управлении транспортным средством, а Сара мучилась от угрызений совести за то, что сорвалась на нём. Да еще и невольно сделала свидетелем крайне неприятной сцены.
  - Ты уверена, что не стоит вызвать врача? – Брюнет заговорил лишь тогда, когда опустил свою молчаливую и более не сопротивляющуюся ношу на диван в её собственной гостиной.
  - Да, все в порядке.
  - Хорошо, поверю тебе на слово, но все же принесу лед. Он в холодильнике? – с привычной обаятельной улыбкой поинтересовался брюнет, не дожидаясь ответа и скрываясь в направлении замеченного ранее помещения.
  - На сей раз - да, хотя порой я и кладу его в шкаф! – египтолог фыркнула и скинула туфли. Боже, какое счастье!
  - Я так и подумал. На, приложи к ноге. - Он присел подле нее, протягивая холодный сверток.
  На то, чтобы обернуться туда и обратно, у мужчины ушло меньше минуты. Хорошая ориентировка на местности, отметила про себя доктор, Сара и сама-то порой путалась в этом большом для неё одной доме.
  - Спасибо.
  Он лишь кивнул и собрался подняться, когда девушка удержала его, схватив за рукав куртки.
  - Прости за то, что сорвалась. И за эту неприятную сцену. Я знаю, что мой бывший муж крайне «приятный» человек.
  - Ерунда, на твоем месте я бы лучше беспокоился за свое здоровье. И вообще, я уже привык, что лучшие девушки не умеют выбирать себе толковых спутников жизни. Взгляни хотя бы на Дженни с Каттером; что-то подсказывает мне, что он принесет ей куда больше головной боли, чем она заслуживает.
  - Лучшие девушки? – Сара как всегда смогла уловить самое ценное из его тирады.
  - Да, но в отношении тебя я собираюсь исправить эту пагубную традицию.
  Его рука замерла на её щеке. И, не объясняясь, брюнет склонился к девушке и слегка коснулся её губ поцелуем.
  - Выздоравливай, и, обещаю, наше второе свидание пройдет в более приятной обстановке! До завтра, Сара Пейдж.
  Он все же поднялся. И вскоре скрылся с глаз, махнув на прощание рукой. Оставив изумленную ученую сидеть на диване с пакетом льда в руках и едва приоткрытыми губами.
  - До завтра…
***

  - Не волнуйся. – Хелен ободряюще похлопала Альфреда по руке. – Стивен обязательно придёт. – "Раз уж я всё-таки вытянула из него обещание, он никуда не денется".
  - Дело не в том, - мужчина вздохнул и украдкой кивнул на столик в другом углу кафе. Там сидел атлетического телосложения брюнет и периодически пристально смотрел на них. – Это Алан, мой бывший.
  "Какие кадры теряем", - мысленно вздохнула Хелен, скользнув пристальным взглядом по симпатичному, коротко стриженому, загорелому мужчине в белой рубашке без галстука с расстёгнутым воротом.
  - Ты же не собираешься уйти из-за этого? – насторожилась женщина. – Нельзя бегать всю жизнь.
  - Ты права, - тихо вымолвил Альфред. И воодушевился. Ясное дело, вспомнил про Стивена. – Значит, мне не нужно слишком напирать, да?
  - Ни в коем случае. Стивен не так-то прост. Он всегда хочет сначала спокойно присмотреться к человеку, а какое тут спокойствие, если тебе явно выказывают симпатию. Он только будет настораживаться понапрасну. И потом, Стивен предпочитает сам делать первый шаг в отношениях с мужчинами. – "Главное, не представлять себе эту картину во всей красе... А вот и мистер Харт, лёгок на помине".
  - Добрый день, - достаточно дружелюбно произнёс Стивен, присаживаясь за их столик.
  - Привет. Стивен, это Альфред, мой сосед. Альфред, это Стивен, мой давний друг и коллега.
  - Здравствуйте. – Альфред прямо просиял, хотя в глубине глаз по-прежнему таилась грусть.
  Хелен протянула Харту меню.
  – Как и договаривались, я угощаю.
  Стивен открыл меню и принялся старательно изучать список блюд. На цены не смотрел. Пусть Хелен раскошеливается, с неё не убудет. Может, заказать какое-нибудь дорогое вино? Жаль, в этой кафешке не подают трюфелей. И всё-таки - что он тут делает? Пытается разорить Хелен? Или хочет присмотреться к этому, как его, Альфреду? В конце концов, при их работе нельзя доверять посторонним. Вдруг этот парень - нанятый соблазнитель? С беднягой Коннором такая история уже случалась. Что если Альфред совратит Хелен, вытянет из неё всю ценную информацию, а потом в лучшем случае просто бросит? Ага, как же. Мы говорим о Хелен Каттер. Единственный, кому грозит опасность, это сам "совратитель". Харт даже почувствовал лёгкую жалость к соседу шатенки, особенно учитывая, что тот мог вообще оказаться ни в чём не повинным человеком.
  А ещё Стивен почувствовал, что за ним наблюдают. Взглядом поверх меню он окинул зал. В другом конце сидел какой-то странный тип и пялился на их столик. Поняв, что замечен, тип мигом отвёл взор.
  - Итак, Стивен, - решил начать беседу Альфред, - у вас, оказывается, весьма опасная работа.
  Харт нахмурился. Нет, она не могла проболтаться.
  - Вчера бедняжка Хелен пришла в таком виде… - тем временем продолжал Альфред, заботливо поглядывая на шатенку. – Ещё и поранившаяся. Я, конечно, знал, что отлов бездомных животных – рискованное занятие, но и не думал, что до такой степени.
  Хоть Харт и попытался это скрыть, но Хелен приметила призрак улыбки на губах коллеги. Ещё бы. Формально женщина даже не соврала – у динозавров и других тварей действительно нет ни дома, ни хозяев, и этих "гостей" впрямь периодически приходится отлавливать.
  - Вам доводится усыплять животных? – с болью вопросил сосед.
  Стивен ответил после секундного обдумывания:
  - Обычно мы определяем их в специальный приют. Но порой, если животные слишком агрессивны и нападают, у нас не остается выбора, приходится их убивать. – Вот так! Не только Хелен умеет удачно формулировать. – Вам знаком тип за тем столиком? Он то и дело смотрит на нас, будто следит.
  Альфред чуть оторопел, а Хелен и глазом не моргнула.
  - Не обращай внимания. Всего-навсего бывший приятель. – При этих словах она сделала очень тонкое движение головой. Такое, что Альфреду показалось, будто женщина кивнула на него (мол, это его бывший друг, но лучше не будем о грустном), а Стивену – будто она лишь тряхнула чёлкой.
  Харт опять нахмурился на мгновение. Очередной приятель Хелен? Сколько же их у неё?! В этой женщине нет ни грамма порядочности. Это ж надо: при живом-то муже и при живом (пусть и бывшем) любовнике крутить интрижку с соседом и ещё с каким-то качком!
  - Надеюсь, Вы присматриваете за моей Хелен? - чуть ли не пропел Альфред, ласково погладив шатенку по спине. – Мне бы не хотелось терять такую замечательную соседку.
  - Не переживайте, Ваша замечательная соседка сама за кем угодно присмотрит, - буркнул Стивен, ощущая, как настроение опускается всё ниже и ниже.
  Вскоре они сделали заказ, потом им принесли еду, начался непосредственно сам обед. Хелен, как и обещала, не приставала к Харту. Даже не подкалывала. Надо же, может, она действительно исправляется? Ну-ну, мечтать не вредно.
  Улучив момент, когда на неё не смотрел никто из сотрапезников, зато как раз наткнулся взглядом Алан, учёная показала язык бывшему приятелю Альфреда. Пусть смотрит почаще и позаинтересованнее.
  Короче говоря, для Хелен обед прошёл интересно, для Альфреда – волнительно, для Стивена – не так хорошо, как хотелось бы.
  После трапезы Альфред пошёл мыть руки. Стивен какое-то время смотрел вслед мужчине, потом мельком взглянул на Алана, у которого уже развилось пучеглазие.
  - Не умно, Хелен. Показывать мне своих дружков, чтоб заставить меня приревновать.
  Ну да, дураком он никогда не был. Но и она не лыком шита.
  - А с чего ты взял, что я привела их, чтобы ты приревновал? – Шатенка обнажила белоснежные зубки. – Может, я привела тебя, чтобы приревновали они.
  Один-один.
  Проклятье, такое ведь действительно возможно. Она умеет использовать людей. И никогда не упускает случая пустить это умение в ход.
  Стивену стало попросту противно. Он демонстративно вытер губы салфеткой и шмякнул её рядом с тарелкой.
  - Не знаю, как насчёт этого хлыща, - Харт едва уловимо кивнул на Алана, - но Альфред, кажется, милый человек. Хотя бы ему не порть жизнь. – Он резко встал и вышел вон.
  Хелен перестала улыбаться. Всё прошло замечательно, но почему-то не ощущалось никакой радости. Впрочем, план только на начальном этапе реализации, посмотрим, что будет дальше.
  - Стивен уже ушёл? – огорчённо промолвил Альфред, вернувшись.
  - Его срочно вызвали на работу.
  Мужчина на секунду нервно закусил губу, потом поинтересовался:
  - Он что-нибудь говорил обо мне?
  - Да, - оживилась повеселевшая Хелен. - Он сказал, что ты милый. – И снова её никто бы не смог уличить во лжи.
***

  Стивен был зол. То ли на себя, то ли на Хелен, то ли на этого добряка Альфреда… Нет, все-таки больше всего на Хелен. Это ж надо, придумать такое: позвать на ужин с новым хахалем и заставлять смотреть на эту пакость – как он о ней заботится, как похлопывает по плечу. Брр! Еще и тип с соседнего столика – вдобавок к отличному меню.
  И тактика с Эбби не помогает. Хелен это даже не задевает! Выходит, она его и не любила, так, попользовалась и бросила, когда надоел. А он, как глупый мальчишка, уж было понадеялся на какую-то взаимность… Кретин.
  Он в сердцах бросил свой походный рюкзак на лавочку в раздевалке и, тяжело вздохнув, опустился туда же. И вдруг понял, что в комнате есть еще кто-то.
  Об этом известило сопение из угла. Коннор.
  - Коннор? Ты чего здесь сидишь?
  - Вообще-то, тебя жду, - отозвался паренек, поднимаясь и подходя к коллеге.
  Харт вскинул брови, ожидая каких-то ответных действий со стороны Темпла. Коннор состроил мучительную гримасу, силясь выдавить, вероятно, нечто важное и сложное.
  - Я… видишь ли, чувак…
  Харт усмехнулся, продолжая ожидать окончания фразы.
  - Я тут заметил, что ты, как бы это выразиться, ну…
  - Ну? – помог Харт.
  - Клеишься к Эбби? – завершил, наконец, Темпл, еще больше сморщившись, словно пол-лимона разом проглотил.
  - А у тебя какие-то претензии? – Стивен даже не потрудился подняться с лавочки, так и сидел, развалившись и вальяжно облокотившись о стену.
  - Эм… да, вообще-то. – Несколько смущаясь своих слов, вымолвил парень. – Ты бы мог, ээ… ну, не приставать к ней больше? – Он дружелюбно посмотрел на товарища, сложив ладони лодочкой и указывая кончиками пальцев в направлении Харта.
  Тот  помедлил с ответом, про себя веселясь. Его позабавила смешная гримаса отличника.
  - А если не перестану? – поинтересовался Харт. Не то чтобы его так уж интересовала Эбби, но любопытно, что же сможет сделать ему Темпл.
  Улыбка сползла с лица Коннора. Он вдруг посерьезнел.
  - Иначе…придется тебе врезать, - выпалил он так быстро, словно опасался, что еще немного, и слова просто не смогут выйти из его уст.
  Удивительно, и откуда такая поразительная смелость?
  Харт усмехнулся и спокойно поднялся на ноги.
  - «Врезать»? – переспросил он, поднимая бровь.
  Коннор сглотнул и сделал полушажок назад.
  - А Эбби знает о твоих страстных чувствах к ней? – поинтересовался Стивен, закручивая рукава до локтей.
  - Чувствах? Каких чувствах? – Коннор вдруг очень и очень смутился. – Мы просто друзья… и, как друг, я обязан оберегать ее от таких, как ты.
  - Да? И каких это? – Видимо, все же придется проучить мальчишку.
  - Ты увел у профессора жену, помнишь? А теперь, по-видимому, бросил ее и нацелился на Эбби.
  Стивен опешил. Потер переносицу. Посмотрел на парня.
  - Это не твоего ума дело, Темпл. А нравится Эбби, так и пригласи ее куда-нибудь, и не тупи. – Харт сделал пару шагов в направлении Коннора.
  Тот мысленно весь сжался, но все же не отступил. Харт лишь задел его плечом, стремительно проходя мимо. Нет, день сегодня определенно не его.

0

8

6. Во всём виноват директор

http://uploads.ru/t/F/B/v/FBvKO.jpg

- Это точно здесь? – Ник посмотрел на Коннора, а Коннор посмотрел на свой карманный компьютер.
  - Да, именно здесь. И, похоже, в подвале. – Парень окинул взглядом остальных товарищей.
  Ближе всех была Эбби, рядом стоял Стивен, сзади топтались Сара с Беккером, за ними зевала Дженни с Каттером за спиной, поодаль Хелен всем своим видом вопила: «И почему я здесь? Как я позволила притащить себя сюда? Идите вы все к дьяволу, рабочий день уже закончился!». Вся компания неплохо просматривалась в свете уличного фонаря. И, надо сказать, никто не проявлял ни малейшего энтузиазма.
  - Люди, я ведь не виноват, что очередная аномалия открылась в такое позднее время, - попытался оправдаться Коннор.
  - И поехали именно мы, да ещё без группы поддержки, - в который раз зевнула пиарщица.
  - Группа поддержки скоро прибудет, - заверил Беккер. – А кроме нас в ЦИА в такой поздний час никого не было.
  - Вот оно, наказание за трудоголизм, - фыркнула Хелен.
  Она-то трудоголичкой не была, просто задержалась, обустраивая новое рабочее место. Кстати, ремонт в основной части здания завершился, всех сотрудников распихали обратно по кабинетам. Впрочем, «кабинеты» - это весьма условное название, зачастую между разными рабочими местами не имелось никакой перегородки. В общем, Хелен обустраивалась и только-только отметила, что пора бы уже ехать домой, как взвыла сирена.
  - Есть ведь несколько дежурных команд, - насупилась Хелен.
  - Все они выехали на места возникновения других аномалий, - пояснил Беккер. – Эти штуки появляются, как грибы после дождя.
  - Ладно, от нашей болтовни ничего не изменится, - сказал Каттер, выходя вперёд и смотря на солидное трёхэтажное здание из красного кирпича. – Это какая-то фабрика?
  - Да, - отозвался Коннор. – Лестер сказал, что по телефону связался с директором и предупредил о нашем приезде. Он был жутко недоволен тем, что его разбудили ночью.
  - Лестер или директор фабрики?
  - По-моему, оба.
***

  Свет их фонарей скользил по темным углам помещения, падая на станки и какие-то коробки. Аномалию в подвале сотрудники ЦИА уже заблокировали, сам подвал, полностью изолированный, был десять раз осмотрен вдоль и поперёк, ничего опасного не обнаружилось. Но на всякий случай решили проверить всё помещение.
  - Почему мы разделились именно так? – то ли у товарищей, то ли у самого себя вопросил Беккер. – Мальчики в одну сторону, девочки в другую. Неравномерно.
  - Наши девочки при необходимости смогут за себя постоять, они уже неоднократно это доказывали, - усмехнулся Ник. Но и у него на душе было неспокойно.
  После возвращения из «светлого» будущего они с Дженни по-прежнему почти не разговаривали. Хотя у Каттера было такое впечатление, что она смягчилась и продолжает дуться только из принципа.
  Странный металлический лязг вкупе с воем, которым обычно сопровождается оповещение о воздушной тревоге, заставил мужчин сначала замереть, а в следующий миг замахать фонариками как световыми мечами - в попытках разглядеть, что творится вокруг.
  А творилось то, что все окна и выходы вдруг стали перекрываться огромными металлическими пластами, выдвигающимися откуда-то из потолка и вплотную примыкающими к полу. Процесс занял секунд пять.
  - Какая-то допотопная охранная система? – предположил Стивен.
  - Похоже, - согласился Коннор. – Скорее всего, в дополнение к новой. Видимо, директор забыл о ней.
  - Или не упомянул из вредности, - хмыкнул Каттер.
***

  - Мы что, здесь заперты? – ужаснулась Сара, досадливо пнув ногой новообразовавшееся металлическое перекрытие. Конечно, замкнутого пространства она боялась не так, как насекомых, но всё равно приятного было мало.
  - Похоже. – Дженни пыталась рассмотреть хоть что-то. – Не волнуйся, это ненадолго. Нас скоро вытащат. – Она достала сотовый и принялась набирать номер.
  Тем временем Эбби и Хелен, не сговариваясь, стали искать, что бы тут такое можно включить, чтоб зажёгся свет, а то от фонарей толку было не очень много. Усилия блондинки возымели эффект. Вспыхнуло освещение, не главное, а побочное – несколько ламп не побороли темноту полностью, но хотя бы чуть разбавили её.
  Девушки осмотрелись по сторонам.
  - Ого, а мы не так уж неудачно застряли, - нервно усмехнулась Пейдж.
  - Это винная фабрика, - глазам не поверила Эбби.
  - И мы на складе готовой продукции, - хмыкнула Дженни, продолжая вслушиваться в длинные гудки, доносящиеся из телефона.
***

  - Понятно, - Беккер кивнул, убрав пальцы с наушника коммуникатора.
  - Что там? – с надеждой взглянул на военного профессор.
  Беккер вздохнул и даже почесал затылок, что было редким явлением и признаком крайнего замешательства.
  - Это действительно старая охранная система. Наши люди уже снаружи, но ничего не могут сделать – система не управляется компьютерами, единственный выход – ввести комбинацию, которую знает только директор.
  - Так пусть ему позвонят.
  - Уже позвонили. Он послал всех к чёрту, сказал, что хочет выспаться и до утра из дома его никто не вытащит, а если от него не отстанут, он подаст в суд. В общем, потребуется время, чтобы переубедить этого парня.
***

  - Этот директор просто придурок! – Дженни едва не рычала от ярости. Девушка расхаживала взад-вперёд, звонко цокая каблуками. – Мало того, что не хочет ехать, так отказался объяснить комбинацию по телефону! Я до него доберусь! Я обеспечу ему такую репутацию, что никто не захочет иметь дело с его вшивой фабрикой!
  Хелен подошла к одной из коробок, распаковала и вытащила увесистую бутылку. Пригляделась к этикетке.
  - Брют. Самое элитное шампанское из всех. – Потом посмотрела на подруг по несчастью. – Кто-нибудь хочет выпить? – Ответом было удивлённое молчание. – Нельзя же быть такими законопослушными. Кажется, кто-то тут только что собирался мстить директору этой фабрики.
  Дженни молча протянула руку, давая понять, что готова внести посильный личный вклад в обеднение данного предприятия.
***

  Включатель нашелся почти сразу же. А дальше нашлось кое-что получше – целый зал, буквально уваленный бутылками со спиртными напитками, так красиво расставленными по полочкам вдоль стеночек!
  - Ух ты! – хором воскликнули сразу четверо.
  - Даже если и придется сидеть здесь всю ночь, скучно нам точно не будет, - усмехнулся Беккер, рассматривая этикетки.
  - Мне, чур, белое полусладкое, - Коннор устремился к дальнему стеллажу.
  Да, это было непрофессионально. Но они вымотались за этот день, теперь работали сверхурочно, и посчитали, что имеют право немножко расслабиться. В конце концов, аномалия заперта, тварей нет.
  - Ну что, мальчишник объявляем открытым? – просиял Стивен, уже схватив и откупорив какую-то бутылку. – Парни, за нас!
  - Кстати, а как там, интересно, девушки? – слегка волнуясь, вопросил Ник, сделав глоток из своей бутылки. – Я позвоню Дженни.
***

  - Каттер... - Едва Дженни поднесла бутылку к губам, намереваясь вслед за уже пьющей Хелен нанести урон предприятию, как несносный телефон затрезвонил в кармане.
  Его даже не нужно было доставать для того, чтобы понять, кто так настойчиво жаждет её услышать. Вторая шатенка лишь хмыкнула, приподнимая брови и усаживаясь на пол.
  - Слушаю. Господи, если ты еще раз спросишь, в порядке ли я....- Сначала вид Льюис был раздраженным, затем удивленным, а после девушка буквально прыснула со смеху. - Да, да. Но мы застряли в винохранилище. Ты это серьезно?! Вы тоже?
  - Что там? - Сара и Эбби, не разделявшие энтузиазма Хелен, все еще были на ногах и абсолютно трезвые, а оттого и вслушивались в разговор особо внимательно.
  - Наши мальчики тоже застряли, в паре метров от нас, я полагаю. И люди Беккера смогут освободить нас не раньше, чем директор соизволит проснуться. – Дженни покачала головой. - Черт, мы попались в ловушку, как мелкие воришки! А, да, Сара, Беккер передает тебе пламенный привет! И тост.
  Она хихикнула и отложила телефон в сторону, совершенно забыв о том, что его полагается еще и выключить, чтобы прервать разговор.
  Каким-то образом Каттер на той стороне тоже совершенно позабыл про кнопку отбоя, автоматически сунув телефон в карман куртки.
***

  Бывают такие паузы, неловкие. От которых время будто замирает, слышны сердцебиения и дыхания собравшихся людей, и каждый из них в срочном порядке ищет тему для обсуждения, лишь бы убить эту паузу. Вот и сейчас в компании парней образовалось нечто подобное.
  Каждый лихорадочно соображал и глотал напитки, чтобы придать своему неловкому молчанию хоть какой-то смысл. А спас всех Коннор. Он вдруг заявил:
  - Иногда я не понимаю девушек.
  Трое, как один, подняли на него взоры.
  - Да? И почему? – поинтересовался Ник, мысленно соглашаясь со словами ученика – порою легче разобраться в квантовой механике, нежели в мозгу девушки.
  - Взять, к примеру, Эбби.
  Парни усмехнулись. Понятное дело, Коннор в качестве девушки мог рассматривать только Эбби.
  – …Вчера мы смотрели "Годзиллу".
  Парни снова понимающе кивнули.
  – …И в конце, когда Годзиллу все-таки застрелили, Эбби разрыдалась! Я ей попытался объяснить, что это и есть хэппи-энд - тварь, наконец, прибили, и мир спасен; но Эбби почему-то злобно на меня посмотрела, схватила Рекса подмышку и ушла в свою комнату. Что я такого сказал?!
  Парни переглянулись и вдруг заржали.
  - Коннор, ты полный дурак, - констатировал Стивен. – С девушками нужно соглашаться, а не спорить, тем более в такой романтической ситуации, как просмотр допотопного боевика. Как она вообще умудрилась пустить тебя на порог, поражаюсь!
  - Ну… конечно, когда мы только познакомились, я был больше похож на ботаника, - усмехнулся Темпл, вспоминая, с чего все начиналось.
  - Ты и сейчас похож на ботаника, - не удержался Беккер. – Без обид.
  Коннор беспечно отмахнулся, делая очередной глоток.
  - Да я понимаю. Но сейчас это моя фишка, девчонкам нравится, а поначалу… я не мог даже рассчитывать на то, что Эбби меня заметит.
  - А сейчас, значит, шанс есть? – с совершенно серьезной миной спросил Стивен.
  - Сейчас есть, - согласился Коннор, кивнув. – Если кое-кто не забыл о нашем маленьком уговоре.
***

  - Это что, негласная война? - Хелен насмешливо обвела взглядом троицу, устроившуюся у противоположной стены.
  Самым смешным было то, что, пожалуй, наименьшую неприязнь к Хелен сейчас проявляла та, что, по идее, должна была ненавидеть экс-супругу Каттера сильнее всех. Но Дженни, сделавшей пару-тройку крупных глотков дорогого вина, было как-то все равно. Она, конечно, с большим удовольствием поотпускала бы язвительных шпилек в адрес вредительницы, но убивать её почему-то уже расхотелось.
  - Негласная конфронтация! - Пиарщица сделала очередной глоток и тут же лишилась бутылки, перекочевавшей в руки брюнетки.
  - Что? Я всегда мечтала поучаствовать в массовой попойке. - Египтолог сверкнула глазами и, приподняв бутылку, качнула ею в сторону шатенки номер два, после чего приложилась к горлышку. - Ваше здоровье, дамы.
  - И выражается наше противостояние, видимо, в том, кто кого перепьет? Ха, - Хелен приняла негласный вызов, также делая хороший глоток обжигающей жидкости.
  - Вы спятили? - Эбби с минуту смотрела округлившимися глазами на разворачивающееся вокруг неё безумие, после чего и сама не устояла перед азартным "соревнованием". - В этом-то мы тебя сделаем, - блондинка не без трудностей распечатала очередную бутылку, делая глубокий вздох и пригубливая вино.
  - Мне не раз говорили то же самое, - Хелен насмешливо фыркнула, попутно отмечая, как загорелись глаза окружающих девушек. - Даже не думайте, я не сплетничаю о своей жизни! По крайней мере, на трезвую голову...
***

  - Вам не кажется, что что-то постоянно шепчет? - Беккер хоть и был уже слегка поддатым, но его инстинкты, отточенные на военной службе, не притупились до такой уж степени.
  - Кажется, - эхом откликнулся Харт, приобнявший бутылку хереса, - и звук идет от Каттера.
  - От меня? Вы перепили!
  - Нет, профессор, серьезно. - Коннор склонил голову набок, как прислушивающийся кокер-спаниель, приблизился к Каттеру, под дружные смешки соратников, и, в конце концов, ткнул указательным пальцем в карман с телефоном. - Ты не отрубил соединение с Дженни!
***

  Время шло, бутылки постепенно, но все же пустели. А разговор, что поначалу шел как-то вяло, в основном вертясь вокруг взаимных подколок, перешел в более интересное русло. Зачинщиком стала Эбби, с самым невинным видом промолвившая, глядя в упор на египтолога:
  - Сара, а у тебя появился довольно милый поклонник...
  Не сговариваясь и даже не подозревая об этом, Пейдж и Беккер разом подавились вином по разные стороны "трубки" и закашлялись, переводя дыхание.
  - К-какой поклонник?
  - Тайный, судя по всему, - не унималась блондинка. - По крайней мере, мне кажется, что шоколад на твоем рабочем столе, с запиской на древнеегипетском и милым цветочком предназначались никак не Дженни.
  - Что было на моем рабочем столе?! - Брюнетка опешила от таких неизвестных ей подробностей. - И почему этого не видела я?!
  - Ну... понимаешь... мы с Коннором не уследили за Сидом и Нэнси....
  //Беккер прошил зажавшего руками рот студента убийственным взглядом.//
  - Эбби!
  - Я куплю тебе еще десять таких шоколадок и даже целый цветущий кактус, если понадобится, если расскажешь, кто это из наших!
  - Да, - шатенки хором присоединились к допросу, преподнося каждая свои варианты:
  - Лестер?
  - Беккер?
  - Стивен?
  - Коннор?!
  Каттер как-то предусмотрительно был упущен из виду.
  Брюнетка слегка покраснела, сделала глоток вина, передав бутылку все той же Эбби, и ответила:
  - Хилари!
  - Кто????
  Единое недоумение на лицах всех присутствующих вызвало неудержимый смех Сары.
  - Хилари Джеймс, девочки, самый милый и сногсшибательный мужчина на свете.
  Она загадочно усмехнулась, прислоняясь к стеллажу с бутылками и мечтательно закатывая глаза. И просто-таки совершенно не собираясь облегчать коллегам задачу и удовлетворять любопытство.
***

  - Кто такой Хилари Джеймс? – довольно глупо спросил Стивен, обводя товарищей слегка затуманенным взглядом. – У Лестера второе имя - Хилари? – усмехнулся он.
  - Вообще-то, это Беккер, - выдал спецназовца с потрохами Коннор.
  - Откуда ты?..
  - Прочитал в твоем досье и чуть не упал со стула, - пояснил Темпл. – Значит, ты у нас тайный преследователь Сары?
  - А ты у нас задолжал кому-то пятьдесят евро за испорченный сюрприз? – парировал Беккер, впрочем, совершенно беззлобно.
  - Тс-с! Девчонки болтают о чем-то интересном! – призвал всех к тишине Стивен, поближе пододвигаясь к телефонной трубке, которую парни так стратегически расположили в центре круга.
  - Это голос Дженни? – шепнул Коннор, без всякой связи взглянув на Каттера.
***

  - Иногда мне кажется, что я схожу с ума. Мысли о Клаудии Браун не дают мне покоя, еще раз спасибо, кстати. – Дженни отвесила смешливый поклон Хелен. – А Ник, он… он тоже помешался на своей Клаудии.
  //Парни как бы между делом посмотрели на Каттера. Тот глотнул воздуха, почувствовал вдруг, что горло пересохло, и глотнул вина, неотрывно глядя на телефон.//
  - Знаете, какие неописуемые чувства испытываешь, когда тебя целует парень, который тебе безумно нравится… а потом он называет тебя другим именем?
  - Дженни… - Сара участливо погладила подругу по плечу. – Да Каттер вообще не умеет общаться с девушками. Вон, от него и жена ушла, - она мило улыбнулась Хелен.
  // - И не поспоришь, - согласился Ник на другом конце провода.//
  - И ты правда любишь моего мужа? – чисто из женского любопытства спросила старшая шатенка, с тоской посмотрев на очередную опустевшую бутылку.
  - Я…
***

  - Почему она замолчала? – не понял Коннор.
  - Потому что батарейка в телефоне села, гений, - пояснил Стивен и обернулся к Нику. – Уверен, она сказала «да», - подмигнул Харт товарищу.
  - Интересно, почему мне так «везет» с девушками? – горько усмехнулся профессор, отпивая красной жидкости. – Кстати, а как у вас все произошло, с Хелен?
  Коннор с Беккером с интересом уставились на Харта. Тот аж смутился.
  - А это не будет слишком странно – я… рассказываю тебе о твоей жене?
  Каттер рассмеялся.
  - Брось. Это все равно в прошлом. С тех пор многое изменилось, прошла любовь, прошло два покушения на жизнь с ее стороны… Так что давай, валяй, не томи нас.
  - Да, - поддержал Беккер, приняв практически лежачее положение и отставив свою пустую бутылку в сторону.   
  - Ну ладно, - кивнул Стивен. – Уговорили.
***

  - Давай, Хелен! – Улыбающаяся, румяная и просто захмелевшая Дженни не сводила взгляда с сидящей неподалёку шатенки. – Рассказывай, с чего и как у вас всё началось со Стивеном! – Она передала бутылку пристроившейся рядом Эбби. Пить всем из одной бутылки оказалось гораздо веселее.
  - Это личное, - пробормотала Хелен. Но она и сама была уже довольно… румяной, так что быстро махнула рукой. – Хотя, какого чёрта, всё уже в прошлом, Ник знает, так что военной тайны тут нет.
  Эбби, сделав глоток, вернула вино Дженни, а та протянула его Саре.
  - Ну? – Блондинка нетерпеливо взглянула на старшую шатенку.
  Хелен усмехнулась, тряхнула головой, на мгновение уткнула взор в пол, потом вскинула подбородок. И начала рассказ:
  - Ник был в очередной командировке. Я, как порядочная жена, сидела дома, дело было вечером.
  - Просто лирика, - хихикнула Дженни.
  Сара приподнялась и вручила бутылку Хелен, женщина отхлебнула и передала эстафету Эбби.
  - Так вот. Я пыталась что-то готовить. Стивен пришёл как раз тогда, когда я сожгла второй пирог. Я накануне обещала какую-то книжку для курсовой работы.
  - И ты, обиженная на мужа, решила соблазнить своего студента? – предположила Сара.
  Эбби перевернула бутылку вниз горлышком, убеждаясь, что та пуста. Девушка докарабкалась до ящика и взяла новую порцию спиртного.
  - И в мыслях не было! – замотала головой Хелен. – Просто мне не хотелось проводить вечер в полном одиночестве. Я предложила посмотреть что-нибудь, без всякой задней мысли.
  - Вы включили мелодраму? – «догадалась» Эбби, отдавая вино Дженни. – Или романтическую комедию? Или что-то… м-м-м… поинтереснее?
  - Я нашла только кассету с фильмом «Чужие», её мы и поставили.
  - И в один из жутких моментов фильма ты испугалась, и Стивен тебя обнял, чтобы успокоить? – романтично промолвила Дженни, пригубив винца и одаривая такой же возможностью Сару.
  - Нет. Я так хохотала над этой дребеденью, что упала со стула и рассекла висок, ударившись о дверной косяк. Стивену пришлось везти меня в больницу. – Хелен замолчала, ухмыльнувшись.
  - И??? – хором вопросили остальные. – Что было дальше?
  - Мне наложили пару швов, наклеили пластырь и отправили восвояси. Естественно, обратно меня вёз тоже Стивен. Всё переживал, как бы у меня не закружилась голова и я не упала в обморок. Он проводил меня до крыльца, потом до гостиной, потом до кухни, а потом и до спальни. Я сказала, что если он предложит проводить меня и до кровати, то я точно буду знать, что он маньяк.
  - И???
  - И он засмеялся, я тоже засмеялась, а потом… Сами знаете, бывают такие моменты, когда будто искра проскакивает. Короче говоря, до кровати он меня всё-таки проводил.
***

  - Дело было давно… Я пришел к Каттерам, не помню зачем, сдать какую-то курсовую, возможно. И застал Хелен в гордом одиночестве – муж уехал на раскопки под Эдинбург и бросил ее одну.
  - В свое оправдание хочу отметить, что звал ее с собой, она отказалась, - вставил Каттер.
  - В общем, ей явно было скучно, и она предложила посмотреть фильм. Из фильмов было только документальное кино про динозавров и с какого-то перепуга «Зубастики». Выбрали мы последних. Я, конечно, знал, что Хелен – девушка бесстрашная, но чтобы ржать над этими вселяющими ужас созданиями, убивающими своими иголками!.. Был там один эпизод, очень напряженный, скажу я вам. Так вот, она подкараулила и в нужный момент сказала «Бу!». Черт! У меня же не железные нервы! Я подскочил, а она от смеха свалилась с дивана и разбила лоб. Пришлось везти в больницу.
  - Забавно. А мне она сказала, что спотыкнулась о мои горные породы, расставленные в коридоре - усмехнулся Ник.
  - А дальше все вроде ясно. Довез домой, помог дойти до кровати…
  - И сам заодно туда же прилег, - завершил Коннор.
  Как бы подводя итог истории, раздался храп – Беккер уже совершенно сполз на пол и теперь спал сном младенца.
  Еще пару мгновений спустя раздался девичий хохот откуда-то издалека.
  - Интересно, что они там делают? Может, уже танцуют стриптиз? – мечтательно вопросил Стивен, стойко продолжая пить, остальные уже наполовину сдались.
  - Да, Стивен, конечно, - кивнул Ник. – Наши девушки всегда только и ждут, чтобы остаться одним, напиться и станцевать стриптиз.
  - Что уж, и помечтать нельзя? – усмехнулся бывший студент.
***

  - Интересно, что они там делают? – икнув, спросила Сара, посмотрев в ту сторону, где находилась мужская половина команды.
  - И над чем они там так смеются? – добавила Эбби, прислушиваясь.
  Действительно, приглушённый металлом смех имел место быть.
  Блондинка улеглась на полу, изящно растянувшись. Рядом уже лежала Дженни – на животе, болтая ногами.
  - Может, представляют, как мы здесь напиваемся и танцуем стриптиз? – пожала плечами младшая шатенка.
  Сара вновь икнула и поглядела на пустую бутылку в своей руке.
  - Напиваться – да, но с чего бы нам вдруг танцевать стриптиз? Нет, они до такого не додумаются.
  - Жаль, что нельзя спросить у них самих… - мечтательно протянула Дженни. – Вдруг там та-а-акие фантазии…
  - Почему же нельзя? – вдруг вскинулась Эбби. – Я могу позвонить Коннору… - Она кое-как достала свой телефон, попыталась набрать номер. Несколько раз. Наконец, сдалась. – Нет, не могу. Кнопки такие маленькие…
  - И жутко неудобные, - подтвердила Сара.
  - Можно использовать более грубые методы. – Хелен кое-как встала и, держась за стенку, доковыляла до угла помещения, к широким стальным трубам. – Такие штуки обычно проходят через всё здание. – Она потёрла переносицу. – Вспомнить бы ещё эту чёртову азбуку Морзе… - Она сосредоточенно прикрыла глаза и… замерла.
  - Хелен, - через некоторое время подала голос Эбби. – Хелен!
  - О? – вздрогнула миссис Каттер, проснувшись. – Что?
  - Азбука Морзе.
  - Ах, да. – Хелен пошевелила губами. – Дженни, дай мне свою туфлю.
  Даже не удивившись, пиарщица сняла левую туфельку и бросила другой шатенке, которая, вопреки количеству выпитого спиртного, поймала подарочек довольно ловко. Поймала и начала выстукивать стальной набойкой по металлической трубе. И заодно озвучивать то, что выстукивает:
  - «Как вы?».
***

  - Вы слышали?! – Коннор подскочил на ноги и подбежал к трубе. – Что-то мне это напоминает… Азбука Морзе, ну конечно!
  Стивен с Каттером тоже заинтересовались. Они уже успели причудливо разложить пустые бутылки вокруг Беккера и теперь заскучали, а стук по трубам вывел их из сонного состояния.
  - Это, наверно, девчонки!
  - Или призраки, - добавил Стивен. – Кто знает азбуку Морзе?
  - Я когда-то знал, - воодушевился Коннор. – Так, подождите… точка – тире - точка - точка… Кажется, они говорят «Нам без вас грустно».
  Стивен рассмеялся.
  - Немного не так, но суть ты передал. Набери следующее: точка-точка-точка, тире-точка-тире…
  // - «Коннор – маленькая девчонка», – перевела Хелен на том конце трубы. – Что за бред?
  Девушки звонко рассмеялись, поняв, что парни снова подкалывают беднягу студента.
  - Скажи им – «Как будто мы не знали».//
   - «Вы окончательно свихнулись или надежда ещё есть?», - теперь Стивен стоял рядом с Коннором и переводил, потому как брюнет явно был плохим знатоком азбуки Морзе.
  // - «Вы, наверное, страшно по нам истосковались». – Хелен усмехнулась. //
  - «Безутешно рыдаем, но алкоголь помогает залить горе. Сара передаёт привет Беккеру».
  - "Беккер шлет Саре пламенный поцелуй", - быстро настучал Стивен, "лыбясь", как пятиклассник.
  // - Беккер? Пламенный поцелуй? - Дженни, сфокусировавшись, уставилась на Пейдж. - Хилари Джеймс - это Беккер?
  - Может быть, - загадочно улыбнулась брюнетка. - Гадайте.
  - Сара! - выдохнула Дженни.
  - Вредина! - поддержала Эбби. И обратилась к Хелен: - Передай привет Коннору.//
  - «Дженни, сходим на обед? Ник».
  // - Подозреваю, что это не Стивен настучал, - усмехнулась Сара, глядя на подругу. Та слегка нахмурилась, потом вдруг беспечно махнула рукой и продиктовала ответ.//
  - «Если обещаешь не быть идиотом. Дженни».
  - Хо-хо!! – Стивен похлопал товарища по спине в знак поддержки.- Ну, приятель, теперь не облажайся. Повторяй как мантру: «Дженни. Дженни Льюис. Льюис. Дженни».
  Каттер беззаботно рассмеялся.
  - И вроде бы несложно запомнить, да?
  Стивен тоже решил испытать судьбу, простучав следующий мотив.
  // - «Ник рыдает от счастья. Эбби, сходим на ужин? Стивен». – Закончив расшифровывать фразу, Хелен хищно взглянула на блондинку.
  Та была в явном смущении от такого внимания.
  - Я… я уже обещала Коннору. Ну, знаете, - быстро уточнила Эбби, - заказать пиццу, посмотреть его «Звездный путь» или «Звездные воины», или что-то там еще со звездами.
  Хелен слегка успокоилась, и даже улыбнулась, отбивая на трубе ответ.//
  - «И не мечтай. Больше шансов даже у Коннора».
  Темпл просиял, услышав о себе лестный отзыв, и даже победно вскинул кулаки.
  - «Пьем за вас, дамы», - сообщил Харт, откупорив очередную бутылку и чокаясь с товарищами по заключению. – Интересно, долго нас здесь еще продержат? Совершенно некстати захотелось в туалет.
  - А ты подумай о водопаде, и все пройдет, - усмехнулся профессор, между тем тоже поморщившись, попав в собственную ловушку. – Может быть, этот директор, наконец, уже выспался?!
***

  Долго ли, коротко ли сидели они там – никто точно сказать бы не мог, но, в одну прекрасную минуту, за железными заслонками послышался шум, топот ног, чье-то чихание, и, наконец, сковывающий двери механизм пришел в движение, и окна и двери отворились.
  В тускло освещенное помещение шагнул Лестер – серьезный, хмурый, при параде. Зашел внутрь, огляделся и вздохнул.
  - Напомните еще раз, зачем я сюда так спешил, бросил жену, детей, свой интересный сон?..
  Вопрос этот так и повис в воздухе, поскольку ответить было некому – армейские, сопровождающие Лестера, тут же разбежались прочесывать территорию, а его непосредственные подчиненные, которых он так спешил вызволить, дружно дрыхли. В центре зала храпел Беккер, вместе с пустыми бутылками составляющий композицию, с натяжкой напоминающую произведение искусства. Авторы же сей композиции – Харт, Темпл и Каттер – спали, прислонившись друг к другу, плечо к плечу, возле стеночки с полуопустевшим стеллажом отличных сортов вина.
  - Боже, дайте кто-нибудь платок, я сейчас расплачусь от умиления. – Лестер чинно прошагал к троице и дотронулся кончиком ботинка до ноги Коннора.
  Нога подвинулась влево, а хозяин ноги просопел нечто нечленораздельное и продолжил мирно спать.
  Лестер вздохнул, обдумывая, как бы побыстрее растормошить этих товарищей, и между делом обратился к одному из подошедших солдат:
  - Девушки обнаружены?
  Парень в форме кивнул.
  - Спят в соседнем зале, сэр. Также налицо злоупотребление алкоголем – энное количество пустых бутылок валяется там же. Что прикажете предпринять, сэр?
  - Разбудите их, по возможности, и развезите по домам, - Лестер собрался на выход – делать ему больше нечего, как нянчится с нерадивыми подчиненными, когда все нормальные люди, и даже эти подчиненные, преспокойно спят. – И вот еще что. Напомните им, когда они очнутся, что завтра – никем не отмененный рабочий день.
  Прежде чем уйти, начальник все же решил проверить, надлежащим ли образом исполняется его приказ.
  Самым дискомфортным для военных оказалось будить собственного начальника – Беккер никак не желал просыпаться, а, поняв, что будит его его же подчиненный, брюнет начал отдавать какие-то приказы, не особо отчетливые, но можно было разобрать нечто вроде «Приказываю отвалить, иначе уволю» и «В какой мы эпохе?». Попроще оказалось с профессором и студентами – те на удивление быстро пришли в себя и даже вспомнили, где они и кто они, правда, Коннор почему-то решил, что он в родимом доме и мама будит его в школу. Каттер поинтересовался, как там Клаудия Льюис, и отправился к ней – по коридору вниз и налево, как раз в мужской санузел, где и остановился, пока военный не помог ему отыскать путь обратно в коридор.
  Девушки были в гораздо лучшем состоянии. По большей части благодаря Хелен Каттер, которая проснулась буквально сразу и деловито растормошила своих новых подруг,  взяла под руки Дженни и Сару и помогла им подняться, попутно отдав приказ тащить блондинку следом. Сама Хелен почему-то отказалась садиться с ними, а примостилась в машине со Стивеном, более-менее внятно объяснив, где он живет. Своего же адреса Хелен отчего-то никак вспомнить не могла, поэтому решила, что всем будет гораздо проще, если она отправится к Харту. Сам Харт, вроде, не возражал.
  Разместив, наконец, всех из веселой компашки по машинам, Лестер удовлетворенно покачал головой; жест предназначался по большей части водителю, поскольку остальные нетрезвые граждане не только обращали на босса мало внимания, но и, возможно даже, вообще не были осведомлены о присутствии Лестера.
  - Что ж, - он вскинул брови, оглядываясь на опустевший склад, - подозреваю, первым делом завтра услышу звонок от обрадованного директора с желанием прислать почетную грамоту за спасенный бизнес. А я ведь мог бы работать в Министерстве внутренних дел и дальше, но из-за природной скромности и любви к людям вынужден иметь дело с перепившими школьниками и обзванивать родителей, чтобы те не волновались.
  С этими словами начальник уселся за руль и тронулся с места, с тайной надеждой улучить хотя бы часик прерванного сна.
  Следом отъехали и остальные машины, кто - куда, оставляя, наконец, винный склад в покое. Что же предстояло обнаружить директору на утро, догадывался только Лестер, возвращающийся домой и сразу решивший, что все эти вопросы он предоставит лично разгребать его дорогому пиарщику.
***

  Если б строение тела позволяло, Рекс бы немедленно схватился лапками за голову. Хозяева сегодня вели себя крайне странно. Пришли домой, шатаясь, попытались втиснуться в дверь одновременно, в результате чего застряли в проёме и долго хихикали по этому поводу. Потом Коннор подхватил Эбби на руки и закружил, при этом громко и старательно гудя. Видимо, играл в самолётики. Эбби визжала и хохотала одновременно. Коннор не был бы Коннором, если б не споткнулся. И вот парочка уже распласталась на полу, раскатившись в разные стороны. Именно в этот момент Рекс понял, что самое время залететь на второй этаж и забиться под стол от греха подальше.
  - Ай. – Эбби жалобно застонала, потирая спину. Девушка попыталась принять сидячее положение. Получилось со второй попытки.
  - Прости, - промычал Коннор, даже не помышляя о таком подвиге, как вставание на ноги; он просто подкатился к блондинке, лёг на бок и приподнялся на локте. – Сильно ушиблась?
  - Не очень. – Девушка недовольно потёрла поясницу, потом смягчилась. – А ты?
  - Я в полнейшем порядке! – бодро отрапортовал брюнет.
  Они поглядели друг на друга, потом одновременно прыснули и расхохотались. Через минуту-другую приступ веселья чуть угас.
  Коннор пристально смотрел на свою очаровательную соседку.
  - Ты такая красивая, когда… - Так, а что он, собственно, хотел сказать? Надо признать, отличное вино они выпускают на этой фабрике. Впредь нужно будет брать спиртное только этой фирмы.
  - …Когда пьяная? – усмехнулась Эбби.
  - …Когда смеёшься, - всё-таки докончил мысль Темпл. – Мне нравится видеть тебя весёлой.
  - И благодаря тебе у меня полно поводов для веселья. – Ого, а фраза-то была не из самых простых, и, тем не менее, Эбби её выговорила почти без запинки. Девушка придвинулась поближе к соседу, игриво провела рукой по его плечу. После чего вдруг выдала: - Поцелуй меня.
  - Что? – усмехнулся Коннор. В обычном состоянии он наверняка смутился бы, но сейчас просто удивился.
  - Поцелуй, - повторила Эбби. И спешно добавила: - Похоже, я трезвею!
  От таких заявлений Коннор, кажется, тоже начал трезветь, что, кстати, ничуть не радовало.
  - Ты точно этого хочешь? – спросил парень, придвигаясь вплотную и таки кое-как приподнимаясь. Он положил руку на талию кивнувшей Эбби.
  …Конечно, ящерицы думают совсем не так, как люди. Но если б можно было облечь мысли Рекса в слова и привычные для человека образы, выглядело бы это примерно так: «Стало подозрительно тихо. Интересно, что хозяева там делают? Подползу к лестнице и посмотрю. Ой. Это что-то новенькое. Такого они ещё никогда не вытворяли! Так вот, значит, как у людей это принято. Пожалуй, залезу-ка я лучше обратно под стол».
***

  Стивен, добравшись до дома, пришел в себя до таких пор, что смог даже самостоятельно выбраться из машины и, не без помощи Хелен, доковылять до входной двери. Ввалившись внутрь, мужчина вдруг развернул ученую, придержал и, приблизив губы к ее уху, жарко прошептал:
  - Иногда ты бываешь невыносимой стервой, Хелен… Но мне это нравится.
  После чего шатенка и сообразить ничего не успела, как оказалась в его крепких объятьях. Между тем Харт целовал ее с удивительной настойчивостью и страстью. На пару-тройку мгновений Хелен позволила себе расслабиться в этих руках, прикосновениях, поцелуях, но, пересилив себя, таки сумела отстранить мужчину, мило улыбнувшись.
  - Кое-кому уже давно пора баиньки, не находишь? – С этими словами Хелен уверенно потянула бывшего студента к дивану и настойчиво уложила, при этом то и дело отдирая блуждающие руки Харта со своих бедер.
  Упав, в конце концов, спиной на диванчик, владелец квартиры мечтательно заулыбался и закрыл глаза. Хелен, усмехнувшись, поместила легкий поцелуй на его щеке и шепнула:
  - Спокойной ночи, Стивен. - После чего, даже не потрудившись раздеться, залезла в его мягкую постель и вскоре уснула, продолжая улыбаться одной ей известным мыслям.

0

9

7. Эффект Браун-Льюис

http://uploads.ru/t/e/g/8/eg8T1.jpg

Каттер всё сидел и сидел за столом своей лаборатории, занятый одним и тем же делом – глядением в никуда и постепенным отрезвлением. Так прошел час, два, на третий он принес себе стакан кофе, благо автомат по созданию напитка в ЦИА имелся и работал. И снова сидел и сидел, занимаясь самокопанием перед двумя фотокарточками. С одной на него смотрела Клаудия Браун, с другой - Дженни Льюис. Как он раздобыл её фото? Скажем так, Ник Каттер никогда не откармливает печенюшками дам из архива с личными делами просто так…
  - Кажется, я свихнулся! – уже под утро подвел безрадостный итог профессор, качая головой.
  Что бы он ни делал, его никак не оставляло чувство, что эти две женщины один и тот же человек. Но как доказать это ей? И главное, нужно ли это делать? Может, позволить Дженни жить новой жизнью и всё? Но как же тогда Клаудия? Она не может просто исчезнуть с лица земли, он не может так поступить. Блондин прекрасно понимал это.
  Вспомнилось их предутреннее прощание, после вызволения из винной ловушки.
  …Дженни, пошатываясь, шла по коридору, ежась от холода, идущего от кафельного пола, но все так же упрямо неся туфли в руках. Она не хотела свернуть себе шею, рухнув с десятисантиметровых шпилек!
  - Дженни!
  Оклик Каттера застал её во время выполнения крайне сложного маневра по огибанию пары Сара-Беккер, члены которой втихую обнимались, прислонившись к стене. Значит, всё-таки Беккер и есть Хилари Джеймс! Ага! Хилари… Какими же оригиналами были его родители… Либо они очень хотели и ждали девочку, либо… Нет, лучше даже не думать об этом!
  - На связи! – отрапортовала она профессору, оборачиваясь и оступаясь одновременно.
  Собственно, лишь его крепкий захват и удержал её от падения. Парочка рядом не повела даже ухом!
  - Держи меня, - девушка расхохоталась, повиснув на шее мужчины. Все обиды и непонимания между ними были забыты на какое-то время.
  - Держу!
  - Молодец!
  - Знаю!
  Они абсолютно пьяно и глупо расхохотались, продолжая нелегкий путь до дожидающихся их автомобилей.
  - Твое предложение об ужине еще в силе? – Выходя на свет божий Льюис подумала, что не плохо было бы уточнить, не приснилось ли ей это предложение. Ведь Ник-то раньше сам не особо реагировал на её попытки сблизиться.
  - Да!! – Каттер разве что не подскочил от радости. Лед в их отношениях тронулся!
  - Отлично, тогда предлагаю тебе не тянуть резину и пользоваться моим хмельным настроем, устроим обед сегодня? – Нет, все же, как с ним порой сложно - приходится самой проявлять почти всю инициативу!
  - Согласен… В смысле… Дженни! Ты крадешь мои реплики!
  - Кто же виноват, что Ник Каттер порой такой несообразительный! - девушка фыркнула, отстраняясь от ученого и по привычке подкалывая его. - Тогда увидимся вечером!
  Она секунду подумала, обернулась на ходу, и, все так же слегка пошатываясь на ровной поверхности, послала ему воздушный поцелуй. Развернулась вновь, и, как обычно, соблазнительно покачивая бедрами, криволинейно зашагала босиком по асфальту, подбрасывая туфли в воздух. Королевский жест. Пара метров - и она уже оказалась возле черного джипа, гостеприимно принимающего пиарщицу в свои недра. Стройные ножки еще раз мелькнули в эфире, не давая Каттеру отвести взгляд, после чего автомобиль с шатенкой рванул с места…
  Резкий звук сканера аномалий вырвал профессора из пучины воспоминаний, давая понять, что пора бы подумать уже и о работе! Каттер приободрился, вскочил из-за стола, на секунду замешкавшись у снимков. И, в конце концов, опуская в нагрудный карман оба, рванул на звук.
***

  Солнце игриво скакало первыми лучиками по просторам дома. Перелетая с хрустальных памятных бокалов, спрятанных в нише стеллажа, проносясь по ворсистой спинке дивана, лаская его словно большого кота. Темноволосая женщина, казалось, единственная была не рада встрече с этими лучами. Ее глаза цвета коньяка были покрасневшими после бессонной ночи, темные круги под ними просто кричали о крайней усталости владелицы. Обычно безупречная кожа, скрываемая под вызывающим макияжем, была бледна, а на лбу искрились бисеринки пота. Дженни казалось, что она сходит с ума.
  Даже после того, как она самолично опустошила треть запасов из винного погребка, в котором их заперли, её мучения не закончились. Шатенка с отчаянно бьющимся сердцем проснулась на рассвете от собственного крика. Ей опять снились воспоминания. Огромный птеродактиль, летящий прямо на неё, страх, сжимающий все внутренности и абсолютная чернота вокруг, разбавляемая лишь голосом Каттера.… Изо всех сил она боролась с этим наваждением, что все чаще и чаще накатывало на неё, заставляя внутренне разрываться на части. Пока получалось не очень. Что вообще происходит?   Непонятные слова, что она произносит время от времени. Чужое детство, чужие радости и горести. Чужие чувства… или все же её? Как разобраться в этом?! Было ощущение, что нечто внутри нее пытается разрубить всю её сущность напополам, сталкивая разом две столь непохожие жизни столь похожих женщин. Это уже как-то слишком.
  Льюис словно сомнамбула поднялась с кровати, кое-как оделась, путаясь в шелковой накидке, и сделала попытку спуститься вниз. Может быть, чашка крепкого кофе поможет прийти в норму? Да вот только попытку спуститься она именно сделала, замерев на полпути, посредине крутой лестницы, скрученная очередным приступом сильной головной боли.

  ** - Не иди…. Останься… Я думаю, это ошибка. У меня очень плохое предчувствие по этому поводу.
  - Все будет хорошо. Увидимся скоро….**

  Как же больно было отпускать его с этими словами и дурными предчувствиями, разрывающими её на куски. А еще было страшно, только она не решилась ему в этом признаться, боясь, что слишком мало значит в жизни Ника Каттера.

  ** - Дорогая, будь все-таки осторожна! Какая же ты у меня красавица!
  - И повеселись на славу! Не бойся, я прослежу, чтобы мама не слишком волновалась!
  Отец подмигивает ей, стоя на пороге их прежнего дома, ласково обнимая за талию жену. Живую, слегка постаревшую с тех времен, что помнила Дженни. Мать Клаудии не погибла, спасатели успели к ней прежде, чем утопающая скрылась под водой. И теперь женщина, в полном расцвете сил, стояла на пороге родного дома, провожая свою уже выросшую дочь на учебу в колледж.**

  - Мама… - Дженни прерывисто всхлипнула, вцепляясь рукой в перила и делая пару шагов вслепую по лестнице. Слезы застилали глаза на пару с серебристыми бликами аномалии. - Мама…

  **Из зеркала на неё смотрела аномалия. Не привычное отражение, в котором каждая девушка видит сотню несуществующих изъянов, нет. Лишь пустой, бездушный сгусток энергии, словно разъедающий её изнутри. Захотелось кричать, бить зеркала, звать на помощь… Но она только плотнее сжала зубы и отвернулась, молясь, чтобы это оказалось лишь обманом зрения, не больше…**

  Девушка со вскриком оступилась, спотыкаясь, с размаху приземляясь коленями на острый край ступеньки, кубарем скатываясь вниз с двух оставшихся. И даже не заметила этого, её голова, сердце, что-то внутри смещалось, перекраивалось, совмещая, впитывая в себя обе жизни.
  - Кто я?!– тихий, отчаянный шепот перешел в истерический крик, разрывающий легкие.
  Но не приносящий облегчения. Дженни стиснула голову руками, казалось, еще чуть-чуть и ее мозг разорвется, переполненный эмоциями и воспоминаниями. Очередной спазм накрыл её, вынуждая с силой втягивать в себя воздух, пытаясь смирить рыдания.
  ** - Не бойтесь. Я просто сказала тому омерзительному типу, что вы мой парень. Еще одна попытка с его стороны со мной познакомиться, и я бы его убила.
  - Ээ, ну я рад, что был здесь и смог вам помочь. Меня зовут Ник Каттер.
  - Вообще-то, я знаю, кто вы. Клаудия Браун, Министерство внутренних дел….**

  ** Клаудия Браун… Ник Каттер с улыбкой смотрит на нее своими небесно голубыми глазами, залихватски закидывая на плечо доисторическую кость динозавра.**

  **Все будет хорошо! Я вернусь через минуту!**

  ** - Он понравился вам?
  - Я доверяю ему, если вы это имеете в виду.**

  ** Клаудия Браун…**

  Дженни ощутила, что знает всё это. Помнит. Это была её жизнь! Это есть часть её жизни. Как она могла забыть?!
  Девушка сползла по шероховатой поверхности стены, возле которой приземлилась, чувствуя, как легкие едва не лопаются от недостатка кислорода. Она забыла дышать, поглощенная проживанием своей первой жизни. Дикая головная боль исчезла, оставляя после себя небольшую похмельную мигрень, пустоту, полную пустоту и свободу…

  **- Он действительно нравится вам…
  - Это не ваше дело!
  - Он мой муж.
  - Вы бросили его, помните?**

  **Клаудия Браун… Ты до чертиков перепугала меня…**

  **Как ты? Ты в порядке?!**

  **- Каттер!!
  - Клаудия!! **

  «Клаудия!! Клаудия!! Клаудия!! Клаудия!! Клаудия!!»

  - Ник!!!! – шатенка открыла глаза, смахивая с них градом льющиеся слезы. - Ник…
  А солнечный лучик, поддерживая её, золотил непослушные каштановые пряди, придавая им насыщенный медный оттенок.
***

  Протрезвонил телефон. Не в силах даже посмотреть, кто это, она включила кнопку приема.
  - Дженни?..
  - Ник?
  Ее голос прозвучал слишком слабо и хрипло, что заставило профессора насторожиться.
  - Дженни, все в порядке?
  - Я… - Льюис сделала несколько прерывистых вздохов, пытаясь изо всех сил взять себя в руки и не закричать нечто вроде «Приезжай, пожалуйста, ты мне очень нужен». Напротив, она собрала волю в кулак и вымолвила, настолько уверенно, насколько ей позволили силы: - Да, все в порядке. Приснился кошмар.
  - Ясно. У нас аномалия, опять. Сообщи Эбби и запиши координаты, я уже выезжаю.
  Совладав с трясущимися руками, девушка в конце концов взяла в них карандаш с бумагой и начеркала на листке продиктованные данные.
***

  Телефон, настойчиво трезвонивший где-то в отдалении, был создан явно какими-то садистами. Стивен приоткрыл глаза, щурясь и пытаясь сообразить, где он и который сейчас час. Судя по ярко слепящему солнцу, уже утро, а судя по знакомой обстановке, он дома, только почему-то на диване. Очень смутно припоминая события ночи, парень пошарил рукой на столе и поднял мобильник, хрипло пробасив:
  - Алло.
  Каттер. Как всегда, бодрый и неунывающий. Сообщил об очередной аномалии и был таков. Как же раскалывалась голова и хотелось пить!
  Харт с трудом поднялся и побрел на кухню, извлек из холодильника первую попавшуюся бутылку – кажется, минералки – и сделал добротный глоток. Почесал затылок, вернулся в комнату. Интересно, чем его кровать-то не устроила, она и мягче, и даже расправлена… и в ней кто-то лежит!
  Стивен, остановившись возле постели, ловким рывком сдернул одеяло.
  - Хелен!
  Каттер нехотя, сонно приоткрыла глаз, потянулась, улыбнулась.
  - Доброе утро, - как ни в чем не бывало произнесла она, переворачиваясь на другой бок, к Стивену спиной.
  - Какого черта ты здесь делаешь? – возмутился мужчина. – Кажется, у тебя есть свои апартаменты!
  Хелен, удовлетворенно улыбнувшись, повернулась к нему лицом, надев маску невинности.
  - Видимо, никто не предупредил наших водителей об этом маленьком нюансе, и они почему-то решили, что мы вместе. Зачем ты проснулся в такую рань, Стивен?
  - Поднимайся, мы выезжаем, - буркнул Харт, поняв, что никаких путных разъяснений от нее все равно не добиться. – Очередная аномалия.
  - О. Я надеюсь, в этот раз это будет колбасно-мясной комбинат, - усмехнулась она, нехотя опуская ноги на пол.
***

  Как известно, алкоголь на всех действует по-разному, в чем Сара и Беккер не преминули убедиться, когда их милый начальник велел погрузить два этих «бесчувственных тела» в один автомобиль, желательно в багажник. Видимо, не оценил, что начальник охраны команды посмел надраться вместе с самой командой. К счастью, подчиненные капитана не разделяли отношения Лестера к ситуации и обошлись с парочкой гуманно и заботливо, - в обнимку пристроив на заднем сидении джипа.
  Вот тут-то и начались для всех сложности, связанные с выпитым. Разморенному, умиротворенному и до неприличия счастливому от близости ученой Беккеру хотелось спать, а перебравшей и находящейся в чересчур бодром состоянии девушке – целоваться! Солдатику в водительском кресле уже минут через десять поездки – слиться с обстановкой или вообще исчезнуть…
  Нет, Сара Пейдж и в подпитом состоянии оставалась девочкой приличной, стриптиз танцевать не стала, чрезмерно приставать к почти спящему ухажеру тем паче. Девушка с неохотой, но все же пришла к выводу, что будет благородным поступком дать ему чуть-чуть поспать, но кто сказал, что при этом она должна находиться где-то в отдалении?? Да и кто из её трех собутыльниц сейчас бы не согласился с тем фактом, что ехать домой, устроившись на коленях мужчины, который тебе весьма нравится и собственно сам не против, куда приятнее, чем просто на мягком сидении автомобиля? И кто виноват, что на очередном ухабе дороги (которые в принципе для Лондона были большой редкостью) их прилично тряхнуло, отчего Беккер на какое-то время выпал из состояния полусна и крепко приобнял Сару за талию, да положил руку на её ножку, удерживая от падения? И, уж конечно, никто бы не устоял, когда его столь сногсшибательно улыбающиеся губы оказались в столь опасной близости! Так что никто не осудил бы её за то, что она осмелилась тихонько его поцеловать. Разик. Или два… Ну уж точно не больше трех!
  А Беккер, хоть и находился одной ногой в царствии Морфея, но после такого развития событий в себя пришел куда скорее, чем мог бы прийти от выволочки Лестера. Да и что он, дурак, что ли - спать, когда в его руках находится такая женщина? Так что инициатива четвертого поцелуя медленно, но верно, перешла к брюнету, а уж про пятый и говорить нечего!
***

  Его теплые пальцы слегка щекотали кожу, ласково скользя вверх-вниз по обнаженной спине девушки, дремавшей на его груди. Длинные черные локоны Пейдж, небрежно откинутые назад, разметались по плечам и подушке, резко контрастируя с белизной кожи. Сара чуть поморщилась, проснулась и уткнулась лицом в его плечо. Да, лежать в обнимку с такой девушкой куда приятнее, чем с пустой и даже полной бутылкой спиртного!
  - Если я открою глаза, ты обещаешь не становиться санитаром из вытрезвителя с пачкой аспирина в руках? – Смешинка в её голосе явственно свидетельствовала о том, что девушка, находясь в таком положении, чувствует себя просто отлично, если даже не лучше.
  - Даю слово, - Беккер хмыкнул и поцеловал её в макушку, затем в висок, после чего слегка приподнял её голову, поддерживая пальцами за подбородок, и запечатлел долгий поцелуй на губах.
  - М-м-м, точно не санитар…
  Теперь Пейдж всё же рискнула приоткрыть глаза, встречая новый день на пару с его обаятельной улыбкой.
  - Доброе утро.
  - Доброе… А который час? – Она машинально заоглядывалась по сторонам в поисках часов.
  Их как-то не наблюдалось на привычном месте, хотя спальня однозначно была её! О чем свидетельствовал и персидский ковер, заваленный их одеждой да россыпью пуговиц с Сариной не пожелавшей так просто расстегнуться блузки. Да перевернутый Беккером пуфик, и, собственно, разыскиваемый будильник, отчего-то спущенный в аквариум с ошалевшей от такого поворота событий рыбкой.
  - Пока рано, - брюнет глянул за окно с раздернутыми портьерами, - ты можешь еще поспать. К тому же, я не уверен, что мы все не уволены, и нам вообще есть куда спешить.
  - Ну и пусть, - она сладко потянулась, вновь опуская голову ему на плечо, - но спать мне совершенно не хочется!
  - А чего хочется?
  - Продолжения банкета!
  Они дружно рассмеялись.
  - Из горячительных напитков могу предложить лишь черный кофе, в постель.
  - Звучит заманчиво, - Сара приподняла голову и подперла ее рукой, - не отказалась бы просыпаться так каждое утро…
  - Я могу тебе это обеспечить, - Беккер с чертенятами в глазах и радостью на душе вновь завладел её губами, одновременно опрокидывая на спину и нависая сверху.
  …Когда синхронный звон мобильников, брошенных по разные стороны кровати, прервал столько красивое мгновение.
  - Только не это!!
  - Это Дженни.
  - И Хелен.
  - Алло?! – в два голоса сразу, - хорошо, скоро будем.
  - ЦИА.
  - Очередная аномалия…
  - А я-то уж размечталась о том, что мы заслужили хоть один выходной! – скорчила Сара забавно-трагичную мордочку, натягивая на себя простыню и намереваясь встать с кровати.
  - Оставь надежду, всяк сюда входящий, - процитировал брюнет, после чего дерзко усмехнулся, - но никто ведь не отменял права на утренний совместный душ!
  Вскочить с постели и подхватить ученую на руки оказалось делом секундным. Надо же,  такими темпами она скоро разбалуется и совсем разучится передвигаться на своих собственных ногах!
  - Беккер!!
***

  Трам-парам-парам-парам… Навязчивая мелодия беспардонно вгрызалась в мозг, вырывая Эбби из лап сна. Господи, ну кто звонит в такое время? Кстати, интересно, который час?.. Не в силах открыть глаза, Эбби попыталась найти телефон на ощупь. Судя по тому, что удалось нащупать, девушка была в своей постели. Это хорошо, хотя было бы ещё лучше, если б блондинка помнила, как добралась до кровати. Последнее, что более-менее чётко отпечаталось в мозгу, это как они с Коннором вдруг решили поиграть в самолётики – он был пилотом и непосредственно самолётом, а она стюардессой и пассажирами в одном лице.
  Тринь-тринь-тринь. Ещё чего не хватало. Очередной звонок. Только это уже мобильник Коннора. Видимо, глаза всё-таки придётся открыть.
  Первое, что хоть и с трудом, но увидела Эбби, это два дребезжащих сотовых телефона, валявшихся прямо возле кровати. Блондина машинально взяла свой и приложила к уху.
  - Алло.
  - Эбби? Это ты?
  - Разумеется, это я… А это кто?
  - Дженни. Срочно приезжайте, очередная…
  Внезапно что-то проползло под одеялом, далеко не слегка задев Эбби. Нечто замерло у края кровати, потом из-под одеяла высунулась рука, схватила второй мобильный и юркнула обратно в укрытие.
  - Ох! – невольно вскрикнула хозяйка квартиры и соответственно кровати.
  - Эбби? – насторожилась Дженни по другую сторону трубки. – Что случилось?
  - Что случилось? – эхом донёсся из недр смятого одеяла голос Коннора. – Профессор Каттер? Снова аномалия? Хорошо, скоро будем… - Парень живо вынырнул из-под одеяла. И оказался нос к носу с Эбби.
  И Ник, и Дженни услышали одно и то же - дружное, протяжное, в целом неплохо поставленное, хотя не особенно музыкальное, зато очень громкое «А-а-аа-а-аа-а-а!!».
  …Паника усиливалась ещё и тем, что оба хозяина Рекса вдруг осознали, что совершенно не одеты…
***

  Хелен припомнила, что вчера вечером дело не ограничилось только выпивкой в буквальном смысле этого слова. Настал момент, когда девушки поняли, что больше пить не могут, но напакостить директору ещё хотят. В одной из коробок Дженни обнаружила розовое шампанское и, заговорщически подмигнув всем сразу, изрекла:
  - Эй, а когда у нас ещё будет шанс искупаться в шампанском?
  Вскоре началась водная войнушка, только вместо воды было элитное спиртное.
  Вчера было не до этого, но сегодня-то невозможно было не почувствовать запаха собственной одежды – она так пропиталась шампанским, что люди в радиусе трех метров, наверное, начинали бы косеть.
  - Мне нужно переодеться, - заявила Хелен, застёгивая куртку поверх блузки.
  - А при чём здесь я? – сухо спросил Стивен.
  - Я пыталась вызвать такси, но сейчас час пик.
  - И при чём здесь я? – ещё суше повторил мужчина. – Я не нанимался твоим личным водителем. В конце концов, ты можешь взять авто напрокат.
  - Не могу, мои права просрочены на энное количество лет, не говоря уже о том, что у меня нет при себе документов. Если меня остановят полицейские, даже разбираться не станут, запаха будет достаточно. И Лестеру придётся вытаскивать меня из тюрьмы.
  Стивен даже улыбнулся, представив такую ситуацию. А что, неплохо бы.
  - Не мои проблемы, - промолвил Харт, демонстративно отвернувшись в сторону.
***

  Рекс был крайне возмущён. То, что у его хозяев какие-то нелады друг с другом – это абсолютно не повод забывать кормить его! Ящерка залезла на кухонный стол и принялась стрекотать, явно требуя пищи. Эбби машинально достала из холодильника какую-то зелень в пластиковой упаковке и сунула Рексу пару листиков. Безобразие! Но большего, похоже, не дождёшься, придётся есть, что дают.
  Коннор стоял в другом углу кухни, старательно изучая содержимое своей чашки с кофе.
  Эбби нервно подёргала край своего алого свитера. Всё-таки гораздо лучше, когда они с Коннором стоят друг перед другом в одежде.
  - Ты… помнишь что-нибудь? – наконец, проронила девушка. Не могут же они всю оставшуюся жизнь молчать.
  Коннор быстро перевёл взгляд на блондинку.
  - Нет, - и ещё быстрее плюхнул взор обратно в чашку.
  Эбби почувствовала, как щёки наливаются обжигающей краской.
  - Я тоже. – И со слабой надеждой девушка добавила: - Может, ничего не было?..
  - Не исключено, - согласился Коннор.
  - Хотя факты говорят об обратном, - продолжала рассуждать соседка, чувствуя, что неизвестность сводит с ума.
  - Ага, - снова поддакнул брюнет. И не удержался от смешка: - Особенно учитывая, что некоторые факты пришлось снимать с люстры.
  Эбби чуть не задохнулась от негодования.
  - Ты теперь всё время будешь вспомнить про мой бюстгальтер и свои носки?!
  - Нет, что ты. Просто интересно, как они там оказались. В смысле, понятно, что, скорее всего, их закинули туда мы, но вот при каких обстоятельствах, вариантов может быть неск… Эбби, заткни меня, пока не поздно!
  - Коннор, заткнись!
  - Спасибо. – Он сделал большой глоток кофе и отставил чашку в сторону. – Ты позавтракала?
  - Я не голодна… после вчерашнего от одной мысли о еде тошнит. – «Только бы меня не тошнило от еды через месяц-другой, особенно по утрам», - пронеслось в голове. От этой мысли Эбби вспыхнула и передёрнулась. – Поехали!
  - На твоей машине или на моей?
  - Может, каждый на своей?
  - Отличная идея.
***

  "Проще согласиться с ней, чем отвязаться от неё", - думал Стивен через полчаса, везя шатенку к месту её нынешнего обитания.
  Дорога прошла в абсолютном молчании. Хелен то и дело клевала носом. Встряхнулась лишь тогда, когда машина затормозила возле дома. Проморгавшись, женщина вышла и всё ещё нетвёрдой походкой заковыляла к крыльцу. Добравшись до оного, она присела на ступеньки, взявшись за голову. А потом опрокинулась назад себя, растянувшись перед дверью. Стивен любовался зрелищем пару минут, пока не понял, что в ближайшее время Хелен не собирается вставать. Это не его дело. Но если Альфред сейчас вздумает выйти, то, открыв дверь, наверняка треснет дорогой соседке по голове. Раздражённо выдохнув, Стивен покинул автомобиль и подошёл к Хелен.
  - Вставай.
  - Не хочу, - не открывая глаз, пробормотала шатенка. – Мне и так хорошо.
  - Если сейчас кто-нибудь распахнет дверь, тебе резко станет хуже.
  Как в воду глядел. Кто-то по ту сторону явно направлялся к порогу. Видимо, хозяин дома услышал голоса и решил проверить, кто же там. Стивен только и успел, что схватить Хелен за руку, дёрнуть вверх и придержать за талию.
  Дверь отворилась, и миру явился Альфред. В махровом халате. Распахнутом на широкой волосатой груди. И под халатом, похоже, ничего не было. Увидев соседку, добряк тут же захлопотал:
  - Хелен, птичка моя! Где ты пропадала всю ночь? Я волновался. Что с тобой?
  - Всё в порядке, - кое-как улыбнулась шатенка, полностью вставая на свои ноги. – Вчера на работе была вечеринка. - "Интересно, почему Альфред так виновато поглядывает на Стивена?..".
  Лицо у Харта сделалось как у сердитого Шварценеггера  Он инстинктивно продолжал придерживать Хелен, не горя желанием передавать её в руки полуголого соседа.
  - Проходите, - пригласил Альфред.
  Сказано – сделано. Однако Стивен тут же пожалел о том, что зашёл. Посреди гостиной красовался стол с романтическим завтраком. Но это было ещё не самое худшее. Самое худшее, определённо только что после душа, спустилось со второго этажа, в одном полотенце, обернутом вокруг талии.
  "Алан?!" – удивилась Хелен. Выходит, её план с вызовом ревности сработал, только не в ту сторону, точнее, не для той пары.
  Она не сразу осмелилась посмотреть на Стивена. И не зря. Зрелище было впечатляющее. Если она и видела Харта таким злым раньше, то нечасто.
  - Здравствуйте, - как ни в чём не бывало, поприветствовал Алан, встав рядом с Альфредом, всем своим видом давая Стивену понять, что не отдаст любимого.
  Вот только Стивен, руководствуясь обычной логикой, подумал, что решимость касается Хелен.
  - Вы теперь живёте вместе? – процедил Харт, сжав кулаки.
  - Представь себе, - упёр руки в бока Алан.
  Хелен наблюдала за происходящим со смесью неловкости и любопытства. Она не собиралась заводить всё так далеко, вряд ли у Стивена настолько прогрессивные взгляды. С другой стороны, интересно, как он отреагирует.
  А отреагировал Харт очень просто – со всего размаха съездил Алану по челюсти (так, что двухметровый атлет рухнул, будто подкошенный), развернулся, попутно назвав Хелен не самым лестным словом, и вышел, едва не снеся дверь с петель. Сел в машину и уехал.
  Шатенка так и осталась стоять с разинутым ртом посреди гостиной. Альфред что-то тараторил, но женщина не особенно вслушивалась.
***

  Дженни, намотав пару-тройку кругов по квартире и более-менее успокоившись, решила все-таки ехать в пункт назначения. Девушка с трудом управляла транспортным средством - руль то и дело выскальзывал из рук, а дорога нет-нет, да расплывалась. Следя за указаниями своего GPS-навигатора, шатенка припарковалась возле правительственного здания, прямо рядом с черной машиной Каттера, который уже расхаживал взад-вперед вдоль забора. Заприметив Дженни, он устремился к ней навстречу.
  Девушка быстро взглянула в зеркальце заднего вида и ужаснулась - ну и видок у нее!   Деваться некуда, пришлось вылезать из авто в таком виде, Каттер все равно не отстанет, пока не поведает об очередной аномалии все, что, по его мнению, должно интересовать пиарщицу.
  - Это уже третья по счету аномалия за последние десять часов, на первую выехали мы, на вторую - запасной отряд, и вот снова прозвенела тревога. Внутрь пробраться не так-то легко, это главное здание одного из основных государственных министерств. Остальные в пути, мы прибыли первыми, - выпалил профессор как на духу, пока, наконец, не обратил внимания на стоявшую рядом девушку. Замолк. Нахмурился. - Все в порядке?
  Дженни безрадостно усмехнулась и потерла переносицу, как бы отвечая без слов на глупые вопросы. Потом все-таки промолвила:
  - Я в порядке. В полном. Ну что, идем?
  - А как же охрана во главе с Беккером?
  Льюис вздохнула.
  - Догонят.
  В следующую минуту рядом с ними взвизгнули шины припарковавшегося авто, из которого показалась Эбби. Следом подъехал и Коннор на своей синенькой мини. Оба выглядели как-то застенчиво и... помято.
  - Привет, - махнул сразу всем Коннор.
  - Что тут у нас? - вставила Эбби.
  - У нас здесь аномалия, - ответила за Ника Дженни, уверенно шагнув к зданию. - Давайте уже покончим с этим.
  Остальные не стали спорить.
  В фойе было как-то подозрительно тихо и безлюдно. Впрочем, ребятам сей факт был только на руку - не надо разбираться с охранниками и их сканирующими устройствами.   Каттер деловито зашагал по лестнице, сообщая:
  - Эбби, Коннор, на вас второй этаж. Мы с Дженни - на третьем. Обнаружите аномалию - сообщите.
  Коннор украдкой взглянул на блондинку. По ее виду нельзя было стопроцентно утверждать, что девушка обрадована перспективой тесного общения с ним, но спорить она не стала, лишь сжала поплотнее челюсти и целеустремленно впилась взглядом в ближайшие окрестности.
  Дженни на удивление тихо шла следом за Каттером, казалось, одолеваемая какими-то волнующими мыслями. Ник избрал тактику ненавязчивости и принялся так же молча осматривать третий этаж. Людей по-прежнему ни один из них не встретил, что навевало странное чувство тревоги.
***

  Он ехал на автопилоте. То есть, не на автомобильном, а на своём собственном, машинально прокладывая маршрут в Министерство. Мысли Стивена витали крайне далеко от дороги. В себя его привёл только визг тормозов, на которые он машинально нажал, когда прямо перед машиной мелькнула чья-то фигурка.
  Потрясающе! Не хватало только, чтоб эта дрянь довела его до человекоубийства!
  Выскочив наружу, Стивен обогнул машину и с облегчением увидел, что девушка, которую он чуть не задавил, жива-здорова, стоит в сторонке, держится за сердце и нервно дышит.
  - Ненормальный! – закричала эта молодая блондинка, свирепо глядя на Харта шикарными зелёными глазищами. – Псих!
  - Простите. – Стивен подошёл к своей несостоявшейся жертве. – Мне жаль, я действительно не видел Вас до последнего момента. Вы целы?
  Блондинка посмотрела в его голубые глаза, и ей резко расхотелось скандалить.
  - Цела. Но, заметьте, всё ещё напугана.
  - Извините. – Харт улыбнулся. – Может, Вас куда-нибудь отвезти? Это меньшее из того, чем я могу искупить свою вину. – К чёрту аномалию. К чёрту ЦИА! К чёрту ненормированный рабочий день! К чёрту Хелен Каттер!
  Не дожидаясь повторного предложения, блондинка преспокойно залезла в его машину, на место рядом с водительским. Стивен усмехнулся и вернулся за руль.
***

  Коннор вглядывался в свой прибор для распознания аномалий и хмурился.
  - Хм...
  - Что? - вопросила Эбби, обернувшись на его "хм".
  - Судя по этой штуке, аномалия должна быть в паре метров от места, где мы сейчас стоим.
  Эбби сделала поворот вокруг своей оси.
  - Но здесь ничего нет. Кроме, разве что, этой закупоренной двери.
  Коннор, опередив девушку, подошел к стальным засовам и потеребил замок. Конечно же, без особого толку.
  - Заперто, - чтобы уж совсем не оставалось сомнений, авторитетно заявил парень. - Разыщем кусачки? - предложил он.
  Вдруг по всему зданию прошелся визг сирены, напоминающий сигнал тревоги и призыв к эвакуации при чрезвычайных положениях.
  - Что это? - выдохнула Дженни, резко оборачиваясь на звук.
  - Не знаю... - медленно отозвался Каттер. - Может, Коннор что-то не то нажал?..
  Буквально через пару мгновений весь коридор наводнили люди в черном, с автоматами, нацеленными на практически беззащитную парочку. Примерно та же ситуация наблюдалась и на втором этаже: и Эбби и Коннора также окружили военные.
  - Так-так-так. Сдается мне, у нас здесь незаконное проникновение.
  Солдаты постепенно расступились, и перед взорами пары возникла брюнетка в строгом костюмчике и с дружелюбной улыбкой.
  Вперед выступила Дженни. Каттер все равно не умеет оправдываться, тем более, перед государственными деятелями.
  - Дженни Льюис, Центр по изучению аномалий, - она протянула руку брюнетке в знак приветствия. – А это профессор Ник Каттер, наш идейный вдохновитель.
  - В самом деле? – брюнетка скептически окинула взглядом блондина и таки ответила на рукопожатие. – Кристин Джонсон. А вы, к моему глубокому сожалению, проникли сюда незаконно, и посему вам следует пройти за этим господином, - она указала на мужчину в униформе, до сих пор целившемуся в них из своего автомата.
  - Видите ли, дело в том, - быстро и деловито заговорила Льюис, - что наш прибор засек в этом самом здании аномалию, и наша обязанность ее обезвредить, иначе появятся жертвы.
  - Серьезно? Аномалия? – Джонсон сделала вид, что глубоко удивлена. Затем обернулась к командиру оперативников, вопросив: - Вы замечали нечто подобное, сэр?
  Тот пожал плечами.
  - Нет, мэм. Здание чисто и в безопасности.
  - Видите? – брюнетка обернулась к незваным гостям. – Здание чисто и под надежной охраной. Прошу, пройдите за этим гражданином, для вашего же блага. Чуть позже я задам вам пару вопросов. – Она снова мило улыбнулась и кивнула своему человеку.
  Профессору с пиарщицей ничего не оставалось делать, кроме как последовать за военным.
  Пройдя немалое количество коридоров и поворотов, обойдя бесчисленные кабинеты, по большей части запертые, задержанные остановились возле ничем не примечательной двери, дождались, пока военный ее отворит, и, переглянувшись и помедлив, шагнули внутрь. Дженни было решила возмутиться и спросить, когда их отсюда выпустят и что вообще происходит, но, обернувшись, чуть не столкнулась с захлопнувшейся дверью.   Через мгновение послышался лязг закрывающегося засова.
  - Эй! – она треснула ладонью по железной двери – в результате еще и руку ушибла. – Долго нам здесь сидеть? Когда нас выпустят? Я требую объяснений!
  - Дженни, успокойся, - на удивление смирно посоветовал Каттер, оглядывая помещение, где им предстояло провести энное количество времени. – Нас отсюда все равно не слышно, а часовой явно не расположен к задушевным беседам.
  - Успокойся? Успокойся?! Ник, оглянись вокруг! Мы заперты. Снова, черт побери!
  - Это уже становится традицией, - усмехнулся Каттер, опускаясь на корточки и прислоняясь к стене спиной – лавок и другого вида сидений здесь, почему-то, не было предусмотрено. Он извлек из глубин кармана сотовый. Изучил, потыкал пару кнопок. - Не ловит. И почему я не удивлен?
  Дженни была на грани истерики. Мало того, что голова раскалывалась, так теперь еще и эта радость! А что, если их продержат здесь не одни сутки? Кто вообще догадается их тут искать?
  - Я уверен, Лестер скоро со всем разберется, - как можно более успокаивающе сообщил Каттер, рассматривая шагающую взад-вперед девушку, явно прибывающую в панике. – Все будет хорошо, поверь.
  Льюис резко остановила пылающий взор на его спокойных голубых глазах.
  - Откуда тебе это знать?
  - Иначе и быть не может, - спокойно пояснил Каттер, улыбнувшись. – Успокойся. Нужно просто немного подождать, и неразбериха прояснится, я не сомневаюсь.
  Дженни шумно выдохнула, откинув волосы с лица и опускаясь рядом с профессором.
  - Может быть, ты и прав, - буркнула она, подтянув колени к груди и опершись лбом на них.
  Ей нужно просто-напросто расслабиться и провести с Ником Каттером наедине несколько часов, а может быть дней. Только и всего. Разве есть причины для беспокойства? Не считая отчаянного стука под ребрами и какого-то необъяснимого непреодолимого желания кинуться Нику на шею и прижаться к его груди. Нет, совершенно не о чем волноваться.
***

  Видимо, этот её план был совершенно гениальной идеей, настолько гениальной, что саму-то её и завел в тупик. Стивен теперь точно не пожелает не то, что общаться - жить с нею на одной планете! Доигралась. Хотя, Хелен не могла не признать, что отчасти это было даже весело, пока не подошло к такому финалу.
  Брюнетка досадливо сдернула с шеи черный шелковый шарфик, находя, что он никак не подходит к её наряду, и вообще не понятно, зачем она битый час пытается повязать его себе на шею. Пользы, да и эстетического удовольствия от этой вещицы – ноль, разве что удавиться поможет. В итоге кусок ткани был безжалостно смят и затолкан в практически полностью собранную сумку, стоявшую на кровати. Следом отправилась и элегантная блузка, смененная на свободную рубашку с глубоким декольте.
  Женщина как раз застегнула последнюю, третью по счету, пуговку на своей рубашке и задумчиво уставилась на отражение в зеркале, когда в дверь тихонько поскреблись. Потом еще раз, уже громче. Дожидаться третьей попытки Хелен не стала, самолично распахнув дверь комнаты.
  - Альфред?
  - О, моя дорогая, ты чудесно выглядишь! – Рыжевласый хозяин квартиры возвышался на пороге, держа в руках поднос с кофе и тостом.
  - Спасибо. - Хелен посторонилась, пропуская явно не собирающегося ограничиться одной фразой мужчину внутрь. - Ты что-то хочешь?
  - Я принес тебе завтрак! А то с такой работой ты себя совсем изведешь! Ой, что это? – тараторивший без умолку Альфред замер, уткнувшись взглядом в её собранные вещи. - Ты уезжаешь в командировку?
  - Нет, - шатенка усмехнулась, подмечая, как чья-то брутальная тень промелькнула в коридоре, старательно пытаясь остаться незамеченной, и прикрыла дверь. - Я уезжаю насовсем.
  Женщина все же подумала, что завтрак пропускать не стоит, даже если ты и собралась сматывать удочки и чесать из этого гостеприимного дома. Потому, подхватывая на плечо сумку с вещичками, шатенка прихватила и тост, который был весьма неплох, кстати.
  - Но, как же так? Из-за чего? О, я понимаю, это из-за Стивена! – Плечи хозяина печально поникли. - Вы ведь с ним лучшие друзья… Я даже не ожидал, что все так обернется. А ты, ты такая благородная, что готова покинуть только что обретенный дом ради того, чтобы твоему другу не было затруднительно навещать тебя…
  От таких выводов, абсолютно не совпадающих с реальностью, челюсть Хелен поползла вниз. Кошмар какой! Она? Благородная? Бескорыстная?! Самая удивительная на свете?!!
  А ведь Альфред не затихал, лепеча что-то о том, что она просто его ангел-хранитель, ведь только благодаря ей они с Аланом вновь воссоединились…И так счастливы. И так благодарны ей!
  Нет, определенно здесь нельзя задерживаться долее, а то от такого обилия весьма сомнительных для неё комплиментов Каттер ощутила резкий приступ совести и желания смыться на годик-другой назад в Пермский период, на восстановительный курорт для расшатанных нервов.
  - Да, да, Альфред, все так. Стивен слишком дорог мне, я не могу равнодушно смотреть и бездействовать, зная, как он будет расстраиваться из-за того, что упустил еще один шанс на счастье в твоем лице. – "Ох, боже ты мой, прости меня, Стивен!" - Потому мне лучше уехать, поживу пока в рабочей квартире. Не беспокойся, там весьма уютно, и шеф соизволил милостиво выделить мне её на пару дней, - бойко закончила врать учёная, видя, что мужчина собрался что-то ей возразить, и открывая дверь комнаты. - Всё было очень вкусно, пока-пока, ребятки!
  С такими словами ураган Хелена скрылся из виду, чуть не прищемив дверью нос любопытствующему Алану и навсегда покидая гостеприимный дом.
  - Святая женщина, - умилился напоследок Альфред, с восхищением глядя ей вдогон, впервые в жизни, на долю секунды, усомнившись в своей ориентации.
***

  - "Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети…"
   Бла-бла-бла.
  Хелен с раздражением затолкала мобильник назад в сумку. Стивен не желал разговаривать и после пятой её попытки дозвониться просто взял да отрубил телефон. Очаровательно! Шатенка попыталась разозлиться на него, возможно, даже продумать план мести…. Но ничего не вышло. Из головы никак не шел его взбешенный взгляд, когда мужчина покидал квартиру утром. Черт возьми! А если Стивен сейчас возьмет и наделает глупостей? Или в аварию попадет? Или в драку полезет, Харт это может…
  Хелен печально вздохнула, откидываясь на сидении такси. А ведь еще вчера, в полупьяном бреду, он шептал её имя, пожирая совсем другим взглядом. И чего она отказалась, оставив его почивать на диванчике? Могла бы и воспользоваться ситуацией. Да вот только в том и дело, что после того, как в прошлой жизни Стивен умер, а в этой воскрес, шатенка поняла, насколько ей дорог этот очаровательный "студент". Больше, чем просто ученик, просто друг, просто любовник и игрушка в её руках. Может, ради его безопасности стоит отойти в сторону? Все равно Хелен не сможет, да и не захочет измениться, продолжая оставаться занозой в энном месте для всего мира. А Харту это однажды может вновь стоить жизни. Шатенка не хотела этого так же сильно, как хотела самого Стивена. Так что выбор, как ни странно, был налицо. Лучше всего так и сделать – уйти в сторону. В конце-концов, ей пока есть чем занять голову - спасением будущего, к примеру; а об остальном можно подумать и завтра.
  Машина плавно подъехала к бордюру, завершая маневр.
  - Мы на месте!
  За всеми этими размышлениями Хелен и не заметила, как добралась до пункта назначения. Забавно, аномалия в Министерстве? Кажется, день обещает быть веселым!   Вон и люди Беккера как-то чересчур возбужденно снуют вокруг, то и дело выкрикивая имя Каттера, которого, к слову, нигде не наблюдалось, равно как и основной части его команды.
  - Что происходит? – Расплатившись с водителем и отпустив такси, Хелен подошла к Лестеру, возле которого сновали стайки военных.
  Беккер стоял неподалёку.
  - Начнём с того, что больше половины моих подчинённых опаздывают на работу, - проворчал начальник, - и это я ещё молчу о вчерашнем инциденте. Кстати, директор фабрики требует крови, и я всерьёз подумываю скормить ему кого-нибудь из вас. Но это потом. – Он сделал глубокий вдох и посмотрел на здание. – Каттер, Дженни, Эбби и Коннор внутри. Они прошли туда, не дождавшись нас.
  - Почему никто не пошёл за ними? И где Стивен?..
  - Нас туда попросту не пускают - кругом полно охраны. И вообще, проникновение в это здание должно быть согласовано с высшим руководством. – Лестер устало потёр глаза. – А что касается второго Вашего вопроса, уважаемая миссис Каттер…
  Тут Хелен, выискивающая взглядом Стивена, наконец, полностью переключила внимание на начальника.
  - …То спешу сообщить, что не далее как пять минут назад я звонил мистеру Харту и получил весьма нелицеприятный ответ.
  - Он хотя бы жив? Здоров?
  - Голос, во всяком случае, бодрый. Сказал что-то насчёт того, что «эти штуки» открываются постоянно, и для него это не повод торчать на работе круглыми сутками, что у него есть и личная жизнь. Судя по отголоску женского щебета, личная жизнь мистера Харта как раз сидела рядом.
  От такого заявления Хелен несколько перекособочило, но она постаралась поскорее скрыть это от глаз окружающих.
  - Отлично. Не имею ничего против того, чтобы последовать примеру мистера Харта и несколько отдохнуть от вашего общества.
  Шатенка уперлась руками в поясницу, разворачиваясь на месте, и без объяснений направилась к автомобилю ЦИА. Её глаза как-то недобро светились, словно женщина перебирала в уме все известные ей способы членовредительства.
  - Ты - со мной, - скомандовала она опешившей Саре, попутно прихватывая её за рукав и помещая на водительское место, - будешь помогать.
  - И что это значит? - Лестер, привыкший с этими Каттерами уже ко всему, не особо удивился. Но насторожился. Собственно, как и начальник охраны.
  - У нас есть дела и поважнее, чем толпой в тридцать человек гоняться за одной плешивенькой аномалией. - Шатенка приземлилась на пассажирское сиденье, звучно захлопывая дверцу. - Я уверена, что Ник и сам со всем справится. Лично мы пока займемся артефактом, что для спасения будущего важнее, ведь Вы же для этого меня и наняли, если я не ошибаюсь? И чего мы ждём? – Последнюю фразу она с язвительной усмешкой бросила Саре, недоуменно замершей с рулем в руках. - Поехали!
  - Просто здорово! – хмыкнул Лестер, глядя вслед удаляющейся машине. – Взять на заметку: проводить воспитательные беседы с подчинёнными, чтоб не забывали, кто тут главный. И вообще, пригрозить разогнать весь этот детский сад к чёртовой матери! Не государственная контора, а дом свиданий какой-то!
  Беккер тоже с беспокойством следил за тем, как машина Сары исчезает из виду. С другой стороны, так даже лучше – в ЦИА сейчас куда безопаснее.
  - Сэр, неужели мы не можем ничего предпринять? – спросил капитан у Лестера.
  - Мы не имеем права. Наши люди незаконно вторглись в это здание.
  - И их никто не остановил? Странно. Смахивает на ловушку.
  - И я так подумал. Подозреваю, что Кристин, то есть агент Джонсон, специально позволила им проникнуть внутрь.
  - Чтоб взять их в заложники?
  - Ну, в нашей среде это действие имеет более дипломатичное название. Что-то типа «Использование в качестве дополнительного козыря при переговорах». Но суть Вы уловили, капитан. Наверняка, она пыталась что-нибудь вытянуть из наших.
  - Не думаю, что ей это удалось, - хмыкнул Беккер.
  - Я тоже, - усмехнулся начальник. – Поэтому две пары наших голубков сейчас, скорее всего, сидят взаперти в каком-нибудь подвале или кабинете или бункере. Или уже в камере пыток. – Всё-таки иногда у него был весьма мрачный юмор.
***

  Эбби и Коннору повезло чуть больше. Их тоже заперли в каком-то полуобитаемом помещении, но тут хотя бы имелись ящики, на которых можно было посидеть. Чем ребята и воспользовались, устав ломиться в дверь.
  Не так давно им пришлось пообщаться с некой Кристин Джонсон. Удовольствие было весьма сомнительным. Эта дама даже голос не повышала, но впечатление производила жуткое. Как удав, навивающий кольца вокруг двух кроликов. Что вам известно об аномалиях? А о неком артефакте? Совсем ничего? Вы хорошо подумали? Что ж, посидите, подумайте ещё.
  - Они не могут держать нас здесь вечно, - попытался подбодрить себя и подругу брюнет, но тут же добавил: - Хотя, наверное, могут.
  Эбби одарила его не очень-то нежным взором, но ничего не сказала.
  - Согласен, - кивнул парень, - утешитель из меня плохой.
  И снова молчание. Молодые люди сидели на разных ящиках, в нескольких метрах друг от друга. Потом Коннор перебрался на ящик поближе к Эбби, но та отодвинулась, с немного виноватым выражением лица. Парень вздохнул и прислонился спиной к холодной бетонной стенке. Но долго молчать Коннор Темпл не мог в принципе.
  - Эбби, давай сходим в кино, когда это закончится.
  - В кино? – Самое обычное предложение, но девушку оно привело в замешательство. – По-моему, плохая идея.
  - А по-моему, хорошая, - пожал плечами Коннор. – Потому что более неловко, чем сейчас, уже не будет. Как ты считаешь? – Ответом было молчание отвернувшейся блондинки. – Я буду вести себя прилично. – Парень усмехнулся. – Можем даже сходить на романтическую комедию. – Внутренне он поморщился. – Обещаю, никаких ужастиков, никакой фантастики.
  Эбби, наконец, повернулась к нему, выражение её лица было гораздо мягче, чем Темпл ожидал. Блондинка открыла рот, чтоб ответить, но тут за дверью что-то обо что-то громко стукнулось, потом звякнуло, а потом шмякнулось. Забренчал тяжёлый металлический замок.
  Ребята вскочили, встав перед дверью, Коннор стоял впереди Эбби.
  Дверь открылась…
  - Беккер! – синхронно воскликнули пленники.
  - Тс! – Капитан прижал палец к губам. – Каттер и Дженни с вами?
  - Нет, - растерянно потряс головой Коннор. – Ты один?!
  Беккер состроил подобие ужимки.
  - Официально, здесь нет даже меня. Нельзя так просто ворваться в Министерство. Но мы с Лестером решили, что один человек вполне бы мог случайно попасть сюда и слегка заблудиться. – Он весело подмигнул. – Идёмте искать остальных.
  Дважды говорить не пришлось. Вежливо переступив через двух валяющихся на полу охранников, Коннор и Эбби быстро пошли за Беккером, стараясь двигаться как можно тише.
***

  - Помнится мне, что ты пригнала меня сюда для того, чтобы исследовать артефакт, а не буравить взглядом творение Каттера...
  - Одно другому не мешает. Если я хорошо знаю своего бывшего мужа, то все это как-то взаимосвязано.
  Хелен не сводила глаз с причудливой 3D модели временного пространства, частично восстановленной Каттером в последние дни.
  Он был гениален. Легкий укол ревности уязвил её в сердце, когда шатенка представила, сколько бессонных ночей Ник провел в этой лаборатории, поглощенный безумно-гениальными теориями, расчетами; как советовался, горя энтузиазмом, с профессором Пейдж, да купался в лучах заслуженного восхищения со стороны Дженни. Льюис явно восхищалась им в такие моменты, как некогда и сама Хелен, учёная в этом не сомневалась.
  Шатенка внимательнее присмотрелась к одной из линий времени, в момент схватывая идею благоверного. Ошибка! Женщина, не раздумывая, протянула руку, смещая прут так, чтобы он в точности занял свое прежнее место, соответствуя временному отрезку.
  - Надо же, прогресс!
  - Какой? – Её поверг в недоумение возглас Сары, кажется, Каттер слишком задумалась о бывшем муже.
  - Ты наконец-то назвала Ника Бывшим мужем, - девушка хмыкнула, распахивая дверь лаборатории, - а теперь идем к артефакту, пока ты все здесь не порушила и у профессора не стало на одну причину желать твоей смерти больше. Да и наблюдать за твоими внутренними метаниями, конечно, интересно, но не до такой степени!
  - О, ты беспокоишься о моей шкуре? Как мило!
***

  - Вы его уже очистили. Отлично. Удалось попутно выяснить что-нибудь интересное?
  - Ничего, кроме кода, что выбит на одной его стороне.
  - Цифрового?
  Пейдж онемела, было ощущение, что это она новичок в лаборатории, тогда как Хелен - истинная хозяйка, просто вернувшаяся из долгой командировки.
  - Да, а откуда ты...?
  - Неважно. Это не новость. Вы уже проверяли его реакцию на электромагнитные волны, световые лучи, радиоактивное излучение?
  - Радиоактивное?!
  - И они еще называются учеными! Поверь мне, при такой работе смерть от рака или облучения тебе не грозит, уж скорее - от челюстей какого-нибудь монстра. Так что надевай халат и следуй за мной вон в то помещение.
  - Ты меня, право слово, утешила!
  Хелен по-хозяйски направилась в соседнее помещение, завидев там подходящие для исследований приборы и установки. Что ж, пора проверить все её догадки, быть может, хоть одна из них будет верна, и они разгадают тайну артефакта и его важность.
  Пейдж не оставалось ничего иного, кроме как, надувшись, последовать за Хелен, проклиная тот миг, когда кто-то неведомый назначил её лаборанткой при этой фанатичной спасительнице мира. Нет, уж лучше Ник Каттер, право слово!
***

  На спокойное сидение в одной и той же позе, причем, крайне неудобной, девушки хватило ненадолго. Ноги затекли, шея затекла, желание прижаться поближе к Каттеру только усилилось…. Льюис тяжело и глубоко вздохнула, изо всех сил борясь с хмельной мигренью. Голова гудела неумолимо, но это было несравнимо с тем, что она испытала до того, затопленная лавиной собственных воспоминаний. Очередной вздох получился еще горше. И все же она уступила перед своим желанием, опуская голову на плечо профессора. Вокруг было тихо, так, что в темноте закрытых глаз, девушка могла слышать, как бьется его сердце, отдаваясь пульсацией крови в жилах на его плече.
  - Дженни, ты…
  - Я в порядке, если ты об этом, - откликнулась она мирно, просто предвидя его самый распространенный вопрос.
  Собственно, сам он хотел спросить не об этом, но такой ответ мужчину вполне устроил.
  Каттер рассмеялся, нарушая её покой своими телодвижениями. Что-то он там химичил, за её спиной.
  - Что ты делаешь? – недовольно поинтересовалась шатенка, все же собираясь приоткрыть хотя бы один глаз, раз ей не дают спокойно забыться.
  Не успела. Теплые руки обхватили её со спины, обнимая, прижимая к своей груди. Так было куда теплее и удобнее.
  - Так лучше? – Профессор и сам прикрыл веки, устав от созерцания серых стен и искренне надеясь, что это поможет ему не опускать взгляд куда не следует.
  - Намного. - Она улыбнулась, не открывая глаз, чтобы не спугнуть прелесть момента, и накрыла рукой ладони Ника, сцепленные на её животе. - И я не отказалась бы еще чуть-чуть подремать, раз уж мы в очередной раз где-то заперты.
  - Не высыпаешься?
  - Нет, дурные сны.
  Каттер вздрогнул. Она ощутила это даже сквозь плотную материю одежды.
  - Ник?
  - Да.
  - Какой она была?
  - Кто?
  - Елизавета Вторая!
  Ведь он же прекрасно понял её вопрос! А ответ сейчас был так важен. Девушка возмущенно дернула плечом, но замерла, когда в него уткнулся подбородок Ника. Ник того и добивался.
  - Милой. Верной. Доверчивой.
  - А ещё?
  - Ну, - голос его чуть дрогнул, - она была твердой, решительной. Хотя иногда и не такой сильной, как бы ей этого хотелось, но в этом и была её прелесть. Ещё веселой и…
  Неловкая пауза повисла в воздухе, когда он умолк, так и не закончив свою мысль.
  - Я похожа на неё?
  - Внешне идеальная копия.
  - Каттер!
  - Прости, я не это хотел сказать. Ты не копия, просто внешне вы идентичны, больше, чем близнецы. Правда, подход к стилю одежды у вас разный.
  - Да, я заметила.
  - Прости?
  Он усмехнулся, удивленный её словами. Конечно же, Дженни имела в виду что-то совсем другое, он просто неправильно понял. Но это было забавно. Однако уже последующие её слова полностью завели его в тупик.
  - Я теперь не так люблю оттенки красного или розового и предпочитаю шпильки всей прочей обуви. Да и забранные волосы куда удобнее, когда ты гоняешься за очередной зубастой тварью.
  - Как ты узнала про всё это? Фотография?
  - Что? – Шатенка, наконец, открыла глаза, оборачиваясь к нему. - У тебя есть моё фото?!
  «Моё фото».
  Пропусти сейчас кто-то через его тело мощный разряд тока, он не добился бы большей реакции каждой нервной клетки, чем от двух этих слов. Он что, вновь бредит? Ураганный взгляд голубых глаз замер на чертах её лица, вглядываясь в каждую черточку. В глубину карих глаз. Как же мягко они светились в эту минуту.
  - Клаудия?
  Девушка лишь улыбнулась. Просто шевельнула губами, чуть обнажив белизну зубов.   Ник не поверил своим ушам, теперь не поверил глазам. А она коснулась пальцами его нагрудного кармана, просто догадалась, извлекая оттуда не раз склеенное фото, и с печальной улыбкой забирая за ухо прядь непослушных волос, заслоняющих обзор.
  - Я помню этот момент. И Коннора с его безумной манией запечатлеть свой новый этап жизни. Наверное, нужно будет сказать ему спасибо и в этой жизни.
  - Клаудия Браун…
  - Да. Улучшенный вариант, можно сказать…
  И снова тишина, накрывшая их с головой, когда шатенка отвернусь, вновь обессилено опускаясь к нему на грудь и прикрывая глаза.
  - Но как ты вернулась?
  Не самый важный вопрос, но единственный, который он смог более или менее четко сформулировать. Каттер и не подозревал, что некогда эта женщина настолько сильно завладела его сердцем.
  - Помнишь, я сказала про то, что сексуальные домогательства на госслужбе - это серьезное преступление?
  - Да….
  -Забудь.
  В этот раз даже Харт оценил бы расторопность старого друга, умудрившегося за секунду сложить два плюс два.
  Клаудия-Дженни даже не успела вздохнуть в очередной раз, когда ощутила, что её вновь лишают опоры, переворачивая словно игрушечную. А затем губы Каттера накрывают её приоткрытые губы, вкладывая в поцелуй все невысказанные слова. Пальцы девушки скользнули в его растрепанные, непривычно длинные волосы.
  И плевать, что они заперты в каком-то там бункере.
  Но забыть об этом не дал резкий скрежет двери, да резкий свет, полоснувший по прикрытым глазам.
  - Уоу! Ребята, завязывайте, пора убираться отсюда!
  Коннор и не подозревал, насколько близко он был в этот момент к тому, чтобы вымереть, как Рекс однажды…
***

  К облегчению Сары, Хелен не стала просвечивать артефакт плутонием или присыпать ураном. Опыты проводились на компьютеризированном оборудовании, в надёжно изолированной лаборатории, сами женщины-учёные находились снаружи. Всё строго безопасно. И бесполезно. Артефакт никак не реагировал на малые дозы облучения, а повышать их до опасных для здоровья не имело смысла. Вряд ли кому-то в будущем пришло бы в голову делать вещь, которую можно активировать таким идиотским способом.
  - Так эта штука – дело рук профессора Каттера? – уточнила Сара, снимая защитные очки.
  - Насколько я понимаю, да. – Хелен тоже избавилась от очков. – Хотя, я теперь уже ни в чём не уверена на сто процентов. Но все факты говорят о том, что Ник причастен к созданию артефакта.
  - Но ведь твой бывший муж – зоолог. Временные технологии – это не совсем по его части. – Но брюнетка тут же возразила сама себе: - С другой стороны, у него уже есть определённые разработки… Как говорится, талантливый человек талантлив во всём.
  Хелен ухмыльнулась, потом потёрла виски.
  - Мы действуем вслепую, наугад. Можно промучиться годы и ничего не добиться.
  - Так давай попробуем посмотреть на это под другим углом.
  - О чём ты?
  - Пока сама не знаю. Начнём с того, что нам известно. Как ты вообще вышла на артефакт?
  Хелен лукаво скосила глазки.
  - Скажем так, в будущем случайно стала свидетелем того, как солдаты ЦИА погибают, пытаясь не то достать, не то спасти эту штуковину.
  - И стащила её под шумок?
  - Да, - ответила шатенка так, словно речь шла о покупке хлеба в магазине. – Мне уже доводилось мельком не то слышать, не то читать о ней, когда я наткнулась на какой-то файловый архив, правда, повреждённый. Кстати, официальное название этого артефакта – "Футляр Каттера". Теперь понимаешь, почему я решила, что он связан с Ником?
  Сара кивнула. И проговорила:
  - Выходит, Ник впрямь имеет к этому отношение. Возможно, он на самом деле создал эту вещь. Но мы не знаем для чего, верно?
  - Какие гениальные умозаключения!
  Египтолог не позволила себя смутить и продолжила:
  - Может, попробуем мыслить, как Ник?
  - Думаешь, я не пыталась?
  - Давай попытаемся вместе. Одна голова хорошо, а две лучше.
  - Ты просто кладезь народной мудрости. Но… Что нам мешает попробовать? Так, ладно. Я – Ник Каттер. Я работаю с доисторическими животными и дырами во времени. Что мне захочется создать в первую очередь?
  - "Закрыватель" этих аномалий. Может, это улучшенная версия нашего нынешнего устройства для закрытия?
  - Маловероятно. Ты видела пульты из будущего, они гораздо компактнее, и технологическое сходство не прослеживается. Хотя, полностью отметать этот вариант нельзя.
  - Это может быть карта аномалий.
  - Или универсальное защитное устройство, на случай нападения одной из тварей.
  … В один прекрасный момент учёные поняли, что прошёл уже час, а версии не иссякают.
  - Прервёмся на обед? – предложила Сара.
  Хелен хотела гордо хмыкнуть и сообщить, что не проголодалась, а даже если б и проголодалась, то предпочла бы есть в одиночестве. Но почему-то не сделала этого.
***

  Недалеко от ЦИА наличествовала вполне приличная забегаловка, помесь кафе со столовой. Здесь Сара с Хелен и решили выпить по чашке кофе. После вчерашнего есть до сих пор не хотелось.
  Заведение располагалась в здании с большими окнами, так что изнутри можно было без труда увидеть, что происходит снаружи – ничего интересного… До тех пор, пока не появилась машина Стивена. И не просто появилась, а припарковалась аккурат напротив забегаловки. Хелен поневоле напряглась. Сара, проследив взгляд коллеги, поняла, в чём дело.
  Стивен вышел сам, а потом открыл дверцу пассажирке – привлекательной молодой блондинке в короткой юбке.
  Каттер могла бы долго расписывать свои чувства, ассоциировать их с чем-нибудь, но проще всего было прямо признаться – она взревновала. Ещё как, дьявол подери! Сара, видевшая глаза шатенки, даже испугалась, что та сейчас схватит со стола нож и пойдёт мило общаться с парочкой.
  - Хелен…
  Бывшая жена профессора моргнула, усмехнулась, будто сбросив с себя что-то тяжёлое, и иронично поглядела на египтолога, сказав:
  - Не делай такое лицо, будто у нас здесь трагедия вселенского масштаба.
  Стивен и блондинка не торопились расходиться. Они болтали о чём-то, посмеивались. Причём это было не напоказ. Харт даже не знал, что Хелен на них смотрит.
  - Ты в порядке? – поневоле спросила Сара.
  Хелен закатила глаза.
  - Разумеется, я в порядке! Никогда не любила драмы. Извини, если разочаровываю, но я не собираюсь падать на пол и начинать биться в слезах и в истерике. – Женщина, прищурившись, окинула блондинку оценивающим взглядом. – К тому же, она, вроде, хорошенькая. Было бы обиднее, свяжись он с каким-нибудь пугалом.
  - Ты не собираешься ничего предпринимать?
  - А с какой радости? Сморкаться в платок от умиления и благословлять эту парочку я не намерена, но и вставлять палки в колёса не стану. – "Сама не верю, что говорю такое".
  - Ты просто возьмёшь и отстанешь от Стивена? – Сара понимала, что это не её дело, и всё-таки было жутко любопытно. Хелен Каттер не похожа на женщину, которая может вздохнуть и сказать: "Я желаю ему счастья, пусть даже с другой девушкой".
  - Да, - спокойно ответила Хелен. Ей не хотелось откровенничать, но всё-таки иногда человеку надо если уж не выговориться, то сказать хоть что-нибудь, чтобы услышать себя со стороны и лишний раз убедится в правильности собственного решения. – Считай, что я решила хоть раз сделать доброе дело. Серьёзно. Стивен заслуживает хорошей жизни. Заслуживает девушки, которая будет его любить, встречать по вечерам с работы, приносить тапочки, готовить ужин. Рядом с которой он не будит лишний раз подвергаться риску, в конце-то концов. Единственное, что я могу сделать с тапочками, так это запустить ими в Стивена, если разозлюсь. Про готовку и говорить нечего. Милое щебетание, дружная семейная жизнь - это всё не моё. Зачем вести себя, как собака на сене?
  Сара сочла, что слова Хелен звучат разумно.
  Тем временем Стивен с блондинкой, наконец-то, распрощались. Она его даже в щёку поцеловала напоследок! Харт сел в машину и уехал, скорее всего, в ЦИА. А девушка направилась к соседнему зданию, мечтательно улыбаясь от уха до уха.
  Хелен таки не удержалась, припомнив многочисленные анекдоты про блондинок.
  - Как думаешь, её действительно можно утопить, положив на дно бассейна зеркало? – Шатенка взглянула на брюнетку.
  И обе они смешливо прыснули.
***

  В тиши кабинета раздался телефонный звонок. Не то чтобы мужчина его не ожидал, но… скажем так, он бы не расстроился, если б ожидания не оправдались.
  - Лестер, - сообщил он телефонному аппарату, включив излюбленную громкую связь.
  - Джеймс, - пропел сладкий голосок на том конце провода. – Скажи, как так получилось, что все твои подчиненные, будучи под моей стражей, вдруг разом куда-то подевались, а мои охранники лежат за место них, в отключке?
  Мужчина удивленно пожал плечами, будто бы она его видит.
  - Эм… право, не имею ни малейшего понятия, Кристин. Ты же сама запретила моим ребятам и мне проходить в офисное здание, так что у меня были связаны руки. Что касается твоих охранников… что ж. Могу лишь посоветовать немедленно их сменить, раз они даже с шайкой неугомонных ученых не могут справиться. Могу даже выделить парочку своих. Ах да, и вот еще что. – Он выдержал многозначительную паузу. – Я взял на себя смелость сообщить о твоих действиях министру, и он, как и я, считает, что мои люди задержаны необоснованно, так что тот факт, что они каким-то мистическим для меня образом исчезли, вам даже на руку – меньше бумажной волокиты, разбирательств, верно? – Он выжидающе приподнял бровь, глядя на черный аппарат.
  Лестеру на мгновение примерещилось, что он слышит в ответ нечто вроде рычания. Но наваждение, к счастью, тут же прошло, а из трубки раздался все тот же мелодичный, задорный голос:
  - Что ж, полагаю, ты прав. Я уж и забыла, как это весело – иметь с тобой дело.   
  Начальник ЦИА удовлетворенно кивнул. Он и не сомневался в своем успехе, но малая вероятность потерпеть неудачу все же была.
  - Теперь, когда мы пришли к обоюдному решению этой маленькой проблемки, спешу откланяться, пора  идти, руководить. А то у меня какое-то нехорошее предчувствие по поводу нашей новенькой и ее методов исследования.
  - Хелен Каттер? – усмехнулась Джонсон, и Лестер даже не удивился такой осведомленности со стороны правительства.
  - Она самая. Каждую минуту словно пляшешь на пороховой бочке. Кто знает, что озарит ее светлый разум в следующий миг.
  - Искренне сочувствую, - почти искренне прозвучал голос из трубки, выдавали нотки иронии. – Если бы мы все-таки разделили полномочия, я могла бы помочь в контроле за ситуацией, но ты сам отказался… И двое Каттеров теперь - полностью твоя головная боль.
  - С мамонтом и то было меньше хлопот, - вставил начальник.
  - …Но ты все еще можешь передумать, - как бы между делом напомнила Кристин.
  - Очень тронут заботой правительства. – Джеймс побарабанил пальцами по столу. – Что ж, вынужден прервать нашу милую беседу. Уже целых десять минут Хелен Каттер не подает признаков жизни, и я начинаю опасаться за планету. До свидания, Кристин.
  - До встречи, Джеймс.
  Пошли короткие гудки, и Лестер позволил себе облегченно вздохнуть, набирая очередную комбинацию цифр.
  - Беккер? – Начальник поднялся из-за стола и глянул сквозь стеклянную стену-окошко. – Скоро доставишь? Отлично. И передай им, что премии в этом месяце даже не предвидится. – Он повесил трубку и добавил, бурча под нос: - С такой-то дисциплиной. И чем я настолько провинился перед природой, за что она так мне мстит?!..
***

0

10

***

  - Мы наконец-то на работе, да еще и пренебрегли ради неё припудриванием носика! - Хелен усмехнулась, умудряясь подметить перемены в старой сопернице, не поднимая глаз. Каттер восседала за столом Льюис и перебирала какие-то свои документы. Нет, другого места для этого явно не нашлось. – Лестер все же смилостивился и вытащил вас из ловушки в Министерстве?
  - Что ты здесь делаешь? – холодно поинтересовалась Дженни, игнорируя обращенный к ней вопрос.
  Приподнятое настроение шатенки мигом улетучилось, уступая место раздражительности. Хелен. Девушка и не понимала, насколько изменилось её отношение к этой женщине за сегодняшнее утро. И все это отражалось у неё на лице.
  - О, это рецидив ненависти по отношению ко мне? – Каттер оторвалась от бумаг. - Он ведь уже и без того твой, так к чему это?
  - Не твое дело.
  Хелен присмотрелась к девушке чуть пристальней. Растрепанная, не выспавшаяся, с болезненно бледной кожей, но какая-то внутренне цельная и счастливая. Что-то здесь было не так.
  - Не моё? Он мой муж.
  Нарочито медленно Хелен поднялась с места и вышла из-за стола, вставая прямо напротив Льюис. Кажется, хомячок скорее мертв, чем жив!
  - Ты пыталась убить его, забыла? – непроизвольно пошла на провокацию пиарщица, лишь в последний момент, кажется, начиная понимать, что происходит.
  - Привет, Клаудия.
  - Как ты… Ты ведь все знала, все это время?
  - Я догадывалась, что воспоминания начнут возвращаться к тебе после нашего небольшого путешествия в прошлое. Даже название этому явлению придумала – эффект Браун-Льюис! Красиво звучит, не правда ли?
  Дженни-Клаудия так и не поняла, что на неё нашло, руки оказались быстрее разума, нанося удар прямиком по неприятно ухмыляющемуся лицу Хелен. За все, что эта женщина сделала обеим её личностям.
  - Тварь!
  Возможно, она успела сделать ей и что-то еще, девушка точно не помнила. Но по красивому лицу ученой стекала как минимум одна струйка крови, сочащейся из разбитой губы. В себя же разъяренную младшую шатенку привел крепкий захват Стивена, кричащего о том, что ей нужно успокоиться. Ник с противоположной стороны вцепился в Хелен, удерживая бывшую супругу в стороне от Дженни.
  Беседа продолжилась на повышенных тонах, но уже без рукоприкладства.
  - Ты! Это ты виновата во всем!
  - С чего это вдруг? Да я вернула тебе воспоминания, можно сказать, Ника прямиком в руки вручила, этим лишив возможности метаться с выбором, и это благодарность?
  - Так я тебе еще и благодарна быть должна?
  - Дженни, Дженни! Тише. - Стивен изо всех сил удерживал разбушевавшуюся пиарщицу, боясь одновременно сделать ей больно.
  Да что же такое на неё нашло! Льюис словно и не слышала, что он обращался к ней, поглощенная перепалкой.
  - Дженни! – повторил Каттер тщетную попытку Харта достучаться до девушки.
  И, кажется, зря он учил её новое имя так долго…
  - Меня зовут Клаудия! – Шатенка сверкнула глазами и внезапно осеклась, опомнилась, успокоилась. Какая-то мертвецкая тишина повисла в кабинете, заполняемая её же учащенным дыханием. - То есть… и Дженни тоже… Господи!
  Дженни обмякла в руках Стивена, который во все глаза смотрел на трио возле себя. Кажется, ни один из них не был удивлен заявлением шатенки так, как он. Значит, всё это время Каттер не бредил…
  - Идём, идём со мной, – Харт чуть ли не силой повлек смятенную Льюис за собой, осторожно приобнимая за плечи, - тебе просто нужен маленький перерыв. Давай.
***

  - И что это было? – Каттер с холодностью смотрел на бывшую жену, с изумлением уставившуюся в направлении скрывшейся в холле парочки. - Хелен, это твоих рук дело?
  - Что именно? – Женщина все-таки обратила на него внимание.
  - Исчезновение Клаудии.
  Опять двадцать пять! И у этого мысли лишь о своей ненаглядной.
  - С какой стати?
  - Хелен… - Каттер сделал выразительную паузу, доставая из кармана платок, не белый, но явно чистый. С инициалами, вышитыми её безумной тетушкой.
  - Считаешь меня всемогущей? Лестно. - Женщина лишь усмехнулась, сглатывая горечь от его слов. - Нет, к исчезновению твоей драгоценной подружки я никакого отношения не имею, хотя она и мешала мне в то время как кость в горле. Зато насчет её возвращения - каюсь, грешна!
  - Тогда почему Клаудия обвиняет тебя в этом?
  - Потому что для всех них я - враг номер один, Ник. Как и для тебя.
  Блондин как-то печально улыбнулся, как всегда бывало, когда речь заходила о ней.
  - Ничего подобного. - Его пальцы коснулись её губ, осторожно прикладывая к ране чистую ткань. - Ты можешь бесить меня, ставить в тупик, выводить из себя или пытаться пристрелить. Но я не ненавижу тебя. И не считаю врагом. Я даже пытался защищать тебя когда-то! – усмехнулся он.
  - Я стреляла в тебя, я хотела убить тебя, - напомнила Хелен, глядя прямиком в голубые глаза, устремленные на неё. Наедине с ним она всегда была другой, даже чувствовала себя иначе. Не такой как много лет назад, и не такой как сейчас. Просто иной.
  - Я помню. И даже, в чем-то, я тебя понимаю. Одна жизнь против миллиардов… наверно, это была бы не самая большая цена за спасение мира?
  - Огромная. Но я знала, что ты меня понял бы.
  - Понял, но не оценил, это точно, - мужчина усмехнулся, его большой палец в какой-то отрешенной ласке скользнул по щеке Хелен. - Как мы докатились до такого?
  - Я не знаю, - Каттер номер два тяжело вздохнула, опуская глаза. Не ожидала она такого. Ник Каттер говорит о своих чувствах, по крайней мере, готов на это! А ей хочется сбежать, трусливо поджав хвост. Сбежать, как почти десять лет назад. - Да и какая разница? Теперь. Ты все равно не поверишь ни единому моему слову, так к чему объясняться?
  - А ты попробуй. - Ник отстранился и сделал шаг назад, опираясь на край стола. Рука взметнулась к длинным светлым волосам, привычно ероша их.
  - Лучше не стоит, Ник. Не стоит ворошить то, что столько времени бередило душу.
  - Я любил тебя, безумно, когда-то.
  - Как и я тебя. И мы были отличной командой, да вот только семьи не сложилось. Наверное, это было просто не наше.
  - Ну да, иначе ты бы не предпочла наш брак туристической поездке в Пермский период.
  - А ты не отказался бы поехать со мной в тот момент, когда был нужен больше всего.
  Короткая пауза, встречи взглядов, обрывки воспоминаний...
  - Я хочу, чтобы ты была счастлива.
  - А я-то надеялась, что ты желаешь, чтобы я исчезла из твоей жизни ко всем чертям! – Хелен со смехом покачала головой, потирая припухшую губу. - Откуда ты взялся такой, Ник Каттер? Я не встречала другого такого человека ни в одной из эпох. Когда нужно ненавидеть – ты прощаешь, когда нужно забыть – борешься. И до сих пор радуешься аномалиям и веришь в людей, как пятилетний ребенок! Ты даже после всего, что было, отправился за мной в горящее здание. Почему?
  - Ты моя жена. Мы прожили вместе не один год, деля все проблемы. Я не мог бросить тебя там умирать.
  - Вот, в этом весь ты, Ник. Ты живешь прошлым, всегда. И находишь ему место в будущем, делая частью реальной жизни. Это удивительно.
  - Не понял…
  - И не надо. - Она приблизилась к нему, осторожно целуя в уголок губ. - Просто не меняйся. Иначе мир потеряет слишком многое.
  - Хелен…
- Т-с-с. Партнеры? - Её рука взметнулась на уровень живота, в открытом жесте, предлагающем сотрудничество. - Нам ничто не мешает по-прежнему быть отличной командой, Ник. «И это уже совсем не вопрос любви и ненависти. Мы просто связаны, чем-то большим. И этого не изменить», - Хелен усмехнулась, возвращаясь к прежней себе. - Пусть не дословно, но суть передает. У нас много дел по спасению мира впереди.
  Уникальная. Наверное, это лучший термин для Хелен Каттер на все века. Блондин криво усмехнулся, чувствуя тепло её ладошки в своей руке.
  - Партнёры.  Кстати, это ты навела хаос в моей пространственно-временной модели мира?!
  - Ага.
***

  - Ты в порядке?
  Нет, определенно, когда-нибудь она убьет Каттера за распространение этой опасной заразы.
  - Стивен, ты издеваешься? Это самый дурацкий вопрос на свете!
  - Прости. Может, тогда все-таки расскажешь, что происходит?
  Они сидели в их комнате для переодевания в ЦИА, в руках шатенки «дымила» кружка с горячим кофе, довольно мило и заботливо приготовленным для неё Хартом. Небольшой перерыв - быть может, это не такая уж и плохая идея.
  - Я заработала себе раздвоение личности благодаря дражайшей Хелен Каттер. Потеряла связь с внешним миром и запуталась в своих собственных чувствах. Черт, я даже не могу определиться с тем, кто я и как меня зовут! Эффект Браун-Льюис!
  - Тяжелый случай, но ты хотя бы не умирала. Это можно отнести к плюсам ситуации.
  - Не смешно.
  - Я и не смеюсь. Ты ведь тоже помнишь мои похороны? А вот я – нет. Веришь или нет, но это было не так-то просто переварить.
  Шатенка подняла на него задумчивый взгляд. И правда, она ведь уже не одна такая.
  - Помню. И я помню первого Стивена Харта, - улыбка на секунду скользнула по её губам, - я его должница.
  - Правда? – друг Каттера усмехнулся. - А в чём?
  - Так я тебе и сказала.
  - Женщины! Я был сильно другим?
  - Нет, точно таким же. Милым, надежным, обаятельным. Правда, не всегда слушался приказов и не умел стрелять вовремя, но это и сейчас не изменилось.
  - Вот спасибо, - парень с улыбкой плюхнулся на диван рядом с собеседницей, облокачиваясь на спинку. - А ты?
  - Что я?
  - Какая ты, Клаудия Браун?
  Девушка усмехнулась, откинув с плеча распущенные темные волосы.
  - Дать психологическую оценку самой себе? Нет уж. Но я была другой, нежели Дженни. Не такая решительная, не такая дерзкая, не такая сильная…
  - Глупости. Ник считал иначе.
  - Думаешь?
  - Знаю.
  - Спасибо.
  - На здоровье. И, кажется, с одним мы уже определились.
  - С чем это?
  - Ты отзываешься на имя Клаудия куда больше, чем на Дженни.
  Забавная рожица была ему ответом.
  - Но это не значит, что эта часть меня сильнее…
  - Ты уверена?
  - Конечно, нет! Да, всё было куда проще, когда я была просто Клаудией Браун, Хелен – врагом, а Каттер…Каттером.
  - Тогда для начала можно сделать первый шаг в решении этой проблемы - сменить имя. Правда, у Ника с этим будут трудности, но ему не привыкать.
  - Что? – она рассмеялась.
  - Серьезно. Ну, или чем плох вариант Клаудия-Дженнифер? С фамилией вот куда проще. Её все равно скоро придется менять. Каттер об этом точно позаботится.
  - М???
  - А что – Клаудия Дженнифер Каттер, по-моему, звучит неплохо!
  - Стивен!! – Она не смогла рассердиться на подобное. - Нет!
  - Хорошо, но я хотел как лучше.
  - Верю и ценю.
  - Ладно, раз тебе не нравится такой вариант, то как насчет того, чтобы устроить себе выходной? Езжай домой. Или пройдись по магазинам, или где вы женщины там любите гулять. Отдохни от ЦИА, аномалий и Каттеров. И ответ на вопрос "Как быть и что делать?" придет сам собой.
  - Стивен, - голос Дженни-Клаудии прозвучал изумленно и даже отчасти восхищенно, - когда ты успел столько узнать о женщинах?
  - У меня две сестры и одна кузина!
  - Бедненький. Но, знаешь, пожалуй, я последую твоему совету. Передай Лестеру, что я буду завтра!
  И она ушла, растерянно стуча каблуками.
  Стивен взял на заметку: не забыть передать её слова Каттеру и Лестеру; попутно глядя на экран мобильного телефона. Айрис пригласила на второе свидание завтра. Как мило.

*** *** ***
http://uploads.ru/t/H/N/D/HNDog.jpg
*** *** ***

0

11

8. Спасибо за отличный вечер

http://uploads.ru/t/W/a/g/Wag7f.jpg

Казалось бы: просто поход в кино, неужели столь сложно выбрать соответствующую одежду? Зачем мудрить? Но Эбби долго не могла определиться с нарядом, пытаясь подобрать что-нибудь чуть более торжественное, чем повседневное облачение. Именно в "чуть" и крылась главная загвоздка, девушка не хотела переборщить. В конце концов, блондинка плюнула, надела светлые брюки, зелёный топик, обмотала вокруг шеи длинный голубой шарф, прихватила новую куртку, подкрасила глаза и решила, что так вполне сойдёт.
  Коннор, к облегчению соседки, тоже не стал особенно разряжаться, весь шик ограничился новыми полуперчатками, в остальном всё, как обычно – тёмные джинсы и жёлтая футболка с чёрной жилеткой поверх неё.
  Они отправились на просмотр милой романтической комедии. Как и подозревала Эбби, кинематографического интереса Коннора хватило ровно до той поры, пока не закончился попкорн. Хотя, потом парень уверял, что фильм ему понравился.
  - Это было очень интересно, - врал и даже почти не краснел брюнет, когда поздним вечером они вышли из кинотеатра.
  - Да, - усмехнулась блондинка, накинув светлую куртку, - ты очень заинтересованно храпел.
  - Что? Ерунда, я не храплю.
  - Значит, сопишь, не велика разница.
  Темпл осторожно покосился на собеседницу. Она казалась немного скованной, но определённо не злилась. Наверное, понимала, что для него добровольный поход на романтическую комедию – уже подвиг.
  - Подожди секунду, - попросил парень и вмиг смылся, оставив удивлённую блондинку стоять посреди неширокой улочки.
  Впрочем, не надолго.
  Буквально через две минуты Коннор вернулся, держа в каждой руке по мороженому в рожке.
  - Ванильно-клубничное, да? – улыбнулся он, подавая один рожок Эбби.
  С чего он взял, что ей нравится клубничное мороженое? С другой стороны, если б он принёс персиковое, было бы гораздо хуже. А ваниль и впрямь штука хорошая.
  Эбби улыбнулась, кивнула и взяла рожок.
  - Это в качестве извинения, - объяснил Коннор. – Может, прогуляемся немного? Мне не хочется возвращаться домой, я ещё полон сил.
  - Не удивительно, ты же отлично выспался.
  - Эй, не забывай, я купил тебе мороженое в знак раскаяния.
  Уличные фонари напоминали гигантские бусы, раскинутые над тротуаром. Здесь было светло и не очень многолюдно, хотя нет-нет, да и мелькали другие прохожие, в основном, тоже парочки.
  В какой-то момент Коннор взял Эбби за руку. Девушка слегка дёрнулась, но вырываться не стала, а вскоре вновь улыбнулась.
  Темпл и сам не понимал, с чего вдруг так осмелел. Дело было даже не в принципе "Самое неловкое уже позади", тут крылось что-то ещё. Пожалуй, это можно было назвать предчувствием, хотя сам Коннор не совсем понимал, о чём это предчувствие вещает. Но он вдруг стал гораздо чётче осознавать, что жизнь не вечна, что может случиться всякое; и ему, в случае чего, не хотелось потом жалеть об упущенных возможностях. Эбби решит, что он слишком осмелел? Отстранится, выругается, уйдёт? Печально, однако он хотя бы будет знать, что попробовал.
  Но Эбби, к некоторому удивлению спутника, вовсе не проявляла желания отделаться от него.
  Они шли по улице, болтали о том, о сём. О глупостях. О хобби. О детских воспоминаниях.
  - Правда? – силясь не расхохотаться, переспросила Эбби. – Ты действительно учился играть на виолончели?
  - Нет, но было время, когда мама собиралась отдать меня на обучение, - потеребив волосы на затылке, признался парень. – Она, уж не знаю, с чего вдруг, решила, будто у меня музыкальный талант. Но это счастливое заблуждение быстро развеялось. К тому же, мама переживала из-за того, что виолончель – внушительный инструмент, а я был худеньким ребёнком, и мне было бы тяжело таскать виолончель на занятия и обратно.
  Эбби не выдержала и всё же расхохоталась. Коннор ничуть не обиделся, он был рад, что сумел развеселить её. Отсмеявшись, девушка выдохнула:
  - У твоей мамы была странная логика.
  - В смысле?
  - Я когда-то пыталась учиться играть на пианино. Думаешь, я это пианино в музыкальную школу каждый день таскала за собой на верёвочке?
  Теперь они расхохотались оба, дружным хором.
  Когда ребята пришли домой, Коннор прямо с порога двинулся к музыкальному центру, покопался в дисках и поставил какую-то медленную песню
  - В честь чего это? – удивилась и насторожилась Эбби.
  - Как же? – усмехнулся брюнет. – В любой романтической комедии обязательно есть сцена, где двое танцуют под заунывную музыку. А я это дивное зрелище проспал, теперь предлагаю восстановить. – Он протянул руку девушке.
  Эбби, мгновение поколебавшись, сделала шаг вперёд, вложила свою ладонь в ладонь Коннора, и молодые люди начали танцевать. При этом девушка внутренне готовилась к тому, что партнёр оттопчет ей все ноги – у той, кто не понаслышке знала о неуклюжести Темпла, не могло возникнуть другого вывода. Однако с неподдельным изумлением Эбби обнаружила, что её сосед – довольно-таки неплохой танцор.
  - Только не говори, что после фиаско с виолончелью тебя отправили учиться бальным танцам, - хихикнула Эбби.
  Коннор промолчал, вздохнув с напускной скорбью. Затем всё же промолвил:
  - Долго я там не продержался. – И улыбнулся. В больших тёмно-карих глазах плескались лукавые тёплые блики.
  Мелодия лилась, как чистый горный ручей. Эбби прижалась подбородком к плечу Коннора, парень продолжал мягко обнимать партнёршу за талию. Рекс смотрел на это со второго этажа и умилялся.
  Потом песня закончилась. Коннор чуть отстранился, посмотрел на девушку своей мечты. Блондинка выглядела не то чтобы растерянной, но откровенно удивлённой, чуть выбитой из колеи. В хорошем смысле. Именно о таких моментах говорят: "Хватай быка за рога!" или "Куй железо, пока горячо!". Коннор тихонько усмехнулся, чуть наклонился и поцеловал соседку в щёку.
  - Спокойной ночи, Эбби. – И ушёл в свою комнату.
  - Спокойной ночи, Коннор, - пробормотала соседка, провожая его взглядом.
  Рекс ещё раз убедился в том, что люди – очень странные существа.
***

  Большое зеркало в гостиной отражало давно не виданное явление, а именно - Ника Каттера. Хорошо выбритого, причесанного, сменившего привычные джинсы и ветровку на наряд, который по праву можно было назвать подходящим для человека его уровня.
  Мужчина еще пару минут повертелся перед сверкающей поверхностью, критически оглядывая себя. Черная рубашка, со слегка расстегнутым воротником, брюки свободного покроя в тон, довершали образ темные кожаные ботинки и короткая куртка из плотной ткани. Всё черное, стильное, элегантное; что создавало привлекательный контраст со светлыми волосами и небесно голубыми глазами.
- Ну-с, думается, что я хорош! – профессор ободряюще улыбнулся сам себе и подхватил с тумбочки ключи от машины.
  У него оставалось еще полчаса до момента, когда он должен был подъехать к дому Льюис, чтобы они смогли отправиться на свой первый и такой долгожданный ужин.   Можно было потратить это время с пользой, а именно - поторчать возле её дома, в надежде увидеть знакомое лицо сквозь прорези штор и справиться, наконец, с каким-то школьным волнением.
***

  Дженни-Клаудия в сто тысячный раз тряхнула непослушными каштановыми локонами, в тайне надеясь, что решение по поводу того, что бы с ними сделать «этакого» придет само собой. Подождала ещё пару секунд, закусив губу и напряженно вглядываясь в свое отражение. Не помогло, решение не приходило. Зато она могла со сто процентной уверенностью сказать, что Ник Каттер уже занял наблюдательную позицию под окнами за её спиной. Силуэт его автомобиля резко проявлялся в надвигающихся сумерках, золотясь в лучах заходящего солнца.
  Польщенная таким рвением с его стороны, девушка улыбнулась, не скрывая сама от себя, насколько ей это приятно, и вновь окинула взглядом отражение в зеркале. Гениально! Легкое привычное движение рукой, закинувшее пушистые локоны на одно плечо, решило все проблемы одним махом, делая нынешний образ полностью завершенным.
  Короткое ярко-красное платье, обтягивающее на уровне бедер стройную фигуру и совершенно скрывающее талию, сверху было сшито в стиле «а-ля летучая мышь», оставляя крупные рукава плавными волнами спускаться практически до локтя. Своей небольшой длиной и насыщенным цветом придавая образу яркость и динамичность, в стиле Дженни Льюис. Мягкий, полукруглый вырез да скромный кулон на шее, минимум макияжа и черные лодочки вкупе с клатчем делали же этот образ более романтичным и мягким. В стиле Клаудии Браун. Тогда как игриво закинутые на плечо и повязанные тонким шнурком волосы объединяли обе личности и придавали образу девушки дополнительное обаяние и легкость.
  Кажется, она готова…. Осталось лишь дождаться оговоренного времени. Хотя… Он ведь уже здесь, так есть ли смысл оттягивать момент, которого они оба столько ждали?
***

  Когда шатенка показалась в дверном проеме, Ник Каттер понял, что раньше попусту растрачивал слово «прекрасная», применяя его к другим женщинам. Клаудия Браун была просто сногсшибательна! Сердце, что вроде бы поуспокоилось, перешло на экстренный режим работы, со скоростью ядерного реактора гоняя кровь по венам.
  - Привет, - девушка чуть смущенно махнула рукой, замерев на месте, глядя, как он выбирается из автомобиля.
  - Привет… Ты прекрасна!
  На большее его красноречия не хватило, и мужчина так и приближался к ней с расширившимися от восхищения глазами и таким взглядом, что внутри у неё всё переворачивалось. Какие же у него потрясающие глаза, синие, как океан, с извечной искринкой задора и какой-то юношеской непосредственности!
  - Спасибо. Ты тоже смотришься превосходно!
  - Ха, я старался. - Легкая ирония в её голосе помогла Нику отчасти прийти в норму, за что он был крайне благодарен. Грациозным движением мужчина согнул руку в локте, предлагая спутнице следовать с ним под руку. - Ты готова?
  - Нет… Но мы уже можем идти.
  Улыбка, полная радостного предвкушения, таинственный блеск мягких карих глаз, и сердце, собравшееся выпрыгнуть из груди. У неё было ощущение, что это происходит не с ними. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
***

«Одна из самых масштабных пробок сегодняшнего вечера развернулась на Северном шоссе из-за внеплановых работ дорожного полотна…», - вещала магнитола автомобиля, совершенно не радуя новостями в этой-то пробке и застрявшую парочку. Судя по прогнозам ведущего, им предстоит провести в ней еще не один час.
  - И что делать? – Шатенка вздохнула, скользнув взглядом по часам, что светились на мобильнике, брошенном Каттером возле лобового стекла. Их столик заказан на девять часов, если они не придут хотя бы за пятнадцать минут до назначенного времени - можно смело разворачиваться и отправляться домой.
  - Предлагаю прогуляться. - Каттер, на тот момент успевший изучить по навигатору все пути до ресторана понял, что это будет самый наилучший вариант.
  - Прогуляться? На шпильках? Ты серьезно?
  Внешний вид девушки сейчас изображал что угодно, но только не восторг по этому поводу.
  - Если мы хотим успеть, а мы хотим, то это наш единственный вариант!
  - Каттер… - Трагичный вздох. - А сколько кварталов осталось?
  - Полтора, совсем чуть-чуть. И, если тебе не хочется идти пешком, я могу предложить себя в качестве средства для передвижения! – Блондин игриво пошевелил руками, намекая на то, что с лёгкостью доставит на них шатенку, хоть на край света.
  - Нет, спасибо, - Дженни рассмеялась, опуская свою ладонь на его руки, - лучше пешком. Но предложение интересное!
  - Я знал, что ты оценишь. – Он сжал её тонкие пальцы одной рукой, ловко вертя руль второй, разворачивая машину вбок, чтобы оставить авто на ближайшей парковке.
***

  - Значит, Коннор совсем не посещал твои занятия и собирался писать диплом про инопланетян? - Звонкий смех разносился по притихшим прибрежным кварталам, пока пара прогулочным шагом продвигалась вперед.
  - Ага. Видимо, я не такой блестящий преподаватель, как все считают!
  - Что я могу сказать… Большой плюс, что хотя бы ты сам посещал свои лекции, а не пропадал где-нибудь в пустыне Гоби, увлекшись исследованием очередной загадочной окаменелости.
  Смущенный взгляд блондина подсказал ей, что бывало и такое. Отчего искренняя улыбка на её лице стала лишь шире.
  - Каттер, ты неповторим!
  Они шли, держась за руки и болтая обо всем на свете. К слову, девушке было довольно непросто отвести разговор от собственной персоны, что несказанно интересовала Каттера, и узнать хоть что-то о нём самом. Не затрагивая брака с Хелен, само собой.
  - Зато со мной никогда не бывает скучно!
  Его оправдательно-задорную тираду прервал резкий женский визг и какое-то жуткое, утробное рычание, раздавшееся из недр парка неподалеку.
  «Только не это…», - мысленно взмолилась Клаудия.
  Оба, как по команде, остановились, прислушиваясь к миру вокруг них. Дикие крики посреди Лондона? Такого не бывает просто так, и лучший ответ на странный звук мог быть только один – аномалия. Тварь из аномалии.
  - Откуда он шел? – Профессионализм шатенки взял верх над личным, вынуждая непрерывно оглядываться по сторонам в поиске того, кто нуждался в помощи.
  Визг и рычание, на сей раз смешанное и с шипением, донеслись вновь.
  - Туда! – Каттер ухватил её за руку, срываясь с места и направляя на звук.
***

  - Будь все время рядом со мной, мы не знаем, что это за тварь!
  - Ты так пытаешься меня успокоить?!
  Через пару минут спринтерского бега они уже вылетели на дубовую аллею. Судя по всему, звук шел именно отсюда. Но кто был его источником?! Волосы на голове девушки зашевелились, когда рычание повторилось вновь. Что-то зашуршало в кустах справа от пары, вынуждая Каттера податься назад и закрыть спутницу своим телом.
  - Ник…
  - Идиот! Придурок!
  Оба агента ЦИА прибалдели, когда хрупкая блондинка в песочного цвета платье, исцарапанная и перемазанная зеленью, появилась из зарослей. Кого-то матеря на все корки.
  - Даже не смей больше никогда приближаться ко мне! Понял?! ААА!!!!
  Она вновь пронзительно взвизгнула, когда из зарослей появился не парень, которого она, очевидно, поджидала, а кот весьма нехрупких размеров. Хотя назвать Это котом у Дженни-Клаудии бы язык не повернулся. Уж скорее огромный, раскормленный меховой шар с нервно дергающимся хвостом и презрительно сощуренными глазками.
  Зверюга зашипела еще пуще и сделала неудачную попытку прыгнуть. Пузо помешало. И меховой комок плюхнулся меньше чем в шаге от того места, где стоял до этого, нервно теребя лапами землю и нереально громко для такого мелкого животного утробно рыча. Девушка же не затихала, продолжая голосить на одной ноте, пока из того же - судя по всему, безразмерного - куста не появился довольно симпатичный паренек-латинос.
  - Лили, Макс не сделает тебе ничего плохого! Это совершенно безобидное создание!
  Блондинка не согласилась с ним всеми фибрами души, что красноречиво отразилось у неё на лице. Да и безобидное создание собственно тоже, именно в этот момент рискнув повторить свою горе-попытку нападения. И вновь у бедолаги ничего не вышло.
***

  - Мы опоздали из-за этих клоунов! – Девушка, смеясь, вышагивала по парку, постепенно спускавшемуся вниз, прямиком к набережной.
  - Зато получили ни с чем не сравнимый заряд хорошего настроения!
  - Это точно, на месяц вперед хватит. Бедолага парень: что девушка, что животина неадекватны. - Шатенка тряхнула волосами, вновь припоминая голосящую на одной ноте блондинку. И Каттера… при первом намеке на опасность укрывшего её за своей спиной…
  - Не всем повезло так, как мне.
  Отвечать не имело смысла, но щеки её чуть заалели, когда карие глаза встретились с его восхищенным взглядом. Клаудия-Дженни послала ему еще одну благодарную улыбку и, чуть подумав, сама взяла под руку, обхватывая ладонями его правую руку.
  - Может быть, просто погуляем?
  - Я хотел предложить то же самое.
***

  Они растворились в этом беззаботном оживлении, царившем вокруг. То ли был какой-то праздник, то ли люди просто радовались начинающемуся уикенду и проводили вечер в веселой суете. Они не знали. Они просто стали её частью на какое-то время.
  Словно опьяненные отдыхом и присутствием друг друга, они смеялись, пробуя забавные сосиски, купленные у одного из добродушных торговцев, напрочь позабыв, что их наряды диковато смотрятся среди зеленых просторов. Флиртовали без слов, когда девушка, сверкая шоколадными глазами, взмывала ввысь на цепочных качелях, заботливо раскачиваемых блондином, как бы невзначай каждый раз касавшимся ладонью её спины. Вместе молчали о главном, кружась в медленном танце, под музыку уличного скрипача, игравшего для людей.
  Было приятно тонуть в сияющем океане глаз, неотрывно смотрящих в её глаза, раствориться в тепле его рук, крепко прижимающих к себе, и нежном прикосновении ладони к щеке, когда он поправлял выбившийся из её прически локон. И не важно, звучит ли еще музыка, или они просто замерли в этом мгновении, предоставленные сами себе.
***

  - Спасибо за отличный вечер. - Клаудия стояла, облокотившись на парапет моста, любуясь тонущими в воде звездами.
  Скоро уже должно было начать светать, кажется, они так и провели весь вечер - в разговорах, улыбках, не отрываясь друг от друга.
  Ник хотел брякнуть в ответ что-то вроде «Это тебе спасибо» или «Чудесный благодаря тебе», но эти слова не показались подходящими или стоящими, слишком уж мало они могли передать. Куда проще было, прислонившись спиной к парапету, притянуть шатенку к себе, зарываясь ладонью в растрепавшиеся каштановые локоны, и накрыть поцелуем чувственные губы. Чувствовать, как они приоткрываются ему навстречу, отвечая на прикосновение. Руки Каттера заскользили по её волосам, спине, рукам; чувствуя тепло её ладоней на своих плечах.
***

  - Лучшее свидание в моей жизни, - пробормотал Каттер, касаясь губами её макушки.
  Они в обнимку устроились прямиком на бетонном мостике, расположившись на профессорской куртке и спуская ноги вниз, к самой воде. Так, что носком туфельки Льюис могла спокойно коснуться лунной дорожки, вольготно разлёгшейся на водной глади.
  - Если я скажу, что и в моей тоже, ты возгордишься. Поэтому я лучше промолчу. - Шатенка рассмеялась, уютнее устраиваясь на его груди.
  - Клаудия Браун! - Он плотнее обнял её, согревая обнаженные руки теплом своего тела. - Странно, что не слышно звонка. - Ученый хмыкнул, ощутив, как она подавила усмешку.
  Действительно, что-то давно о них не вспоминали на основном месте работы, но оно и слава богу.
  - Не сглазь! Каттер?
  - Что?
  - Больше никогда не уходи в аномалии, если я прошу остаться. Никогда.
  Она чуть откинулась и подняла на него печально-задумчивый взгляд, полный нежности.
  Что было ответить на это? Он просто склонился и вновь коснулся алых губ в невесомой ласке. Это была их работа и даже что-то большее. Что-то, что вечно ставило жизнь под угрозу, пока они боролись за спасение жизней всех остальных на этой планете. Слишком большой роскошью было бы бездумно бросаться обещаниями, которые он вряд ли сможет выполнить.
  - Я постараюсь.
  Хоть так… С Ником Каттером другого ожидать и не приходится.
  Шатенка вздохнула, едва заметно кивнула и вновь опустила голову ему на грудь, прикрывая глаза. Хотелось, чтобы эти безмятежные вечер и ночь не заканчивались.
  Но всем мечтам положил конец двойной звонок мобильных телефонов. Жизнь есть жизнь. Профессор и пиарщица улыбнулись друг другу, доставая аппараты. Это их жизнь.
  - Каттер.
  - Клаудия-Дженни слушает.

0

12

9. Птичка моя

http://uploads.ru/t/c/l/H/clHPQ.jpg

- Только кофе? Ты уверена? - Стивен весело посмотрел на красавицу-блондинку. – Может, закажешь что-нибудь ещё? Пирожное, например. – Он задорно подмигнул.
  Айрис не смогла не улыбнуться в ответ, и всё же отказалась от предложения:
  - Нет, пирожные – это зло.
  - А булочки? – озорно-невинно поинтересовался Харт. Наконец-то у него было хорошее настроение.
  - Булочки – первый шаг к моральному разложению, - уверенно заявила Айрис, и они вместе рассмеялись.
  С ней было очень весело. И легко. Айрис всё время улыбалась, будто радуясь каждому моменту. Впрочем, почему "будто"? Она действительно радовалась каждой секунде своей жизни, не многие люди так умеют.
  - Ваш заказ, - отрапортовала официантка, ставя перед Стивеном бутылку холодного пива и бутерброд, а перед Айрис – чашку дымящегося кофе.
  Когда официантка ушла, блондинка попробовала отпить глоточек.
  - Ого, какой горячий. Пусть немного остынет. Я пока попудрю носик. – Она поднялась. – Не скучай.
  И её изящная стройная фигурка в сногсшибательном красном платье вскоре исчезла за изгибом одной из стен кафе.
  За окнами вечер плавно превращался в ночь, горели фонари.
  Стивен улыбнулся, открыл бутылку и сделал глоток пива. В следующую секунду до плеча мужчины нерешительно дотронулась чья-то рука. Он обернулся, и хорошее настроение как ветром сдуло.
  - Привет, - неловко поздоровался Альфред. – Мы проходили мимо, увидели тебя за стеклом…
  - "Мы"? – "Спокойно, Стивен, не пачкай руки. Этот олух не виноват, что ему попалась такая стерва, как Хелен".
  - Да, Алан ждёт на улице, мы решили, что лучше мне поговорить с тобой один на один. – Альфред неуверенно сложил ладони лодочкой, но почти сразу же развёл их. – Кстати, Алан совершенно на тебя не злится, он всё понимает.
  - Даже так? Очень мило с его стороны, - хмыкнул Харт, опять прикладываясь к бутылке, чтобы хоть на что-то частично отвлечься.
  Альфред сделал глубокий вдох и промолвил:
  - Я лишь хотел извиниться за то, что подал тебе ложные надежды. Прости, что у нас с тобой не получилось пары.
  Пиво полезло не в то горло, и Стивену пришлось срочно (и довольно шумно) выплюнуть напиток на пол. Мужчина, кашляя, вытер губы рукавом и уставился на собеседника округлившимися глазами.
  - Чего у нас с тобой не получилось?..
  - Пары, - виновато повторил Альфред. – Я знаю, ты хотел серьёзных отношений. – Гримасу совершенно дикого обалдения он принял за внешний признак нечеловеческих душевных терзаний. – Умоляю, не расстраивайся, Стивен! Ты ещё обязательно найдёшь мужчину своей мечты. – Рыжеволосый улыбнулся. – И будешь так же счастлив, как я с Аланом.
  Обрывки информации вихрем завертелись в голове Харта и мигом сложились в цельную картинку. Этот молодой человек быстро соображал, особенно, когда Хелен не было рядом. Кстати об этой заразе.
  - А Хелен, она…
  - Прошу, не вини её, - взмолился добряк. – Она хотела как лучше. Наша птичка искренне надеялась, что мы обретём счастье друг с другом, поэтому и пыталась свести нас с тобой поближе. Не её вина, что я на самом деле люблю только Алана. Хотя, именно благодаря Хелен мы с ним поняли, насколько дороги друг другу. – Альфред немного строго сдвинул брови. – Надеюсь, вы с ней не поссорились из-за этого?
  - Ну что ты, - на удивление спокойно ответил Стивен и даже дружески улыбнулся. - Разве что самую малость. Хотя, возможно, я был несколько несдержан. А теперь мне просто не терпится перед ней извиниться. – "Аж руки чешутся". – Она сейчас дома?
  - Ты не знаешь? – удивился добряк. – Она съехала от нас вчера, сказала, что переберётся в служебную квартиру.
  - Точно, совсем забыл, - Харт вновь растянул губы в милейшей улыбке. – Что ж, Альфред, большое тебе спасибо за этот разговор, мне действительно стало гораздо лучше.
  - Правда? Замечательно. Может, тогда мы останемся друзьями?
  - Думаю, лучше не искушать судьбу.
  - Пожалуй, ты прав. Ну, я пойду. Счастливо.
  - Всего хорошего.
  Вскоре Стивен увидел за стеклом проходящую парочку Альфред-Алан. Они приостановились, глянув на него. Харт приподнял пиво, словно говоря: "Я переживу, ребята. За вас".
  После того, как влюблённые скрылись с глаз, Стивен некоторое время сидел и просто пялился в пустоту. Периодически он почти усмехался, но каждое такое нервное начинание заканчивалось полуприкушенной нижней губой.
  - А вот и я! – сама себя объявила Айрис, возвращаясь на стул. – Успел соскучиться? Стивен? Стивен?.. Стивен! Ты в порядке?
  - Да, - живо ответил мужчина и, наконец, перевёл взгляд на девушку. – Знаешь, Айрис, - он достал бумажник и выложил деньги за заказ, - извини, но, боюсь, у нас ничего не получится. – Стивен поднялся. - Так как ближайшие лет двадцать я буду сидеть в тюрьме за убийство. – Повернулся и ушёл.
  Айрис захлопала длинными ресницами, непонимающе глядя Харту вслед. Потом решила, что на свете чересчур много чудиков, махнула рукой, улыбнулась и заказала себе пирожное с булочкой.
***

  Всё-таки в цивилизации есть свои плюсы, и один из главных – душ; Хелен давно это поняла. Горячая вода, бьющая упругими струями, это вам не плаванье в каком-нибудь холодном водоёме эпохи динозавров. Хотя, последнее – тоже не худший вариант.
  Плотно запахнув и подвязав поясом мягкий белоснежный халат, женщина принялась сушить волосы полотенцем, плавно расхаживая по небольшому гостиничному номеру. Номерок был, прямо скажем, не люксовый, да и гостиница явно не «Отель Хилтон». Но даже зарплата ЦИА имела свойство заканчиваться, особенно в преддверии новой выдачи, так что пока приходилось экономить. К тому же, здесь не трущобы, всё без особого шика, но чисто. Хотя, дверь вечно заедает, электричество периодически отрубается, а доисторический кондиционер включается и отключается совершенно самопроизвольно. Зато крыс и тараканов замечено не было.
  Внезапно в дверь постучали. Точнее, забарабанили. Если ещё точнее, то заколотили так, что ходуном заходила не только сама дверь, но и дверные косяки вкупе с прилегающей стенкой.
  Хелен мгновенно отбросила полотенце, тряхнула волосами и на всякий случай достала свой любимый ножичек, которым можно было зарезать хоть мамонта. Конечно, вряд ли за дверью сейчас мамонт (если только чувство юмора Лестера не вышло из-под контроля), и всё же с оружием спокойнее.
  - Кто там? – громко спросила шатенка, подойдя к порогу.
  Ответа не последовало, но стук повторился. Хелен повторила свой вопрос, с тем же нулевым результатом. Чуть поразмыслив, она приоткрыла дверь. На пороге стоял Стивен. Мужчина глубоко дышал, чуть согнувшись и держась одной рукой за дверной косяк, как будто не знал, чего от самого себя ожидать в ближайшую секунду.
  - Вопрос номер один: как ты меня нашёл? – невозмутимо проговорила Хелен, незаметно откладывая нож на тумбочку, по счастью располагавшуюся возле двери. – Вопрос номер два: зачем? Вопрос номер три: ты в курсе, который час?
  Вместо ответа Харт резко выпрямился и недобро усмехнулся:
  - Ну здравствуй, птичка моя. – После чего двинулся на Хелен, как вражеский танк.
  У женщины даже мелькнула мысль о том, что зря она так беспечно убрала нож – глаза у Стивена были нехорошие. Но паниковать шатенка не собиралась.
  - В чём дело? – Она требовательно насупилась (не помогло), в тот же самый миг наткнувшись спиной на стену.
  - Мне тоже интересно, - замогильным голосом произнёс Стивен и резко выставил обе руки вперёд, упирая их в стену по разные стороны от Хелен, на уровне плеч женщины. – Может, ты сумеешь объяснить, - поразительно ровно и вкрадчиво продолжил он, - почему твой дружок Альфред просит прощения за то, что не оправдал моих надежд? – Такой спокойный тон точно не предвещал ничего хорошего. Это было сродни затишью перед бурей, только вместо бури будет, как минимум, ядерный взрыв. – Случайно не знаешь, что заставило его думать, будто у меня на него какие-то виды? – Харт выгнул одну бровь. - Или лучше спросить: кто заставил его так думать?
  Хелен понимала, что ситуация близка к критической. До ядерного взрыва оставались считанные секунды. И всё-таки Каттер, представив себе лицо Стивена в момент разговора с Альфредом, прыснула со смеху. Она тут же прикрыла рот ладонью, чтоб не взбесить Стивена окончательно (впрочем, женщина подозревала, что дальше бывшего студента бесить просто некуда), но предательский смех буквально душил её. Пару секунд шатенка беззвучно тряслась, в то время как глаза Харта наливались кровью. Когда Хелен, наконец, смогла немного себя унять, она посмотрела в эти самые глаза, впервые в жизни перекрестилась (хоть и мысленно) и выдала:
  - Стивен, ты ведь умный мальчик. Наверняка уже и сам всё понял.
  - Ты, - констатировал Стивен и так обоюдно известный факт.
  Мускулистая рука тут же легла на шею Хелен с неясными намерениями - то ли приласкать, то ли придушить. Судя по лихорадочному блеску глаз владельца вышеупомянутой руки - второе вернее.
  - Я. Но если ты хочешь, я могу извиниться. - Смех всё не желал отвязываться, хотя пальцы Стивена сжались сильнее.
  - Ты - чокнутая, эгоистичная, самодовольная стерва! - выдохнул Харт.
  - И это не новость. - Кислорода стало как-то понемногу не хватать, но она не вырывалась, встречая гнев гостя вызывающей улыбкой. - Надеюсь, ты хотя бы не покалечил бедолагу Альфреда? Он такой славный!
  Чтобы Хелен Каттер начала оправдываться - да не дождетесь! Шатенка упрямо вскинула подбородок, пытаясь неявно ослабить захват еще более взбешенного её спокойствием мужчины.
  - Заткнись!
  А вот это было уже довольно грубо, кажется, она сама дёрнула за чеку, или что там у ядерных бомб...
  - Как тебе это только в голову пришло?! Я понимаю, что портить людям жизнь - твоё хобби, но это, это уже слишком! Если я просто придушу тебя сейчас, то никто не расстроится, мир только скажет мне спасибо! - Он жестко притиснул её к стене, выбивая из лёгких остатки спасительного кислорода, на пару с хриплым возгласом шатенки:
  - Меньше слов, больше дела!
  Секунда раздумий, и Стивен в бессильной ярости разжал хватку, со всей злости саданув кулаком по стене, и отошел назад. Не смог. Допотопная проводка же такого надругательства не выдержала и коротнула, мигнув на прощание всеми лампами. Номер, на какое-то время лишившийся электричества, погрузился во тьму, местами разбиваемую отсветом уличных фонарей.
  - Полегчало? - Хелен прочистила неприятно саднящее горло и уткнулась в Харта вызывающим взглядом. Да, она была виновата, и именно поэтому не рискнула сделать попытку отправить обиженного парня в нокдаун в первые же секунды. Да и молчать, сколько могла, молчала, но всему же имеется предел! - Ты никогда не сможешь этого сделать. - Её рука всё ещё покоилась на шее, накрывая оставленные его пальцами синяки. - Ты слишком правильный для этого.
  - О, да! И именно поэтому ты вертишь мной, как тебе только вздумается. То натравливаешь на лучшего друга, то провоцируешь, то сватаешь с парочкой геев!
  - Ну в постель же к ним я тебя не укладывала, - коварно и слегка издевательски усмехнулась Хелен в полутьме, - а так… люди как люди, даже добрее некоторых.
  - Ага, а ведь главное же, Альфред просто предел моих тайных мечтаний, да? - рыкнул Харт. - За что ты настолько ненавидишь меня, что так изощренно издеваешься, а?
  - Может все проще? И я, например, люблю тебя.
  - Что? – Стивен подавился собственной злостью и замер. Даже если бы Тираннозавр на идеальном английском во всеуслышание объявил, что садится на шпинатно-свекольную диету, мужчина и то удивился бы меньше.
  - Думаешь, я стану повторять дважды?
  Темнота скрывала черты женщины, но Стивен чувствовал, что шатенка приблизилась к нему.
  Ну всё, хватит!
  - Иди ты ко всем чертям, Хелен! – прорычал Стивен.
  Женщина застыла.
  – …Хотя, чертей, конечно, жаль! Я никогда, никогда не встречал более изворотливой, расчётливой, эгоистичной твари, чем ты! Тебе проще испоганить человеку жизнь, чем прямо сказать о своих чувствах. О чём это я? Какие, к дьяволу, чувства? Мы же говорим о Хелен Каттер! Когда-нибудь я всё же проведу эксперимент – оболью тебя святой водой; просто уверен, что ты вспыхнешь, как керосиновый факел!
  - Это твоя единственная фантазия на мой счёт? – осведомилась Хелен, изо всех сил стараясь сделать так, чтоб голос не дрожал.
  - Нет, есть ещё осиновый кол! – гаркнул Харт, уже на пути к выходу.
  Выходя, мужчина так грохнул дверью, что вновь включилось электричество, а откуда-то сверху мелкими кусочками повалилась штукатурка.
  Призналась в любви, а теперь стоит одна посреди комнаты, обруганная, растерянная, мокрая, слегка придушенная, да ещё и присыпанная штукатуркой. Очаровательно.
  В глазах что-то непривычно защипало. Она не расплачется сейчас. Не расплачется. С чего вдруг? Как будто он сказал что-то новенькое. Хелен тряхнула влажными волосами, максимально плотно сжав губы, делая глубокие, почти судорожные вдохи через нос…
  Дверь резко распахнулась, Стивен опять пересёк порог; и с такой силой толкнул многострадальную дверь назад, что она не просто захлопнулась, но и щёлкнула замком, а электричество вновь приказало долго жить, на сей раз, похоже, окончательно. Но за секунду до того, как свет погас, Хелен разглядела глаза мужчины. Как же они сверкали… Да уж, многообещающий взгляд. И обещал он, как минимум, свёрнутую шею.
  Но вместо свёрнутой шеи случился поцелуй. Такой поцелуй, который заставляет сердце бешено колотиться и в следующую секунду замирать, а потом опять биться, как птица в клетке. Такой поцелуй, что ты готов даже задохнуться, не дыша, лишь бы он не прерывался.
  Меньше минуты назад Стивен, со скоростью, достойной Книги Рекордов Гиннеса, спускался вниз по лестнице в фойе горе-гостиницы. Мозг наотрез отказывался полностью переваривать весь этот бред с Альфредом. Это ж надо! Вы можете представить, чтоб такой план зародился в голове нормальной женщины? Да подобная идея не то что не придёт, даже в сторону нормальной женщины не посмотрит! Только Хелен Каттер способна изобрести нечто подобное. И ведь у неё практически получилось! Он же места себе не находил, ревновал, как глупый мальчишка! А каким придурком она его выставила перед Альфредом? А бедному Алану вообще перепало ни за что, ни про что. «Больная! Психопатка! Эгоистка! Стерва! Ненормальная! Чёрт, как же я по ней соскучился!». Тут-то Харт и понял, что ноги сами несут его обратно…
  … Стивен не помнил, чтобы раньше женщины могли упрекнуть его в недостатке нежности или ласки. Но сегодня был именно такой день. Он не мог быть нежен с той, кто одним взглядом переворачивала весь его мир с ног на голову, превращая кровь в его венах в бурные потоки. Лишала разума. Особенно, когда смотрела на него такими глазами…
  Когда его рот нашел её влажные губы, все прошлое перестало существовать, растворяясь в её вкусе, в её близости. Тонкая ткань халата захолодила руки, когда мужчина подхватил шатенку, непривычно тихую, чувствуя, как длинные ноги обхватывают его талию.
  Мгновение, шаг, и она, вновь стоя на полу, оказалась прижата спиной к стене, ощущая, как жаркое дыхание опаляет кожу груди. Требовательные губы Харта неистово покрывали её поцелуями, порывисто, страстно, до боли. Хотелось лишь прижаться к нему еще сильнее, отдаться во власть наслаждения.
  - Стивен…
  Этот полустон был заглушен его губами, накрывающими её губы, срывающими с них своё имя. Тогда как крепкая рука скользнула по щеке, шее, чуть отклоняя её назад. Перед распахнутыми глазами шатенки был целый мир под названием Стивен Харт, который она читала за занавесом его длинных угольно-черных ресниц, едва прикрывающих бездонную сапфировую синеву. Он не отводил своего взгляда, не заслонялся от неё, склоняясь все ближе к её разгоряченной коже, нарочито медленной дорожкой поцелуев следуя по ключице, отрываясь, и все так же растворяя её в синеве своих глаз, захватывая в желанный плен тонкие губы. Когда стало уже слишком эмоционально остро делить этот миг близости на двоих, Хелен застонала, приникая к Харту, сплетая пальцы рук, закрывая глаза, пока не поняла, что одинокая прозрачная капля все же упала с её дрожащих ресниц, растаяв в поцелуе.
  Ткань в его руках не особо устраивала опьяненного мужчину, и стоило лишь потянуть за тонкий пояс, как уже буквально в следующее мгновение она отправилась к сногсшибательным ногам владелицы. Сильные руки отправились вверх по шелковистой коже ноги, кое-где украшенной тонкими полосками шрамов, рисуя волнующую линию вдоль бедра, замирая на спине. Хелен прильнула к Стивену, отталкиваясь от стены, вынуждая пятиться назад, попутно срывая с мужчины никому не нужную рубашку, сшибая столик, стулья, не замечая их на своем пути. Пока оба не рухнули на что-то мягкое, что-то, что не мешало вытянуться по полной, каждой клеткой ощущая  близость друг друга.
  - Мой бедный Стивен…
  - Хелен...
  Она замерла над ним, чуть упираясь в грудь рукой и пристально изучая его потемневшие глаза. Безумно красивая в своей наготе, безумно опасная, безумно настоящая. Почему раньше только с Каттером она могла признаться в том, что порой разрывало её изнутри, в том, что заставляло её сердце биться, а саму её - и быть человеком? Кто запретит рискнуть ещё раз?
  - Я люблю тебя.
  Они и не поняли, кто сказал это первым. Просто слова пулеметной очередью вылетели на просторы комнаты, в один момент заполняя её смыслом и значением. Да и кто будет считать секунды, вычисляя, кому отдать пальму первенства?
  Женщина вновь склонилась к Стивену, подавшемуся ей на встречу, накрывая его мускулистое тело своим, создавая дико красочный контраст оттенков кофе с молоком, соединяя губы в очередном поцелуе, лишающем разума и желания вздохнуть.
***

  Все знают, что у человека есть так называемый внутренний голос. Но иногда их бывает два, и они начинают спорить друг с другом!
  - Стивен, беги пока не поздно! Хватай вещи, покупай билет на первый же самолёт, уезжай из страны и смени имя! Только так ты от неё спасёшься!
  - Минуточку, кто сказал, что от неё надо спасаться? Вот она, рядом, лежит, спит, спокойная, безмятежная.
  - Ага, пока не проснётся! А потом неприятности хлынут, как из рога изобилия! Чем тебе, спрашивается, не угодила Айрис? Такая славная девушка.
  - Славная. Но она в жизни не додумалась бы до того, что вытворила Хелен!
  - Так ведь это большой, огромнейший, просто-таки гигантский плюс!!!
  - Это как посмотреть. Да, с Хелен порой бывает непросто, но зато с ней никогда не соскучишься.
  - Будет скучно – сходи в цирк! А быть рядом с такой, как Хелен… Нет, даже трудно представить, что кто-то согласится на подобное в здравом уме.
  - Кто тут вообще говорит про здравый ум? Стивен, ты же давно от неё без ума.
  - Ты просто посмотри на неё, посмотри сейчас, на растрёпанную, не накрашенную. Она старше тебя, ей уже не двадцать пять и даже не тридцать пять. Вон и морщинки имеются, прямо наборами.
  - Да ладно! Женщина в расцвете сил. А какое тело! Сам тоже не молодеешь. И вообще, не переживай, ещё неизвестно, кто из вас первым поседеет.
  - Точно! Уж она-то тебя доведёт до преждевременной старости! А до обычной ты не доживёшь!
  - Зато будет, что вспомнить, потому что рядом с этой женщиной каждая минута – отдельное приключение…
  Первый голос обиженно замолк, второй торжествующе хихикнул, Стивен моргнул и усмехнулся. Он повернулся на бок и приподнялся на локте. За окном брезжил рассвет, так что в комнате было достаточно светло.
  Хелен лежала лицом к нему, тоже на боку, каким-то образом умудрившись засунуть «нижнее» плечо под подушку; чуть отведя назад голову, плотно сомкнув веки. На шее шатенки явственно проступали свежие синяки. Следы его пальцев… Неужели он действительно мог это сделать? Мог, конечно; Хелен кого угодно доведёт до белого каления. Харт осознавал, что справедливость всецело на его стороне, и всё-таки сожалел. Должно быть, ей было больно…
  Хелен сдвинула брови, крепко зажмурившись. Стивен осторожно коснулся её виска. Кожа оказалась горячей и влажной. Только сейчас он обратил внимание на то, что женщина держится за уголок подушки. Даже не держится, а цепляется мёртвой хваткой, аж костяшки пальцев побелели.
  …Он отступал всё дальше, а потом остановился и поднял голову. Медленно, гордо. Со всех сторон его окружали эти твари, а он, казалось, не замечал. Он почти улыбался.
  - Хелен.
  …Она не смогла смотреть на это. Она отвернулась, она просто ушла, не выказав никаких эмоций…
  - Хелен!
  …Она шла и знала, что сейчас, в эту самую секунду, он ещё жив. Истекает кровью, в буквальном смысле разрывается на части, но ещё жив… А она ничего не может сделать.
  - Хелен!
  …Они жрут его. Они прямо сейчас его жрут, от него не останется ни кусочка… Наверное, всё уже кончено… Или он ещё борется? Всё ещё чувствует каждый укус, каждый вонзённый в него коготь?.. Как же ему, должно быть, больно…
  - Хелен!!!
  Голос, наконец, достучался до неё. Или, может, помогла лёгкая встряска – кто-то мягко, но настойчиво тормошил за плечо. Как бы там ни было, она открыла глаза. Не вскочила, не вскрикнула. Живя среди доисторических хищников, быстро приучаешься вести себя как можно тише, даже во сне.
  Она просто резко распахнула глаза и сделала быстрый, глубокий вдох. Мгновенно бросила несколько взглядов по сторонам, а потом увидела его. Не то чтобы обмякла, скорее, сразу успокоилась, расслабилась, медленно растянувшись на постели и продолжая смотреть на него.
  - Плохой сон? – тихо спросил Стивен.
  Вместо кивка она на миг прикрыла глаза.
  - Отвратительный. – Хелен немного помолчала. – Пообещай мне кое-что.
  - Что?
  - Что никогда не окажешься запертым в помещении с голодными тварями.
  Так вот что ей снилось. Наверное, Стивену это должно льстить. Он никогда не видел Хелен такой испуганной, как в первую секунду после пробуждения.
  - Если это будет целиком зависеть от меня - то не окажусь.
  - Это не обещание.
  - Зато правда. Сама ведь знаешь, в нашей работе всякое бывает.
  Хелен глубоко вздохнула. Потом, придерживая на груди не то простынь, не то часть одеяла, одним невероятно быстрым движением оказалась у Стивена за спиной. Мужчина тоже хотел повернуться, но Хелен удержала.
  - Подожди, не оборачивайся. Мне так будет легче.
  - Хелен…
  - Серьёзно. Если ты будешь на меня смотреть, я опять начну ёрничать, чтоб не показать слабость.
  Его вздох можно было принять за согласие. Хелен облизнула губы. И начала:
  - Я не хочу, чтоб та история повторилась. Не хочу, чтоб ты пострадал из-за меня.
  - Только не говори, что предлагаешь нам расстаться ради моего блага, - фыркнул Харт. – Смахивает на дешёвую мелодраму.
  - Сама их терпеть не могу, - усмехнулась шатенка. – Однако без меня тебе действительно будет безопаснее.
  - И что, вся операция под кодовым названием «Альфред» - впустую? – не удержался от смешка Харт. Теперь всё это впрямь казалось забавным. Даже весёлым. Вчера-то Стивен рвал и метал, но сегодня, сейчас он находился в таком счастливом расположении духа, что, попадись ему Альфред, обнял бы добряка… разумеется, предварительно одевшись.
  - Можешь мне не верить, - она провела кончиками пальцев по его затылку, потом нежно коснулась шеи Стивена тыльной стороной ладони, - но если я опять окажусь виноватой в твоей смерти, то… - Она не знала, как и что сказать. «Я буду проклинать себя до конца своих дней»? Слишком пафосно, хотя суть отражает довольно верно. - …не прощу себе.
  - Ты и не окажешься, - с внезапной уверенностью произнёс Стивен. – Если не будешь обманывать меня. – Он сделал ещё одну попытку взглянуть на женщину, но шатенка опять отвела его взгляд. – Просто никогда не ври мне, и что бы ни случилось, это не будет твоей виной.
  Что, всё так просто?..
  - Я могу погибнуть хоть сегодня, - продолжил Стивен, почувствовав, как Хелен вздрогнула от этой фразы. – И ты тоже. – Да, хороший аргумент для успокоения. – Независимо от того, будем мы вместе или нет. Пообещай, что больше не станешь мне врать, и всё будет хорошо.
  - Вроде бы, это я требовала обещание, - попыталась улыбнуться Хелен. Стивен не ответил. Она прижалась щекой к его спине. Он здесь, рядом, такой тёплый… Живой. И он хочет быть с ней. Вот же экстремал. – Хорошо. Обещаю. – Шатенка коснулась губами его исцарапанной кожи. – Обещаю никогда не лгать тебе. Но заметь – только тебе.
  Стивен улыбнулся. Можно ли верить обещанию Хелен Каттер? Есть только один способ проверить – пожить и увидеть.
  Он наконец-то перевернулся на другой бок и поглядел ей прямо в глаза. Пристально, испытующе; словно пытаясь понять, обманывала ли она только что. Хелен выдержала этот взгляд. Было не трудно.
  Стивен привлёк шатенку, обнял. Она уткнулась лицом ему в грудь. Хелен дрожала… Харт провёл ладонью по её обнажённой спине, прижал к себе покрепче. Какое-то время они лежали вот так, почти не двигаясь, просто слушая дыхание друг друга.
  - Скоро вставать, - наконец, пробормотала Хелен. – Собираться на работу.
  - Поспи ещё немного. – Стивен поцеловал её в макушку, он и не собирался размыкать объятий.
  Хелен неожиданно послушно закрыла глаза. Только пролепетала:
  - А ты никуда не денешься? – Что было совершенно не в её стиле.
  - Никуда, - усмехнулся мужчина. – Честное слово.
  Она тоже улыбнулась. И почти сразу заснула. И на этот раз никаких кошмаров, наоборот – сон был лёгким, спокойным. И тёплым. Тёплым, как сам Стивен.

*** *** ***
http://uploads.ru/t/b/w/C/bwCxB.jpg
*** *** ***

0

13

10. Это не брачное агентство!

http://uploads.ru/t/l/T/9/lT9tF.jpg

В Центре по изучению аномалий витала атмосфера гармонии и тихого счастья.   Устройство для выявления аномалий пока молчало, и это не могло не радовать.
  Возле центральных мониторов о чем-то перешептывались Сара с Беккером, девушка без конца смеялась, капитан улыбался и продолжал ее веселить, иногда забавно поигрывая бровями.
  Ник Каттер был еще более жизнерадостен и полон энтузиазма, чем обычно. И всю эту жизнерадостность и энтузиазм он с нескрываемым удовольствием выплескивал на Дженни, старательно ухаживая, пытаясь помочь во всем – найти нужный файл, перевернуть страничку справочника, пока руки пиарщицы были заняты сразу двумя телефонами. И, конечно же, вовремя принесенный горячий кофе не мог не порадовать. Не важно, кем она теперь была – Дженни или Клаудией, но этот напиток вселял какую-то уверенность в завтрашнем дне, поскольку она была абсолютно уверенна, что любит его. Напиток, конечно же, не назойливого профессора. Хотя…
  Харт, от нечего делать, решил посвятить все свое внимание той, что не выходила у него из головы ни на секунду. Хелен хоть и не горела особым желанием проявлять свои чувства на публике, тем не менее, не смогла устоять перед обаянием бывшего студента, когда тот как бы невзначай прижался к ней, протискиваясь между ученой и рабочим столом за очень важным документом, потребовавшимся прямо сейчас. Как бы между делом окинув взглядом все помещение и поняв, что никого, в общем-то, не интересует, чем они занимаются, Хелен вдруг поместила быстрый поцелуй на сладких губах Стивена, прошептав какое-то воодушевляющее обещание на вечер. Все. Теперь Харт, блаженно улыбнувшийся от уха до уха, был самым счастливым человеком на планете.
  Коннор, вроде бы все время не отрывающийся от голубого экрана монитора, откуда-то умудрился добыть цветочек и, улучив момент, вручить его Эбби с застенчивой улыбкой. Увидев, как девушка расцвела, приложив ромашку к носу и вдохнув ее аромат, Коннор подмигнул и опустил руку ей на плечо.
  Никто, по непонятным причинам, совершенно не обратил внимания на начальника, стоявшего у перил балкончика возле своего кабинета и лицезревшего весь этот тихий ужас. Поняв, что работники Центра даже и не думают заниматься непосредственными обязанностями, а продолжают стоять по парочкам и наслаждаться обществом друг друга, Лестер не выдержал и гаркнул прямо сверху вниз, не потрудившись спуститься на первый этаж:
  - Внимание-внимание! Я все-таки вынужден напомнить, что мы с вами находимся не в брачном агентстве, не в бюро регистрации браков и даже не в ночном клубе! Будьте так любезны соответствовать! Хелен Каттер, Сара Пейдж – разве вы не должны сейчас исследовать ту загадочную трубу с иероглифами? Коннор – как дела с анализом данных из будущего? Мисс Мэйтлэнд, кажется, одного из динозавров там вырвало, а парочка мелких грызунов сгрызла свою решетку и пробралась в тренажерный зал. Мисс Льюис… Браун… не важно, почему сейчас мне звонил какой-то шизик и угрожал выпустить сногсшибательную статью о динозаврах? Кажется, в Ваши обязанности входит именно оберегание моих нервов от подобных личностей. Разберитесь с этим. Профессор Каттер – Вы, по словам Хелен Каттер, навлекли на будущее хаос и разрушение, и я, в общем-то, не удивлен, так что лучше вообще ничего не предпринимайте, но хотя бы создайте эффект видимости чрезвычайной занятости. И да, Ваш кабинет находится несколько выше и дальше рабочего стола Льюис. Капитан Беккер, проинструктируйте своих людей, чтобы они понимали мои простые требования, и когда я прошу бесшумно вторгнуться в помещение и тихо обезвредить аномалию – нужно делать это бесшумно и тихо, а не громко, с криками и стрельбой! Мистер Харт… эм… займитесь чем-нибудь. Работайте, работайте! Прекратите устраивать балаган на рабочем месте, пожалейте мои глаза.
  Закончив тираду, начальник развернулся на каблуках и вернулся в свой кабинет, с выдохом опускаясь в кресло. Поразмыслил с полминуты. Нажал кнопку вызова секретаря.
  - Бетти. Соедините меня с агентом Кристин Джонсон, это срочно.
***

  - У нас аномалия! - Не сказать, что Коннор был в восторге по этому поводу, но и грустить тоже не собирался. Аномалия - это всегда драйв, что-то непознанное, что-то, что он может помочь предотвратить!
  - Где конкретно?
  Брюнет собрался было съязвить "везде", но вовремя прикусил язык, руководствуясь двумя пунктами: во-первых, поинтересовался у него Лестер, а шеф и без того был недоволен ими в последнее время, лучше не злить, а то не только премия, но и зарплата юному гению точно не светит!
  А во-вторых, на экране замелькал еще один красный маячок, а потом и еще один! Такого раньше не бывало.
  - До чего я докатился, уже разговариваю сам с собой! - Лестер завис за плечом Темпла, все же ожидая от парня хоть какой-то реакции.
  - Везде... - не придумав ничего лучше, в итоге буркнул тот, разворачиваясь на стуле, - их три! В разных концах Лондона!
  - Я становлюсь счастливее с каждой минутой... - Джеймс возвел глаза к потолку.
  - Что у нас здесь? - Команда Каттера постепенно стягивалась в зал, последними в помещении нарисовались как раз сам профессор с Дженни на пару.
  - Аномалии, три штуки, оптом. Нам придется разделиться. - Коннор вычислял оставшиеся подробности о временных разрывах.
***

  - Что это еще за странное разделение? Это бредовая идея, Коннор! Я должен защищать всех вас, - Беккер был возмущен.
  - Других вариантов нет, - Хелен Каттер усмехнулась, засовывая миленький ножик за пояс брюк, - только Коннор, Сара и Ник умеют управлять этим изобретением. Оставлять Ника без охраны, сам понимаешь, себе дороже. Он самый ценный из всех вас.
  - Хей!
  - А о Саре я позабочусь. - За ножиком последовал пистолет.
  - Хелен, - одернул экс-супругу Каттер, блеснув усмешкой, попутно проверяя амуницию. Затем взглянул на капитана. - Но она права. Ты присмотришь за Дженни.
  Выразительный взгляд от последней уже в сторону блондина.
  - …Хелен за Сарой, Стивен за Хелен.
  И очередной "ласковый" взгляд от еще одной шатенки для него же.
  - А кто присмотрит за Коннором?
  В комнате повисла секундная пауза, когда все разом уставились на студента, как раз ухватившего пушку побольше.
  - Что?!
***

  – Мы приехали. – Беккер на всякий случай сверился с навигатором. – Да, точно.
  Машина остановилась возле парка.
  - Надо эвакуировать людей и огородить территории, - запоздало спохватился Ник.
  - Уже, - улыбнулась Клаудия-Дженни. И с лукавой скромностью опустила глазки. - Я сделала пару звонков.
  Ник посмотрел на неё со стопроцентным обожанием.
  - Тогда, вперёд. – Он вышел из машины первым и галантно подал руку даме.
***

  - Только не говорите, что аномалия под водой, - взмолилась Сара, глядя на внушительных размеров пруд.
  Если б не лёгкое сияние, исходящее откуда-то из глубины, пруд был бы самым обычным водоёмом, находящимся недалеко от трассы. До дороги не больше ста метров, отлично слышен шум постоянно проезжающих мимо машин.
  - Ладно, мы можем об этом промолчать, - пожала плечом Хелен и направилась ближе к воде.
  Сара пошла следом. Стивен быстро обогнал обеих женщин – с твёрдым намерением подойти к цели первым. Всё-таки, мало ли.
  - Кстати, - Сара немного приблизилась к Хелен и почти шепнула: - Насколько я понимаю, блондинка исчезла с радаров? – Глаза брюнетки горели чисто женским любопытством.
  Ухмылку Хелен можно было трактовать как утвердительный ответ. А чтоб уж совсем не оставалось сомнений, шатенка добавила:
  - И пусть теперь только попробует сунуться обратно.
***

  - Приятно, что государственное финансирование не пропало даром, - хмыкнул Лестер, не без удовольствия любуясь тем, как Коннор в одиночку вытаскивает из багажника устройство для закрытия аномалий. – Хорошо, что у нас теперь несколько таких установок.
  - Нет-нет, мне совершенно не нужна помощь, даже не предлагайте, - пробурчал Коннор.
  - Ты что-то сказал? – поднял бровь Лестер.
  - Ничего.
  - Помочь? – предложила Эбби, появившись за спиной брюнета.
  - Неплохо бы, - улыбкой на улыбку отреагировал Темпл. И, опасливо глянув на Лестера, понизил голос: - Неужели у нас такая нехватка людей, что боссу приходится самолично выезжать на задания?
  - Может, ему просто стало скучно в кабинете.
  Лестер тем временем критически оглядывал пейзаж. Если, конечно, можно назвать пейзажем просторы электроподстанции.
***

  - Только мне кажется, что здесь слишком тихо?
  Клаудия-Дженни держала пистолет в боевой готовности, продвигаясь по мрачным просторам парка. Без людей здесь было жутковато, и это еще мягко сказано.
  - Тише, - Каттер не оборачивался, вопреки всем указанием Беккера вышагивая впереди полностью безоружным, - я чувствую, что оно где-то здесь
  - Заменяешь сканер аномалий по части вторженцев? - Брюнет, прикрывавший тылы парочки усмехнулся, но тут же вскинулся, делая резкий, размашистый шаг вперед, оттесняя с пути профессора и пиарщицу. - Стойте.
  Два светящихся уголька мелькнули в зелени где-то справа, и еще два, и еще...
  - Мы уже не одни, - Ник мигом перегруппировался, вставая так, чтобы все трое они оказались спинами друг к другу и лицом к возможному врагу. - Не стрелять без моего указания. Лучшее, что мы можем сделать, это вернуть существ в их родной мир.
  - Что, Ник?! Ты опять за свое? Я не хочу ловить это... - Девушка сделала непроизвольную паузу, встретившись взглядом с тенью, выпрыгнувшей прямо перед ней.
  Г-р-р....
  Это был волк, крупный серый волк с недобрым взглядом. Основным его отличием от современных собратьев было то, что пасть была просто огромной.
  Беккер тут же вскинул ружье, намереваясь пристрелить тварь без лишних рассуждений.
  - Нет! Только в крайнем случае! Просто замрите. Судя по всему, это сумчатый волк, тилацин, и вымер не так давно. У нас нет права истреблять его снова.
  Зверь несколько мгновений прислушивался, оценивая опасность, исходящую от стоящих у него на пути фигур, после чего стал медленно пригибаться к земле, сверкая янтарными глазищами.
  - Каттер....
  - Нужно отпугнуть его! Стреляйте в воздух.
  Но сделать этого никто не успел - мощное, натренированное убийствами тело метнулось вверх и вперед, нацелившись прямиком на женскую фигуру, от которой исходил такой соблазнительный запах страха.
  Рык, оружейная очередь, хриплый предсмертный вой - и изрешеченная пулями туша упала к ногам шатенки.
  - О'кей, это было оправданно. - Ник дернул пиарщицу к себе. - А теперь бежим! Стая лишилась вожака и стала неадекватной!
  В подтверждение его слов еще три или четыре серые тени появились из зарослей, грозно рыча и сверкая налившимися кровью глазами. Всех не перестрелять, не успеть. И трио припустилось вглубь "леса", мельтеша между деревьями и отстреливаясь.
  - Дай выжить хотя бы паре из них! Мы обязаны сохранить вид!
***

  - Я в воду не полезу! – безапелляционно заявила Сара, пока Стивен заканчивал устанавливать устройство для закрытия.
  - А жаль, - не удержалась Хелен, - это было бы отличным способом проверить, есть ли в пруду кто-то хищнее пиявок.
  - Пиявки! Брр! – Брюнетку передёрнуло.
  Стивен бросил на Каттер укоризненный взгляд, мол, зачем же измываться над людьми, да ещё в самом начале рабочего дня. И перевёл разговор не менее неприятную тему:
  - Пруд не осушается, значит, по ту сторону аномалии – тоже водоём.
  - И сюда мог переплыть кто угодно, - промолвила Хелен, раздумывая над тем, как проверить наличие опасных существ, не залезая в воду. Площадь у водоёма была невелика, от силы сотня квадратных метров, глубина, скорее всего, тоже не ахти, но нельзя утверждать наверняка. Учёная приметила нескольких уток, скромно плавающих возле самого бережка. – У нас ведь есть сухие пайки.
  - Ты проголодалась? – хмыкнул Стивен. – Нашла время для завтрака.
  Пейдж тем временем нажала несколько кнопок на «закрывашке», и сияние, исходившее из-под воды, стало резко тусклее и меньше по площади. Аномалия была заблокирована.
  Хелен быстро сняла рюкзак, достала компактный продуктовый запас и принялась выискивать хлеб. Нашла только какой-то утрамбованный сэндвич, но это должно было сгодиться. Она вытряхнула начинку, а потом стала разламывать хлеб, бросая крупные крошки в центр пруда.
  Стивен с усмешкой покачал головой. И как он сам не додумался первым? Мужчина достал свой «запас еды на всякий случай» и последовал примеру шатенки.
  - Ребята, вы в своём уме? – раздосадовалась Сара, всё ещё не отойдя от мысли о пиявках и ком-нибудь похуже. – У нас здесь, возможно, проникновение какого-нибудь хищника, а они тут уток подкармливают!
  Утки, почуяв халяву, дружной стайкой рванули к середине пруда и начали клевать размокшие куски хлеба. На долю секунду вдруг воцарилась полная тишина, а потом из-под воды лишь на миг показалась огромная, усеянная жуткими зубами пасть. В этой пасти исчезла одна из птиц. Хищник вновь полностью скрылся под водой, но перед этим пару мгновений над поверхностью можно было видеть острый треугольный плавник.
  - Акула?! – глазам не поверила Сара.
  Хелен наклонилась, почерпнула в ладонь воды, пригубила чуток и тут же выплюнула.
  - Солоноватая. Аномалия соединила пруд с морем.
  - И что теперь будем делать? – спросила Пейдж, чувствуя, что уже не так сильно боится пиявок.
  - Акула должна сама уплыть, если мы откроем аномалию, здешние условия этой рыбке явно не по вкусу. – Хелен немного нахмурилась. – Проблема только в том, что…
  - …Что мы не можем открыть аномалию на достаточно долгий период, потому что сюда может проникнуть кто-нибудь ещё, - закончил за шатенку Харт.
***

  Они мчались через лес, не слишком разбирая дорогу. Дженни-Клаудия умела отлично стрелять, заговаривать зубы окружающим, располагать к себе людей. Но она точно не умела носиться по пересеченной местности на шпильках и при этом успевать замечать с какого боку приближается опасность. Потому Каттер прочно держал её за руку, увлекая вслед за собой. Он-то отлично успевал подмечать все, что творилось вокруг.
  Беккер же действовал спокойно и по максимуму безэмоционально - отстреливался от нагоняющих их животных, стараясь выполнить просьбу-приказ профессора - оставить в живых хотя бы одну-две твари. Но, собственно, они в этой уступке с его стороны не очень-то и нуждались, умело уворачиваясь и продолжая погоню.
  - Агр!! - Брызжа слюной, одна из волчиц выскочила им наперерез, заставляя резко остановиться.
  Каблуки девушки такой экстренной остановки не перенесли, подвихнулись, увлекая шатенку наземь. Оружие полетело куда-то в кусты, скрываясь из поля зрения, а её вторая рука выскользнула из руки Каттера, и Льюис-Браун по инерции откатилась в сторону от спутников. На колене проступили кровавые капельки, еще больше раззадорившие нападающих существ.
  - Ник!
  - Клаудия!
  - Дженни!
  Мужчины бросились к ней.
  - Назад! - Беккер, присев на одно колено рядом с упавшей пиарщицей, выпустил очередную прицельную очередь, лишившую волчицу жизни.
  Остальная стая отступила, временно затаиваясь в кустах и окружая людей.
  Каттер схватил девушку за плечи, помогая подняться и прижимая к себе.
  - Так нам не уйти, нужно спрятаться, там, где они нас не достанут.
***

  - Этот волк способен порвать человека в клочья за пару минут. Идеальный, высоко развитый хищник, ориентирующийся не только на свои инстинкты, но и использующий разум! Потрясающе...
  Каттер восхищенно разглядывал снующих внизу волков. Было удачным и в то же время неудачным стечением обстоятельств то, что вся стая из пяти особей дежурила под деревом, на котором примостились сотрудники ЦИА. Ведь это означало, что людям не придется разыскивать и собирать тварей по всему парку, но крайне осложняло положение - сидя на ветках, мало что можно сделать.
  - Потрясающе? - Беккер приподнял брови, глядя на то, как одна из волчиц зевнула, утомленная бесплотными попытками допрыгнуть до нижних веток, и её челюсти образовали практически прямую линию. - Я бы так не сказал.
  - Как будем выбираться? - Поранившуюся шатенку не одолевали пацифистские мысли, и она бы с радостью пустила тварей на манто. Но это вряд ли было возможным, в оружии Беккера оставалось не так много патронов, а свое она потеряла. Черт!
  - Загоним их, как обычных волков. Но мне понадобятся твои...
  - Никаких моих блузок, платьев, туфель и прочих вещей! Только не снова, Ник! - Её глаза блестели возмущением, испугом и озорством одновременно. Равно как и лукавая улыбка, не смотря ни на что блуждавшая на губах.
***

  - Будем надеяться, это сработает, - проговорил Стивен, насаживая огромный кусок мяса на большой крючок новенького спиннинга. Пришлось смотаться в парочку ближайших магазинов, но оно того стоило. По крайней мере, план не так уж плох. – Давайте всё повторим. Я забрасываю приманку поближе к аномалии, как только акула хватает мясо, Сара открывает портал.
  - И в идеале акула, наглотавшаяся пресной воды, тут же уплывает на родину вместе с мясом и удочкой, - усмехнулась Хелен. – А мне что делать?
  - Будь рядом и не издевайся, - буркнул Харт. – Готовы? Начинаем. – Он, размахнувшись, бросил наживку так, что она плюхнулась прямо в область закрытой аномалии. Потом покрепче взялся за удилище.
  Ждать пришлось недолго. Стивен быстро почувствовал, как кто-то (в общем-то, понятно, кто) схватил наживку и потянул куда-то. Леска разматывалась с невообразимой скоростью.
  - Сара, давай.
  Девушка кивнула и мигом разблокировала аномалию.
  Теперь нужно как-то утянуть приманку с акулой туда. Вот только как? Стивен, кончено, был крепким молодым человеком, но явно не сильнее акулы. В какой-то момент он не рассчитал своих возможностей… Плюх, и вот он уже плещется в пруду. Не таком уж мелком, кстати.
  - Стивен! – закричала шатенка.
  Но к тому времени, как был произнесён последний звук этого короткого вскрика, мужчина уже выбрался на сушу. В конце концов, он же не так далеко упал. А вот удочка безвозвратно исчезла.
  Пока Харт отплевывался, снимал с руки пиявок, а с ушей – водоросли, Сару осенила гениальная по своей простоте идея.
  - Давайте просто набросаем ещё мяса поближе к аномалии. Акула подплывёт, начнёт есть и, в конце концов, уйдёт через портал.
  - А если мясо приманит кого-то ещё с той стороны? – по сути, возразила Хелен.
  - Значит, будем делать всё быстро. – Стивен сейчас был больше на стороне Пейдж. – В любом случае, сюда потом нужно будет отправить группу, чтоб они проверили этот водоём с помощью локаторов. Так что давайте пока позаботимся об этой акуле, надеюсь, она там одна. У нас есть маячки…
  - Предлагаешь натыкать их в мясо? – смекнула Каттер.
  - И когда сигнал исчезнет, это будет означать, что мясо – по ту сторону аномалии, а, значит, и акула, съевшая его, тоже.
  - Тогда надо бросать мясо не слишком близко к аномалии, чтоб, когда оно попадёт в портал, мы знали, что оно не просто туда упало. – Хелен чуть сузила глаза. – Идиотский план. Но альтернативы я не вижу.
***
  Сумочка пиарщицы была маленькой, и вмещала в себя небольшое количество вещей, небольшое, с точки зрения девушки, конечно же. Но главным достоинством клатча было не его содержимое, а его наличие! Помня былые неурядицы, шатенка еще до выхода из машины пристегнула к нему длинную ручку, позволяющую вещице, не мешаясь в руках, оставаться при своей хозяйке.
  - Наша главная задача - испугать зверей, а не убить. В состоянии паники они помчатся в то место, где будут считать себя в безопасности, и, следовательно, наша задача - заставить их испугаться и потерять голову, - вещал Каттер, перебирая в руках флакончик с духами, зажигалку, газовый баллончик.
  - И как ты себе это представляешь? - Беккер, закинувший ружье на ремне за спину, с недоумением разглядывал две связки ключей и горсть монет в своих руках.
  - Если в общих чертах, то примерно так. Я с этим баллончиком и самодельным факелом буду пугать животных с одной стороны, отгораживая им проход с севера. Ты, с разумной стрельбой и бряцаньем ключей и других металлических предметов, гонишь их с востока.
  - А мне что делать? - Дженни загнала страх поглубже, сосредотачиваясь на этом весьма оригинальном и даже несколько фантастичном плане. - Кроме жертвования на это своего шарфика, духов и всего прочего?
  - Ты, - тут Каттер слегка нахмурился, но иного выбора, кроме как задействовать в облаве и девушку, у него не было, - ты заходишь с юга. Выбери самые жуткие, визгливые и громкие мелодии в своих мобильных, и в наших заодно. Это создаст нужный шумовой эффект, я думаю. Только будь осторожна и не подходи к этим животным близко.
  - Ник, я не первый раз с вами на заданиях, я тебя умоляю! - Шатенка закатила глаза, завязывая волосы в пучок. - Так, на счет мелодии. - Она призадумалась. - Оззи Осборн подойдет?
  - У тебя в телефоне есть Осборн? - Беккер поразился, недоверчиво глянув на неё.
  - Без комментариев, - пиарщица сверкнула улыбкой, раскрывая телефон брюнета и начиная шарить в нём, - я же не говорю о том, что в твоем мобильном имеется Аврил Лавин и Мерилин Мэнсон...
***

  - Да, в моей фантазии это было куда проще... - Каттер неумело завис на суку дерева, критически рассчитывая расстояние, которое предстояло перемахнуть.
  Раз уж он решил зайти с севера, то было бы логичным на этот север и переместиться. Спуститься на землю, к голодным серым шкурам - не вариант, пришлось им с Беккером изображать из себя помесь мартышек с Тарзаном и перемахивать с дерева на дерево. К слову, данное перемещение у капитана прошло куда успешнее и быстрее, сказалась отличная физическая подготовка.
  - Только бы у нас все получилось, - взмолилась Клаудия, в сотый раз перепроверяя готовность всех четырех аппаратов связи.
  Нет, она не сомневалась в гениальности и находчивости Каттера, она просто беспокоилась. Не хотелось умирать, когда все в жизни только-только начало налаживаться. Причем у всех них, заметила она про себя, вспоминая, какая милая фотография поставлена у Беккера на звонок Сары.
  Стая внизу устала от попыток добраться до ускользнувших жертв, но уходить с пустыми животами и лапами никак не хотела. И потому обосновалась у подножия дерева, свернувшись очаровательными калачиками, время от времени поглядывая на людей голодными глазами, жутко зевая и облизываясь. Это нервировало. Но вот Ник уже и остановился на указанном ранее дереве, только лишь чудом не рухнув с его макушки. Взмахнул руками, показывая, что он в порядке. И сигналами начал отсчет к началу действий.
  - Раз, - взмах рук Каттера.
  - Два, - словно отвечая на сигнал, кивнул Беккер, сжимая в руках оружие.
  - Три... - выдохнула девушка.
***

  - Кажется, мы справились, - с осторожной надеждой возвестила Сара, глядя на экран маленького компьютера. Сигнал от маячка только что исчез.
  - Что ж, раз всё так удачно, предлагаю вернуться, - хмыкнула Хелен. – Если кто помнит, моя основная обязанность – работа над артефактом, а не езда к аномалиям.
  - Нужно дождаться приезда группы проверки, - заявил Стивен. – А до этого момента не подпускать никого к воде, неизвестно, что там ещё.
  - Просто великолепно, - простонала Хелен.
  По закону подлости к пруду вскоре подкатила компания, явно жаждущая водных процедур. Именно подкатила – стайка не то байкеров, не то просто мотоциклистов в вычурных кожаных костюмах. Оставив железных коней, шестеро ребят двинулись к воде, на ходу снимая с себя одежду. Даже не обратили внимания на тройку работников ЦИА.
  - Расскажем им про пиявок или наплетём что-нибудь про химическое загрязнение? - хмыкнула Каттер.
  Рассказ о химическом загрязнении мотоциклистов не впечатлил, предупреждение о пиявках тоже не сработало.
  - Будь здесь такое загрязнение, тут бы обязательно кто-нибудь дежурил! – растянуто произнёс бородатый мужчина в тёмных очках.
  - Мы и есть эти «кто-нибудь», - пробовал втолковать Стивен.
  - А где оборудование? Где ограждения? Небось, сами решили здесь искупаться, вот и плетёте какую-то чушь.
  - Там пиявки! – вклинилась Пейдж. - Как можно купаться с пиявками?
  Тут второй «байкер» окинул дам более чем заинтересованным взглядом. Сначала внимательно осмотрел Хелен, затем Сару, потом перекинул взор на Стивена.
  - Которая из них твоя? Может, вторая составит компанию нам? – Конечно, сказано было нагло, но не беззлобно. Поэтому зубы мотоциклиста пока оставались при нём.
  - Прошу прощения? – возмутилась Пейдж.
  - Хочешь верь, хочешь нет, мы действительно на работе, - всё ещё пытался вразумить отчаянных купальщиков Харт.
  - Брось, милый, - вдруг сладко промолвила Хелен, игриво проведя пальчиками по плечу Харта. – Ребята нас раскусили. – Она посмотрела на байкеров. – Что ж, давайте все вместе проведём время как можно веселее, лично я не против. Кто знает, когда мы теперь в следующий раз выйдем из больницы.
  - Больницы? – насторожился байкер. – Вы чем-то больны?
  - Разумеется, нет. – Хелен двинулась к нему. – Просто дурацкая мера предосторожности, врачи любят перестраховываться. Стоит только попытаться зарезать пару человек, и тебя уже считают сумасшедшей. Она достала свой любимый нож и подбросила, ловко поймав за рукоятку.
  - И не говори, - поддержал Стивен, борясь с подступающим смехом. – Они ещё утверждают, что мне нельзя носить оружие. – Он достал и внимательно осмотрел свой пистолет.
  - А в больнице знают, что вы ушли? – осторожно осведомился байкер.
  - Наверное, да, - подключилась Сара. – Скорее всего, они уже нашли тело санитара.
  - Бросьте! – неуверенно рассмеялся бородач. – Вы нас дурите.
  - Возможно. – Губы Хелен растянулись в улыбке. – А возможно и нет. – Она подошла вплотную к мотоциклисту и посмотрела тому в глаза.
  - Поищем другое место, - скомандовал «байкер» своим ребятам. Да, их было шестеро против троих. Но трое вооружены и, кажется, психи. Лучше не рисковать.
***

  Они неслись с таким шумом, что, должно быть, перепугали не только волков, но и вообще всю живность на сотни метров вокруг. Но, нужно отметить, что план Ника сработал. Животные, пораженные неслыханной смесью бренчания, выстрелов и подвывания Пинк вкупе с Мерлином Мэнсоном, подхватились с места как ужаленные и с визгом понеслись прочь. Направлял же их яркими огненными вспышками Ник, не пожелавший держаться строго севера, а мельтешивший повсюду. И пока все шло успешно.
  Бежали волки красиво, слаженно, грациозно перемахивая через кочки, скамейки и прочие препятствия. И, что было куда важнее,  все в одном направлении. Люди же такой грацией похвастаться не могли, но действовали не менее слаженно, добавляя нового шума к своему "вооружению" еще и сбитыми по пути мусорными баками.
  Только одна зрелая самка, судя по всему та, что не смирилась с гибелью вожака, или же принявшая временно на себя его права, не желала сдаваться так просто. Она метнулась в сторону брюнета, находившегося ближе всех, клацнула жуткими челюстями и исхитрилась рассечь ему кожу на плече острыми, как бритвы, когтями. Дальше дело не пошло, так как Льюис, мчавшаяся неподалеку, без лишних раздумий запустила сумкой волчице прямо в морду. Животное взвыло, ощутив крайне болезненный удар по носу, и отступило, вновь последовав за собратьями.
***

  Десятки метров пролетели в этой дикой гонке, пока, наконец, светящаяся в скупом свете леса аномалия не предстала взглядам. Скрывая в своих недрах одного волка за другим.
  - Ааа! Прочь! - Мужчины не умолкали, перегораживая зверям иные пути к отступлению.
  Еще одна вспышка от подожженной струи газа из баллончика, и, вроде бы, последнее мускулистое тело, обтянутое серой шерстью, скрылось во временном разрыве.
  - Мы сделали это! Да! - Беккер усмехнулся, сверкая белоснежной улыбкой и устало приваливаясь к стволу ближайшего дерева. Плечо саднило, но это были мелочи жизни.
  - Йеп, ага. Ура!!! - Каттер, не веря своим глазам, подбросил более не нужный баллончик ввысь, освобождая руки.
  - У нас получилось, получилось, - Льюис-Браун рассмеялась, прижимая руки к боку, который кололо от быстрого бега, - получилось!
  И девушка, не раздумывая, бросилась с объятиями к Каттеру, что подхватил её и закружил в сильных руках. Все трое смеялись от души под оглушительную музыкальную смесь.
  - УУУх! - Беккер пустил небольшую очередь в воздух. - Вот это гонка по пересеченной местности. Каттер, должен признать, отличный план!
  - Да, я знал это с первой секунды, - блондин замер, прижимая Клаудию-Дженни к себе.
  - Теперь нужно закрыть портал, ты ведь это умеешь, Ник?
  - Конечно.
***

  По счастью, приборы были рядом все это время. Они были не совсем дальновидно позабыты в машине, ведь изначально планировалось лишь осмотреть окрестности, а не ввязываться в передрягу.
  На то, чтобы сверкающий портал свернулся, превращаясь в сферу, ушла пара секунд.
  - Готово! - Ученый еще что-то быстренько настучал на клавишах компьютера, очевидно, для себя помечая аномалию, и повернулся к остальным. - Можем отправляться на следующее задание.
  - Ну уж нет, я лучше отзвонюсь Лестеру по поводу этого, - с усмешкой откликнулась девушка, беря в руки приятно молчавший мобильный, когда поток яркого света от ручного фонарика ударил ей по глазам.
  - Какого черта?
  - Полиция, мэм. Не шевелитесь. Вы и ваши друзья обвиняетесь в злостном нарушении порядка. - Двое полицейских возвышались прямо перед ними, слепя фонариками, непонятно зачем применяемыми днём.
  Работники ЦИА обомлели, переглянулись и, не сговариваясь, ударились в хохот, медленно сползая на землю.
***

  - Мне нужно переговорить с Джеймсом Лестером, это срочно, - раздался из трубки женский голос.
  - Что значит «На задании»? – Брови Кристин Джонсон медленно, но верно ползли вверх. Это что еще за новости!
  - Нехватка людей, мистер Лестер сам вызвался принимать участие, и я цитирую: «На вас никакой надежды. Хочешь, чтобы работа была выполнена хорошо – сделай ее сам. За порчу костюма, если таковая возникнет, полная его стоимость будет изыматься из личной зарплаты Каттера, потому что он во всем виноват».
  Весь этот бессмысленный монолог Джонсон слушала вполуха и, как только секретарша замолкла, выпалила, явно не в лучшем расположении духа:
  - Что ж, передайте ему, как только вернется, чтобы срочно связался со мной. И, девушка…
  - Бетти.
  - Неважно. Этот ваш отважный капитан, э, кажется, Беккер, он сейчас где-то поблизости от Джеймса?
  Девушка на том конце на какой-то момент неприятно замешкала, сверяясь с бумагами, видимо.
  - Нет, мэм. Капитан Беккер выехал в команде с Ником Каттером и Дженни Льюис. Мистер Лестер – с Темплом и Мэйтлэнд.
  - Ну конечно. – Джонсон резко повесила трубку, не горя желанием продолжать общаться с этой глупой секретаршей.
  Конечно же, лучшей охраной снабжен Каттер со своей подружкой. Кто бы сомневался. Ценный кадр, гений чистой воды, и прочее и прочее. А ее решившего вдруг погеройствовать мужа прикрывает парочка подростков-студентов, просто замечательно. Она еще раз нажала кнопку вызова на своем мобильном, и снова получила монотонный ответ – «Абонент временно недоступен, бла-бла». Если с ним ничего не случится, со всей уверенностью решила Кристин, она убьет его сама, вечером.
***

  Пока Коннор возился с установкой, а Лестер прогуливался взад-вперед со скучающим видом, из аномалии послышался многообещающий рык. Эбби насторожилась.
  - Коннор?..
  - Еще пару минуточек! – Парень ловко и быстро набивал какие-то коды на клавиатуре.
  Эбби с легкостью могла подождать эти пару минут. Но вот беда – вылезший из мерцающего портала монстр явно ждать никого не собирался.
  С легким вскриком «Ааа!» Эбби полетела в сторону, а хищная рогатая морда – следом, в предвкушении клацая гигантскими зубами.
  Раздалась целая очередь выстрелов – Лестер весьма необычно выглядел в костюме, с галстуком, и пушкой наперевес.
  - Коннор, замуровывай уже эту временную дырку! – крикнул он, нещадно паля по огромной тушке, все еще нависающей над блондинкой.
  - Это трицератопс, сэр, - крикнул студент, лихорадочно нажимая на клавиши.
  - Очень рад за него, - Лестер продолжал стрельбу.
  - Я к тому, сэр, что его броню обычными пулями не пробить.
  Шеф разочаровано взглянул на, как оказалось, весьма бесполезную пушку.
  - И как же нам пробить эту броню, случайно не подскажешь? – полюбопытствовал он, пока Эбби отползала к решетке, которая по периметру огораживала всю станцию.
  - У меня есть идея! – крикнул Темпл и, наплевав на блокираторы, клавиатуры и прочие ненужности – все невольно меркнет в сравнении с трицератопсом – бросился на подмогу товарищам, прыгая и размахивая руками, сопровождая все эти телодвижения криками: - Эй, ты, толстокожий! Смотри, какой я вкусный! А ну-ка догони!!
  Наблюдая, как сверкают пятки удаляющихся Коннора и трицератопса, Лестер скептически скрестил руки на груди и кинул быстрый взгляд на Эбби, которая уже успела подняться, отряхнуться и теперь, тяжело дыша, следила взглядом за играющими в салочки другом и динозавром.
  - Он на каждом задании так себя ведет?
  - О да, сэр, - подтвердила блондинка, мельком кивнув головой. Она обернулась к сверкающей аномалии. – Нужно закрыть ее. Вы, случайно, не умеете?
  Лестер принял вид глубоко почтенный и достойный.
  - Конечно, умею, - кивнул он. – Я втайне хакер и непризнанный гений. Вы разве не знали?
  - Отлично, - обрадовалась девушка. – Значит, Вам не составит труда… пока я вытаскиваю Коннора из щекотливой ситуации. – И она умчалась следом за другом.
  - Подож… Стойте! Я пошутил, это же очевидно!
  Поняв, что никто и не собирается его слушать, начальник с подозрительным видом оглядел ноутбук, под завязку набитый какими-то открытыми окнами, таблицами, графиками и мигающими чертовинами. Наугад ткнул в пару кнопок. По начавшей мерцать синевой вывеске поверх всех всплывших окон понял, что эта наука не для его гениального мозга, опасливо сделал шаг назад, спиной приблизившись поближе к временному порталу.
  Аномалия недобро застрекотала, как майский жук посреди ночи. И, помимо стрекотания, что-то зашуршало.
  - Это еще что за черт? – Лестер привел оружие в готовность, не спуская глаз со зловеще сверкающих кристаллов портала.
***

  - Коннор!!
  Эбби догнала друга вовремя – потревоженный динозавр как раз намеревался насадить брюнета на рог и, возможно, потом подкинуть к Луне или просто опустить на землю и наступить, для верности. Парень не терял бодрости духа, увиливая по мере возможностей.
  - Эбби! – Как же он был рад, что она пришла на помощь! – Окажи мне одну услугу, пожалуйста. Видишь вон тот щиток?
  - На котором надпись «Не влезай, убьет»?
  - Он самый. Открой его и достань самый длинный провод. Только осторожно, не дотрагивайся голыми руками! Сними кроссовки и надень на руки, касайся провода резиновыми подошвами! – Темпл отдернул ногу от клацающих зубов и попутно запустил в морду подвернувшимся камнем. Как слону дробина.
  Блондинка подозревала, что добра от этого предприятия ждать не придется, так что со вздохом кинулась к щитку.
  - Коннор… это и был твой план?
  - Ага! – Еще горстка щебенки полетела в прищуренные глазки монстра. Монстру это не понравилось. – Похоже, это его только больше злит, - сделал гениальный вывод Темпл, улепетывая от очередного выпада.
  - И что мне с ним делать? – Эбби со всей аккуратностью, на которую сейчас была способна, вытащила оголенный провод и теперь ждала дальнейших указаний друга.
  - На счет три… - Коннор бежал на нее. Трицератопс бежал следом. – Раз… два… - Темпл сгруппировался и отлетел в сторону, вскрикнув: - …три! Давай!
  Спустя несколько щекотливых мгновений, на землю рухнул полностью выведенный из строя монстр, дымящийся как свежие пирожки, а Эбби в ужасе откинула провод в сторону, морщась.
  - Ты в порядке? – тяжело дыша от недавней гонки, поинтересовался Коннор, приближаясь к девушке. Посмотрел на тушку, облегченно выдохнул. – Что я могу сказать… электростанция не только снабжает нас светом, но и, в случае чего, отлично может поджарить трицератопса! – Он усмехнулся.
***

  Следом за шуршанием и стрекотанием послышалось что-то наподобие кудахтанья, и вдруг…
  Целая туча обезумивших пернатых летающих созданий показалась из сверкающего пролета, и все как один устремились на совершенно не ожидавшего подобного Лестера. Выстрелив пару раз в воздух, пытаясь хоть так отбиться от назойливых воробьев, он в конечном итоге понял, что пули здесь бесполезны.
  - Отвалите, чертовы курицы!
  Шеф как мог отбивался от крыльев, перьев и клювов мелких, но назойливых тварей, попутно прикрывая голову. Понятия не имея, что это за подвид и подрод, но смутно подозревая, что это некая помесь галки с голубем. Судя по менталитету, в них точно было нечто голубиное – так нагадить за столь короткий промежуток времени не мог бы никто иной.
  Сражаясь с ненормальной пернатой стаей, Лестер отчетливо различил подозрительное кваканье прямо за спиной. Обернулся и тут же об этом пожалел – к птичкам присоединились омерзительно склизкие то ли лягушки, то ли ящерицы, размером и видом смахивающие на лягушек.
  - Черт! – Отпихнув с плеча парочку так мило примостившихся земноводных, государственный чиновник отпрыгнул в сторону, давая остальным их собратьям дорогу.    Парочка клокочущих птиц вдруг заинтересовалась новой мишенью и кинулась от мужчины к земноводным. – Вот, правильно, клюйте их, они вкуснее!
  Продолжая неистово отмахиваться, Лестер с облегчением увидел, как птицы прислушались к его совету и теперь одна за другой переметнулись к новому источнику пищи. Быстро оглядевшись, Джеймс схватил какую-то палку средних размеров и, что было сил, принялся махать на чертовых созданий, тактично отгоняя их восвояси. Галко-голуби, на счастье, не стали спорить, а решили не связываться с орущим и диким человеком. Так, потихоньку, одна за одной, птицы удалились через портал, оставляя тяжело дышащего начальника ЦИА позади.
  - Шеф! Мы только что поджарили самого трицератопса, правда круто?! - Коннор резко остановился, озадаченный видом начальства. - Э… мы что-то пропустили, сэр?
  Эбби уже заметила несколько недоеденных земноводных, пригревшихся возле аномалии на травке.
  - Закрой… эту чертову… штуку! – Выдохнул Лестер, безутешно пытаясь придать своему виду хоть какую-то опрятность, отряхиваясь и отплевываясь от перьев.   
  - Да, сэр, - Коннор сложил ладошки лодочкой и улыбнулся очаровательной улыбкой, подбегая к своему ноутбуку, - сейчас, сэр. Э… Куда Вы здесь нажимали, сэр?
  Лестер скрестил руки на груди, недобро взглянув на студента, как бы говоря: «Какие-то претензии? Ко мне?..».
  - Ладно, это не страшно… Сейчас… - засуетился Коннор, смущаясь от столь пристального надзора начальства.
***

  - Джеймс, - поприветствовала брюнетка с милой улыбкой, идя навстречу вернувшейся только что троице.
  - Кристин!.. Какой неожиданный и приятный сюрприз. - Лестер хотел было подать девушке руку в приветственном жесте, но быстро передумал, вспомнив, как сейчас выглядит.
  - Я смотрю, у вас запарка, даже начальство теперь выезжает на задания… - Она старательно делала вид, что не удивлена вдруг оперившемуся, всклокоченному, с примесью слизи виду коллеги. – Непредвиденные проблемы?
  - Никаких проблем. Все под контролем. – Он улыбнулся, для убедительности. – Чем могу помочь?..
  - Мне нужно с Вами переговорить. Наедине.
  Джеймс вскинул брови. Потом обернулся к Коннору.
  - Вам нечем заняться?
  Парень засуетился - куда-то идти, что-то делать, и шеф вернул свое внимание Джонсон:
   – Что ж, пройдемте…
  - Честно признаться, Джеймс, - произнесла брюнетка, как только дверь кабинета закрылась позади них, - я поражена твоим рвением.
  Мужчина пожал плечами, присаживаясь на кончик стола и скрестив руки на груди. Джонсон прохаживалась взад-вперед, без особого интереса глядя сквозь застекленную стену на работу Центра. На мониторах снова красовалась красная сирена – извещая, что очередная аномалия открылась.
  - Всегда мечтал быть полезным обществу и коллегам, - проговорил Лестер. – Чему обязан визитом, Кристин?
  Она обернулась к нему.
  - Джеймс, я же не глупая… я вижу, что у вас здесь творится. Аномалии открываются все чаще и чаще.
  - То же самое могу сказать о себе… Что вообще тебе известно об аномалиях?
  - Кое-что, - уклончиво ответила Джонсон и улыбнулась, как бы располагая к дружеской беседе. – Слушай, нет смысла отпираться – вам нужна наша помощь.
  Лестер сделал вид, что задумался. Затем отозвался:
  - Ээ… нет. Все-таки вынужден уже в который раз отказать. Видишь ли, Кристин, ваши люди имеют такую специфическую особенность – действовать. В основном весьма агрессивно, с пушками, танками, гранатометами и ядерными бомбами. Мы же предпочитаем более мирные методы. По уверению профессора Каттера, дротики со снотворном примерно так же эффективны, да и ход эволюции тем самым не нарушается.
  Джонсон нахмурилась. Но лишь на мгновение, после чего вновь дружелюбно улыбнулась.
  - Всегда забываю, как сложно Вас уговорить, Джеймс… Что ж, попытка – не пытка. - Она засобиралась на выход, но в дверях вдруг обернулась. – Кстати. Я на месте Вашей жены ни за что бы не стала отстирывать этот костюм, будь он хоть трижды итальянским.
  И она вышла, оставив реплику «Даже с «Тайдом»?» висеть в воздухе. Лестер нахмурился, задумавшись о чем-то своем. Потом вызвал приемную.
  - Бетти… агент Джонсон, долго она ожидала моего возвращения?
  - Около часа, сэр.
  - И чем она была здесь занята?..
  - Не знаю, сэр. Она предпочла посидеть в лаборатории профессора Каттера, сэр.
  Лестер на мгновение прикрыл глаза.
  - Понятно. Спасибо. – Он  отключил связь. Снова скрестил руки на груди и тут же их отдернул, с омерзением оглядывая свой внешний вид. Быстро скинул напрочь убитый пиджак и снова нажал на кнопку внутренней связи.
  - Коннор! Тебе домашнее задание. Загляни-ка на минутку.

0

14

11. Глупая

http://uploads.ru/t/d/s/X/dsXRr.jpg

Они, смеясь, просто шли к её дому, обсуждая неурядицы прошедшего дня. Беззаботные, счастливые, немного усталые. Но живые и полные надежд.
  - А когда я смогу увидеть убежище бесстрашного капитана Беккера? – Сара кончиками пальцев удерживала руку брюнета, шагая чуть впереди, и с лукавой улыбкой поворачивая к нему голову.
  - Как только я наведу там хоть что-то, отдаленно напоминающее порядок.
  - Что, неужели, все настолько ужасно?
  - Можно сказать, что моя квартира сейчас «оформлена» в стиле постимпрессионизма…
  - Что? – девушка аж замерла на пороге, спотыкаясь о первую же ступеньку. - Ой.
  - Осторожнее!
  Сильные руки весьма ловко предупредили её падение, поймав в объятия.
  - Спасибо, - ученая беззаботно рассмеялась, обвивая руками шею военного, - и все же. У тебя что, одинокий лимон возвышается посреди кухонного стола, навевая размышления о чем-то будущем, длительном и вечном?
  - Нет! – мужчина расхохотался, вообразив себе эту картину. - Но что-то в этом роде. И, вообще, твоя кухня, гостиная, спальня мне нравятся куда больше. Равно, как и их хозяйка.
  Губы брюнета не преминули воспользоваться представившейся возможностью и прочертить волнующую дорожку легчайших прикосновений на изгибе её шеи, пока они поднимались.
  - О, Хилли, мне это даже льстит, - игриво прошептала Пейдж, накрывая поцелуем его губы. И на ощупь нашаривая замочную скважину.
  Ключ вредничать не стал, с первого раза попадая в металлическую прорезь и ловко проворачиваясь в механизме. Переплетенные тела, с блаженными выражениями на лицах, ввалились в прихожую, подпирая собою входную дверь теперь уже с противоположной стороны.
  Раззадоривающие поцелуи, легкие, как крылья бабочек, ласкали губы, заставляя желать большего. Рука брюнета скользнула к затылку девушки, запутываясь в её волосах, мастерским движением высвобождая их от плена заколки и давая свободно рассыпаться по плечам. Тогда как её маленькая ладонь замерла на его щеке, лаская её чувственным прикосновением, ощущая, как с каждой секундой их поцелуй всё углубляется, лишая способности трезво мыслить.
  - Добрый вечер, дорогая. Ты знаешь, этот свитер тебе совершенно не к лицу.
  Какой-то на удивление вальяжный и преотвратительнейший голос раздался за её спиной, вынуждая враз прийти в себя. Сара вздрогнула, отстранилась, что-то невнятно простонав.
  После чего устало выдохнула, уткнувшись лицом в грудь Беккера, и не подумавшего выпустить её из своих объятий.
  - Какого черта ты забыл здесь, Бенджамин?
  Резкий и неприязненный взгляд капитана вопрошал о том же, непрозрачно намекая, что данный субъект здесь явно третий лишний. И, если он сам до того не додумается, то военный покажет ему, где тут ближайший путь к вылету из этого дома, причем с ускорением.
  - Мы не все выяснили сегодня, моя радость. Тебя слишком рано сдернули с обеда на работу. Вот я и решил продолжить беседу за милым семейным ужином. - Шатен за её спиной, как ни в чем не бывало, тряхнул бутылкой вина, что держал в руке. - Присоединяйтесь, мистер Беккер.
  И профессор египтологии номер один в США по-хозяйски развернулся, скрываясь в направлении гостиной.
  - Сдернули с обеда? – взгляд Джеймса как-то потемнел, наливаясь насыщенным оттенком зелени, что свидетельствовало о том, что мужчина злится. Очень злится. - Ужин. Очень интересно…
***

(Тремя часами ранее)
  Сара задумчиво сидела посреди лаборатории, прочно игнорируя обоих Каттеров, что-то ежесекундно выводящих маркерами на доске, усиленно рассчитывающих и пытающихся это что-то донести и до неё.
  - Сара!
  - А? Что?
  От резкого толчка в плечо девушка кое-как пришла в себя, возмущенно уставившись на нависшую над нею Хелен Каттер.
  - Ты не могла бы сосредоточиться на нашем научном процессе, а не на своем мыслительном?
  Пейдж попыталась собраться, окидывая взглядом рой формул, разметавшийся по листам и доске, чертежи, фотографии артефакта, какие-то модели. Цифры, цифры, цифры... Но так и не смогла, уносясь мыслями куда-то далеко.
  - Нет, - честно призналась она, поднимаясь и потирая пальцами брови.
  - Что происходит? – Не сказать, что Хелен была особо заботливой и внимательной ко всем окружающим её людям, но когда что-то мешало отличным работникам, отличным и нужным ей работникам, сосредоточиться на деле, она была готова пойти на всё, чтобы разузнать, в чем же дело.
  - Ничего. Я просто не в форме сегодня. Видимо… стресс. Да, стресс! Мне нужен перерыв, небольшой, хотя бы на кофе. - Не жаждущая общаться на личные темы брюнетка подхватила со стола кошелек, махнув им перед носом шатенки. - Пять минут, и я в строю.
  На приличной скорости, пока её не успели остановить, Пейдж выскочила в коридор и замерла, прижимаясь спиной к прохладной двери. Это глупо. То, как она ведет себя. Все начинается с начала. Неужели она позволит ему снова повторить все это? Снова испортить ей жизнь?
  Девушка как-то обреченно тряхнула головой, отгоняя невеселые мысли. За спиной зазвучал голос профессора Каттера, произносивший знакомые имена.
  - Что это с Сарой?
  - Не знаю, но я выясню. Обязательно. – Хелен еще пару секунд побуравила взглядом дверь, за которой скрывалась Пейдж, после чего развернулась к экс-супругу. - А что у нас? Есть успехи?
  - Да, - блондин как раз соединял две прямые белоснежные палки, сидя под куполом, созданным переплетением таких же местами соединенных прутов. - И, если наши расчеты верны, то завтра должно открыться, как минимум, пять аномалий враз. Это поразительно!
  - Я бы сказала, что это убийственно.
  - Каждому свое, - Каттер пожал плечами, цепляясь взглядом за пустой стол брюнетки и вновь вспоминая о странном поведении девушки. - Мне кажется, что Саре нужен отдых. Все эти участившиеся аномалии, то, что они пережили в будущем. Она устала. Сегодня утром Лестер сообщил мне, что в страну вернулся еще один египтолог и попутно самый крупный специалист по мифологии в мире. И, кажется, Лестер подумывает о том, чтобы заполучить и его в команду. Его все не устраивают темпы нашей работы!
  - Что? И что это за кадр такой? – Брови шатенки недовольно поползли вверх.
  - Понятия не имею. Его имя… Бен…Бенджамин Фэрадай, да, точно. Бенджамин Фэрадай.
  - Признаться, раньше не слышала.
  - Ну, за столько-то лет отсутствия на большой земле - оно и не удивительно…
  - Каттер!
  - Может быть, стоит подумать над этим и взять его в помощь?
  За дверями что-то грохотнуло, и, кажется, даже всхлипнуло, после чего все стихло.
  - Ты это слышала? – Каттер, вновь погрузившийся в свое исследование и тараторивший все это чисто на автопилоте, встрепенулся. - Что это было?
  - Неважно. Знаешь, Ник, порой ты можешь быть таким идиотом, - Хелен покачала головой, проводив взглядом одинокую тень за дверями лаборатории. - Вернёмся к делу. Пока Лестер и нам не начал подыскивать замену, - вызывающе усмехнулась шатенка, всем своим видом опровергая даже саму возможность возникновения подобной мысли у начальства.
***

(День тот же. Обеденное время.)
  - Так ты составишь мне компанию, прекрасный Эйнштейн? – Беккер полулежал на столе Сары, усиленно оттачивая свое обаяние на ней. - Приятный обед в хорошей компании. Без монстров, аномалий, чудаковатых ученых… - Он слегка понизил голос и подмигнул брюнетке.
  Сара не удержалась и прыснула со смеху, зажимая рот ладошкой.
  - Беккер! Я бы с удовольствием, - лицо девушки стало серьезным и даже расстроенным, - но я правда не могу. Мне придется провести все это время за… - Секундная пауза, за которую брюнетка успела проклясть себя сто тысяч раз. Она лжет ему. Лжет. И ради чего? Ради кого??? - За вычислениями для Каттеров, это что-то очень срочное. Извини.
  - Так я и знал, что эта семейка взяла тебя в рабство! - Брюнет разочарованно уронил голову на согнутые руки, но лишь на мгновение. - Учту на будущее: если Харт и Дженни исчезли с горизонта, хотя бы на день или даже на вечер, значит, мне необходимо срочно вызволять тебя из лап этих гениев, пока не стало слишком поздно!
  - Мой герой. - Пейдж рассмеялась и, резво оглядевшись по сторонам на наличие в радиусе двадцати метров Лестера, чмокнула капитана в губы. Дважды. - Я буду ждать тебя здесь, - она потрепала его по волосам, давая понять, что теперь ему лучше уйти, пока их не потянуло за черту дозволенного, - и желаю приятно провести перерыв в компании Эбби и Коннора!
***

  Роскошный ресторан, в который она зашла, ничуть не радовал своим великолепием. Наоборот, он лишь подчеркивал всю неприятность и нелепость ситуации, в которой она благодаря ему оказалась.
  - У мадам уже заказан столик? – Расторопный служащий ресторана тут же нарисовался возле брюнетки, растерянно поправляющей забранные в хвост волосы.
  - Нет. Но меня ждут, моё имя – Сара Пейдж.
  - О, мисс Пейдж, конечно. Проходите!
  И администратор ловко затрусил между столиками, провожая ученую к тому, где её ожидали.
  - Ваша спутница прибыла, сэр.
  - Благодарю, Райан. У вас отличный сервис. - Мужчина снисходительно кивнул, выпроваживая и так не собиравшегося задерживаться служащего. - Добрый день, моя радость.
  - Здравствуй, Бенджамин.
***

  - Что тебе понадобилось от меня на сей раз? – Сара холодно изучала взглядом некогда родные черты лица мужчины. Надо же, а когда-то этот статный шатен, с извечной усмешкой на тонких губах, был пределом её мечтаний. Глупая.
  - Помощь.
  - В этом-то я и не сомневалась! Что конкретно ты хочешь?
  - Ты не поняла, Сара, я предлагаю помощь тебе, - мужчина напротив небрежно обтер губы салфеткой, с усмешкой глядя на то, что брюнетка к своему заказу даже не притронулась.
  - Что? Ты в своем уме, Бенджамин?
  - Более чем, моя радость. Я смотрю, что после нашего небольшого… инцидента, ты начала вредить себе. Променяла карьеру блестящей ученой на работу в музее, потом в этой странной, и я бы даже сказал подозрительной организации. Ты катишься по наклонной. А я просто хочу вытащить тебя оттуда, увезти с собой.
  Чувство в его глазах можно было бы даже принять за сострадание, нежность, если бы Сара не знала этого человека так хорошо. Если бы ей так не хотелось ударить по этим красивым, лживым глазам.
  - Инцидента? Ты называешь это инцидентом? - прошипела она сквозь зубы, невольно сжимая скатерть в руках. Карие глаза блеснули ненавистью. - Это был ребенок. Мой Ребенок, пока из-за твоей глупой ревности, идиотизма и распущенности я не полетела с лестницы!
  - Господи, да ему было-то несколько недель, Сара. Одумайся, это не повод устраивать такую трагедию. Развод, увольнение! Это было просто… слишком!
  - Да пошел ты! – буквально выплюнула Пейдж, вскакивая с места. Осознание того, что он принесет ей еще немало бед, не оставляло девушку. Он не просто так вернулся, овеянный славой и достижениями. Ему что-то нужно. - Никогда больше не появляйся в моей жизни. Все кончено. Всё.
  Она развернулась, бросая на стол купюры и собираясь покинуть заведение.
  - Стой.
  - Что еще?
  - Мне нужно место в ЦИА, и ты устроишь меня туда. По-хорошему или по-плохому. Ты знаешь, на что я способен, любовь моя.
  Вот, наконец-то, Бен и проявил свою истинную сущность, сузив глаза и с недоброй ухмылкой глянув на бывшую жену.
  Так вот оно что! Вот из-за чего весь сыр-бор…. ЦИА.
  Её телефон как-то совершенно не ко времени завибрировал, требуя ответа.
  - Нет. Чего бы мне это ни стоило, твоя нога не переступит порог ЦИА, - отчеканила Пейдж, даже не удивляясь его осведомленности о её месте работы. Больше волновало то, что ему нужно там.
  Когда бывшая жена скрылась из виду, усиленно пряча слезы где-то глубоко внутри себя, Фэрадай усмехнулся и не спеша набрал последний вызов на своем мобильном.
  - Алло, Кристин? Рад вновь слышать. Все идет по плану, но ты должна мне немного помочь…
***

  - Сара. Са-ра…
  - Что? – Брюнетка оторвала голову от стола, почувствовав, как её макушки кто-то коснулся рукой. Она все же успела рассчитать то, что еще утром обещала Каттеру, не смотря на все мешающие мысли.
  - Просыпайся. Я принес тебе поесть. - Перед нею красовался Беккер при полном вооружении, и даже слегка поцарапанный, но с двумя чашками горячего кофе, шоколадкой и сэндвичем в руках. - Это лучшее, что я смог здесь раздобыть, - он слегка виновато и забавно пожал плечами.
  - Джеймс... не нужно было.
  - Нужно, и не спорь. Ты совсем вымоталась.
  Девушка на самом деле выглядела уставшей: помятый вид, покрасневшие глаза, бледноватая кожа.
  - Ты себя хорошо чувствуешь?
  - Да, уже просто отлично. А где ты умудрился…?
  - Схлопотать по шее? В кафетерии, аномалия открылась прямиком рядом с ним. Мы просто везунчики, - капитан рассмеялся, усаживаясь напротив брюнетки и «сервируя» для нее на столе импровизированный обед.
  Глаза девушки потеплели, наполняясь приятным волнением и нежностью от той заботы, которую он проявлял как нечто само собой разумеющееся.
  - Ты лучше всех, капитан Хилари Джеймс Беккер!
  Даже не ища большего повода, Пейдж подалась вперед, нарушая все мыслимые и немыслимые новые правила ЦИА, запечатлевая долгий и чувственный поцелуй, с привкусом вины, на его губах.
***

(День тот же. Раннее утро.)
  Какая-то бодрая мелодия лилась из колонок компьютера, разрывая утреннюю полусонную тишину и настраивая Льюис и Пейдж на рабочий лад. Кофе мирно остывал в чашках, так никем и нетронутый.
  - Чертов писака! – Дженни-Клаудия с треском разломила карандаш, который до этого бешено вертела в руках.
  - Что стряслось? – Пейдж еле увернулась от обломков, что просвистели мимо неё в мусорное ведро. - Кто-то докопался да нашей «маленькой» тайны?
  - Вроде того, - шатенка хмурилась и недовольно потирала лоб, - один крайне навязчивый журналист, на которого мне теперь предстоит убить большую часть дня. Дьявол! Я, конечно, люблю свою работу, но этот тип просто выводит меня из себя.
  - Понимаю. - Сара участливо кивнула, переводя взгляд на экран компьютера Льюис, на котором светилась абсолютно безликая эмблема ЦИА. - А ты…
  - Что?
  - Я хотела спросить, - Пейдж тоже взяла в руки пишущее устройство, начиная покачивать его из стороны в сторону, - каково это - жить двумя жизнями сразу? Как ты понимаешь, что любишь эту работу или этого человека?..
  Брюнетка сделала небольшую паузу, давая понять, что если подруга не настроена отвечать, то имеет на это полное право.
  - Каково… - Пиарщица откинулась в кресле, подкатываясь ближе к столу ученой. - Я сама еще не поняла всего толком. Иногда живу как на пороховой бочке, пытаясь уместить все и сразу. Когда-то, наоборот, все становится проще. Как с Ником. Как с этой работой. Я точно знаю, что люблю и всегда любила её. Даже когда была просто Клаудией. - Мягкая улыбка заискрилась на её губах. - Даже тогда в мои обязанности входило держать все это в тайне, и, надо признать, я чертовски хорошо с этим справлялась!
  - Как и сейчас, - Сара рассмеялась.
  - Пока я бы так не сказала.
  - Этот тип ничто против тебя, ты и сама это знаешь.
  - Без сомнений! – Льюис в свою очередь перевела потеплевший взгляд на подругу, выжидательно и многозначительно помалкивая.
  Сара нервно заерзала на месте, но все же не стала напрямую уходить от этого.
  - Что?..
  - Хилари… Джеймс… лучший? – Карие глаза светились лукавством и любопытством.
  - Так я и знала, что ты не забудешь!
  - Ни – за – что. Рассказывай!
***

  Сначала Сара смеялась, затем смущалась, слушая острые, но уместные комментарии подруги, исполненные задора, а не злости. А после просто говорила и говорила, азартно размахивая руками, стараясь через жесты передать эмоции, что переполняли её.
  - Это просто здорово, я так рада за вас! – шатенка с меланхолично-романтичным выражением лица облокотилась на стол, задним умом отмечая, что и музыка на фоне рассказа Сары звучит куда уместнее и приятней. - Но, только один вопрос…
  - Бен? – Пейдж тяжело вздохнула, она ожидала этого.
  - Да. Как ты вообще с ним познакомилась?
  - Это было так давно, что порой мне кажется, что я знаю его всю жизнь. А началось всё банально – я была лучшей студенткой, совершенно не похожей на «ботаничку», он молодым и в то же время уже довольно успешным ученым. На его лекциях заслушивались не только молодые студенточки, но даже преподаватели со стажем. И это было заслуженно, Бенджамин впрямь лучший в своем деле. А уж как умел говорить комплименты…
  - Глупости, - Дженни мотнула плечом, отрицая полученную информацию, - номер один – это ты. Но почему тогда вы расстались? За милой внешностью и сладкими речами скрывался аллигатор с замашками деспота и монарха?
  - Ха, - Сара горько хмыкнула, - что-то в этом роде. Он привык всегда добиваться того, чего желает. Любым способом и вне зависимости от того, повредит это кому-либо еще или нет. И не привык делиться ни с кем и ни чем. Я фактически не могла выйти из дома без его сопровождения, разве что паранджи не хватало, работала лишь под его началом, тогда как сам Бенджамин покорял мировые олимпы.
  - Но не это перевесило чашу весов? – Девушка проницательно прищурилась, изучая лицо египтолога.
  - Нет.
  Короткое, тихое. Буквально кричащее о том, что дальше не нужно ломиться сквозь прикрытые двери, ища ответ, который Сара не была готова дать. И Дженни-Клаудия отступила, осторожным дружеским жестом сжимая ладонь подруги.
  Надо же, в той жизни, да в прочем и в этой, у Льюис-Браун не было задушевных или хотя бы просто довольно близких подруг. В лучшем случае приятели, друзья детства. А здесь, в ЦИА, нашлись люди, перед которыми она могла открыть душу, и кто мог довериться ей. Это стоило очень многого.
  - Когда я поняла, что слишком плохо знала его, что это страшный человек, было уже поздно. Чтобы уйти, нужно было разорвать все связи, порвать с прежней жизнью. И я ушла. Как бы пафосно ни звучало – ушла с гордо поднятой головой. Чтобы потом столкнуться с его мстительностью в виде постоянных отказов на мои письма из различных университетов, выдающихся музеев, мировых научных сообществ. Наверное, Бен полагал, что я примчусь к нему, помыкавшись так месяц или два. А я поступила иначе – пошла учить детей. О чем не сожалею.
  - Ты молодец, Сара.
  - Да, я знаю. Только вот сейчас он снова ломится в мою жизнь, не спросив на то моего согласия. - Девушка швырнула на столешницу мобильный телефон, на экране которого светилось входящее сообщение «Пообедаем сегодня? Иначе мне придется прийти к тебе на ужин. Жду в час, в ресторане N» - И это нужно прекратить. И Беккер…
  - Что Беккер? Не знаешь, стоит ли рассказывать ему про обед?
  - Я не знаю даже, стоит ли мне самой идти, а уж тем более впутывать в это Хилари, - Сара закатила глаза и откинулась на спинку кресла, свесив голову назад. Потом, тягостно простонав, снова вернулась в исходное положение. - И что мне делать?
  Щелчок, столкновение двух личностей и двух воспитаний заставили Клаудию-Дженни болезненно поморщиться. Браун категорично была против того, чтобы что-то утаивать. Льюис - предпочла бы умолчать, сочтя разумным не впутывать в щекотливое дело Беккера, сознавая, что тот может по горячности просто наворотить дел.
  - Тебе самой решать это, ты справишься. Ведь никто лучше тебя не знает твоего бывшего мужа. Ведь что-то подсказывает мне, что ты не хочешь впутывать Беккера, чтобы не навредить ему же?
  - Да. Я боюсь, что после очередной их встречи Бену придется вызывать неотложку, а Хилари лучшего адвоката, какого мы только сможем найти. Я боюсь за Беккера. Он слишком прямой, чтобы тягаться с такой подлой лисой как Фэрадай.
  Телефон шатенки завибрировал, прерывая речь Сары, после чего разразился требовательной мелодией.
  - Прости. Минутку. Да, Льюис слушает. - Пара мгновений тишины, за которые лицо шатенки умудрилось из задумчивого и мирного превратиться в перекошенную маску гнева. - Этот идиот устроил что?! Пресс-конференцию?! Больше ему ничего не нужно?! Да, я уже на полпути к вам! - Она подскочила с места, на автопилоте хватая сумку и отрубая разговор. - Сара, я…
  - Нет, все хорошо, иди. Это важнее.
  Брюнетка кивнула, не затаив даже самой малой обиды или непонимания. Пиарщица спасала шкуры всех их. В очередной раз.
  - Спасибо. Увидимся вечером. И, помни, всегда верь себе и Беккеру. Он не разочарует тебя, не сомневайся!
***

(Сейчас)
  - Что ж, было весьма приятно пообщаться с Вами. - Фэрадай поднялся из-за стола, с издевкой в красивых глазах глядя на молодого человека перед собой.
  За весь вечер тот вымолвил от силы пару фраз, становясь лишь мрачнее и мрачнее от каждого их с Сарой общего воспоминания. Вспоминал, конечно, Бенджамин, с нескрываемым удовольствием подмечая, как это неприятно обоим его собеседникам.
  - Равно как и познакомиться поближе, а то первая наша встреча как-то не задалась, - шатен облокотился на спинку кресла, явно намекая, что уходить из этого дома пора вовсе не ему, а и так засидевшему капитану.
  Сара вскинулась, собравшись крайне невоспитанно послать экс-муженька ко всем чертям самым длинным и извилистым путем, когда молчаливый и спокойный, как скала, Беккер прихватил умника за грудки, легким движением выдворяя последнего за дверь гостиной.
  - Полностью согласен с Вами, не задалась, - брюнет шагнул следом, ловко захлопывая створки прямо перед лицом прибалдевшей владелицы дома.
  - Беккер! Открой! – Пейдж дернула за ручку, но та не поддалась, очевидно, запертая или подпертая чем-то снаружи. - Джеймс!
  Сквозь полупрозрачные цветные вставки витража, украшавшего межкомнатную дверь, Сара с волнением наблюдала за тем, как брюнет расплющил её бывшего мужа по стене прихожей, с профессорским выражением лица надиктовывая тому что-то. Ровно, методично, не повышая голоса. Так, что она не могла разобрать ни слова. А Бен округлял глаза, серел и бледнел разом. Затем сухо кивнул, странно глядя на молодого человека, и, почувствовав свободу от захвата, двинулся прямиком к входной двери. Беккер последовал за ним по пятам, пряча от Сары взгляд и скрываясь из поля зрения.
  - Беккер!!
  Пришлось от злости пинать треклятую дверь, которая так нравилась ей раньше, и давиться собственным непониманием и бессилием. Проходили минута за минутой, а никто так и не подумал вернуться к девушке. Никто с такими красивыми серо-зелеными глазами и теплыми руками, всегда ловко удерживающими её от падения. Ну, вот и кончилась сказка.
  Сара тихо сползла вниз по гладкой прохладной древесине, скорее чувствуя, чем слыша, как телефон подвывает в кармане. Не совсем понимая, что она делает, девушка вытащила трубку. Хелен Каттер. Кто же еще мог побеспокоить её в столь неурочный час.
  - Да.
  Треск. Молчание. Какой-то отдаленный спор или просто препирательство, прежде чем связь наладилась.
  - Благодарю, Кристин, Вы действительно сделали мне огромное одолжение, предложив своего человека в помощь, но в этом нет необходимости. - Лестер. Это точно голос их шефа. - Да, я уверен в своих словах и ни за что не пожалею о них. Но спасибо, что предупредили. Хотя, как-то крайне смутно и отдаленно это напомнило мне угрозу… Ошибаюсь? Да, и я так подумал, но, что поделать, профессор Каттер крайне пагубно влияет на моё воображение. - Пауза. Какая-то выразительная и долгая пауза. - Взаимно, Кристин, взаимно. До свидания, и передавайте привет мистеру Фэрадаю. Еще раз, искренне сожалею, но мы совершенно не нуждаемся в его услугах, когда у нас в активах такой человек, как доктор Пейдж. Да, еще раз до встречи. - Стук трубки, которую не очень-то ласково опускают на телефонный аппарат. И шорох пальцев, перехватывающих мобильный… - Можно поинтересоваться, Хелен, какой именно из моих ста тридцати крайне прозрачных, недвусмысленных и беспрекословных намеков на необходимость незамедлительно покинуть помещение Вы пропустили?
***

  Щелчок клавиш - и звонок прервался, оставляя пораженную Сару сидеть на полу и бессмысленно глазеть на молчащий аппарат в своих руках, не замечая ничего вокруг.
Это что, только что сделала Хелен Каттер? Для неё? Мир сошел с ума, а её и не предупредили?
  - Ты думала, что Лестер променяет тебя на какого-то напыщенного хлыща? – Беккер, неведомо когда вернувшийся и неведомо как незаметно приблизившийся к ней, стоял рядом, упираясь взглядом в растерянные кофейные глаза девушки.
  - Да…
  - Глупая.
  - Я знаю… - Понадобилось еще пару мгновений, чтобы она сообразила, что это не игры её воображения и подскочила с холодного пола. - Хилари!
  Он просто обнял её, целуя в висок. Дрожащую, смятенную, полностью запутавшуюся и, кажется, даже собирающуюся заплакать.
  - Все, тише, я здесь. С тобой.
  Обычно так утешают маленьких детей, после долгого и отчаянного плача. Но сейчас для египтолога это было самым необходимым - чувствовать его руки, слышать голос, знать, что сказки существуют.
  - Я люблю тебя, Сара Пейдж. Даже если ты и скрываешь что-то от меня. Не надейся так просто избавиться от моего присутствия в своей жизни.
  - Угу.
Кажется, она все-таки всхлипнула, сильнее утыкаясь лицом в его плечо. Она тоже скажет ему все, позже. Обязательно скажет.
***

  «У Вас нет на руках ничего, никакой информации, Вы даже отдалённо не представляете, с чем имеете дело. Вы, конечно, можете попробовать чиркнуть статейку в своей газетёнке, но Вас и ваше издательство только поднимут на смех. Так что будьте любезны, оставьте меня и моих коллег в покое. Иначе у Вас будут серьёзные неприятности. Хотите верьте, хотите нет, но противодействие государственным службам всё ещё считается уголовно наказуемым преступлением. И я не угрожаю, я предупреждаю. В последний раз. Всего хорошего, мистер Харпер».
  Слова этой противной пиарщицы так и звенели в ушах Майка. Самое гадкое то, что она впрямь права. Он, в общем-то, и не надеялся, что их встреча принесёт плоды, просто решил в последний раз попытать счастье. Что ж, не повезло.
  Но, как известно, когда закрывается одна дверь, открывается другая. И эта дверь сейчас находилась прямо возле корреспондента - в образе шатена в безукоризненном костюме, лучащегося самодовольством. Знаменитый египтолог, учёный с мировым именем – сидит здесь, в парке на скамейке рядом с простым журналистом Майком Харпером и говорит о том, что готов помочь. Деньги парню явно не нужны. Похоже, хочет кому-то насолить, но и эта причина не главная. Хочет славы, причём не научной, ею он уже пресытился. Нет. Бенджамин Фэрадай хотел стать настоящим героем – человеком, открывшим глаза народу на произвол властей, промышляющих какими-то невероятными и опасными делами за спинами простых граждан и честных налогоплательщиков. Вот это будет репутация так репутация!
  - И что, Вы впрямь можете показать этих тварей? – ещё раз уточнил Майк.
  - Разумеется. Вы будете первым, кто их увидит, как только я найду возможность. А я её найду, поверьте. Так что заготовьте побольше фотоплёнки.
  Майк хотел презрительно заметить, что нормальные журналисты давно уже пользуются цифровыми фотоаппаратами, видеокамерами и прочим современным оборудованием, но в последний момент решил не задевать ценного информатора понапрасну.
  - Все карманы набью, - пообещал журналист.
  Бенджамин, кажется, даже не заметил иронии. Он уже видел себя почивающим на лаврах.
  - Только учтите, - уже откуда-то с вершины Олимпа предупредил археолог, - это будет не какая-нибудь там безобидная интригующая история. Речь идёт о безжалостных хищниках, многим из которых довелось запустить свои коготки и зубки в человечину, понимаете? Это будет не просто захватывающая статья, а рассказ о первобытной жестокости, в том числе о крови и о трупах.
  - Не волнуйтесь, - хмыкнул Майк. – Девиз нашей газеты: «Трупов много не бывает».

*** *** ***
http://uploads.ru/t/7/P/R/7PRoi.jpg
*** *** ***

0

15

12. Роксана

http://uploads.ru/t/d/j/v/djvB2.jpg

- Опять аномалия? – Каттер устало потёр глаза. – Уже пятая за утро. – Это плохо. Это действительно плохо. Ситуация не просто выходит из-под контроля, она вылетает из-под него пулей! – Стивен с группой только что уехали на предыдущую, мы с Беккером едва успели вернуться. – Профессор вздохнул. – Видимо, опять придётся ехать нам.
  - Я с вами, ребята, - вызвался Коннор, надевая куртку.
  - Лучше занимайся расшифровкой данных из будущего ЦИА, ты кормишь нас обещаниями уже не первую неделю.
  - Данные уже расшифрованы. Процесс закончился вчера вечером. Но там огромное количество информации. Я настроил систему, задав несколько ключевых слов для поиска… В общем, пока мне здесь делать нечего.
  - Ладно, давай с нами, - кивнул Беккер.
  И трое мужчин отправились к выходу, минуя других работников.
  Проходя мимо стола Эбби, Коннор на прощание быстро помахал рукой, широко растопырив пальцы. Эбби в ответ тоже «сделала ручкой» и вернулась к просмотру ветеринарных отчётов. В последнее время с животными было много хлопот.
***

  Сара вышла из лаборатории, перевела дух и усмехнулась. И как у Хелен хватает терпения до сих пор сидеть там? Ну да ладно, может, это упрямство и принесёт плоды. А Сара была намерена принести им по чашке кофе.
  Стивен с группой военных уже вернулись, теперь Харт ошивался возле своего рабочего места. Именно ошивался, поскольку за годы работы в ЦИА так и не понял, что полезного он может сделать, сидя за столом. Эбби была неподалёку, поливала маленький кактус  рядом с настольной лампой. Сара просто проходила мимо, но таки не удержалась. Приостановилась, взглянула на Харта.
  - Стивен, скажи, а ты хотел бы, чтоб твоя девушка приносила тебе тапочки?
  От такого, прямо скажем, неожиданного вопроса мужчина несколько раз моргнул и даже озадаченно поскрёб макушку. Эбби теперь тоже с интересом смотрела на Харта.
  - Честно говоря, никогда не думал о девушках как о персональных разносчиках обуви. Да у меня и тапочек-то нет, я их не ношу. – Он усмехнулся. – А что, Беккер заставляет тебя таскать ему тапки?
  - Нет, - со смехом отмахнулась Сара. – Просто так, в голову пришло.
  Ну-ну. Уж что Харт точно знал о женщинах, так это то, что очень часто неприятности с ними начинаются именно со слов «Просто в голову пришло».
  У Стивена зазвонил телефон. Продолжая усмехаться, мужчина достал мобильный из заднего кармана джинсов, по-прежнему сверля Сару любопытствующе-недоверчивым взором.
  - Да. Ник… - Выражение лица изменилось мгновенно. – Погоди. Ник-Ник, помедленнее. – Стивен весь напрягся и почему-то первым делом посмотрел на Эбби. У той нехорошо дрогнуло сердце. – Вы уже вызвали врачей? Едете? Хорошо. Как он? Понятно. – Он не отключил телефон, а лишь чуть опустил трубку. Посмотрел на блондинку.
  - Коннор? – едва шевеля губами, спросила Эбби.
  Харт медленно кивнул. Потом плотнее сжал губы и проговорил в трубку:
  - Мы сейчас подъедем.
***

  По мозгу Эбби лихорадочно металась мысль: «Зачем нам подъезжать, нагонять их? Если Коннор ранен, то им нужно ехать в медицинский центр ЦИА или в ближайшую больницу, а мы можем прибыть прямо туда». Если только дело не плохо до такой степени, что надо просто успеть попрощаться…
  Стивен, даже ведя машину, не отключил телефон, а передал аппарат Эбби, врубив громкую связь. Сара сидела на заднем сидении…
  Судя по звукам, доносившимся из трубки, Каттер тоже находился в машине, скорее всего, в медицинском фургоне. Иногда голос подавал незнакомый мужчина – видимо, врач. Порой что-то говорил Беккер. А вот Коннора слышно не было.
  - Эта тварь выскочила из аномалии, как чёрт из табакерки. – Кажется, Беккер докладывал Лестеру по своему телефону. – По-моему, динозавр, хищный, не очень крупный, но шустрый. Проклятье, я понятия не имею, как эта пакость зовётся по-научному! Он появился внезапно, прыгнул на Коннора. Мы пристрелили тварь, но она уже успела… Не знаю… Я сказал, не знаю, я не врач! А врач ничего толком не говорит! – Похоже, капитан отрубил связь. – Коннор, приятель, держись.
  - Смотри на меня, - говорил Ник. – Коннор, смотри на меня, ни в коем случае не засыпай.
  - Коннор! – крикнула Эбби. – Коннор, ты слышишь меня?
  - Он слышит, Эбби, - промолвил Каттер, - но не может ничего сказать. Он потерял много крови.
  Далее последовал сверхскоростной, переполненный медицинскими терминами разговор между профессором и медиком. Из всего этого Эбби уловила только «переливание» и «срочно». Потом речь мужчин стала яснее.
  - Так сделайте это чёртово переливание, у Вас полная машина оборудования! - рычал Беккер. – Неужели нет запаса крови, хотя бы минимального?
  - У него редкая группа, - говорил врач. – Самая редкая – четвёртая отрицательная, такая в запасниках бывает нечасто, её и в больницах-то не хватает.
  - У меня первая группа, я знаю, что она универсальна!
  - Но не в этом случае; требуется слишком много крови, а кровь другой группы можно вливать лишь в небольших количествах.
  - Но это поможет ему продержаться.
  - Это может вызвать шок, который приведёт к… Погодите, я только что получил сообщение. В одной из больниц есть донорская кровь подходящей группы. – Видимо, врач переметнулся к водителю, сообщая о том, что нужно ехать по новому адресу.
  Эбби на миг затаила дыхание, потом выпалила:
  - Только держись, Коннор!
  - Только держись, Коннор! – эхом отозвался Каттер. – Держись, всё будет хорошо, не закрывай глаза, оставайся со мной. Сейчас мы доедем, сейчас, вот-вот…
  Темпл всё-таки сумел что-то прохрипеть. И, хорошенько вслушавшись, можно было разобрать, что:
  - Эбби… Скажите Эбби…
  - Коннор! – крикнул профессор.
  - Коннор! – воскликнуло сразу несколько человек по обе стороны трубки.
  На том конце началась паническая суета. Вроде бы визгнули тормоза, машина остановилась. Медицинские приборы как-то особенно противно запикали. Кто-то периодически звал Коннора по имени. Потом всё резко смолкло.
  Эбби беспомощно посмотрела на побледневшего Стивена, потом на Сару, у которой подрагивали губы.
  Телефон издал лёгкий полушорох-полутреск – очевидно, некто взял второй аппарат и поднёс к уху.
  - Всё… - безжизненно проговорил Каттер. – Всё кончено. – Дальше гудки…
***

  Кажется, это Сара велела Стивену остановить машину, увидев, что Эбби плохо. А может, блондинка сама попросила… Всё как в тумане. Дверца автомобиля хлопнула, и Эбби вдруг поняла, что бежит куда-то по обочине дороги… Перед глазами стоял Коннор. Всего час назад он был жив-здоров, весело махал ей на прощание… А она только мельком взглянула и… Она даже подумать не могла, что видит его в последний раз…
  Кто-то нагнал её и крепко обнял.
  - Милая, не надо так, - с дрожью в голосе прошептала Сара. – Эбби, ты можешь серьёзно пораниться.
  О чём она? Пораниться? Оказывается, Эбби уже не идёт, а сидит на корточках и остервенело лупит кулаками по земле, точнее, по асфальту. Мимо проезжают другие машины… А вот и Стивен подошёл, тоже уселся рядом, попытался обнять блондинку, но она оттолкнула его, сама опрокинулась назад себя и с новой яростью изо всех сил стукнула ладонями об асфальт. И закричала. Совсем даже не от боли… не от боли в руках.
  Потом медленно посмотрела на свои окровавленные пальцы. Они как будто расплывались… Даже не так. Разъединялись на острые, окутанные мерцанием кусочки наподобие фрагментов аномалии. И это происходило не только сейчас… Сложно объяснить, но это была только часть процесса, который проносился из одного времени в другое, от одной даты к другой… Проносился, стирая всё, возвращая вспять. Произошло что-то, чего не должно было происходить, и теперь история менялась. Вряд ли Эбби и Стивен с Сарой успели осознать всё это, прежде чем исчезнуть.
***

  - Стивен, скажи, а ты хотел бы, чтоб твоя девушка приносила тебе тапочки? - поинтересовалась Сара.
  У мужчины брови взмыли на лоб. Эбби тихонько усмехнулась - забавное, наверное, было бы зрелище…
  В офисном помещении царила обычная рабочая оживлённость, люди постоянно сновали туда-сюда. Поэтому никто не обратил внимания на девушку, которая, запыхавшись, влетела в двери и стала лихорадочно оглядываться по сторонам. Девушка как девушка. На вид – лет двадцать с небольшим. Огромные голубые глазищи, несколько полупрозрачных веснушек на щёчках. Светлые, почти белые волосы, вьющиеся, доходящие до лопаток. Одета в серо-коричневый костюм, фасон которого можно определить, скорее всего, как спортивный – широкие штаны, топик на тонких лямках, чёрная повязка на левом предплечье. На спине внушительный потрёпанный рюкзак. Вид девушка имела не слишком опрятный – грязь хлопьями не свисала, но и до аккуратности было далеко. Как будто блондинка только что пробежала приличную дистанцию, причём с препятствиями.
  Наконец, она нашла нужного человека. И решительно зашагала. К Эбби.
  - Привет! – бестактно прервала незнакомка беседу трёх коллег.
  Те уставились на неё с лёгким недоумением.
  - Эбби, у тебя есть сестра? – спросил Стивен при молчаливой поддержке Сары.
  Эбби пристальнее посмотрела на неизвестную девицу. А ведь действительно похожа.
  «Одно лицо, - подумалось Саре. – Как близняшка. Хотя, различия всё-таки есть». У «новенькой» губы были немного другой формы, нос – чуть более широкий и вздёрнутый. Но глаза – глаза прямо один в один, да и форма лица тоже.
  На мгновенье Эбби показалось, что она смотрится в зеркало. Но вторая блондинка не дала времени на удивление и созерцание. Она нервно взглянула на большие настенные часы и досадливо цокнула языком:
  - Впритык!.. – После чего вдруг схватила Эбби за руку и потянула к выходу. – Идём, нужно ехать, как можно скорее!
  - Стоп-стоп-стоп, - пришла в себя белокурая работница ЦИА. – Кто ты такая?
  - И почему ты решила, что мы тебе позволим просто взять и куда-то увезти Эбби? – Стивен сложил руки на груди.
  Незнакомка закатила глаза. Времени почти не осталось!
  - Езжайте с нами, если хотите. Можете прихватить с собой хоть весь штат ЦИА, мне всё равно, только скорее. Жизнь Коннора в опасности!
  - При чём тут Коннор? – нахмурилась Эбби.
  - Позвони ему. Нет, лучше профессору Каттеру. Только, умоляю, по дороге, а то будет поздно. Ребята, или вы сейчас едете со мной, или больше не увидите Коннора!
  Они не стали рисковать. Усадили девушку в машину Стивена, Эбби и Сара заняли задние сидения. А за машиной Харта последовала парочка автомобилей с собранными за двадцать секунд военными. Так, на всякий случай.
  - Где вы сейчас? – по телефону спрашивала у Каттера Эбби, едва шевеля побелевшими губами. – Ясно. – Она назвала координаты Стивену. – Как он? В сознании? Мы скоро будем.
  - К чёрту все дорожные правила, - рявкнула «почти копия Эбби» водителю. – Езжай по тротуарам, по газонам, хоть сквозь здания, если нужно, понял?! Каждая секунда на счету!
  - Ты можешь помочь Коннору? – с надеждой спросила Эбби, позабыв про всякое недоверие.
  - Если успею вовремя.
  - Откуда ты вообще такая взялась? – хмыкнул Харт, следуя одному из недавних советов, то есть пересекая газон и выезжая на другую трассу, которая должна была вылиться в более короткий путь.
  - Долгая история, - усмехнулась девушка. – Начнём с того, что меня зовут Роксана.
***

  Почему все вокруг повторяют ему одно и то же, как заведённые? Чтоб он держался. А то он сам не знает! Ребята, скажите что-нибудь ещё, хотя бы для разнообразия.
  Пакостное ощущение – тело будто из ваты, даже пальцем не пошевелить. Пытаешься что-то сказать, а тебе на лицо нахлобучивают кислородную маску. Но кислород - это не то, что ему сейчас необходимо. Ему нужна кровь. Он сам чувствовал. Чувствовал, как, несмотря на то, что ему зажимают эти чудовищные раны на плече, на животе и на груди, в срочном порядке накладывают не то жгут, не то швы (ощущения уже притупились), из него уходит жизнь. Ему вкалывают какие-то препараты, но, судя по выражению докторского лица, на них большой надежды нет.
  - Коннор, только не засыпай! – кричит Каттер.
  А почему? Глаза слипаются, такая усталость навалилась… И боль уже прошла…
  - Коннор, не спи! – орёт Беккер. – Держись!
  - Эбби… - Неимоверным усилием Темпл стянул с лица бесполезную маску. - Скажите Эбби…
  Машина вдруг остановилась. Кто-то забарабанил в задние двери…
  - Коннор!
  Да сколько можно! Он ранен, а не свихнулся, он помнит своё имя!
  Чья-то ладонь бережно и ласково легла на его щёку. Потом кто-то поцеловал его в лоб.
  - Коннор, всё будет хорошо.
  Эбби? Он пытался разглядеть её, но уже ничего не видел, только расплывчатую игру света и тени.
  - А это кто? – спросил Беккер.
  - Донор, - объявила какая-то, судя по голосу, девушка. Причём голос был похож на голос Эбби, хотя немного отличался. Потом неизвестная, видимо, обратилась к врачу. – Делайте переливание.
  - Но у него очень редкая...
  - …Группа крови – четвёртая отрицательная. Знаю, знаю. – Девушка, похоже, уселась рядом с Коннором и, наверное, протянула доктору руку. – У меня такая же.
  Скорее всего, остальные решили, что терять уже нечего.
  - Ему потребуется много крови, - предупредил врач, быстро-быстро готовясь к процедуре. – Нам придётся взять больше, чем позволяет безопасность. А потом мы отвезём Вас в больницу, там уже Вам сделают вливание. Но нет никакой гарантии, что мы успеем – если будут пробки или…
  - Я поняла. Я согласна. Приступайте скорее.
  Свет в глазах окончательно померк, а всё звуки заглушились. Коннор провалился в пустоту.
***

  Роксана потёрла веки и открыла глаза, медленно и крайне внимательно осматриваясь по сторонам. За окнами вечер, над кроватью включённый светильник. Больничная палата. Этого следовало ожидать. И Эбби стоит рядом с постелью. Тоже вполне логично. Роксана чуть приподнялась. Интересно, а кто переодевал её в больничную распашонку? В смысле, любопытно - делают это медсёстры или же сами доктора?
  - Как Коннор?
  Эбби отреагировала на пробуждение вполне спокойно.
  - Жить будет. Я только что из его палаты. Он пока без сознания, но врачи говорят, что он выкарабкается. Благодаря тебе… - Она помолчала. – Спасибо. – Сказано было сдержанно, но очень искренне. – Кем бы ты ни была.
  - Насколько я понимаю, мне тоже сделали переливание вовремя, - усмехнулась Роксана, игнорируя явный вопрос и рассматривая вены на своих руках.
  Но Эбби не собиралась сдаваться так просто.
  - Роксана. – Она упрямо взглянула на собеседницу, которая не выдержала такого взора и как-то по-детски отвела глаза. – Кто ты?
  Пациентка усмехнулась и опять повернулась к Эбби.
  - А сама не догадываешься? Как считаешь, почему я так похожа на тебя? И почему у меня такая же группа крови, как у Коннора?
   Нельзя сказать, что подобная мысль уже не посещала Эбби. Посещала, и была мигом отметена как бредовая.
  Роксана насмешливо наблюдала за тем, как вытягивается лицо другой блондинки, как расширяются глаза, как открывается рот…
  - Даю подсказку, - ухмыльнулась донор. – У меня День Рождения через восемь с половиной месяцев.
***

  - Твоя кто? – Из Каттера, Харта, Беккера, Пейдж и Льюис-Браун (которая только что подъехала и была коротко ознакомлена с минувшими событиями) получился поразительно слаженный хор.
  - Дочь, - со вздохом повторила Эбби. – Наша с Коннором дочь. – Девушка, до этого пристально изучающая пол в больничном коридоре, подняла взгляд и поспешно добавила: - По её словам.
  Остальные поняли, что раз Мэйтлэнд не вопит: «Этого не может быть!», значит, вероятность действительно есть, так что сам собой разумеющийся вопрос был деликатно замолчан.
  - То есть она из будущего? – констатировала Сара.
  - Опять же по её словам, - сказала Эбби.
  - Значит, она может многое нам рассказать, - вымолвил Беккер. – Неплохо было бы отвезти её в ЦИА, к Лестеру, и допросить. Что говорят врачи? Её можно перемещать?
  - Ей разрешили уйти через пару часов.
  - А мы уверены, что она не сбежит? – поднял бровь Ник.
***

  Рюкзак Роксаны покоился на стуле рядом с кроватью, девушка без труда дотянулась до своих вещей. Достала устройство, напоминающее мобильный телефон. Нажала пару кнопок, и на экране стали возникать картинки. Фотографии. На первой – Эбби и Коннор, стоящие рядышком возле какой-то карусели. Мама рассказывала, что это было снято через несколько месяцев после их знакомства, в парке аттракционов. Улыбаются. Счастливые, довольные. На этом фото Роксане особенно нравился папин взгляд – Коннор смотрел не в камеру, а на Эбби. На следующем снимке Эбби, смеясь, глядела в объектив, прижимая к себе и целуя в щёчку полугодовалую малышку, круглолицую, курносую, большеглазую. Это сама Роксана. Ещё одна картина изображала ту же маленькую девочку, с энтузиазмом обнимающую крылатую ящерицу. У бедного Рекса глаза вылезали на лоб.
  В палату гурьбой ввалились Эбби, Беккер, Сара, Каттер, Дженни-Клаудия и Стивен. Увидев, что Роксана на месте и не пытается сбежать, шумные визитёры несколько растерялись. Пациентка отложила устройство и оглядела присутствующих.
  - Всем привет. – Особенно тёплым её взгляд стал, остановившись на египтологе и капитане. – Тётя Сара, дядя Джеймс! – Каттеру тоже досталась изрядная порция тепла. – Крёстный.
  - Крёстный?
  - Дядя Джеймс?!
  - Тётя Сара?
  Вот это у неё явно от отца – сначала говорит, а потом думает! Роксана мысленно поругала себя, но ничего изменить было уже нельзя.
  - Дядя?! – не унимался капитан.
  - Прости, - почему-то извинилась Роксана. Наверное, потому, что решила, будто крайне смутила своего будущего опекуна. – Просто, когда погибла и мама, вы с тётей Сарой взяли меня к себе…
  - Погибла? – Эбби ничуть не обрадовалась такой информации.
  Роксана с грустью кивнула.
  - Будущее не такое уж светлое. Да вы и сами знаете.

http://uploads.ru/t/S/7/k/S7k1d.jpg

  Это уже слишком. В один день узнать, что, пардон, залетела от лучшего друга, а потом ещё и что преждевременно скончалась – перебор.
  Видимо, так считала не только Эбби. Остальные поглядели на неё с жалостью и ожиданием, как бы предоставляя право дальше самой продолжить допрос.
  - Когда это случилось?.. Случится? – только и смогла вымолвить «осчастливленная» блондинка.
  - Когда мне было… будет двенадцать.
  - Как?
  - Твари. Хищники.
  А новости всё лучше и лучше. Эбби потёрла лоб. Мысли панически разбежались по всей голове, и было не так-то просто собрать их обратно.
  - Они действительно заполонили всё? – вступил в разговор Каттер.
  Роксана кивнула, серьёзности в её взгляде хватило бы на двух шестидесятилетних старушек.
  - В моём времени пока что не всё рухнуло. Люди ещё борются, некоторые даже ходят на работу. Но Хищников и Насекомых слишком много.
  - Когда они появились?
  - Трудно сказать. Поначалу правительство пыталось держать всё в тайне. Сперва стали в массовом порядке пропадать люди и появляться слухи о странных и страшных существах. Когда скрывать это стало уже невозможно, премьер-министр выступил с заявлением а-ля «мы переживаем вместе со всей страной, но держим ситуацию под контролем». К тому времени это уже была проблема не только нашей страны. Нескольким тварям удалось перекинуться на континент, и они начали активно осваивать новую территорию. Что Хищники, что Насекомые невероятно быстро размножаются. Распространяются как лесной пожар. И чем их больше, тем больше им нужно места. Насекомые отлично летают, Хищники, как выяснилось, неплохо плавают, да ещё точно определяют местоположение ближайшего клочка суши этой своей «эхолокацией». Так что они уже перебрались за пределы Евразии. Власти различных государств пытались и всё ещё пытаются уничтожить тварей, бросают бомбы, химикаты. Но от этого больше вреда окружающей среде, людям и другим живым организмам нашего времени. Насекомые откладывают слишком много личинок, а Хищники слишком умны; и оба эти вида невообразимо быстро приспосабливаются к любым изменениям. Некоторые люди уже начали обустраивать бункеры, но большинство пока обходится электрическими оградами и решётками.
  На целую минуту в палате воцарилось непробиваемое молчание. Первым подал голос «дядя Джеймс».
  - Но как это началось? С чего?!
  - С меня, - прохрипел Ник. И повторил громче, поглядев в глаза товарищам: - С меня. Как и говорила Хелен. Я каким-то образом помог создать этих существ.
  - Не совсем так, - кашлянула Роксана, вновь приковав к себе всеобщее внимание. – Эти твари появились в ходе естественной эволюции. Вот только оказались не в своём времени. – Девушка выдержала паузу, давая остальным возможность переварить информацию. – Насколько я понимаю, эти твари из далёкого-далёкого будущего, там у них есть природные враги и просто существа, способные им противостоять, и это контролирует численность. Однако каким-то образом несколько особей оказалось здесь, точнее, сейчас – там, где им всё нипочём, где нет естественных ограничителей. История умалчивает о подробностях, но, вроде бы, тварей держали в каком-то секретном правительственном учреждении, а потом что-то стряслось, они вырвались и расплодились.
  - То есть, моей вины в грянувшем апокалипсисе нет? – ошеломлённо спросил Ник. Словами не передать, какое это было потрясающее облегчение. Хотя, радостные ощущения безоговорочно омрачались картиной жуткого будущего.
  - Не хочу тебя огорчать, крёстный, но ты тоже приложил руку, - виновато поморщилась гостья из будущего. – Впрочем, допускаю, что со временем данные смешались со слухами, и в итоге получилась официальная история, далёкая от реальности.
  - И что же я сделал?
  - Футляр Каттера.
  - Так ты знаешь, зачем нужна эта чёртова труба?!
  - Ты изобрёл её, вернее, изобретёшь как универсальную трёхмерную карту аномалий.
  - Хм… Логично, я ведь как раз работаю над пространственно-временной моделью… Но неужели столько суеты из-за какой-то карты???
  - Какой-то карты? – ухмыльнулась Роксана. – Ты не понял, да? Я сказала, универсальная карта. Она не просто будет показывать все бывшие, настоящие и будущие аномалии в пределах примерно миллиарда лет. С помощью неё можно будет просчитывать маршруты по аномалиям для любой цели, достаточно задать простейшие параметры. «Хочу в мезозой». Или «Хочу в эру, где водятся животные с такими-то характеристиками». Или «Хочу туда, где начала зарождаться древнегреческая цивилизация». Полминуты вычислений – и маршрут готов. В сочетании с пультом для аномалий – сногсшибательная вещь. Можно попасть практически куда и в когда угодно; корректировать историю по своему усмотрению.
  - Ясно, но как это поспособствовало концу света?
  - Твоё изобретение попало не в те руки, и грянула так называемая Вторая волна.
  - Вторая волна? – Каттер, как и Эбби пару минут назад, напряжённо потёр лоб.
  Роксана сделала глубокий вдох.
  - Зверюги, вырвавшиеся из правительственного учреждения – были только Первой волной. Этого в итоге вполне хватит, чтоб уничтожить человечество, да и прочую жизнь. Но какие-то шишки сверху решили, что могут всё исправить, а в результате сделали ещё хуже. Они забрали твоё изобретение, заставили доработать и объяснить принцип, и попытались пролезть в ту эру, из которой родом Хищники и Насекомые. Собирались выудить оттуда других тварей, природных врагов этих. Но благие планы пошли наперекосяк, и вместо естественных врагов Насекомых и Хищников в нашу эпоху наползло ещё больше самих Насекомых и Хищников.
  Наступила ещё более глубокая и долгая тишина. Когда она стала невыносимой, Стивен, просто чтобы хоть что-то сказать, поинтересовался у Роксаны:
  - То есть ты, как и Хелен, можешь открывать-закрывать аномалии?
  - Ага, у меня есть пульт. – Блондинка кивнула на свой рюкзак. – Только я вам его не отдам, он мне нужен, чтоб вернуться домой, да и там ещё пригодится. Неизвестно, какое будущее меня ждёт. Но я надеюсь, что минимум в одном оно будет лучше. – Голубоглазка улыбнулась, посмотрев на Эбби. – Хотелось бы, вернувшись, увидеть вас с папой живыми, а в идеале ещё и здоровыми. И даже вспомнить новую версию событий, испытать на себе эффект Браун-Льюис.
  Клаудия-Дженни не то пикнула, не то икнула.
  - Это официальный научный термин, - с улыбкой пояснила ей Роксана. – Правда, такой эффект получается не всегда, нужны определённые условия... Ну да ладно, в этом я всё равно ничего не понимаю.
  - Если так переживала за папочку, могла бы явиться пораньше и предотвратить то ранение, - буркнул Беккер.
  - Не могла, я и так прибыла в максимально раннее время. Пультом нельзя создавать аномалии когда и где вздумается. Можно передвигать местоположение аномалии в радиусе двух миль, да ещё можно открыть её – в течение нескольких часов до или после естественного появления.
  - Она права, - поддержал Ник. – Хелен говорила то же самое.
  - Кстати. – Роксана взяла свои наручные часы, до этого покоившиеся на прикроватной тумбочке, и посмотрела на циферблат. – До конца действия моей аномалии всего час. Мне надо собираться и уходить отсюда.
  - Но ты должна поговорить с Лестером, - попытался было возразить капитан.
  - И застрять здесь навсегда? Эй, можете считать меня всего лишь незнакомкой, но я, если на то пошло, спасла жизнь вашему коллеге, так что вы мне обязаны. Я отвечу на любые ваши вопросы по дороге. Но сначала… - Она посмотрела на Эбби. – Можно мне повидать папу? В машине было не до разглядывания, а так хочется посмотреть на него толком. Я ведь не видела его вживую до сегодняшнего дня.
***

  Он по-прежнему был бледным, но сейчас Эбби точно знала, что его жизнь в безопасности, и это успокаивало. Ещё как успокаивало. Сам Коннор тоже был непривычно спокойным – просто лежал, с каменным лицом, даже не ворочался. Но в данных обстоятельствах это, во-первых, нормально, во-вторых, временно.
  - Ух ты, - только и выдохнула Роксана, когда они вдвоём с матерью зашли в палату.
  Гостья из будущего подошла к постели медленно, будто боясь чего-то. Встала у изголовья, пристально изучая черты неподвижного лица. Осторожно-осторожно коснулась щеки Коннора, его подбородка, носа.
  - У меня его нос, да? – Она поглядела на Эбби, которая теперь тоже находилась у изголовья кровати, только по другую сторону.
  Обладательница коротких волос присмотрелась сначала к дочери (с ума сойти!), потом к отцу этой самой дочери. А ведь и впрямь.
  - Что-то такое определённо есть, - не могла не признать Эбби.
  Роксана усмехнулась, погладив Коннора по волосам.
  - Знаешь, я не настаиваю, - тихо промолвила она. – В смысле, вам не обязательно жениться и всё такое, это ваше дело. Но ты хотя бы дай ему шанс.
  - Шанс ему достался, ты – живое тому доказательство, - ухмыльнулась Эбби.
  - После его смерти ты очень жалела об… об упущенных возможностях. Говорила, что если б только знала, то всё было бы по-другому. Да, он не герой без страха и упрёка, зато смешит тебя, как никто другой. Рядом с ним тебе никогда-никогда не бывает одиноко. И он всегда о тебе заботится.
  - Это твои слова или мои в будущем?
  - Твои, конечно. Ты много мне рассказывала о папе. Я любила слушать. – Она замерла на миг, поглощённая неким воспоминанием, на смену которому пришло другое, куда менее приятное. – Ровно через неделю после моего двенадцатого Дня Рождения в нашу квартиру пролезут два Хищника. – Роксана быстро переметнула взгляд с отца на мать. – Электрическая решётка на окнах почему-то не сработает. – Она сглотнула, потом облизнула пересохшие губы. – Просто имей в виду, ладно? Если вдруг ничего не получится изменить – проверяй внутреннюю проводку и вообще все защитные устройства почаще.
  - Поняла, - медленно кивнула Эбби. – А ты... ты тоже там была?
  - Была… Ты успела вытолкать меня за дверь, а сама осталась, чтоб отвлечь Хищников. Я побежала к дяде Джеймсу, они с тётей Сарой жили в соседней квартире. Но когда мы вернулись, было поздно… - Она плотно сжала губы и быстро отвернулась. Но через секунду вновь обратила лицо к маме, которая увидела слёзы в глазах, как две капли воды похожих на её собственные. – Странно. Я так скучаю по тебе, а ты меня даже не знаешь.
  - Мне жаль, - только и смогла пробормотать Эбби.
  Каким-то образом молодая, но вполне взрослая девушка вдруг превратилась в маленькую двенадцатилетнюю девочку.
  - Можно я тебя обниму?
  - Да… Конечно.
  Роксана подбежала к маме и стиснула ту в объятиях, крепко прижимаясь подбородком и щекой к плечу и шее Эбби. Работница ЦИА почувствовала, как визитёрша делает глубокий, прерывистый вдох, будто пытается удержаться от чего-то. А ещё через секунду Эбби ощутила, как тёплая маленькая капля упала на её оголённое плечо, прямо рядом с лямкой майки, и скатилась вниз.
  Эбби чуть вздрогнула. В этот момент Роксана перестала быть просто девушкой, заявляющей, что она – дочь. Незнакомка действительно стала кем-то родным и важным.
  - Мне пора. – Через какое-то время гостья сама оторвалась от мамы. И даже улыбнулась той, вытирая с век и щёк остатки слёз. – Люблю тебя, мам. Не провожай меня, я не хочу долго с тобой прощаться. – Последний всхлип. – Потому что мы ещё увидимся. Пообещай.
  - Обещаю, - без запинки и без всякого сомнения сказала Эбби.
  - Вот и хорошо. – Роксана опять посмотрела на Коннора. – Передай папе, что я его люблю. И очень хочу познакомиться с ним лично. Пусть бережёт себя.
  - Обязательно. – Эбби даже не поняла толком, к чему сама относила это слово – к тому, что передаст послание, или к тому, что сделает всё возможное, чтоб Коннор не пострадал.
  - А ты оставайся здесь, - напоследок сказала Роксана. – Папе будет приятно увидеть тебя, когда он проснётся. – С этими словами она быстро чмокнула Эбби в щёку и почти выбежала из палаты.
  Сотрудница ЦИА медленно и аккуратно провела пальцами по месту поцелуя. Затем посмотрела на Коннора.
  - Как обычно, проспал всё самое интересное. – Голос почему-то срывался. – Только попробуй умереть, Коннор Темпл - я тебе такое устрою, мало не покажется!
***

  Переливание крови это, конечно, не пересадка сердца, но оправиться после данной относительно несложной процедуры всё равно нужно. Роксана почувствовала, что слишком уж резво рванула из объятий докторов, ещё до того, как покинула больницу. Голова закружилась, накатил внезапный приступ слабости. Пришлось попросить крёстного купить шоколадку и в срочном порядке поедать её в машине.
  За рулём сидел Беккер, на соседнем сидении – Стивен, сзади – Ник и Роксана. Дженни поехала на своей машине, а Сара решила остаться с Эбби.
  - Неужели никто из вас ничего не хочет у меня спросить? – удивлялась Роксана. – Я-то думала, меня засыплют вопросами.
  Ну, раз уж девушка сама намекает…
  - Что происходит с аномалиями? – живо поинтересовался профессор. – Почему они растут как грибы после дождя?
  «Что ж, логично, что их в первую очередь интересует то, что глобально важнее, - подумала блондинка. – Но я бы первым делом спросила про другое. Ладно».
  - Я не слишком-то сильна в науке, так что объяснить специальными терминами не смогу.
  - А своими словами?
  - То, что сейчас происходит с аномалиями – естественный процесс, и этот процесс приближается к самому своему пику. Ближайшие несколько месяцев вам будет некогда спокойно вздохнуть, готовьтесь. Не только станет больше аномалий, но и зона их появления значительно расширится.
  - Насколько?
  - Речь о сотнях километров.
  - Но всю планету это не захватит?
  - Нет. Аномалии появляются только в регионах с определёнными магнитно-полюсными характеристиками, в данную эпоху такой регион – Британские острова. Это твои слова, крестный, не уверена, что точно запомнила, но смысл ты наверняка понял.
  - Выходит, аномалии – штука вполне естественная? – уточнил Стивен.
  - Да, такое случается раз в несколько миллионов лет. Опять же, по словам крёстного. – Она улыбнулась, глядя на Ника. – Ты, кажется, никогда не ошибался насчёт аномалий.
  - И что будет после пика? – спросил профессор, хотя ответ, в общем-то, знал.
  - Аномалии пойдут на спад. Станут появляться реже, «затухнут» в течение максимум десяти лет. Конечно, может, одна-другая откроется раз лет в сто, но в целом в ближайшие пару миллионов лет всё будет спокойно. Разумеется, если остановите нашествие тварей.
  В который раз настала противная тишина. И снова прервать её решился Беккер.
  - А мы с Сарой?.. В смысле, ты так говорила, что у меня сложилось впечатление, будто в будущем мы с Сарой…
  - Женаты, - бодро выдала Роксана. И подалась вперёд, кладя подбородок на край спинки водительского сиденья. – К слову, когда будешь делать ей предложение, не надо прятать кольцо в куске торта. Или хотя бы предупреди заранее, что в лакомстве украшение, а то тётя Сара сломает зуб, и вам придётся полночи искать дантиста, вместо того, чтоб поедать романтический ужин.
  Это разрядило атмосферу, всё трое мужчин рассмеялись, хоть и не очень громко.
  - Роксана, а кто из нас останется жив? – спросил вдруг Стивен.
  Девушка медленно взглянула на него. Взглянула так, что он понял, что в список выживших не входит. Известие о предстоящей смерти оказалось ничуть не приятнее известия о минувшей гибели, мысленно отметил Стивен.
  - Твари? – хмыкнул Харт под аккомпанемент оглушительного молчания.
  - Люди, - коротко отозвалась Роксана.
  - Она довела меня до инфаркта или до самоубийства? – усмехнулся Стивен. Ни к чему было пояснять, о ком речь.
  - Ты про Хелен? – мигом сообразила блондинка. – Хелен тут не при чём, она погибла ещё раньше тебя.
  - Как? – глухо произнёс Харт.
  - Как умер ты или как умерла она?
  - Оба.
  Роксана на пару секунд сжала губы, потом медленно промолвила:
  - Тебя убили в драке. Если только можно назвать дракой то, что происходит, когда сотня человек набрасывается на троих.
  - Что-то мне подсказывает, что я и был среди тех троих.
  - Да. Ты, крёстный и дядя Джеймс. Им удалось более-менее уцелеть прежде, чем прибыло подкрепление, а тебе – нет. Но ты дорого продал свою жизнь.
  - С чего вдруг на нас набросилась толпа? – удивился Каттер.
  - Понимаешь, вместе с тварями расплодились и слухи о ЦИА. Люди узнали, что вы занимались чем-то, связанным с этими существами. Никто не стал особенно разбираться. К тому же правительство, понимая, что лучше свалить вину на какую-то одну организацию, поспешило откреститься от вас и попутно обвинить во всех смертных грехах. Мол, вы, такие плохие, сидели там и плели интриги, играясь со временем во имя собственной выгоды, а они, такие хорошие, знать ничего не знали и даже не подозревали, какую змею пригрели на груди. Политика есть политика. – Роксана помолчала. – Когда паника стала непереносимой, люди двинулись в ЦИА. Хотели найти виноватых и отомстить. Эффект толпы – это страшно.
  - Но ЦИА так просто приступом не возьмёшь, - пробормотал Беккер.
  - Именно поэтому погибли не все сотрудники. Часть успела эвакуироваться, часть – заблокироваться в безопасных помещениях. Кого-то на тот момент и вовсе не было в здании. – Она глянула сначала на Стивена, потом на Ника.
  - А кто там был и не успел…? – хрипло произнёс профессор, терзаемый мерзким предчувствием.
  - Джеймс Лестер. Сказал, что не собирается убегать, поджав хвост. Думал, что сможет усмирить народ. – Она перевела взор на Стивена. – Хелен. Лаборатория расположена стратегически неудачно. - Блондинка несмело взглянула на крёстного. – Дженни, она же Клаудия.
  Пока Харт сидел, напряжённо сжав челюсти, Ник быстро моргал, пытаясь найти в словах Роксаны хоть какой-то намёк на то, что всё не столь страшно, как кажется, что Дженни-Клаудия каким-то образом сумела спастись. Но такого намёка не просматривалось.
  - Ты хочешь сказать, что их… - профессор сглотнул, - …что их растерзали?
  Роксана кивнула.
  - Это же берд! – едва не задохнулся учёный. – Мы не в средневековье, люди теперь гораздо разумнее и цивилизованнее!
  - Только до той поры, пока чувствуют себя в безопасности.
Ник опустил голову.
  - Когда?..
  - Шестнадцатого сентября две тысячи двенадцатого года. Через несколько лет после вашей с Дженни свадьбы.
  Больше никто ничего говорить не стал
  Беккер был рад, что ведёт машину – это позволяло сосредоточиться на чём-то кроме жутких описаний безрадостного будущего. Но он внимательно слушал, запоминал информацию вплоть до малейших крох. Предупреждён – значит, вооружён.
  - Если можно, то езжай быстрее, дядя Джеймс. – Роксана сверилась со своими часами. – У меня осталось всего пятнадцать минут.
***

  - Ты передвинула аномалию на нашу внутреннюю парковку? – ушам не поверил Беккер.
  - Ага. Это было максимально-возможно-близкое место, - отозвалась Роксана. – Я её там открыла, перепрыгнула и быстренько закрыла. Чему ты так удивляешься?
  - Тому, что наши сканеры её не засекли.
  - Они, вероятно, засекли появление аномалии, - возразил Каттер, - но засекли и то, что она закрылась буквально через пару секунд. Возможно, кого-то послали проверить, но вряд ли особенно докапывались. Работников и так не хватает. Надо поговорить с Лестером, нам нужны ещё люди.
  - Эта аномалия, наверное, уже открылась и закрылась во второй раз, - задумчиво проговорила блондинка, пока машина проезжала мимо поста охраны. – Ну, в естественном порядке. А теперь уходят последние минуты, в течение которых я могу повторно её открыть. Так что… - Закончить она не успела.
  - Приехали, - объявил Беккер.
  …По счастью, ни одной живой души, кроме них, на парковке не было. Только асфальт и ряды аккуратно пристроенных машин.
  Роксана достала пульт, нажала на нужные кнопки, и прямо перед ней в воздухе расцвёл ослепительный цветок с лепестками из искр-осколков.
  - Когда я вырасту, не забудьте отправить меня в прошлое, чтоб я опять помогла папе. Даже если наше будущее изменится, кровь отцу сегодня все равно понадобится. – Роксана назвала день, когда в будущем откроется нужная аномалия.
  Затем девушка обняла сначала Каттера, потом Беккера, а вот Стивену протянула руку.
  - Я тебя не помню, - пояснила она, пока он пожимал её ладошку. – Но очень надеюсь, что в новом будущем мы всё-таки будем по-настоящему знакомы. Я совершенно не против ещё одного дяди. Дяди, вообще, такое дело – чем их больше, тем лучше.
  - Рокси, ты скоро?!
  Совершенно неожиданно из аномалии высунулась девичья мордашка. Хорошенькая мордашка, кстати, круглая, с классическим подбородком и чуть заострённым носиком, с голубыми глазами… Но эти глаза не были похожи на глаза Эбби или Роксаны, скорее уж на глаза профессора Каттера. А вот волосы точно не как у него – густые, длинные, тёмно-каштановые с медным оттенком.
  – Эта штука вот-вот закроется, мы уже начали волноваться! – Тут девушка наткнулась взглядом на Ника. – Привет, пап. Ой! - Она сообразила, что ляпнула лишнее, но было поздно. Ну, ошиблась и ошиблась, не стреляться же теперь, рассудило голубоглазое создание, расцветая улыбкой. - Всем привет, родненькие мои! И шевелись давай, блондиночка, у тебя всего пара минут осталась, - чувствуя, как некто усиленно тянет её на свою сторону аномалии, добродушно заголосила задорная мордашка, совершенно не потерявшая жизнерадостного настроя от собственной промашки. А чего печалиться, если их лучшая подруга жива, здорова, и собственно уже направляется домой? Да жизнь просто прекрасна!
  - Твин*, вылезай оттуда немедленно! – Тонкая ручка, точная копия еще двух таких же, что показались во временном разрыве вслед за мордашкой девушки, ухватила очередную нарушительницу спокойствия за воротник.
[*англ. «Twin» - близнец; авт. прим.]
  - Ай! – Одна из ладошек махнула им на прощание, вновь скрываясь в золотистом сиянии.
  - Твин??? Я назвал дочку Твин? – Это было единственное, на что хватило изумленного Каттера. А дочка-то у него просто прелесть, и красавица, вся в Клаудию-Дженни. А вот имя... явно выбирал он, никаких сомнений....
  - Эту свою дочку ты назвал в честь любимой жены, крестный, - рассмеялась Роксана, наполовину заходя в сосредоточение светящихся лучей, - Дженни. И ты даже не представляешь, как её мама возмущалась, когда ты предложил назвать дженнину сестру-близняшку Клаудией. Особенно, учитывая, что саму тетю Дженни ты за всю жизнь так и не выучился звать вторым, либо же двойным именем. - Роксана еще раз улыбнулась открытой, светлой улыбкой, мгновенно располагающей к себе; что не так часто появлялась на красивом лице девушки в её собственном времени. Точная копия улыбки отца. - До встречи… И не забудьте отправить меня спасти родителей, когда наступит время! – напомнила блондинка, постепенно скрываясь в слепящем сиянии, в этот момент безумно напоминая всем собравшимся Эбби. Каждым жестом, каждой черточкой лица.
  - Постой! А как имя второй?! – Хоть раз в жизни, но профессор не удержался от соблазна задать самый простой и ожидаемый человеческий вопрос.
  - Хелен! - донеслось в последнюю секунду из закрывающейся на их глазах аномалии.
  - Хелен.
***
http://uploads.ru/t/t/9/b/t9b7R.jpg
***

  Хелен сидела в лаборатории, положив на стол руки, а на руки – голову. Шатенка не то чтобы спала, просто решила дать отдых глазам. Злосчастный футляр Каттера покоился неподалёку. Хелен, наконец, поняла, в чём предназначение этой вещи – сводить с ума любознательных учёных, распаляя их до истерики. Если без шуток, то они с Ником давно и всерьёз подозревали, что футляр связан с разработкой пространственно-временной модели мира, так что это, скорее всего что-то, что показывает время и место открытия аномалий. Главный вопрос упирался в то, как "распаковать" эту проклятущую трубу и как вообще заставить её работать! На футляре есть выемки, значит, он может присоединяться к какому-либо другому аппарату, но, вероятно, способен функционировать и автономно. Нет кнопок и панелей – скорее всего, устройство управляется с помощью голосовых команд, и работа, наверняка, начинается с называния пароля. Но какого???
  Женщина почувствовала, что в лаборатории что-то изменилось. Ни единого нового звука, и всё же здесь, без сомнения, кто-то появился. Шатенка открыла глаза, подняла голову и увидела Стивена.
  - Как дела? – спросила Хелен, быстро проведя ладонями по щекам и пальцами под веками. – Что там с Темплом?
  - Врачи говорят, через несколько недель будет как новенький, - улыбнулся Харт, делая шаг в сторону стола.
  - Ты сам не пострадал? – Хелен встала навстречу.
  - Цел и невредим, - с полуулыбкой сообщил Харт.
  Каттер только-только собралась тихо произнести: "Хорошо", как вдруг Стивен её обнял. Нельзя сказать, что это было неприятно, просто… как-то неожиданно. Он обнимал так, будто боялся за неё.
  - Всё нормально? – насторожилась Хелен.
  - Да, - рассеянно проговорил Стивен, не отпуская её. Впрочем, женщина и не вырывалась. – Да.
  Когда объятья всё же закончились, мужчина вдруг предложил:
  - Может, тебе походить на какие-нибудь психологические курсы? Поучиться общению с людьми, особенно с большой… аудиторией…
  Хелен подозрительно нахмурилась.
  - Харт, ты стукнулся головой или просто переутомился? – Она потрогала лоб собеседника. Температура, вроде, нормальная.
  Стивен обречённо усмехнулся. Только сейчас он осознал, что ожидал именно подобной реакции. Удивительно. Всего несколько дней назад он всерьёз намеревался задушить эту женщину; если б ему тогда сообщили, что Хелен будет убита толпой, он бы только спросил, какое место лучше занять, чтоб удобнее было за этим наблюдать. Во всяком случае, так бы он сказал, хотя дела со словами, скорее всего, разошлись бы радикально.
  Она смотрела на него внимательно, чуть напряжённо, с беспокойством.
  - С головой всё хорошо, - улыбнулся Стивен, взял шатенку за руку и потянул к двери. – Идём, Лестер велел всей команде собраться в его кабинете. У нас что-то вроде экстренного совещания.
***

  С одной стороны, Эбби была очень и очень благодарна Саре. Та за них обеих принимала многочисленные звонки Лестера, который с завидным постоянством справлялся о состоянии Коннора, после чего ворчал по поводу того, что персонала катастрофически не хватает, и если Темпл вздумает умереть, то этот поступок будет, как минимум, безответственным. С другой стороны, блондинке нечем было заняться, не на что отвлечься. Впрочем, пару дел она провернуть успела. Во-первых, записалась на приём к гинекологу через две недели. Во-вторых, прикупила в аптеке на первом этаже бутылочку нашатырного спирта – про запас, на тот случай, если Коннор, узнав о будущей дочурке, вздумает опять лишиться чувств.
  - Эбби, как ты? – Пейдж провела ладонью по предплечью подруги.
  Сейчас обе девушки стояли возле постели Темпла, по-прежнему безответственно не проявлявшего никаких активных признаков жизни.
  Мэйтлэнд собиралась выдать стандартный ответ а-ля "всё в порядке", но вместо того вдруг полувыдохнула-полуусмехнулась:
  - Ещё сама не поняла. Как-то всё странно и разом.
  - Ясное дело, такое непросто переварить, - понимающе кивнула Сара. Подумала немного и всё-таки спросила: - Но ты скорее рада или наоборот?
  - Тому, что Коннор будет жить, я, безусловно, рада. – Они обе понимали, что Сара имела в виду реакцию на другое событие. – А что касается Роксаны… - Блондинка покачала головой. Пожала плечами. Дёрнула подбородком. Беспомощно посмотрела на собеседницу. – Страшно до чёртиков.
  - Это нормально, - понимающе произнесла Сара. На миг взгляд померк, но девушка тут же заставила себя приободриться.
  - Живёшь себе, никого особенно не трогаешь, и вдруг – "Здравствуй, мама, я твоя дочка из будущего; ты меня родишь через восемь с половиной месяцев"! – не могла уняться Эбби.
  - Восемь с половиной месяцев? Ого, а срок-то совсем маленький. Когда вы? В смысле, давно вы…? То есть, вы только… Я имела в виду, это, случайно, не после…
  - После винной фабрики, - с усмешкой подтвердила Эбби. – Если бы не злой директор и доброе вино, Роксаны бы не было.
  - Прости. Иногда я бываю чересчур любопытной.
  - Ничего. – Эбби покачала головой. – Не представляю, как отреагирует Коннор.
  Сара этого тоже не представляла, так что решила сменить тему.
  - Давай я принесу тебе поесть.
  - Теперь меня будут пытаться раскормить все, кому не лень? – кисло хмыкнула блондинка.
  - Я лишь предложила. Не хочешь есть – не надо. Давай просто посидим и подождём. – Сара уселась на диванчик, специально предназначенный для посетителей. Он стоял у самой стены.
  Эбби взяла стул и присела возле кровати.
***

  Лестер сосредоточенно потирал переносицу, сидя в своём рабочем кресле. Ник и Клаудия-Дженни стояли по одну сторону входной двери, Стивен и Хелен – по другую. Причём у обоих мужчин был такой вид, словно они ожидают, что в любой момент в кабинет ворвётся толпа с факелами и вилами. Ник приобнимал пиарщицу и придерживал за локоть. Девушка была слегка не в своей тарелке – то ли от известия о грядущей гибели, то ли от новости о двойняшках; вероятнее всего, и от того, и от другого. Прямо напротив письменного стола высился Беккер.
  - Вы понимаете, что дали уйти ценному информатору? – вкрадчиво поинтересовался Лестер.
  - Она и так многое рассказала, сэр, - попытался оправдаться Беккер. – Задерживать её дольше означало бы лишить девушку возможности вернуться домой.
  - И вы все ей безропотно поверили?
  - Мы взяли полученную от неё информацию на заметку, сэр.
  - Эта информация практически бесценна, - вступил в разговор Ник.
  - Конечно, мне ведь жизненно необходимо было узнать, что мои сотрудники начнут в массовом порядке жениться и беременеть. – Джеймс вздохнул. Он и сам понимал, что полученные сведения трудно переоценить, особенно если они правдивы. – Итак. – Он ещё немного поразмыслил. – Первым делом я добьюсь того, чтобы нам выделили как можно больше людей. Затем будем пытаться разобраться, что же это за таинственная правительственная организация, которая хранит Тварей про запас – поверьте, это точно не мы. – «У меня есть пара версий». – Если нам удастся изолировать опасность, которую представляет собой футляр Каттера, то останется только предотвратить освобождение тварей, где бы их ни держали.
  - Насчёт футляра. – Клаудия-Дженни посмотрела на профессора. – Не лучше ли его уничтожить?
  - Тогда получится, что мы с Ником и Сарой угробили уйму времени впустую! – возмутилась Хелен.
  - Но безопасность важнее. Ты сама когда-то готова была… - Пиарщица вовремя прикусила язык. - …Многим пожертвовать ради, как ты выражалась, спасения жизни на планете.
  Хелен примолкла. Было просто нечем возразить.
  - Но это изобретение может принести и огромную пользу, - высказался будущий создатель вышеупомянутого устройства. – Оно может пригодиться нам, пригодиться так крепко, что от этого будет зависеть не одна жизнь.
  Видя, что данный спор затянется надолго, если не вмешаться, Лестер огласил своё волевое решение:
  - Значит, так. Футляр отныне не будет валяться у вас на столах, как какой-нибудь пенал. Он будет лежать в самом надёжном сейфе, под охраной. Работать с ним тоже будете под присмотром и при сигнализации. Сделаем всё, чтоб он не достался кому не надо, то есть, чтоб он не достался никому, кроме нас. Каттер, - он кашлянул, наткнувшись взглядом на Хелен, - Ник Каттер прав. Мы не можем разбрасываться столь ценной аппаратурой. – Мужчина достал какие-то документы и начал внимательно просматривать. Потом, оторвавшись от чтения, оглядел всех присутствующих. – Вы ещё здесь? Уже поздно, идите по домам. Отоспитесь. Используйте любую возможность, чтобы отдохнуть. Судя по всему, вскоре работы у вас станет гораздо больше. Но есть и плюсы – если верить вашей Роксане, то вам предстоят интереснейшие командировки.
***

  Лестер был прав – стоило использовать любую возможность, чтобы отдохнуть. Денёк впрямь выдался тяжёлый. Так что многообещающие вечерне-ночные планы пришлось перенести на другой раз. Стивен просто провожал Хелен до гостиницы. Они шли по ночной улице и молчали. Каттер не выглядела обеспокоенной, и поэтому обеспокоенным был Стивен.
  - Тебя совсем не волнует то, что Роксана рассказывала о твоём будущем? – не выдержал Харт.
  - Я привыкла, что не нравлюсь людям, - ответила Хелен, поведя плечом и улыбнувшись, как заправский чертёнок.
  Стивен покачал головой.
  - В средние века тебя бы давно уже сожгли на костре. – Хоть верьте, хоть нет, но это был комплимент.
  - А ты, небось, помогал бы складывать дрова. – Женщина отбросила с лица пряди растрепавшихся волос, потом прижалась спиной к стене ближайшего здания, погружённого в полутьму, и, притянув к себе Стивена, обвила руками шею мужчины. – Что я точно знаю о будущем, так это то, что его можно изменить. Я не собираюсь погибать и тебе не дам.
  - Может, переедешь ко мне? – неожиданно даже для себя самого предложил Харт, положив ладони на талию учёной.
  Две секунды шатенка пристально изучала его лицо. Да, он не против её переезда к нему, и в то же время не до конца уверен, что это хорошая идея. Не уверена была и сама Хелен. Пока всё хорошо, но с их-то характерами жить, действительно жить вместе, под одной крышей… Об этом думать рано.
  - Нет, - протянула Хелен, сверкнув белоснежной улыбкой. – Заманчивое предложение, и, тем не менее, я откажусь. Мы с тобой не уживёмся.
  - С чего ты взяла? – Всё-таки было в его голосе скрытое облегчение.
  - Ты не подарок, я тоже. Я ведь первым делом аннексирую твой серый халат. А вторым – выброшу эту идиоткую пальму, которая стоит в прихожей.
  - Чем тебе не угодила пальма? – усмехнулся Харт.
  - Терпеть её не могу! – фыркнула Хелен. – Она отвратительно смотрится, да ещё в этой глупой кадке.
  - Нет уж, - воспротивился Харт, - пальма – это святое. Да и халат я не отдам без боя.
  - Вот видишь. – Хелен улыбнулась шире и в то же время спокойнее. – Всё будет хорошо.
  Стивен сделал глубокий вдох и произнёс:
  - Не нравится мне, что придётся оставить тебя одну, к тому же в этой дурацкой гостинице. Давай я хотя бы оплачу тебе нормальный отель.
  - Перестань, я ночевала и в гораздо менее комфортных местах. Грядёт зарплата, и я подыщу приличную квартиру.
  - Только без соседа! – строго велел Харт. Оба они рассмеялись, вспомнив об Альфреде. Затем Харт посерьёзнел: - И всё же, мне было бы спокойнее, будь ты ближе.
  Надо же, как приятно, когда за тебя переживают. Хелен уже почти забыла это ощущение.
  - Не волнуйся. – Женщина слегка тряхнула чёлкой. – Если я увижу, что под окнами собирается толпа, выкрикивающая: «Ведьма! Ведьма!», я тебе позвоню.
***

  Они были возле дома Клаудии-Дженни.
  - Запомнила? – в который раз переспросил профессор. – Шестнадцатое…
  - …сентября две тысячи двенадцатого года, - закончила за него Клаудия-Дженни. – Я помню, Ник, помню: в этот день на работу – ни ногой. – Она, мельком взглянув в зеркальце над лобовым стеклом, усмехнулась. – Забавно. Получается, мы с Хелен умрём в один день. Это почти романтично. – Девушка и сама не знала, почему ей так весело. Наверное, это нервное.
  - Не вижу ничего забавного, - буркнул сидящий на соседнем сидении блондин. – Клаудия… Дженни, пообещай, что будешь осторожна.
  - Ладно-ладно. Если тебя успокоит, то весь сентябрь две тысячи двенадцатого года я буду сидеть дома, готовить обеды, прибираться, попутно отбиваясь от Хищников метлой, и присматривать за детьми. – Шуточная фраза под конец привела к весьма интересной теме, которую ни один из собеседников до этого не решался затронуть. Шатенка едва слышно кашлянула, прочищая горло. – Значит, близнецы? Дженни и Хелен? Оригинальный Вы человек, профессор Каттер: назвать дочерей в честь обеих жён.
  - Я просто не злопамятный, - улыбнулся блондин.
  Свадьба, дети. Это казалось чем-то невероятным. И в то же время это было так реально. Где справедливость? Знать, к чему приведут отношения, ещё до того, как они по-настоящему расцвели – это, если честно, не слишком воодушевляет. Хотя, мысль о двух голубоглазых девчушках-хохотушках Клаудии-Дженни, определённо, нравилась. У них наверняка будет такой же взгляд, как у отца – открытый, прямой, добрый.
  Шатенка придвинулась к блондину и нежно коснулась своими губами его губ. Ник обнял её, привлекая ближе, и вот она уже оказалась у него на коленях.
  - Ни стыда, ни совести! – вдруг проворчала проходившая мимо старушка во внушительном зелёном пальто. Зелень была такой насыщенной, что проступала даже из ночного мрака. По интенсивности она могла сравниться только с ехидством в голосе пожилой женщины. – Боже, ну что за нравы у современной молодёжи! В наше время такое было просто непозволительно! – К счастью, старушка не остановилась, а бормотала на ходу, постепенно отдаляясь. Хотя, бормотала громко. – Мой первый муж никогда не позволял себе подобного, да и второй тоже. А вот третий… - Женщина мечтательно вздохнула, - третий позволял… Эх, вот это был мужчина!
  Секундное молчание, а потом хохот. Романтически-эротическое настроение испортилось безвозвратно, но общее настроение осталось на приличном уровне и даже подскочило.
  - Судя по всему, женщина интересной судьбы, - сделал вывод смеющийся профессор.
***

  Секунды сменялись минутами, минуты – часами. Первой мирно засопела Сара, укрывшаяся своей курткой. Эбби тоже заснула, сама того не заметив.
  Проснулась блондинка оттого, что кто-то едва ощутимо поглаживал её по волосам. В палате по-прежнему горел светильник, но на улице уже рассветало. Сама Эбби, оказывается, находилась в наполовину лежачем положении, опустив голову на край кровати, рядом с плечом Темпла. И снова кто-то ласково провёл пальцами по взъерошенным волосам девушки.
  - Ты похожа на ёжика.
  - Коннор!
  - С добрым утром. – Далее брюнету пришлось замолчать, потому что довольно затруднительно разговаривать, если тебя целуют в губы. Поцелуй был недолгим, можно даже сказать, мимолётным, но от того не менее искренним. – Ух ты, неужели всё было так серьёзно? – Он попытался оглядеть себя и одновременно ощупать раны.

http://uploads.ru/t/6/w/W/6wW2M.jpg

  - Ты нас всех перепугал, - почти прошептала Эбби.
  Сара открыла глаза и мигом оценила обстановку. Брюнетке не терпелось выразить радость по случаю пробуждения коллеги, но египтолог вдруг поняла, что сейчас лучше не высовываться. В идеале надо было бы испариться из палаты и материализоваться за дверью, но поскольку Сара этого не умела, пришлось снова закрыть глаза, по возможности прикрыть уши и тихонько нырнуть глубже под куртку, притворяясь по-прежнему спящей.
  - Я и сам испугался. Думал, мне конец. – Парень немного нахмурился, роясь в последних воспоминаниях. – Кем была эта девушка?
  - Девушка?..
  - Да, та, которую вы привезли, которая оказалась подходящим донором? Я и не ожидал, что вы найдёте донора.
  - Если честно, она сама нас нашла… - Что, придётся рассказать ему всё вот так, сразу? Не хотелось врать человеку, только что вернувшемуся чуть ли не с того света. Эбби незаметно сунула руку в карман, нащупывая пузырёк с нашатырём.
  - Как это?
  - Она прибежала в ЦИА, схватила меня за руку, сказала, что ты в опасности, а она может помочь.
  - Как она узнала?..
  - О, это занятная история… Ты хорошо себя чувствуешь? Может, позвать врача? – И как она сразу не додумалась!
  - Не нужно, я в норме. Продолжай. – Брюнет определённо заинтересовался. Ха, то ли ещё будет!
  Эбби набрала побольше воздуха в лёгкие и выпалила пулемётной очередью:
  - Её зовут Роксана, она сказала, что она наша дочь. И нет оснований ей не верить, потому что она до жути похожа на меня, и у неё твоя группа крови, самая редкая, между прочим. По словам Роксаны, в прошлом ты умер от этих ран, точнее, от кровопотери, а она, Роксана, сейчас сделала всё, чтобы это изменить. И у неё получилось. Ну, ты понимаешь, что раз она всё равно родилась тогда, учитывая, то ты в тот раз умер, то она уже… В смысле, я уже… Короче говоря, Коннор Темпл, через восемь с половиной месяцев ты станешь папой. – Она полностью прикрыла один глаз и оставила лишь маленькую щёлку между веками второго.
  Первые три секунды Коннор выглядел так, словно его попросили как можно скорее умножить сто пятьдесят девять на три тысячи четыреста сорок семь, без калькулятора. Эбби подумалось, что парень сейчас упадёт не то что в обморок, а куда поглубже – в кому, например. А потом брюнет вдруг усмехнулся, улыбнулся, и сказал то, что Эбби меньше всего ожидала услышать при данных обстоятельствах.
  - Круто!
  - Круто? – Кажется, нашатырный спирт понадобится не Коннору, а ей. У блондинки округлились глаза, отвисла челюсть. – Ты хоть понял, что я тебе сказала?
  - Вроде бы, - кивнул Коннор. – У нас будет ребёнок, правильно? – Он внимательно посмотрел на коллегу.
  - Правильно! Не когда-нибудь там, в перспективе, а скоро! Относительно скоро. Всего через несколько месяцев!
  - Я так и понял.
  - Коннор!
  - Что?
  Эбби такого энтузиазма не ожидала.
  - Тебе совсем не страшно?
  - Ещё как страшно, - признал брюнет. – Но я ведь едва не умер, после такого начинаешь по-другому смотреть на вещи. Ребёнок – это, по-моему, здорово. А почему Роксана? Ты назвала нашу дочку в честь ящерицы???
  - Не знаю, - нервно усмехнулась Эбби. – Может быть. – Блондинка провела рукой по лбу.
  - Она всё ещё здесь?
  - Нет, Роксана вернулась в своё время. Но перед уходом она была в твоей палате. Просила передать, что любит тебя, что хочет увидеть тебя живым. Велела тебе себя беречь.
  Коннор некоторое время молчал. Что ни говорите, а для него всё это тоже было огромной новостью.  Наконец, молодой человек вскинул на собеседницу взор. У парня самого глаза были как у ребёнка. Большие, чистые и радостные, если не восторженные. Хотя и испуг в них присутствовал.
  - Какая она?
  Эбби усмехнулась и как-то неосознанно погладила Коннора по виску. Точнее, сначала погладила, а потом поняла, что сделала.
  - Гораздо больше похожая на тебя, чем может показаться с первого взгляда. – Девушка ощущала, как нервная дрожь постепенно спадает.
***

  На свете было только три человека, которым Джеймс Лестер никогда не мог отказать – его сын Патрик, его дочка Джейн и его жена Кристин. Это правило относительно последней имело небольшую поправку, а именно: Джеймс не умел отказывать жене, когда она была его женой, а не чиновником из сопредельного ведомства, строящим амбициозные козни.
  Они и познакомились-то благодаря работе, на которой довелось пару раз пересечься. Походили на свидания, повстречались с полгода, потом поняли, что всё серьёзно. «У меня большие карьерные планы, - заявил тогда Джеймс. – Мой дом должен быть тихой гаванью, куда я могу прийти и отдохнуть. Мне нужна спокойная, верная жена, которая не будет вмешиваться в мои рабочие дела». «Какое совпадение, - хмыкнула Кристин. – Мне нужен точно такой же муж». Они расстались. А через месяц Джеймс сделал ей предложение. Оба поняли, что единственный способ сохранить гармонию в семье – это, во-первых, никогда-никогда не разговаривать дома о работе, во-вторых, на этой самой работе быть друг другу совершенно чужими людьми; одним словом, ни в коем случае не смешивать одно с другим. На работе Кристин по-прежнему звалась «мисс Джонсон» и даже не надевала обручальное кольцо. Дома же она была совершенно другим человеком.
  Именно поэтому Лестер не мог сказать жене: «Дорогая, возможно, твоя работа приведёт  к тому, что меня разорвут живьём мои же сограждане, а человечество в итоге вымрет. Скажи, ведь это ваше министерство держит у себя Хищников?». Но он мог позвонить своего рода коллеге, которая тоже задержалась на трудовом фронте допоздна, и в сухих выражениях пересказать то, что считал нужным поведать. И добавить: «Надеюсь, это не ваше министерство всему виной?». У него ведь не было доказательств. И впрямь не факт, что за всем этим стоит именно Министерство Кристин, хотя, казалось бы, больше некому. «Спасибо, что предупредили, Лестер, - ответил ровный голос. – Мы не имеем к этому никакого отношения, но если бы и имели, то были бы весьма и весьма осторожны, после ваших слов многократно усилили охрану и приняли другие не менее эффективные меры безопасности. И ещё, я бы Вам посоветовала в названный день не появляться на работе». Кто-то мог бы расценить это, как признание, но Лестер понимал, что это может быть трюк, чтобы ввести его в заблуждение или просто позлить.
  Отключив телефон, Лестер пару раз крутанулся в кресле вокруг своей оси. Затем потёр глаза, посмотрел на электронные часы, сообщавшие о том, что уже скорее утро, чем ночь. Мужчина вздохнул.
  - Опять придётся спать на работе. А дети уже второй раз за месяц остаются на ночь с няней.
  И то ли ещё будет – впереди долгие месяцы сумасшедшей работы.
*** *** ***
http://uploads.ru/t/a/u/y/auylO.jpg
***
http://uploads.ru/t/t/m/T/tmTqX.jpg
*** *** ***

0

16

13. Никто не поможет

http://uploads.ru/t/o/w/b/owb8n.jpg

(Прошло два месяца)
  - Он где-то здесь, прибор не затихает. - Коннор пристально следил за мечущейся по экрану линией, отражающей уровень ультразвука. - Беккер, справа!
  Капитан метнулся в сторону, увлекая за собой и молодого ученого. Скрежещущий звук, отдаленно напоминающий треск, раздался в паре сантиметров от них, затем он вновь затих. Хищник затаился.
  - Где он?
  - Выжидает, - Коннор вновь уткнулся носом в дисплей, предоставляя Беккеру охранять их тылы, - подбирает себе жертву поаппетитней.
  Брюнет усмехнулся, не спуская пальца с курка, просматривая периметр комнаты в прицел ружья. Но даже с его отточенной на войне реакцией заметить движение этого существа не удавалось.
  - Все, он оживился! – Темпл с воплем вскинулся, сам не зная, что ему делать со считанной с прибора информацией и куда бежать.
  Жуткий скрежет раздался где-то в районе уха, когда младший брюнет ощутил, как ловкая подножка сбивает его с ног. Что-то острое сквозь плотную ткань куртки рассекло кожу предплечья, и он скорее понял, чем услышал, что по невидимой цели полетели пули, выпущенные Беккером. Мимо.
  - Беккер!
  Серая тень метнулась к их капитану, сшибая на своем пути металлический стеллаж, с которого во все стороны полетели белоснежные листы бумаги вперемешку с блестящими лампами. Как в замедленной съемке Темпл увидел, что военный, отчаянно сопротивляясь, оседает на пол под весом чего-то невидимого, а ружье, будто игрушечное, отлетает в сторону.
  – Беккер!
  Автоматная очередь перекрыла его крик, оглушая на мгновение. И грохот словно снял пелену с его глаз, проявляя черты Хищника, изрешеченного пулями от плечевого пояса к низу. Студент обернулся, успевая заметить, как Сара с перепачканным кровью лицом отшвыривает от себя столь непривычное оружие и бросается в сторону распростертого под тушей монстра брюнета.
  - Беккер!
  Девушка перемахнула через остов стеллажа и буквально рухнула на колени, подле кучи малы из тел, изо всех потянула Хищника на себя, совершенно позабыв удостовериться в том, что он мертв. Руки девушки тряслись от одной лишь мысли о том, что она могла зацепить и Беккера.
  - Коннор, помоги мне!
  - Да, да. - Парень и сам не плошал, поднимаясь с холодной поверхности, поскальзываясь на листах, но все же на всех четырех конечностях устремляясь к друзьям.
  Пачкаясь в липкой крови и раня руки осколками стекла, они все же стащили с брюнета страшно потяжелевшее после смерти тело Хищника. И вздрогнули, увидев аккуратное, круглое отверстие от пули. Оно, более темным, влажным по краям от крови, пятном выделялось на идеально черной поверхности куртки Беккера.
  - Беккер, ну же, дружище! – Темпл ухватил руку военного, отчаянно стараясь нащупать пульс.
  Какое глупое время, почему-то в такие моменты оно всегда тянется словно резиновое, замирая и заставляя сердце панически колотиться где-то в районе печени.
  - Хилари, - по перемазанным щекам египтолога покатились слезы, - только не смей умирать…
  Девушка приподняла голову капитана, бережно опуская её себе на колени, склоняясь вплотную к нему. Буквально вцепляясь руками в их смешавшиеся, разметавшиеся волосы цвета вороного крыла.
  - Ты подстрелила меня… И куда это годится? – Его губы скривились в усмешке, за которой слегка придавленный до того и оглушенный тушей капитан пытался скрыть неподобающее моменту веселье.
  - Есть, Сара! Пульс.
  Радостный крик Коннора смешался с тихими словами капитана, старавшегося не сильно морщиться от надоедливой боли в подреберье.
  - Привет, Коннор.
  Все трое расхохотались; и смеялись до тех пор, пока Беккер не начал давиться дробным кашлем.
  - Я и правда подстрелила тебя, прости, прости! - сетовала Сара, крепко прижимая любимого к себе.
  - Это ерунда, ты спасла всем нам жизнь.
  - Да, и мне ведь, кстати, тоже, спасибо, Сара!
  - Прекратите издеваться, - брюнетка нервно мотнула плечом, помогая Беккеру подняться в полусидящее положение, приобнимая со спины, - давайте лучше уйдем отсюда, пока не поздно. Аномалию мы закрыли, вырвавшуюся тварь обезвредили. Что еще нужно?
  - Вернуться в ЦИА живыми, - Темпл хмыкнул, - поспешим с этим.
***

  - И куда он там запропастился? - Беккер недовольно оглянулся на дверь, за которой скрылся гений-компьютерщик. - Если никто не против, то я бы предпочел уже сейчас на скорости миль сто в час мчаться по направлению к госпиталю, чтобы потом одна прекрасная девушка с шоколадными глазами сидела у моей постели ночи напролет.
  - Размечтался, - Сара рассмеялась, представив себе такую картинку, - думаешь, Лестер позволит нам залечивать раны так долго? Одна ночь, максимум!
  - Действительно, я все время забываю, какая у нас прекрасная, высокооплачиваемая и безопасная для жизни работа!
  - Которую мы все не променяли бы ни на что другое…
  - Ты портишь мне весь сарказм, ты в курсе, женщина? – Капитан шутливо нахмурил брови, затягивая девушку в свои объятия. - Хотя ты и права. Но я бы предпочел, чтобы на такие вот задания ты не ездила, а оставалась в Центре. В безопасности.
  - Сейчас нигде не безопасно. И, ты сам знаешь, что я на такое не пойду, особенно теперь, когда Эбби в положении и ей-то уж точно лучше не появляться на таких вот заданиях.
  Они стояли на одном из лестничных пролетов маяка, одного из многих в Уэльсе. На их несчастье аномалии с каждым днем плодились все активнее, расширяя зону своего возникновения. Винтовая лестница, спускающаяся вниз от главной башни, была настолько крутой, что даже в удобной обуви и при отличной физической подготовке было не столь уж просто взбираться по ней в верхнюю часть башни, а теперь раненному военному предстоял еще и нелегкий спуск. Единственным, что вносило в ситуацию приятные нотки, было присутствие Сары Пейдж в этом довольно-таки романтичном замкнутом пространстве рядом с ним. Внизу раздавался шум моря, исходящий от искристых соленых брызг, разбивающихся о камни; да свист ветра на продуваемом всеми сквозняками маяке.
  - По-моему, Коннор уже собрал оборудование и вот-вот появится тут. - Ученая слегка отстранилась. Она знала, что Беккер не сделает ничего, что не подобало бы моменту или позволило усомниться в его профессионализме, но вот сама она - другое дело…
  Словно эхом на её слова раздался крик студента. Отчаянный, яростный. И вторил этому крику до боли знакомый стрекот да грохот мебели.
  - Коннор!
  Они рванули вверх, несмотря на раны. Но сам ученый опередил их, словно черт из табакерки вылетая на верхний пролет.
  - Назад! Здесь еще один!
  Что-то мощное, стремительное толкнуло его в плечо, заставляя перелететь через хлипкие перильца. Темпл лишь каким-то чудом исхитрился вцепиться пальцами в их прутья в последнюю секунду.
  - Уходите оттуда! – что было сил прокричал он, закрепляясь в своем висячем положении и подтягиваясь вверх.
  Они не успели, и Сара вскрикнула, чувствуя, как мощная туша со всего маху врезается в неё, сбивая с ног, раздирая кожу на запястьях, как сама она отшатывается назад, сбивая Беккера. Как они втроем с безумной скоростью летят вниз по этим ступеням, пересчитывая их собственными телами. Воспоминания о подобном падении накрыли её с головой, нагоняя панику. Красные вспышки ярости, боли на черном фоне отчаянья. Не выплаканные ни перед кем слезы.
  - Беккер!
***

  Стоя за её спиной, он так и не понял толком, что произошло. Только то, что Хищник был не один. То, что они все в смертельной опасности опять.
  Он лишь ощутил, как её хрупкое тело врезается в него со страшной силой, лишая равновесия и опоры, как они словно кегли для боулинга катятся вниз по крутому спуску лестницы. Если они так долетят донизу, то… То лучше даже не представлять себе этого! Сара надрывно вскрикнула, даже не пытаясь защититься от падения или сгруппироваться, скатываясь вниз, рискуя каждую секунду свернуть себе шею.
  Брюнет усилием воли собрал всю свою мощь в один рывок, намереваясь, во что бы то ни стало, замедлить их с Сарой падение, пока тварь катится к низам маяка.
  Не понимая, где верх, где низ, он просто распрямился, как струна, надеясь, что длины его тела хватит, чтобы перекрыть весь лестничный пролет, а сил в мышцах - на то, чтобы удержать двойной вес.
  Рванулся. Зацепился за противоположные края, закрывая собой как перегородкой спуск, удерживаясь так на грани разрыва мышц. И сжал зубы, ощущая солоноватый привкус крови во рту, когда летящая Сара уткнулась в него.
  Сквозь гул крови в ушах он различил знакомый стрекот, надвигающийся на них.
  - Я уведу его! Не двигайтесь! Эй ты, образина, сюда-сюда!
  Коннор наверху отчаянно запрыгал, отвлекая внимание зверя на себя, замер, поняв, что ему это удалось. И со всех ног метнулся в комнату смотрителя, откуда столь стремительно вылетел минутой раньше. Хищник, разъяренный, увлеченный погоней больше, чем просто добычей пропитания, последовал за ним, игнорируя распростертую на ступенях пару.
***

  - Где он? Здесь?
  Все трое работников ЦИА помятыми скульптурами замерли посреди небольшой комнатки на верхушке маяка, беспрестанно оглядываясь по сторонам.
  - Нет. По-моему, он смылся через окно, - Темпл кивнул на остатки рамы, что остались взамен узорного витража, некогда украшавшего это большое отверстие для доступа света.
  - Вот уж не знаю, радоваться или огорчаться. – Сара, пользуясь временной передышкой, прислонилась спиной к стене, сжимая в ладонях пистолет и прикрывая на секунду глаза.
  - Нам нужно найти эту тварь. Коннор, ты успел все собрать?
  - Нет, и эта скотина раскокала мой прибор! Я готов убить её уже за одно только это!
  - Так, ясно. Коннор, собирай все это поживее, и уходим. Нужно вызвать подкрепление, одни мы не справляемся.
  Беккер прерывисто выдохнул, чувствуя, что голова начинает немного кружиться от кровопотери. Ничего, не привыкать. Капитан приблизился к своей девушке, упираясь руками в стену по обе стороны от неё и пристально вглядываясь в бледные черты.
  - Как ты? – спросил он Сару, пока студент-ученый был занят делом.
  - Отвратительно, - она приоткрыла глаза, и покачала головой, отчего темные локоны прикрыли лицо. Как-то горько и очень язвительно усмехнулась, продолжив чуть слышно: - Но не сравнить с тем, каково было, когда Бенджамин спустил меня с лестницы, узнав, что я жду ребенка.
  Она не хотела этого говорить. Не хотела даже вспоминать, но слова, отравленные болью, вырвались сами собой.
  Джеймс замер, ошарашенный новостью, физически почувствовав те страдания, что были вложены в этот тихий шепот. Чтобы тебя услышали, совсем не нужно кричать. Едва слышные, надрывные эмоции её слов оглушительным звоном заполнили комнату. Беккер не стать расспрашивать или проклинать мерзавца. Он просто знал, что однажды, очень-очень скоро, одним человеком на этой планете станет меньше. Он в этом ручается.
  Брюнет просто шагнул к ней еще ближе, сгребая в охапку и изо всех сил прижимая к себе. Сара сдавленно всхлипнула, вцепляясь зубами в собственные локоны, закинутые на плечо, и пряча накатившие слезы в складках одежды капитана.
  Кто-то смущенно кашлянул за спиной, переминаясь с ноги на ногу и поправляя шляпу.
  - Мы уже готовы, Коннор, - отозвался Беккер.- Ты можешь сказать то же о себе?
  - Ага.
  - Тогда идем. - Они оторвались друг от друга. - Давайте уже, наконец, покинем это гиблое место!
  - Постойте, там еще кусок прибора, - Сара невесело усмехнулась, смахивая капли со щеки, - не стоит оставлять улик.
***

  Если бы Беккер знал, что всего пара шагов может так радикально изменить жизнь, то он никогда не позволил бы ей отойти от себя дальше, чем на расстояние вытянутой руки.
  За поврежденным окном красовался туман над морской гладью; такой молочно-белый, что было невозможно рассмотреть ничего впереди, он наползал со всех сторон, словно саваном укутывая пространство. Это было сказочно красиво, и девушка не удержалась от того, чтобы хоть мгновение полюбоваться картиной, приблизившись к зияющему отверстию в стене.
***

  Тварь долго ждала, долго гонялась, давая разминку своему совершенно развитому телу, и теперь она по-настоящему проголодалась. Легкая добыча показалась совсем рядом, выглядывая из окна прямо под нею. Нужно было лишь оттолкнуться мощными ногами, да вовремя ухватиться за верхнюю балку окна, перемещая свой вес на жертву. Оттолкнулась, махнула вперед, подзуживаемая голодом. Не рассчитала. Малышка оказалась куда крепче, чем представлялось.
***

  Только-только отвернувшаяся от окна Сара не успела даже вскрикнуть, ощутив, как что-то налетает на неё со спины, вонзая острые клыки в плечо, оттягивая своим слишком большим весом назад. Ощутила, как горячая, липкая кровь стекает по ключице. Рванулась, силясь высвободиться от хватки и делая шаг назад, а не вперед. Почувствовала, как слишком низкий для её роста подоконник ударяет по ногам, вынуждая колени подогнуться; как ухнувшая со всех сторон бездна обнимает её тело своими ледяными ветряными порывами. Да тепло на секунду скользнувших по руке пальцев Беккера, пытающегося в неимоверной, тщетной попытке удержать её.
  Снежно белый саван тумана распахнулся, на мгновение, обдавая её миллиардом крохотных брызг, чтобы после скрыть в непроглядной черноте, приносящей облегчение и свободу от боли.
***

  - Сара…
  Что-то внутри треснуло, изломалось под странными углами, впиваясь в сердце, лишая его возможности биться дальше.
  Тонкая девичья фигура безумно долго летела с высоты башни, изгибаясь под теми же углами, что и осколки в его груди. В последний раз прикрывая роскошные глаза цвета горького шоколада.
  - Нам всё-таки удалось это...
  - Удалось что? – Коннор безжизненными глазами смотрел вниз, на острые камни, едва прорисовывающиеся темнотой сквозь белые просторы. Он помнил, каковы они вблизи. Там нет возможности выжить.
  - Мы изменили будущее Роксаны.
  Это был голос не живого человека - какой-то механической куклы, что сейчас сползала по стене, оставляя за собой кровавые разводы.
***

  Такое ощущение, что во рту просто нет места от противного солёного привкуса крови и морской воды (интересно, чего больше?..). А снаружи тело терзает мокрый, липкий холод.
  Сара кое-как открыла глаза, но не увидела ничего, кроме сплошной тёмно-серой пелены. Море было чёрно-серым, небо было чёрно-серым, камни под ней были чёрно-серыми, что-то большое и ещё живое рядом тоже было чёрно-серым.
  …Хищники – великолепные убийцы, почти идеальные. Почти. Летать они не умеют, и этот пункт можно смело занести в список их биологических недостатков. Когда Сара в обнимку с тварью полетела вниз, тварь ничего поделать не могла. Девушке повезло – именно Хищник со всего размаху хлопнулся позвоночником о камни, а она оказалась сверху. Потом оба скатились в воду. И было бы ложью - сказать, что девушка не пострадала. Пострадала, ещё как. Кажется, рука была сломана, да и рёбра вызывали серьёзное опасение. Но, по крайней мере, спина цела. Твари повезло меньше – даже в полутьме едва наступающего рассвета можно было разглядеть, что на спине Хищника не осталось ни одного живого места. Он не мог двигаться, только подёргивал лапами и то ли рычал, то ли стрекотал – совсем негромко.
Получается, они какое-то время дрейфовали вместе.. Да, теперь Сара вспомнила, что сама вцепилась в обездвиженного зверя, используя его как надувной матрац, или как плавучий буёк. Сама девушка держаться над водой большую часть времени бы точно не смогла. А тело Хищника, как выяснилось, обладало неплохой плавучестью, даже в полумёртвом состоянии.
  Сара потеряла сознание во время падения, но не отключилась полностью. Какая-то доля разума бодрствовала, заставляя девушку держаться за тварь, подниматься выше, когда вода начинала попадать в рот и нос, периодически отплевываться.
  Теперь разум более-менее прояснился. Интересно, как далеко её унесло от маяка? Течение в этих местах сильное.
  Пейдж поняла, что ноги её по-прежнему в воде, а руками она держится за камни, возвышающиеся над поверхностью недалеко от берега. Тварь тоже пыталась цепляться. Тварь хрипела. Тварь тяжёло и быстро дышала. Тварь, даже сейчас, на последнем издыхании, делала попытки укусить жертву – челюсти животного подёргивались.
  Египтолог, превозмогая страшную боль во всём теле, особенно в руке, попробовала подтянуться выше. Но камень под её ладонью оказался слишком маленьким – лишь обломком, видимо, недавно отколовшимся от основного валуна. Девушка соскользнула ниже. Тварь заурчала.
  Камень по-прежнему оставался в руке Пейдж, и учёная поняла, что должна им воспользоваться. Это будет даже гуманно… в каком-то смысле; хотя гуманизм, если честно, был далеко не главной причиной.
  Удар. Хрип, шипение. И жалкое подобие попыток то ли увернуться, то ли сделать ответный выпад. Ещё удар. Хлюп. Всё. Только шум моря.
  Застонав от боли и тяжести усилий, девушка всё-таки сумела стащить тушу с камней и сбросить в воду. Правда, сама тоже оказалась в воде, но, собрав остатки сил, обогнула каменную гряду.
  На берег Пейдж буквально выползла на карачках.
***

  Сквозь красную мглу прорывались два голоса. Один мужской, второй женский; похоже, оба принадлежали людям раннего пожилого возраста.
  - Может, стоит вызвать полицию? – сомневалась женщина.
  - А если она из этих, нелегальных эмигрантов? – отвечал мужчина с жалостью. – Я слышал, они иногда добираются морем. В соседней деревне в прошлом году поймали нескольких таких и возвратили на родину, а там их расстреляли. Посмотри, её внешность похожа на восточную. Вдруг бедняжку возьмут и отправят в одну из этих ужасных стран, где женщин забивают камнями и вообще людей убивают почём зря? – Видимо, у этого человека было доброе сердце и весьма упрощённое понятие о политике чужих стран.
  - Но ей нужна медицинская помощь.
  - Милая, ты забыла, что я врач?
  - Я помню, дорогой, но здесь всё, кажется, серьёзно. Как же её побило о камни… Наверняка потребуется специальное оборудование.
  - Всё не так страшно, как выглядит. Но если её состояние ухудшится, мы, разумеется, вызовём врачей из города. А пока пусть побудет здесь.
  Только тут Сара осознала, что лежит уже не на песке, а на чём-то сухом и мягком, весьма возможно, что на постели. Но сделать что-то большее, чем просто подумать, Пейдж не могла, она была слишком слаба, к тому же, собственное сознание то и дело ускользало от неё.
***

  На миг всеобщая суета остановилась, замерла, умерла – едва в дверях главного зала ЦИА появились Беккер и Коннор. Это было на следующий день, почти вечер, после того, как Сара… пропала. Все уже знали о случившемся. Каждый старался не смотреть на только что прибывших брюнетов, но в итоге пялился прямиком на них. Коннор выглядел худо-бедно, но нормально. А вот на Беккера было жутко смотреть. Не только из-за повязки на плече, отметинах на шее и испещрённого глубокими царапинами лица. Почему-то у всех создавалось впечатление, что это идёт, чуть прихрамывая, не настоящий человек, а пустая оболочка.
  Миновав несколько проходов, Беккер и Темпл оказались в секторе, отведённом для группы Каттера. Там же находился и Лестер. Даже начальник не знал, что сказать.  Клаудия-Дженни, Ник, Стивен, Эбби – все были потерянными, какими-то… очень тихими, как будто примятыми. Даже Хелен смотрелась не столь самодовольной и нахальной, как обычно. Глаза пиарщицы были красными от недавних слёз, да и блондинка явно только что плакала.
  Именно Эбби отмерла первой. Подбежала к Коннору и обняла его. Логичнее, наверное, было бы обнять солдата, ему ведь хуже, но было ясно, что сейчас он такого проявления дружбы не оценит.
  - Капитан Беккер, как Ваше самочувствие? – Нужно было что-то сказать, а этот вопрос был первым, что пришло на ум Лестеру.
  - Удовлетворительно, сэр. – Совершенно пустой голос. Нет, не голос, а эхо.
  - Вам не следовало уходить из местной больницы так рано, я знаю, что врачи были против…
  - Я в полном порядке. – Беккер обвёл всех взглядом. – Если никто не возражает, я пойду заниматься своими делами.
  Поскольку никто не возразил, солдат развернулся и ушёл. Все проводили его долгими, болезненными взглядами.
  - Как он? – тихо спросила Эбби у оставшегося брюнета.
  Коннор ничуть не оптимистично покачал головой.
  - Неважно. Когда это случилось, мне показалось, что он готов расхохотаться. Знаете, бывает такой истерический смех. Потом он, как одержимый, рвался принимать участие в поисках, три врача еле-еле уложили его на носилки, и то только потому, что он потерял много крови. Беккер собирался остаться в Уэльсе, но мне, уж не знаю как, удалось убедить его вернуться сюда. Там бы он только сводил с ума спасателей и заодно себя. Он каждые полчаса созванивается с командиром тамошней спасательной службы, но пока никаких результатов. Хуже всего, что Беккер и сам понимает, что… - Он подумал, стоит ли договаривать фразу, но потом решил, что кривить душой незачем. - …Шансы на то, что Сара жива, практически равны нулю.
  При этих словах Браун-Льюис всхлипнула и прижалась к профессору, ласково обнявшему её. У Ника и самого на глаза навернулись слёзы.
  - Мы ещё никого не хороним! – громко напомнил Лестер, не то сотрудникам, не то самому себе. – Поиски те… Поиски доктора Пейдж продолжаются, не забывайте!
***

  Сотрудники быстро разошлись кто куда. Лестер вернулся на своё рабочее место. Хелен со Стивеном уехали к очередной аномалии. Ник куда-то увёл пиарщицу, возможно, попробует успокоить её за чашкой кофе, а может, каждый из них направится по своим делам. Остались только Эбби и Коннор.
  - Я рада, что ты цел. – Эбби нежно провела ладонью по исцарапанной щеке брюнета. – Относительно.
  Коннор коснулся губами её пальцев и улыбнулся. Девушка тоже улыбнулась, встала к парню вплотную…
  …Когда Коннор вернулся домой из больницы, первое, что он сделал, перешагнув через порог, это поцеловал свою очаровательную соседку. Поцеловал прямо в губы, по-настоящему. А ещё обнял – и крепко, и осторожно. Эбби тогда вдруг поняла, что совершенно не возражает против такого поворота событий. В общем, теперь этих двоих можно было считать полноценной парой. И даже немножко больше, чем парой.
  - А как ты? – спросил Коннор, после того, как их нынешний поцелуй закончился.
  Эбби чуть поморщилась.
  - Не считая того, что все постоянно норовят потрогать мой живот, нормально. – Сама по себе фраза была несерьёзной, но до веселой не дотягивала километров сто.
  Темпл дотронулся до подбородка девушки, провёл пальцами по шее, вложив в этот простой успокаивающий жест всю свою ласку. Эбби чуть наклонилась, Коннор тоже наклонился, они соприкоснулись лбами. И стояли так какое-то время.
  - Будь осторожен. Всегда, - прошептала Эбби.
  - Буду. И ты тоже.
***

  Черная тень безмолвно следовала за ученым по темным переулкам Лондона, пропитанным влажным предутренним туманом. Они миновали уже не первый квартал в этой незамеченной погоне, тяжесть оружия в кармане приятно грела душу и холодила кожу. Но он знал, что не воспользуется им. Не так. Этот человек должен исчезнуть с лица земли, заплатив за все то, что по его вине пришлось испытать Саре. И капитан будет наблюдать за каждым моментом его агонии. Только представляя, как шея этого мерзавца хрустит у него в ладонях, брюнет чувствовал себя хоть отчасти живым. В его существовании не осталось больше ничего, кроме пустоты.
  Беккер лопатками оттолкнулся от серой стены, что до этого маскировала его присутствие, скрывая в своей тени. Сделал шаг на освещенный фонарями пятачок, намереваясь окликнуть египтолога, когда чья-то некрупная фигура с силой оттолкнула его назад в укрытие. Столкновение с шероховатой поверхностью резкой болью отозвалось в едва затянувшихся ранах.
  - Беккер, нет.
  - Дженни?
  Шатенка смотрела на него огромными глазами, в которых блики слёз смешивались с различными оттенками коричневого. Браун*, да, ей действительно подходит это имя… Он попытался отодвинуть её со своего пути, просто оттолкнуть; оторваться от глубин этих глаз, словно видящих насквозь и настолько похожих на еще одни родные глаза. Но девушка, хрупкая и невысокая, невесомая по сравнению с ним, оказалась гораздо сильнее, чем он ожидал. Она изо всех сил «вдавливала» брюнета в бетонную стену.
[* Англ. «Brown» - карий, коричневый; прим. авт.]
  - Откуда ты здесь взялась? – Первые нотки эмоциональности прорезались в его голосе. И пусть это лишь раздражение, это уже огромный шаг вперед.
  - Я следила за тобой. Коннор обмолвился о вашем падении с лестницы… о том, что там произошло… как Сара рассказала… - Она умолкла, отчаянно ища правильные слова. - Ты не должен этого делать.
  - Назови мне хоть одну причину - почему нет? - И вновь безликий механический тон и взгляд, устремленный за её спину, зацепившийся за неподвижную фигуру на той стороне улицы.
  - Потому что этим ты не вернешь её. Если Сара, если она … умерла, то это не будет тем поступком, который ты должен совершить. Он лишь слизняк, отвратительный, ничтожный. И ты омрачишь память о ней, если раздавишь его своими руками. Мы уничтожим его иначе.
  - Она не мертва.
  Просто, тихо, сквозь зубы. Так, что ей захотелось завыть.
  - Я тоже не хочу верить в это.
  Он опустил на неё взгляд, в котором промелькнул слабый оттенок той боли, что испытывал мужчина. На секунду перед глазами девушки предстала картина: Беккер, их идеальный Беккер, с разбитыми в кровь руками и безумным взглядом, что есть мочи, крушит кирпичи безразличных стен. Наотмашь раздавая удары, не замечая ни своих слез, ни бурых пятен, перепачкавших все вокруг.
  Клаудия-Дженни прикрыла глаза, чувствуя, как почва уходит из-под ног.
  - Она собиралась сказать, что любит тебя.
  Он лишь сильнее сжал зубы, так, что они заскрипели, и резко отвернулся к стене. Уперся в её шершавую поверхность лбом, прерывисто и часто задышал. Мужчины не плачут.
  - Я должен убить его.
  - Кому? Если сейчас ты и должен что-то Саре, так это надеяться. Если она жива и борется сейчас за свою жизнь, то к кому она пойдет, когда наберется сил, если ты будешь сидеть в тюрьме? Кто защитит её, как обещал? Ты должен верить. Мы уничтожим его вместе. И когда… когда она вернется, -  Господи, как же ей самой хотелось верить в эти отдающие сказочностью слова! - …Тогда ты сможешь покончить с ним любым известным тебе способом.
  Беккер повернулся, свободный от захвата тонких рук, обошел её, сверля мрачным взглядом. Не убежденный, не согласный. Но понимающий, что сейчас у него нет шансов против неё. Что ж, пусть так.
  Поддавшись какому-то внутреннему порыву, девушка сделала шаг вперед, крепко обнимая капитана, передавая ему свое тепло и поддержку. Он стоял как каменный, не одну секунду, прежде чем сильная рука, едва касаясь, скользнула по её спине, замирая на уровне лопаток.
- Спасибо.
  Она молча кивнула, прикрывая глаза, и мельком отмечая, что напротив изящной фигуры ученого примостилась и до боли знакомая, суетливая фигура Майка.
  Что они делают здесь, вдвоем?! Что их связывает? Только этого ей и не хватало.
  - Идём, Клаудия-Дженни, нам нужно возвращаться в ЦИА. Рабочий день начнется через пару часов. Мне нужно еще раз позвонить спасателям до этого.
  Пока есть шанс, он будет бороться, так, как умеет. А после жизнь покажет, кому решать, как кому жить и умирать….
***

  Тыщ-тыщ-тыщ.
  Громкий дробный стук в дверь раздался вновь, и на этот раз профессор, увлеченный развешиванием на импровизированной доске каких-то распечаток, обратил на него внимание.
  - Сейчас! Я иду.
  Мельком глянул на электронные часы, покоившиеся на письменном столе - 22:00. Это вряд ли аномалия, для сообщения о них всегда есть сотовая связь, заметно ускоряющая момент сбора всей команды. Все нормальные люди в это время уже готовятся ко сну; его бывшая супруга, скорее всего, сидит за расчетами, перепроверяя его результаты; больше нагрянуть некому.
  Именно по этой причине Ник заволновался еще больше, когда увидел стоящую на пороге девушку, облаченную в костюм черного цвета.
  - Клаудия? – Дверь моментально распахнулась, а сам Каттер сделал шаг в сторону, давая гостье дорогу. - Входи. Что-то случилось? Аномалия? Новости о Саре?..
  - Нет, - девушка печально покачала головой, чуть внимательнее присматриваясь к блондину и делая шаг в незнакомое для неё помещение, - к сожалению.
  - Тогда, тогда что? Ты в порядке?
  - Нормально, - хоть раз в жизни его неуместный вопрос пришелся кстати, - я просто… пришла. Можно?
  - Конечно. - Он суетливым движением ноги запихнул бутерброд недельной давности под тумбочку, изящно маскируя следы его присутствия тапочкой.
  - Дом холостяка, какая прелесть, - шатенка непроизвольно рассмеялась, хотя и смех её отдавал горечью. Клаудия-Дженни протянула к нему руку, мимолетной лаской ероша волосы. - Ты постригся? Сам?
  Вот что изменилось. На родину вернулись его короткие вихры, задорно торчащие во все стороны, и легким ирокезом поднимающиеся вверх на макушке.
  - Да. Так привычней и удобнее.
***

  Его гостиная была такой, как она и представляла. Уж скорее кабинет, а не гостиная. Хотя сама по себе комната была довольно просторной, уютной, со вкусом обставленной, явно чувствовалась рука Хелен. Но завал бумаг, буквально грудами скопившихся на всех имеющихся поверхностях, красноречиво говорил о том, что сюда давно не ступала нога женщины, позволяя профессору не отрываться от своих исследований, ни днём, ни ночью.
  - Ты хоть иногда даешь себе отдых? – поинтересовалась шатенка, пока хозяин дома освобождал от распечаток кресло и журнальный столик.
  - Нет, это слишком большая роскошь, после того, что случилось с Сарой. Будущее слишком непредсказуемо, все может измениться в один момент. На отдых будет время и после.
  - Ник, - она хотела возмутиться, отругать его, хотя внутренне и была согласна с этими доводами. Не стала, не смогла. Больше всего хотелось просто прижаться к нему и никуда не отпускать. Защитить. - Ты хотя бы ел?
  - Да, днем, вместе с тобой, - он повел плечом, не придавая этому значения. Подошел вплотную к ней, пристально вглядываясь в карие глаза, слегка потухшие от частых за последнее время слёз. Нежно коснулся рукой щеки, глядя, как девушка прикрывает глаза, растворяясь в его прикосновении на мгновение. - Всё будет хорошо.
  - Правда?
  - Я обещаю.
  Мужчина притянул Клаудию-Дженни к себе, успокаивающе обнимая, гладя по непослушным каштановым локонам. Так хотелось верить в это.
  - Сару так и не нашли. Её… тела нет нигде. А ведь Роксана говорила, что они с Беккером вырастят её.
  Клаудия прикрыла глаза, вспоминая, как еще недавно они беззаботно болтали с египтологом. А теперь её больше нет. Совсем нет.
  - Течение у берега в этом месте довольно сильное, её могло просто унести им, или Хищник не погиб во время падения, учитывая потрясающую живучесть этих тварей…
  Шатенка вздрогнула и непроизвольно открыла глаза, упираясь взглядом в небольшую щель двери, ведущей в соседнюю комнату, что попалась ей на глаза.
  Он осекся, понимая, что несет. Вот идиот! Его будущая жена и так напугана и угнетена трагическими событиями последних дней, а он... Но профессор просто не мог выбросить это из головы, ему тоже не хотелось так просто взять и поверить, что его помощницы, его друга больше нет рядом. И он ничего не может с этим поделать.
  - Прости, я не это хотел сказать.
  - Ник.
  - Да?
  - Что это?
  Пиарщица выскользнула из его рук, уверенно шагнув в направлении кабинета и до конца распахивая приоткрытую дверь.
***

  - Ты сошел с ума… Сколько ночей ты на это убил?
  Браун-Льюис с изумлением проводила взглядом по газетным статьям, выдержкам из блогов в интернете, случайным снимкам случайных прохожих.
  Быть не может. Аномалии, мамонт, расплывчатое, но все-таки фото динозавра. Все, все до малейшего упоминания, до строчки было собрано здесь.
  - Но ведь это же моя работа…. Господи, Каттер, ты?!...
  - Я больше не потеряю тебя.
  - Так я права, ты готовился к …
  - Шестнадцатое сентября две тысячи двенадцатого года. Я помню наизусть.
  Она, наконец, оторвала взгляд от импровизированного стенда, устремляя взор к профессору. В ярких голубых глазах, обычно светящихся буйностью Тихого океана и энтузиазмом, была печаль. Печаль и решимость. Господи, он ведь на самом деле готов сделать все, все, что только возможно и невозможно, чтобы предотвратить её гибель. Снова.
  - Ник…
  Ей не пришлось договаривать. Горячие руки мужчины обхватили её талию, привлекая к себе, одновременно с губами, накрывающими её дрожащие губы. Срывая с них прерывистое дыхание, заставляя приоткрыться под его напором, отвечая на поцелуй. И еще один, ещё… пока она не утонула в череде безумно волнующих прикосновений, забывая обо всем вокруг. Её траурный пиджак как-то незаметно скользнул вниз, на пушистый ковер у их ног. Следом упала и его рубашка, отброшенная за абсолютной ненадобностью в данный момент. Тонкие пальцы её руки переплелись с его, с силой сжимаясь, словно стараясь удержать это мгновение, еще полнее ощутить обоюдную близость не только тел.

http://uploads.ru/i/r/W/f/rWf3L.jpg

***

  Они целовались как в первый раз, с изумлением открывая что-то новое друг в друге, теряясь в ласке переплетенных тел, скользящих по обнаженной коже рук.
  Уютно огражденные от жестокого вторжения окружающей среды плотным пушистым ковром, огромным полотном накрывавшим все паркетное пространство кабинета. Целовались под кадрами, с тягостным равнодушием смотрящими со стены. И слогами, что, возможно, однажды, приведут её к смерти…. Отдаваясь этому моменту и понимая, что другого у них просто может не быть. Что пришло время жить только сегодняшним днём.
  Его сильная рука заскользила по её ноге, щекоча тонкую кожу от лодыжки до бедра, на котором и замерла, по-хозяйски устроившись на плавном изгибе.
  Его губы на её губах, на её щеках, скользящие по нежной коже от виска к уголку глаз и вновь возвращающиеся к её рту, приникая к нему в жадной ласке. Пора было сказать то, что все и так давно знали, но лишь они так и не успели озвучить друг другу.
  - Я люблю тебя, Клаудия Браун.
  - Всегда Клаудия, - она блаженно рассмеялась, проводя пальцами по его губам, тихонько целующим их, - мне нравится.
  - Только так, с первой встречи. Ты приручила безумного гения, мисс Браун из Министерства внутренних дел и пиарщица ЦИА по совместительству.
  - Я тоже люблю тебя, Ник Каттер.
  Она бы добавила – обе части меня, если б не знала, что этого даже не нужно упоминать, что он легко читает это у неё на лице. Девушка просто подалась вперед, возобновляя прерванное касание, чувствуя тепло его кожи даже сквозь ткань оставшейся одежды, постепенно отправляющейся вслед за рубашкой и пиджаком.
***

  Сколько времени она уговаривала себя открыть глаза? Ей казалось, что всего несколько минут. Максимум, час.
  - Виктор, она проснулась! – заголосила приятного вида дама в простеньком синем платье, сидевшая возле постели Пейдж. – Как Вы себя чувствуете, милочка?
  Окончательно разлепив веки, Сара раз пять моргнула. Голосовые связки поначалу не желали слушаться, поэтому ответить удалось только с третьей попытки, да и то негромко:
  - Бывало и лучше. – Она огляделась кругом, попутно ощущая тугую перевязку на рёбрах и руке. – Где я?
  - Считайте, что у друзей, - объявил вошедший в комнату мужчина с интеллигентной бородкой. На нём как будто было написано «Сельский врач». Добродушный-добродушный.
  - Вы подобрали меня на берегу? – Девушка щурилась от яркого дневного света.
  - Да.
  - Спасибо. – Она действительно была благодарная всей душой.
  - Что с Вами случилось? Пытались доплыть до берега и наткнулись на камни?
  - Что-то вроде того… Как долго я здесь?
  - Почти три дня.
  - Три дня?!
  - Вы очень хорошо говорите по-английски, - Виктор сделал не совсем своевременный и уместный комплимент.
  И всё же Пейдж поняла, к чему он. Её пару раз уже принимали за иммигрантку.
  - Спасибо. На самом деле, в этом нет ничего удивительного, ведь английский – мой родной язык. – Сара продолжала оглядывать маленькую, чистую и аккуратную комнату. – Никто не приходил за мной?
  - Вас разыскивают власти?
  Сара моргнула.
  - Можно и так сказать. Я сама – правительственный работник, коллеги должны были меня искать.
  До Виктора, наконец-то, дошло, что они с женой приютили в доме вовсе даже не политическую беженку. Жена одарила мужа сверлящим взглядом.
  - Так Вы – англичанка? – на всякий случай уточнил врач.
  - Да… - Саре пришлось зажмуриться, чтобы снова не отключиться. Несколько секунд она молчала. – Пожалуйста, позвоните… позвоните моим друзьям... Моему другу… Я продиктую номер.
***

  Он сидел за рабочим столом Каттера, методично собирая и разбирая разложенное на столе оружие. Молча, сосредоточенно, как робот. Его работа - сохранить жизнь и здоровье всем этим людям, это его долг, которым он пренебрег. Он должен довести свою реакцию до совершенства, привести в порядок все оружие и раздать его членам команды. Раздобыть пару-тройку бронежилетов. И, наконец-то, четко разграничить вертикаль власти. Если ученые так и будут метаться по месту происшествия, как им вздумается, то без еще больших жертв не обойтись.
  Беккер до щелчка передернул затвор пистолета, отложил оружие в сторону, поглядывая на часы.
  Полдень. И тишина. Нет, определенно, с этими часами что-то не так. Спасатели ведь обещали отзвониться ему сразу же, как только найдут что-то, и до сих пор тишина. Сара... её не могло настолько далеко отнести водой. Желудок срезало резкой болью, на которую капитан никак не среагировал. Его организм не получал пищи с того момента, как они в последний раз перекусывали с Сарой и Коннором, если, конечно, не считать введенных медиками растворов да кофе.
  Телефон в его кармане завибрировал, заставляя брюнета хоть немного оживиться.
  - Слушаю.
  - Простите за беспокойство, молодой человек, мне нужен капитан Хилари Беккер. Это ведь его номер?.. Или её?.. - Кто-то на той стороне провода смущенно кашлянул, поставленный в тупик именем военного.
  - Да, я вас слушаю.
  - Дело в том, что мы живем в Уэльсе, и пару дней назад мы подобрали девушку на берегу моря...
  Брюнет почувствовал, как напряглась каждая жилка в его теле.
  - Сара жива?!
  - Да, все в порядке. Она несколько дней не приходила в себя, но сейчас уже идет на поправку. И попросила, чтобы мы позвонили Вам...
***

  Хелен с трудом увернулась от урагана по фамилии Беккер, что с лихорадочным блеском в глазах промчался мимо неё на бешеной скорости, подхватил на руки Эбби, попутно раскручивая и водружая на место, чтобы затем, все тем же галопом, проследовать к выходу из Центра.
  - Последняя стадия психоза и самобичевания? - Шатенка выгнула бровь, между делом отмечая, что её бывший муж, до неприличия счастливый и стриженный, появляется в здании в обнимку с Браун. С не переодевшейся и не накрасившейся Браун. Это наталкивало на определенные выводы.
  - Нет. Сара нашлась.
  Честное слово, блондинка, стоявшая подле ученой, была готова расплакаться, то ли от счастья, то ли от умиления, то ли гормоны-проказники принялись за свое черное дело.
***

  Машина на приличной скорости мчалась по магистрали, управляемая твердой рукой капитана. Если бы не правительственные номера автомобиля, то брюнет бы уже не раз был остановлен полицейскими, которые с зубным скрежетом пропускали злостного уполномоченного нарушителя спокойствия. Девушка, уютно устроенная на переднем сидении и укутанная в плед, заботливо отданный её спасителями, мирно дремала. Время от времени улыбаясь чему-то во сне.
  Беккер осторожно повернул голову, на секунду отрывая взгляд от дорожного полотна, его ладонь переместилась с рычага переключения скоростей и коснулась поврежденной руки Сары, покоившейся поверх толстой ткани и ремня безопасности.
  Теплая, живая.
  Он улыбнулся, слегка погладив её запястье, и вернул всё свое внимание к автомобилю. Не хватало теперь ещё попасть в аварию. Перед глазами мелькали небольшие дома, примостившиеся среди зеленеющих просторов, да редкие встречные автомобили; так же, как мелькали воспоминания у него в голове.
***

  - Она здесь? – Беккер суматошным ураганом ворвался в дом пожилой четы, напрочь позабыв обо всех правилах приличия. - Сара?
  - Да. Вы, думается мне, и есть капитан Беккер? Проходите вот в эту комнату.
  - Спасибо! – Он откликнулся уже на автопилоте, каждой клеточкой устремляясь в указанном направлении.
  Виктор же лишь добродушно усмехнулся, слегка покачивая головой. Любовь. Это за километр видно.
  - Сара… - Ьрюнет и сам не понял, в какой момент перешел на шепот, приземляясь на колени подле кровати с девушкой.
  Он не мог просто довериться своим глазам, со страхом касаясь руки ученой, раскинувшейся на кровати. Исцарапанная, со следами ударов об острые камни, с болезненной бледностью и темными кругами под глазами, она, тем не менее, была умиротворенной, убаюканная усталостью и дозой лекарственных препаратов. Теплая, живая…
  Живая!
  - Сара, - Беккер, едва касаясь, провел тыльной стороной ладони по её щеке, - просыпайся, любимая.
  Черные ресницы чуть дрогнули, силясь приподняться, девушка поморщилась. Тяжело вздохнула, словно готовя себя к очередной встрече с миром бодрствующих, и открыла черные из-за расширенных зрачков глаза.
  - Хилари? – Когда её взгляд смог сфокусироваться на лице мужчины подле неё, тень улыбки пробежала по лицу ученой. - Долго же ты мчался… Я так тебе рада. Очень.
  Она трогательно улыбнулась, накрывая его руку на своей щеке, чуть сжимая её и вновь устало прикрывая глаза. Слишком тяжелые, свинцовые веки… нужно просто еще чуть-чуть подержать их прикрытыми, буквально секундочку.
  - Что с ней?
  - Просто действие лекарств, все так, как и должно быть. Она проспит еще не менее восьми часов, но это только на пользу организму. Я врач.
  Виктор с супругой возвышались у двери в комнату, с умилением наблюдая за молодой парой.
  - Я понял. Спасибо вам, - капитан поднялся, размашистыми шагами двинувшись в сторону пожилого мужчины; и крепко пожимая тому руку, - вы даже не представляете, какое огромное.
  - Не за что, молодой человек, – супруга Виктора снисходительно усмехнулась, - мой муж просто не мог поступить иначе. А вы и правда правительственные агенты?
  Наверное, им стоило быть более подозрительными и не пускать в свой дом абы кого, но, отчего-то, этот обаятельный военный и его бедная девушка, чудесно спасенная ими, совершенно не вызывали в них беспокойства или недоверия.
  - Да. Сотрудники одного из военных ведомств. Сара... она сорвалась с обрыва во время одной из сложных тренировок, мы с ума сходили, ища её.
  - Понимаю. Особенно Вы. - На этот раз понимающие и лукавые улыбки скользнули по лицам обоих супругов. - Она Ваша девушка?
  - Невеста.
***

  Серьёзно, это уже становится невыносимым! Все так и лезут погладить её по животу, а ведь настоящего живота-то ещё и нет, она лишь на третьем месяце! Те, кто уже знает о её положении, умилённо сюсюкают, те, кто только-только узнаёт, удивляются, а потом умилённо сюсюкают. Даже Лестер периодически проявляет признаки умиления. Вдобавок, непосвящённые постоянно интересовались, знают ли будущие родители пол ребёнка и выбрали ли уже имя. Не тошнит ли Эбби по утрам? Не кружится ли голова? Не тянет ли на солёное? И самые шикарные вопросы: «А кто отец?» и «О, а вы с Коннором уже женаты?». Что за идиотизм?! Эбби всегда полагала, что истинные англичане – более сдержанные люди. Ещё немного, и она кого-нибудь растерзает!
  Мэйтлэнд понимала, что есть один-единственный человек, который стопроцентно не станет впадать в приторно-сладкий восторг по поводу её положения. Укрытие, пусть и временное, было лишь одно.
  Брови Хелен удивлённо приподнялись, когда в её лабораторию влетела блондинка и, прижавшись спиной к только что закрытой двери, выдохнула:
  - Можно я побуду здесь немного?
  - За тобой гонятся голодные динозавры? – спокойно поинтересовалась Хелен, возвращаясь к работе.
  - Хуже, - усмехнулась Мэйтлэнд. – Люди, которые без конца умиляются и постоянно тянут руки к моему животу!
  - Действительно ужас. - Каттер хмыкнула и широким, хотя и кратким, жестом обвела лабораторию. – Располагайся в моей крепости, абсолютное большинство сотрудников не заходят сюда без крайней необходимости. Сама понимаешь, особенной популярностью я не пользуюсь.
  Эбби внимательно осмотрелась и уточнила:
  - Здесь ведь нет ничего опасного для жизни и здоровья?
  - Нет. Кроме меня, ничего.
  Внимание блондинки привлекла бутылка шампанского на столе, никак не вписывающаяся в общую обстановку сдержанного трудового беспорядка.
  - Собираешься что-то праздновать?
  Хелен оторвалась от расчётов, чтоб понять, куда смотрит собеседница.
  - Ах, это. Да, мы с Ником купили её пару дней назад, в честь нашего официального развода; наконец-то удалось утрясти все бюрократические формальности. Но потом этот случай с Сарой – стало не до празднования. Я бы предложила выпить тебе, но ведь ты откажешься.
  Эбби была благодарно за то, что шатенка сказала: «ты откажешься», а не «тебе нельзя», потому что девушку уже вконец забомбардировали советами о том, что ей можно, а чего нельзя.
  - Но где-то здесь есть фрукты и, по-моему, даже плитка шоколада, - продолжила Хелен. Легко улыбнулась. – Стивен периодически меня подкармливает.
  - Шоколад? – Глаза Эбби загорелись. – Белый?
  - Горький.
  - Сойдёт, - поразмыслив пару секунд, махнула рукой блондинка.
  Если бы три месяца назад кто-то сказал Эбби, что она будет на пару с Хелен Каттер мирно приканчивать шоколадку, девушка ни за что бы не поверила. А вот поди же ты…
  - Так ты теперь не Каттер? Вернула девичью фамилию?
  - Нет, оставила фамилию Ника. Я к ней уже привыкла, заработала для неё определённую репутацию. И потом, Хелен Уилсон, по-моему, звучит не так внушительно.
***

  Сара вздохнула, постепенно пробуждаясь от глубокого сна и приоткрывая глаза. Белоснежный потолок, откуда? Да еще и с непонятным геометрическим узором, затягивающим словно лабиринт, заставляя взгляд скользить по изломанным линиям, ища выход или разрыв, которого не наблюдалось. Уже через какое-то время девушка поймала себя на том, что увлеченно разглядывает это художественное творение, тогда как чья-то теплая рука нежно перебирает её спутавшиеся волосы, пропуская их между пальцами. Ласково, ненастойчиво, чуть отрешенно. Да и покоится её голова столь приятно не на мягкой подушке, а на чьем-то очень знакомом и удобном плече.
  - Беккер?
  - С добрым утром, любимая. - Мужчина чуть высвободился и повернулся к ней, встречаясь взглядом.
  - По-моему, на улице вечер…
  Нужно же было что-то сказать, чтобы не расплакаться, не раскричаться о том, как она ждала его, как было страшно. Сказать, чтобы не чувствовать боли в израненных руках, а полностью отдаться тем чувствам, которые все сильнее переполняли в данный момент её сердце.
  - Не для тебя, - он улыбнулся, после чего взглянул на неё чуть пристальнее. - Как ты себя чувствуешь?
  - Разбитой и побитой, но жаждущей жить. Теперь даже вдвойне.
  - Лучшие слова за сегодняшний день.
  Они оба чуть слышно рассмеялись, встречаясь в легком, трепещущем поцелуе, полном нежности.
  - Мы у тебя дома? Это совсем не похоже на постимпрессионизм…
  Мужчина вновь рассмеялся, с радостным облегчением оставляя позади часы существования в виде безжизненной оболочки. Пусть теперь он стал уязвим, очень уязвим, она стоила того. Еще как стоила.
  - Да, ты права. У нас дома.
  - Что??
  Она вздрогнула в очередной раз за этот вечер, поднимая на капитана смятенный взгляд шоколадных глаз. Но мужчина заговорил о другом.
  - Я чуть не потерял тебя. Я думал, что ты мертва, какое-то недолгое время…
  - Хилари, - её пальцы с искренней заботой промчались по его волосам, откидывая с лица непослушную челку, - я тоже думала, что больше не увижу тебя.
  Девушка не поняла, в какой момент все изменилось, и она оказалась крепко прижатой к его широкой груди, ощущая заботливое, какое-то защитное прикосновение его ладони к её поврежденной руке. Брюнетка лишь обрадовалась такому повороту и лишь плотнее уткнулась лицом в его теплое тело.
  - Сара Пейдж, ты выйдешь за меня?
  - Это вопрос или утверждение? – Она непроизвольно хмыкнула, ощущая всю серьезность момента, но все же…
  - Вопрос.
  - Я готова поклясться, что утверждение.
  - Сара?.. – Беккер попытался взглянуть ей в глаза, чуть отстраняясь, когда скрытый смыл слов дошел до него. - То есть, да?!
  - А ты надеялся на какой-то другой ответ? – Она все же взглянула на него, сверкая запоздалыми бисеринками слез в глазах. - Конечно, да.

*** *** ***
http://uploads.ru/t/3/b/a/3baIY.jpg
*** *** ***

Отредактировано FanTaSea (2012-04-30 11:58:40)

0

17

14. День, когда всё решилось

http://uploads.ru/t/h/g/v/hgvUQ.jpg

(Прошел месяц)
  - Сэр. Кристин Джонсон на первой линии; говорит, это срочно.
  Начальник Центра уже предвидел нечто вдохновляющее на подвиги. Но он и догадываться не мог, насколько окажется прав…
  - Кристин! - поприветствовал он.
  - Джеймс, - голос был отчего-то чрезмерно взволнован. – У нас проблемы. Нужно срочно встретиться, я сейчас подъеду.
  - Сюда? – От такой перспективы мужчина пришел прямо-таки в восторг, в переносном смысле, разумеется. – Лучше уж я к вам. 
  - Я уже еду, так что встретимся по дороге, так выйдет быстрее, - выдохнула девушка.
  Лестер опешил. К чему такая спешка?
  - Кристин, что-то случилось?
  - Случилось.
  - Что-то с Патриком или Джейн?
  - С детьми все в порядке. Джеймс, мы теряем время. Жду тебя на Северном шоссе.
  Короткие гудки. Бросила трубку. Мужчина резко поднялся – на нее это совсем не похоже… Что-то явно произошло, что-то нехорошее. Он быстро нажал кнопку вызова приемной.
  - Бетти, я уезжаю по срочному делу. До обеда не ждите. Передайте Каттеру… - он сглотнул, собирая все душевные силы, чтобы выговорить следующую неизбежную фразу, - … что он за главного. За сохранность нашей планеты и человечества отвечает головой.
  - Хорошо, сэр. – Секретарша уже привыкла к подобным приказам начальства, поэтому даже вида не подала. - Я передам, сэр.
***

  Лестер резко затормозил, припарковавшись у тротуара на бешеной скорости, как только завидел знакомую машину.
  Кристин уже выскочила из салона авто и нетерпеливо дожидалась, когда мужчина к ней присоединится.
  Лишь только кинув взгляд на жену, начальник потерял всякое спокойствие, частички которого до сих пор старался сохранить.
  - Кристин! Что за черт? Ты по дороге столкнулась с дьяволом?
  Девушку слегка трясло, и шутить ей совершенно не хотелось.
  - Можно и так сказать. Джеймс, у нас серьезные проблемы. - Дальше силы просто стремительно бросились прочь из ее организма, и Джонсон обессилено ухватилась за плечо мужа.
  - Эй – эй… спокойствие, только спокойствие. - Сам же Лестер сейчас был далек от этой концепции. Еще бы. Не каждый день видишь свою обычно уверенную и сильную жену в таком плачевном состоянии. И он старался не обращать особого внимания порванному рукаву ее пиджака, обрамленному кровавым следом. - Иди сюда, присядь. - Он усадил Джонсон в свою машину, сам же остался стоять напротив, не отрываясь глядя на жену. - Кристин. Что стряслось? Это как-то связано с тайными делами вашего Министерства, о которых ты мне отказывалась поведать?
  Девушка подняла на него взгляд, полный раскаянья, и кивнула.
  - Мы параллельно с вами занимались изучением аномалий... Нашими методами, - добавила она.
  Лестер вздохнул, утомленно, но смиренно.
  - Чудесно. И, дай угадаю, что-то пошло не так?..
  Взгляд Кристин еще сильнее наполнился раскаяньем и виной. Она вдохнула свежезагазованного воздуха. Выдохнула. Лестер ждал, буравя ее проницательными зелеными глазами.
  - Нашим людям удалось воссоздать картину аномалий по системе Каттера. Мы изучали будущее… Наше устройство блокировало проявляющиеся аномалии, так что вы не могли их засечь, кроме того единственного раза..
  - Это мне известно. Продолжай.
  - Основной задачей было изучить поведение Хищников и научиться контролировать их, приручить, так сказать, - горько усмехнулась Джонсон.
  - Как комнатных питчеров, понятно. И, дай снова угадаю, Хищники отказались с вами сотрудничать? - По виноватому виду жены Лестер понял, что снова попал в яблочко. - Да я сегодня прямо пророк, - констатировал он, продолжая выслушивать проповедь Джонсон.
  - Сегодня целых шесть Хищников оказались на свободе. Предварительно съев четверых наших сотрудников.
  - Неудивительно. Это все?
  Кристин поморщилась, воссоздавая картины дальнейших событий.
  - Нет, это еще не все, - сам себе ответил Лестер.
  - Блокировщик аномалий оказался выведенным из строя, и то прекрасное далекое будущее оказалось к нам слишком близко. Я не знаю, скольким тварям уже удалось пробраться, но их много, очень много. Капитана Уайлбера растерзали на моих глазах…  Одна тварь задела и меня…
  Джеймс не мог стопроцентно сердиться на жену, пока та пребывала в таком состоянии. Он опустил ладонь ей на плечо, легонько погладив в знак поддержки. Она прикрыла глаза.   
  - Надо же. Я все это время был уверен, что мир разрушит Каттер, а за собственной женой приглядеть и не додумался, - безрадостно заметил Лестер.
  - Джеймс, - она подняла на него глаза, полные неподдельного ужаса и беспокойства – недавнее столь близкое знакомство с Хищниками никак не выходило у нее из головы. – Их слишком много. Нам с ними не справиться.
  - К счастью, у нас в запасе имеются два гениальных ученых.
  - Два?
  - Ты же понимаешь, как сложно мне это признавать, - поморщился начальник Центра, - но… Коннор Темпл,… - он замялся, тщательно подбирая слова, дабы не ляпнуть откровенную глупость в виде правды, - несмотря на свои чудачества и необъяснимую любовь к компьютеру, иногда выдает нечто достойное внимания, - нехотя закончил Лестер завуалированный комплимент.
  - Как мы поступим?
  - Для начала мы вернемся в ЦИА, и ты поведаешь эту чудную историю всем нам.
  - Только не это. - Нет, она не возражала. Просто от одной мысли о том, что предстоит публично признаться в содействии грядущему легкому и кокетливому апокалипсису, ей становилось не по себе.
  - Дальше, - продолжал Лестер, - все зависит  от находчивости и изобретательности наших горе-ученых и дальности прицела капитана Беккера. – Он окинул критическим взглядом сидящую перед ним брюнетку, выуживая из кармана сотовый. Набрал быстрый номер, при этом другой рукой протягивая жене платочек, дождался ответа и быстро отчеканил: - Это Лестер. Через полчаса экстренное совещание у меня в кабинете. Явка всех – обязательна, никаких отговорок типа «умираю, застрял в средневековье» и прочих глупостей не принимается. - Он отключил прием и тщательно запихнул телефончик обратно в карман брюк. Снова оглядел жену, задерживаясь на неприятном ранении в области ее плеча. - Ну что, горе мое луковое, поехали расхлебывать эту пересоленную кашу.
  Кристин изобразила притворную досаду, закатив глаза, при этом не смогла не улыбнуться мужу. Поднялась на ноги, очутившись на одном с ним уровне. Заглянула в его глаза.
  - Иди сюда. – Он все-таки притянул ее к себе, крепко обняв и поцеловав в висок.
  - Спасибо, что не сердишься, Джеймс, - шепнула она, расслабившись в его руках.
  - Сержусь, еще как сержусь. Если со всем этим справимся, даже отправлю тебя на недельку к маме, на перевоспитание. Но всему свое время... Ну, поехали. - Он отступил на шаг назад, делая выражение лица деловым, официальным.– И, мисс Джонсон, первым делом загляните в наш медпункт, на Ваше плечо без слез не взглянешь. – Он уселся за руль, и буквально немедленно его машина тронулась с места, оставляя полувзволнованную-полууспокоившуюся Кристин позади.
***

  - Вы сделали что? - тихо переспросила Хелен, не веря своим ушам.
  Все члены команды Каттера столпились в кабинете начальника, и Джонсон только что закончила свое повествование о грядущем конце света, возникшем благодаря халатности их подразделения. На вытянутых лицах сотрудников изобразилась помесь удивления, легкого ужаса и великой ненависти ко всем госчиновникам, у которых хватило ума напустить в их мир стаю разъяренных идеальных убийц.
  - Ты... - тихо, но довольно отчетливо произнесла Хелен, и ей не нужно было даже утруждаться продолжить фразу, остальные с легкостью закончили ее у себя в умах, на свой вкус и лад.
  Каттер вдруг подалась вперед, беспардонно отодвинув капитана и попутно выхватывая у него из-за пояса пистолет, так удачно оказавшийся под рукой. Щелчок. Оружие в полной боевой готовности. Нацелено прямо в голову Кристин. Девушка невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки, гордо вскинув брови и отвечая на холодный взгляд ученой еще более холодным своим.
  - Это все ты! - так же тихо произнесла шатенка, но, учитывая навалившуюся тишину, каждый ее слог улавливался без малейшего напряга слухового аппарата. - Это все из-за тебя! А я, между прочим, чуть было не убила собственного бывшего мужа, а это решение, поверь, далось мне ой как нелегко. А выходит, всем нашим светлым будущим мы обязаны тебе! Знаешь, как с такими поступают? - Хелен уверенно шагнула к Джонсон, становясь лишь в метре от нее.
  -Хелен, - Стивен попытался воззвать к ее благоразумию.
  Лестер скрестил руки на груди, спокойно поднимаясь из-за стола и прохаживаясь к противоборствующей парочке.
  - В принципе, в чем-то Вы правы, госпожа Каттер, и я даже не могу не согласиться с Вашими действиями...
  - Джеймс, - процедила чиновница сквозь зубы, неотрывно глядя на безумную ученую и ее ни на секунду не дрогнувшую руку с пистолетом. Кристин ощущала, мягко говоря, дискомфорт. - Не смешно.
  - Просто у тебя не очень удачный ракурс, - пояснил Лестер. - Но, - вздохнул он, преисполненный наигранного разочарования в голосе, снова обращаясь к шатенке, - убивать шишку из Министерства - не самая светлая мысль на данный момент.
  Хелен и не подумала отступать. Казалось, она сейчас что-то быстро обдумывала и вот-вот придет к незамедлительному и важному решению.
  - Агент Джонсон благоразумно согласилась с нами сотрудничать, а, как-никак, иметь свои связи и доступ ко всем ресурсам Министерства, в котором сейчас разгуливают полчища тварей, не так уж и плохо на первое время.
  - Ты сама-то бывала в том будущем?- ядовито процедила Каттер, сузив глаза. - Видела, как там здорово и прекрасно?
  Джонсон даже не попыталась придумать ответ, она просто решила, что и незачем – вопрос завуалированно-риторический, к тому же исходит от безумной женщины – к чему утруждаться. Но холодная уверенность шатенки немного ее нервировала.
  Первыми среагировали Беккер и Стивен, практически хором. Харт обхватил Хелен сзади, а Беккер выбил пистолет из ее рук. Пуля просвистела в полуметре от прически Джонсон и с неприятным звуком вошла в стену, оставляя незабываемый сувенир – дыру в обоях, что послужило для Лестера последней каплей.
  - Я и за меньшее увольнял! – гаркнул он, разъяренно уставившись то ли на Джонсон, то ли на испорченную стену позади нее.
  Тем временем Стивен расцепил руки, ослабив захват, чем дал все еще горящей желанием действовать Каттер возможность кинуться в рукопашный бой, вцепиться врагу номер один в космы и попытаться испортить укладку. Тут надо отдать должное Джонсон – не растерявшись, девушка принялась отбиваться как могла, даже пытаясь укусить ненормальную за руку.
  - Харт, да угомоните вы свою женщину!
  Тут уже, конечно, и все мужчины пришли на подмогу – неважно, кому из дерущихся – и расцепили всклокоченных девиц, растаскивая в разные стороны.
  - Психопатка!
  - Сволочь!
  - Совсем спятила!
  - Привела мир к Апокалипсису!
  - И маникюр мне испортила! – Кристин гневно уставилась в пытающие ненавистью карие глаза.
  - Ради всего святого, да уймитесь вы, наконец, дамы! – взмолился Лестер. - У нас есть дела поважнее девчачьих разговорчиков, тонны Хищников в Министерстве, например!
  - Я не намерена работать с ней, - уперто заявила Каттер.
  - Я бы тоже предпочла быть подальше от шальных истеричек, - не преминула добавить Кристин.
  - Боже, - вздохнул Лестер сам себе, гаркнув громко-громко: - ТИШИНА в классе! Хелен Каттер, еще одно замечание, и вылетите вон из школы. Вас это тоже касается, Кристин. А теперь, с вашего позволения, я, наконец, перейду к сути дела, и мы вместе разработаем гениальный план по спасению мира, хорошо?..
***

  - Какого они пола? – сквозь зубы спросила Хелен у Кристин, по-прежнему выглядя настолько свирепо, что ни один Хищник и рядом не валялся. – Сбежавшие особи.
  - Все самцы, - ответила Джонсон, прекрасно понимая, к чему клонит учёная. – Нет риска, что они начнут размножаться на свободе.
  - Зато есть риск, что, прежде чем мы до них доберёмся, они сожрут сотню-другую человек, - пробубнил Ник. – И, насколько я понимаю, это лишь вопрос времени – когда остальные твари, обоих полов, вырвутся наружу. Кстати, что там с Насекомыми?
  - Они надёжно заблокированы. – Кристин на долю секунды закусила нижнюю губу. – Во всяком случае, были.
  - Мы можем уничтожить всё здание вместе с ними? – спросил Стивен. – Установить бомбу, положить побольше взрывчатки.
  - Это здание одного из главнейших государственных учреждений! – напомнила Кристин. – Там множество несгораемых бункеров, огнеупорных укрытий на всех уровнях.
  - Не факт, что взрыв уничтожит абсолютно всех тварей, - вступил Беккер. – А выжившие смогут практически беспрепятственно вырваться из повреждённого здания.
  - Единственным надёжным вариантом была бы ядерная бомба, - промолвил Лестер. – Но, как вы понимаете, это неприемлемо.
  - Давайте разложим всё по полочкам, - попросил Коннор.
  - Отличная идея, - поддержал Ник и обратился к Джонсон: - Сколько всего у вас тварей?
  - Семнадцать Хищников, шесть из которых сбежали. Изначально было шестнадцать насекомых, но их, в отличие от Хищников, не держали в отдельных клетках, так что… В общем, уже сотни кладок. Но количество постоянно растёт за счёт тех, кто лезет через аномалию
  - День становится всё лучше и лучше, - тяжело вздохнула Сара.
  Беккер осторожно положил руку ей на плечо, чем заслужил тёплую улыбку девушки.
  - За пределы здания остальные ещё не выбрались? – уточнил Каттер. – Вы в этом твёрдо уверены?
  - Да. Мы заблокировали все возможные выходы. И не смотрите на меня так. Да, там ещё оставались люди. Но им уже в любом случае нельзя было помочь. Системы защиты не сдержат Хищников надолго. Дьяволы слишком сообразительны, они найдут способ выбраться, а за ними и Насекомые.
  Глаза Хелен опять нехорошо сверкнули, и Стивен ненавязчиво приобнял учёную за талию, чтобы в случае чего вежливо придержать.
  - Возможно, они уже это сделали, - предположил Коннор.
  - Нет, - мотнула головой супруга Лестера. – Мы отслеживаем периметр по компьютерным системам, прорыва пока не было. – Она особенно выделила слово «пока».
  - Вот что, - Лестер резко поднялся из-за стола и принялся расхаживать по кабинету. – Собираем всех людей. Делимся на две неравные группы. Та, что поменьше, займётся уничтожением вырвавшихся Хищников.
  - Я пойду с этой группой, - заявила Хелен. – В общей сложности я дольше всех наблюдала за этими созданиями на воле, если кто и знает их повадки и ход мыслей, то я.
  - Приятно видеть такой энтузиазм, мадам Каттер.
  - Вообще-то, уже мадмуазель, - ершисто прищурилась шатенка.
  - Мои поздравления, - сухо ухмыльнулся Лестер. Делая очередной оборот у стенки, мужчина зацепил взглядом Стивена. – Что-то мне подсказывает, что мистер Харт также жаждет присоединиться к вышеназванной группе.
  - Вы телепат, - ухмыльнулся Стивен.
  - Далее, - оставив сомнительный комплимент без внимания, вновь заговорил Лестер командным голосом, - вторая группа отправляется непосредственно к зданию, а потом, скорее всего, и в здание Министерства. Кристин… агент Джонсон, нам нужен подробный план здания и полный доступ ко всем компьютерным системам. Возможно, удастся что-то придумать. Мистер Темпл, за компьютерную часть отвечаете Вы.
  - Понял.
  - А что делать мне? – спросила Эбби.
  Все, как один, посмотрели на неё.
  - Вы, мисс Мэйтлэнд, будете находиться в ЦИА и… обеспечивать нам информационную поддержку, - вывел Лестер.
  - Как это? – нахмурилась девушка. Она вовсе не желала подвергаться опасности, и всё же обидно быть вот так сразу вычеркнутой из списков.
  - Пока не знаю, но уверен, что это будет очень важное задание.
  Эбби хотела было возмутиться, но одного ласкового прикосновения Коннора к её руке хватило, чтобы девушка успокоилась и вспомнила, что теперь несёт ответственность не только за свою жизнь.
  - Значит, и я со второй группой, - констатировал Ник.
  - Я с тобой, - моментально отреагировала Клаудия-Дженни.
  - Но…
  - Никаких «но».
  - Ради бога, оставьте свои любовные разборки, - взмолился Лестер. – Сейчас не до этого, мир на грани катастрофы. Капитан Беккер и доктор Пейдж, вы тоже отправляетесь со второй группой. А теперь быстро всем собираться. Живо! У вас десять минут на подготовку!
  - С чего начнём? – уже идя по коридору, спросил Харт у Хелен.
  - С зоомагазина, - неожиданно ответила шатенка.
***

  Майк Харпер не был ни самоубийцей, ни просто идиотом. Он был жаждущим известности журналистом, этим всё сказано. Посему он мог совершить то, на что человек с мало-мальски присутствующим чувством самосохранения сроду не решится. Проникнуть в здание Министерства вместе с сообщником-египтологом, у которого есть допуск к этажам с минимальным уровнем секретности? Легко! Пролезть дальше по сложнейшей системе, которая героям фильма «Миссия невыполнима» и не снилась? Раз плюнуть! Кстати, надо отдать должное Фэрадаю – он отлично подготовился, не зря тянул несколько месяцев. Забраться в часть здания, за проникновение в которую светит пожизненное заключение? Одной левой! Ему не терпелось увидеть этих существ. И он их увидел. В принципе, это было последнее, что Майк увидел в своей жизни.
***

  Первая группа только-только выехала, вторая уже буквально выбегала через внутренние ворота, направляясь к транспорту, как вдруг…
  - Профессор Каттер, Вы не могли бы вернуться? – прострекотала рация невозмутимым голосом Джеймса Лестера.
  - Только я, или вернуть всю группу? – уточнил Ник.
  - Вы один, внутренней охраны должно хватить. Хотя, полагаю, что мисс Льюис по умолчанию последует за Вами. В общем, быстро сюда, а остальная часть группы – быстро отсюда, на задание!
  Что-то явно было не так. И войдя в один из залов, тот, что располагался неподалёку от зверинца, профессор с пиарщицей мигом поняли, что именно: посреди помещения зияла аномалия, причём размеры её были гораздо больше средних. Судя по тому, что из неё валил снег и долетал холодный ветер, вела она в место далеко не с тропическим климатом. Вокруг на безопасном расстоянии встали охранники, держащие оружие в полной боевой готовности. Чуть позади находились Лестер и Эбби. Кто-то из персонала уже принёс устройство для блокирования аномалий.
  - Профессор Каттер, будьте любезны, - почти ласково попросил начальник, кивая на агрегат. – Не хотелось бы сюда ещё одного мамонта.
  - Но ведь если эта аномалия – путь в ледниковый период, то мы можем отослать туда нашего мамонта, - опомнилась Эбби.
  - Хотите сгонять на ту сторону и проверить? – предложил Лестер.
  Такого желания у блондинки не наблюдалось.
  Впрочем, проверять и не понадобилось. Какое-то утробное гудение донеслось с той стороны аномалии. Затем послышалось точно такое же, только приглушённое, идущее из глубин ЦИА.
  - Мамонты! – уже с уверенностью воскликнула Мэйтлэнд. – Это точно Ледниковый период! Там мамонты! Надо привести нашего!
  - Притащите на поводке? – хмыкнул Лестер, но девушки уже и след простыл.
  Спустя несколько минут человек десять персонала, возглавляемые воодушевлённой Эбби, помогали дотолкать мамонта к аномалии, будто пастухи. Процесс был чреват некоторыми архитектурными недоразумениями, поскольку большая часть переходов ЦИА не была рассчитана на мамонтов. Так что животное привели в зал окольными путями, и многие из этих путей теперь были не совсем целы. Вы когда-нибудь видели, как кучка людишек пытается «рулить» слоном-переростком? Нет? О, вы многое потеряли. Это было бы комичное зрелище, если б человеческой составляющей труппы не грозили серьёзные увечья и даже гибель. Приходилось быть весьма и весьма осторожными.
  Мамонты по обе стороны аномалии продолжали обмениваться «голосовыми сообщениями», от чего стены в здании сотрясались, а барабанные перепонки присутствующих трещали по швам.
  - Скорее, скорее, - распоряжалась Эбби, шагающая впереди, вертя у мамонта под носом огромным пучком какой-то не то зелени, не то древесной коры, в общем, чем-то, что заставляло животное идти следом.
  «Сумасбродка! – подумала Клаудия-Дженни. – На задание она не едет, а под самым носом многотонного мамонта расхаживает только так. Он же может её раздавить и не заметить».
  Хотя, надо отдать должное Эбби – девушка вела себя крайне осторожно и была готова в любой момент броситься наутёк.
  Профессор Каттер также пришёл на помощь своей младшей коллеге. Правда, помощь выражалась в том, что он без толку обегал зверушку то с одной стороны, то с другой, пытаясь понять, чем может быть полезен; пока не осознал, что тут и без него неплохо справляются. Ник вернулся к блокирующему устройству, возле которого находились Лестер и Браун-Льюис.
  - Быстрее, Эбби! – после очередного сигнала с другой стороны аномалии попросил профессор. – Мы хотим спровадить нашего мамонта на историческую родину, а не сделать так, чтоб к нам  в гости нагрянули его собратья – они ведь тоже «идут на голос».
  Кольцо охранников разомкнулось. Теперь мохнатый питомец ЦИА стоял прямо перед аномалией. Само по себе сияние зверя не пугало, но он смутно помнил, что в прошлый раз переход через такую штуку ничем особенно хорошим не закончился – вместо бескрайних вольных просторов сначала какая-то жёсткая и шумная дорога, а потом постоянное ограниченное пространство. Мамонт застопорился. Нетерпеливые люди пытались подогнать его сзади и с боков криками и даже боязливыми похлопываниями. Эбби вертела приманкой в разные стороны. Как тут животному не занервничать?
  А что происходит, когда начинает нервничать мамонт? Правильно – во все стороны летит мебель и не успевшие отбежать люди. К счастью, как потом выяснилось, никто серьёзно не пострадал – каждый был готов к бегству и заранее продумывал маршрут. Вот только Эбби… Нет, с маршрутом она не прогадала, просто споткнулась, причём не так далеко от психующего мамонта. А все охранники занимались тем, что пытались либо прицелиться в зверя, либо увернуться от его ударов, никто даже не заметил, что девушке нужна помощь – не так-то просто подняться с пола, если ты: а) в положении; б) не видишь толком, что происходит вокруг, потому как обзор с пола – не очень. Кажется, только пиарщица и увидела, что Мэйтлэнд в беде. И бросилась на помощь будущей маме.
  - Клаудия! – Теперь и профессор, оторвавшись от экстренного настраивания агрегата, понял, что произошло, и кинулся следом.
  - Каттер! – крикнул Лестер.
  В тот же момент всё окончательно смешалось, зал превратился в приёмное отделение психбольницы. Но потом всё резко стихло – мамонт таки прошёл через аномалию.
  Лестер взглянул на устройство. Что там Темпл нажимал тогда, после игры в догонялки с трицератопсом? Начальник настучал по нескольким клавишам, и через мгновение аномалия уплотнилась и сжалась – заблокировалась.
  - Что-то от хакера во мне всё же определённо есть, - самодовольно хмыкнул Лестер, осматривая зал, который выглядел словно после торнадо. – Все целы?
  - Кажется, - пробормотал кто-то из охраны.
  - Эбби? – Лестер с беспокойством посмотрел на блондинку.
  - Я в порядке, - ответила та, стоя у стены, потирая ушибленную коленку. – Дженни помогла…
  И тут повисла пауза. Все разом поняли, что кое-кого не хватает.
  - Где Льюис и Каттер?!! – взревел начальник.
**

  Обычно охотники стараются вести себя как можно тише, но сейчас ситуация была противоположной – шум ни в коем случае не возбранялся, наоборот, он был нужен, чтобы привлечь добычу. По совести говоря, ещё предстоит разобраться - кто окажется добычей, а кто охотником. Пятнадцать военных, шесть немецких овчарок, плюс одна учёная и один молодой человек, тоже немало смыслящий в охоте, оружии и самообороне.
  - Ты уверена, что Хищники здесь? – спросил Харт у Хелен, вместе с которой продвигался по пригородному полупарку-полулесу, как и остальные члены группы.
  - Процентов на девяносто, - ответила шатенка, внимательно смотря на собак, которые пока вели себя спокойно. – Это наиболее логичный вариант. В городе для Хищников слишком шумно, они направятся в ближайшее тихое место. То есть сюда.
  - Но территория-то здесь не маленькая, - заметил кто-то из солдат в чёрной форме. – Как мы их найдём?
  - Они сами нас найдут, - без воодушевления хмыкнула Каттер. – Или кого-нибудь ещё. Эти животные не собираются сидеть на диете, они будут охотиться. Они уже охотятся.
  У кого-то застрекотала рация. Военный, крепко держащий автомат, взял прибор связи, быстро выслушал сообщение и громко оповестил:
  - Только что в полицию поступил звонок. В паре километров отсюда какое-то существо напало на группу спортсменов.
  В тот же миг раздался умопомрачительный разноголосый визг, где-то совсем неподалёку. А собаки, все как одна, словно взбесились – залаяли, заскулили и попытались вырваться, почуяв того, кого наивно считали своей добычей.
  - Это  явно ближе, чем в двух километрах, - констатировала Хелен.
  - Придётся разделиться, - мигом сориентировался Стивен и обратился к мужчине с рацией, который среди военных был главным. – Вы берёте половину людей и собак и едете туда, откуда поступил вызов, а мы разберёмся здесь. – Последние слова он договорил уже на бегу.
  Надо отдать должное солдатам – они моментом сделали всё, как нужно. Разделились на две группы и разбежались в два разных направления так резво, будто неделю репетировали.
  - Не забудьте про свистки! – напоследок крикнул Стивен.
***

  Надо было что-то делать: бежать, стрелять, звать на помощь, спасать свою жизнь! Или хотя бы продать её как можно дороже. Клаудия-Дженни, позабыв о боли в разбитых о лед коленях, вскочила на ноги, еле удерживая равновесие на скользкой поверхности.
  «Их» мамонт быстро ретировался, но поблизости оказался другой, ничуть не мельче. Разъяренное животное, подзуживаемое зовом собратьев, все наступало на нее, недвусмысленно, озлобленно. У нее просто не было другого выхода. Девушка вскинула оружие, старательно не обращая внимания на прыгающий туда-сюда ствол пистолета в её закоченевших пальцах. Спокойнее, чуть прицельнее... выстрел.
  Огромная туша перед нею вздрогнула, ощутив жгучий укол от вошедших друг за другом в тело пуль. Вот тут девушка и поняла, что совершила огромную, непростительную ошибку. Нельзя, ни в коем случае нельзя злить слона, даже если он мамонт! Мирные, довольно пугливые в обычной жизни создания превращались в смертельно опасных, мстительных фурий, не забывающих обид, если ты посмеешь причинить им вред.   Животное, возвышавшееся посреди озера, встало на дыбы, неистово сверкая злобными маленькими глазками, налившимися кровью, и трубя от боли. Взмахнуло головой, украшенной ужасающими бивнями, и со всей силы опустило вес своей многотонной туши на лёд. Взбешенно, бездумно. Всё, что было дальше, смешалось для шатенки в один затянувшийся кошмар: крепкий, многолетний лёд не выдержал ужасающего по своей мощи удара, с хриплым треском разламываясь и ощеряясь острыми осколками льдин.   Огромное животное камнем пошло под воду, круша твёрдую поверхность вокруг себя, в паническом страхе размахивая хоботом. Во все стороны со скоростью реактивного истребителя зазмеились огромные трещины от разлома, где погибал меховой гигант. На север, на юг; домчались до стремительно мчащейся к порталу девушки, распахивая ледяную бездну у неё под ногами.
  - Нииик!
  Безнадёжный крик о помощи, дикий холод, за секунды сковывающий её бьющееся средь ледяных блоков тело, под звуки её собственного бурного дыхания. Кожа Клаудии-Дженни практически моментально приняла мраморно фиолетовый оттенок от сильнейшего переохлаждения, но девушка продолжала усиленно бороться за свою жизнь. Собирая все свои силы, хватаясь за край образовавшейся проруби и мощным движением выбрасывая своё тело на край льдины. Не вышло. Тонкий лёд с предательским треском обломился под весом её тела, увлекая парализованную и дезориентированную паникой пиарщицу под толщу воды. Животный страх перед водой Дженни возобладал над навыками тренированного пловца Клаудии. Обжигающе холодная вода хлынула в лёгкие, оставляя неподвижную фигуру с развевающимися в воде волосами медленно опускаться ко дну.
  Последняя горькая мысль о том, что их девочкам так и не суждено появиться на свет покинула её застывшее тело на пару с сознанием. Дженни уже не видела, как перепуганное лицо Каттера зависло над прозрачной поверхностью, заволочённой сверкающими осколками. Не чувствовала, как горячие крепкие руки ухватили её, без промедления вытягивая на поверхность, прочь из ледяной ловушки.
***

  Идиот! Кретин! Придурок! Жалкий журналистишка! Это всё из-за него!
  Бенджамин Фэрадай, в порванном и перепачканном костюме, точнее, в ошмётках порванного и перепачканного, когда-то весьма дорогого, костюма, продвигался по тёмному, оставшемуся без электричества коридору так бесшумно, как только мог. Хотя Бенджамину сдавалось, что его сердцебиение слышно на сотню метров вокруг. Самое страшное то, что ему это не совсем казалось – кое-какие существа этот звук и впрямь прекрасно улавливали.
  Всё из-за этого полоумного корреспондента! Бенджамин ведь предупреждал, что посмотреть на тварей можно будет только через непробиваемое стекло дверного окошка для наблюдения, да и то всего минуту, пока на главном посту не сообразят, что с охраной что-то не так. А этот дегенерат решил открыть дверь. И, что самое интересное, сумел это сделать. И как только умудрился разобраться в сложнейшем механизме? Чёртов журналюга. Видите ли, нужны чёткие снимки и записи, он приоткроет дверь всего на минутку, лишь пару раз щёлкнет. Ничего не будет, звери ведь в клетках. Ага, только один такой зверь как раз исхитрился сломать свою клетку, видимо, выработав что-то вроде привыкания к пущенному по периметру электричеству. Сильная, мощная, выносливая тварь! Тварь, которая ясно мыслит и чертовски быстро приспосабливается ко всему. Сам Бенджамин тоже хорош, не остановил этого умалишённого вовремя. Просто стоял достаточно далеко, что, кстати, в итоге оказалось весьма предусмотрительно. Именно это и спасло египтологу жизнь: тварь, сожравшая журналиста, потом перекинулась на того, кто был ближе – а был ближе не Фэрадай, а охранник, который как раз только-только начал очухиваться. Потом Хищник зачем-то ринулся обратно. Неужели вызволять сородичей? Действительно, сообразительная скотина. Страшно представить, что будет, если эти существа окажутся на свободе.
  Впрочем, Бенджамин-то тут при чём? Не при чём, совершенно. Его вины никто не докажет, все свидетели сожраны, а видеокамеры в секторе были отключены. Нет, Бенджамин ни в чём не виноват. Он лишь учёный, которого наняло Министерство, и который, едва узнав о том, что там творится, решил поведать жуткую правду широкой общественности. Только бы выбраться, и уж он поведает, будьте уверены. И тогда он, Бенджамин Фэрадай, станет национальным героем.
  К несчастью для египтолога, парочка тварей, выпрыгнувших из тьмы, имела совершенно другие планы относительно его будущего – планы гастрономического характера, которые были немедленно осуществлены. Впрочем, «немедленно» - понятие растяжимое. Для пожирателя время пролетает быстро, а для пожираемого мучительные секунды длятся целую вечность. Вечность, наполненную твоей болью, твоим криком, твоим ужасом, твоей кровью, хрустом твоих костей…
***

  - Вверху!
  - Слева!
  - Справа!
  - Слева!
  - Прямо!
  - Правее!
  Бесполезно. Не успеешь ты прицелиться в Хищника, а он уже в нескольких метрах от того места, где был секундой ранее. И чёрта с два эту тварь разглядишь до самого последнего момента.
  Тварь, кстати, решила не ограничивать свой рацион парочкой худосочных женщин (вот же стиральные доски попались – даже в зубах застревать нечему), чьи останки тел и остатки одежды были разбросаны по всей поляне (отвратительное зрелище). Тварь можно понять – откормленные и мускулистые солдаты были куда аппетитнее, да и лающие звери тоже, наверное, вкусные. О, да тут у нас ещё особь женского пола, и не такая костлявая, как предыдущие две. Наверное, у этой самое вкусное мясо, во всяком случае, самое мягкое.
  - Хелен! – только и успел заорать Стивен.
  Всё случилось в долю секунды. Прыжок Хищника. Приземление-удар, пришедшийся прямиком на шатенку и отбросивший её на добрых два метра в сторону. Со всего размаху стукнувшись спиной о землю, Хелен всё же попыталась воспользоваться оружием. Но Хищник знал о каждом её движении ещё до того, как она успевала его проделать. Бритвенно острые когти вонзились в правое запястье, да и левую руку пережала тяжёлая как свинец лапа. Напоминаем, на всё это ушло меньше секунды. Между прочим, времени достаточно, чтобы успеть мысленно проститься с жизнью.
  И вдруг Хищник замер, потом панически заверещал и буквально скатился с учёной, дергаясь в конвульсиях. В следующую секунду не меньше сотни пуль с разных сторон вонзились в совершенную машину для убийства. Зверь моментально испустил дух.
  - А хорошая была идея с «пугалкой», - пробормотал молодой военный, вынимая изо рта свисток для отпугивания собак.
  Такой полезный прибор был не только у него, но и у всех.
  - Жаль, никто не додумался до этого раньше, - еле слышно прокряхтела Хелен, приподнимаясь и усаживаясь. – В том числе и я.
  Стивен уже был рядом с ней и осматривал её руку. Его так и подмывало спросить: «Ты в порядке?», но ответ он предвидел заранее. Что-то вроде: «Ну, если порядок, это ушибленная спина, проткнутая рука и придавленные рёбра, то да - я именно в нём».
Один из военных передал Харту аптечку, несколько других успокаивали собак, которые, как и тварь, не пришли в восторг от свистков.
  - Ничего не сломано? – наконец, осведомился Стивен, уже перевязывая запястье Хелен дезинфицирующим бинтом.
  - Вроде, нет.
  Секунды две-три он пристально смотрел ей в глаза. Потом вновь опустил взгляд на повреждённую руку.
  - Сильно больно?
  - Терпимо.
  - Можешь встать?
  Не дождавшись ответа на собственный вопрос, Харт первым поднялся на ноги и бережно поднял Хелен следом.
  Один солдат подошёл к бездыханной тушке и попинал её ботинком.
  - Не такой уж страшный.
  Быстрая тень мелькнула за спиной военного. Он обернулся – как раз вовремя, чтобы увидеть безглазую морду и разинутую пасть, унизанную длинными клыками.
  … Его не удалось спасти. Свист и выстрелы опоздали всего на миг.
  - Обычно они охотятся поодиночке, - покачала головой Хелен, когда новая волна, мягко выражаясь, оживления улеглась. – Видимо, в незнакомой обстановке решили держаться ближе друг к другу. Ещё немного, и свистки станут бесполезными. Хищникам достаточно услышать опасный для них звук пару-тройку раз, чтобы научиться блокировать его для себя, игнорировать.
  - Наши только что сообщили, что уничтожили ещё двух Хищников, - поведал солдат, переговоривший с коллегой по рации.
  - У них есть потери? – спросил Стивен.
  - Две собаки. Все люди из группы живы.
  - А спортсмены? – Харт прекрасно знал ответ.
  Военный только с сожалением покачал головой.
***

  Коннор сидел внутри фургона, напичканного всевозможной компьютерной аппаратурой. Сам фургон стоял неподалёку от оцепленного здания Министерства. За спиной у компьютерного гения сидели Беккер, Пейдж и Джонсон. Остальные военные, из обоих ведомств, маячили снаружи.
  На несколько экранов были выведены изображения, полученные от ещё функционирующих внутри здания камер видеонаблюдения. Сплошная разруха. Немногочисленные останки человеческих тел, также попадались и трупы Хищников, но гораздо чаще можно было увидеть Хищников в добром здравии и активном настроении. На одной из картинок сияла аномалия, из которой периодически вылезали Хищники, иногда вылетали Насекомые.
  - Нет чтобы наоборот, залезть обратно и удрать восвояси, - ворчал Беккер, глядя на это.
  - Должен же быть механизм самоуничтожения! – выдохнул Коннор.
  - Мистер Темпл, Вы пересмотрели голливудских фильмов, - сухо отозвалась Кристин. – Поверьте, никто не устанавливал в здании систему, которая должна была бы его уничтожить, это было бы в большей степени риском, нежели предосторожностью.
  - Но что-то такое должно было быть хотя бы в отсеках, где вы держали тварей!
  - И было. Есть… Но Хищники вырвались быстрее, чем мы среагировали и включили систему уничтожения.
  - А Насекомые?
  - Уже уничтожены, вместе со всеми кладками. Но сами видите, сквозь аномалию появляются новые особи.
  - И за милую душу жрут бетон и железо, - подметил Беккер. – Надолго вашего здания не хватит.
  - А я вам про что говорила? – огрызнулась Джонсон, но тут же взяла себя в руки и опять надела непроницаемую маску спокойствия.
  - Как ни крути, нужно сначала закрыть аномалию, а потом планомерно уничтожать тварей, не дав ни одной выбраться, - заключил капитан.
  - Из твоих уст это звучит так просто, - грустно усмехнулась Сара.
  - Мы пускали по системе вентиляции несколько видов отравляющего газа, - проговорила Кристин. – Проблема в том, что в здании есть места с автономной вентиляцией, и их довольно много.
  - Есть, где переждать и спрятаться, - кивнул Беккер. – До чего же умны, черти. Но, в любом случае, кому-то придётся лезть внутрь. Я соберу мини-группу. Человек десять, думаю, будет достаточно. Для начала.
  - Хилари! – сдавленно пробормотала Сара. Больше всего на свете ей хотелось выкрикнуть: «Не ходи туда! Пожалуйста, не ходи!!!». Но она знала, что он не послушается, и вообще, это его долг. Им обоим будет только хуже, если она скажет так. – Ты отправляешься внутрь?
  - Конечно.
  - Можно мне с тобой? – Опять же ей хотелось сказать: «Я с тобой!», твёрдо и категорично. Но тогда он точно запретит. А если она попросит…
  - Однозначно нет, - улыбнулся капитан, поцеловав девушку в нос.
  «Ну и бардак Джеймс развёл у себя в Центре», - подумала Джонсон, слегка закатив глаза.
***

  Лестер куда-то срочно ушел, получив экстренный вызов на мобильный. Лишь бросил ей приказ ни в коем случае не лезть в аномалию и ждать. Ждать чего, у моря погоды?! Но Эбби все же ждала, с надеждой вглядываясь в белую пургу за сверкающим порталом и с прибором наперевес.
  Когда она, наконец, увидела приближающегося Каттера, с полубезумным блуждающим взглядом несущего шатенку на руках, её сердце болезненно сжалось.
  "Только не это, пожалуйста!"
  Прикрыв проклятый временной проход, блондинка метнулась к ним, обессилено опустившимся на пол, в лужу воды, градом стекающей с их же одежды, и поняла - шатенка дышит. Едва-едва, но дышит, хотя биения синей жилки на шее практически и не видно.
  - Эбби, помоги мне! - Каттер отчаянно пытался справиться с судорогой, сводившей его промерзшие до костей руки. - Нам нужно снять с неё мокрую одежду и срочно вызвать скорую! У Клаудии ужасная гипотермия! Проклятье. - Мужчина изо всех ударил руками о пол, старательно возвращая им нормальное кровообращение.
  - У нас нет связи! И электричества, из-за аномалии, - блондинка всхлипнула, беря подругу за руку и начиная растирать её.
  Губы Клаудии-Дженни были даже не синими, а темно-фиолетовыми, как переспевшие ягоды. Что вкупе с кожей неестественного оттенка пугало не на шутку.
  - Единственное, что мы можем, это поместить её под горячий душ, Ник!
  - Нет! Резкое повышение температуры убьет её. - Каттер дрожащими руками взялся за ворот блузки шатенки, понимая, что ему сейчас не по силам расстегнуть десяток мелких пуговиц, и просто-напросто разрывая её одежду. Нет времени, у него совсем нет времени что-то придумать! - Тогда мне нужно побольше одеял, теплых широких вещей, чтобы укутать её! Тепло должно поступать к телу постепенно и со всех сторон!
  - Рекс!
  - Что?? – Профессор даже подумал, что Мэйтлэнд слегка тронулось умом. При чем тут ящерица?!
  - Рекс! Мы с Коннором не так давно доделали камеру с регулируемым климатом для Рекса! Она расположена рядом со зверинцем, в примыкающей к нему лаборатории, и она достаточно большая, чтобы вместить человека или даже двух. И главное, что заряда её батареи хватит на работу в течение ещё нескольких часов!
***

  Пока Эбби металась вокруг камеры, представляющей собой большую капсулу, размером метра полтора на два и минимум метр в диаметре, настраивая подходящий температурный режим и накрывая слегка выгнутое дно слоем теплых махровых полотенец, по пути прихваченных в душевой, Каттер раздевал пиарщицу. Без глупого стеснения, ненужных сомнений и лишних раздумий, тут же оборачивая начавшее понемногу отогреваться тело в ещё одно полотенце, прикрывая её наготу.
  - Борись, Клаудия, ты сможешь!
  Её дыхание уже стало более четким и глубоким, но сознание не возвращалось и дрожь не била тело. Это было очень плохо.
  - Профессор… - Резкий сигнал от датчика аномалий, заполнивший помещение, заставил Эбби вздрогнуть. В зале включился блок автономного питания, но его не хватит надолго. - Все, все готово. - Девушка ловко щелкнула последним рычажком.
  - Отлично, а теперь иди, - Ник кивнул, все прекрасно понимая и скидывая с себя куртку. – Дальше я справлюсь сам, помоги остальным командам, пока все наши в Министерстве. Теперь ты их глаза и уши, Эбби.
  - Да, - она решительно кивнула, - спаси её, Ник. И возвращайтесь ко мне на подмогу.
  - Не волнуйся, - он привычно усмехнулся, стремясь ободрить девушку и подхватывая свою любимую на руки, - мы ни за что не упустим шанс поучаствовать в спасении мира!
***

  Время тянулось со скоростью больной беременной черепахи с последней стадией рахита, или, по крайней мере, так казалось блондину. В реальности же он довольно споро уложил свою драгоценную ношу в полость тепловой камеры, укутав в полотенце с ног до головы. После, со скоростью пожарного, скинул практически всю одежду с себя, намереваясь, за отсутствием иных возможных способов, воспользоваться старым, дедовым, но всегда безотказным методом - согреть девушку теплом своего собственного тела.
  Но начал он все же не с этого. Первым делом Каттер схватился за полотенце, начав отчаянно растирать кожу шатенки, всё ещё обладающую страшным синеватым оттенком, силой вынуждая кровообращение вернуться в нормальное русло. В этом ему уже помогало и тепло, исходящее от стенок капсулы, в которой они находились. Через минут двадцать растираний Ник понял, что нужно дать отдых коже пиарщицы и своим рукам, все еще плохо слушающимся. Это могло стать ему серьезной помехой, если блондин вовремя не сделает паузу.
  - Ну же, Клаудия Браун, - он ласково погладил дрожащую девушку по щеке.
  С того момента, как она начала согреваться, девушку с каждой минутой всё сильнее трясло. Потому Нику, скользнувшему к ней под теплую ткань, пришлось довольно крепко прижать Клаудию к груди, чтобы она не навредила себе нечаянно. Её тело было до ужаса холодным, и этот холод постепенно перетекал к нему, меняясь на тепло его кожи. Пусть, лишь бы она скорее пришла в себя!
  Каттер даже сейчас не переставал круговыми движениями растирать спину шатенки сквозь толстую ткань полотенца, одновременно целуя её губы, щеки, лоб, согревая их своим теплым дыханием.
***
http://uploads.ru/t/X/B/k/XBkd5.jpg
***

  За последними двумя Хищниками пришлось погоняться. Точнее, существенную часть времени пришлось от них побегать. Однако в итоге и с этими тварями было покончено. Дорогой ценой – четверо ребят уже никогда не вернутся домой. Но больше никто не погибнет от зубов и когтей Хищников. Если только удастся предотвратить катастрофу в Министерстве.
  Вместо того чтоб отправиться на заслуженный отдых после трудного и опасного задания, все рванули на подмогу ко второй группе. Стивен и Хелен ехали вдвоём на машине Харта. Оба имели вид весьма потрёпанный. Мужчине тоже досталось от третей и, особенно, от четвёртой твари. Ничего опасного для жизни, но и приятного мало.
  Вот и всё. Они приближаются к концу – если сейчас получится удержать и уничтожить Хищников и Насекомых, будущее спасено.
  - Ты никогда не думала, чем будешь заниматься, когда всё это закончится? – осведомился вдруг Стивен.
  - Никогда, - слишком уж быстро ответила учёная. И добавила: – Я никогда не думала, что останусь здесь.
  В конце-то концов, если б ей не нравилось путешествовать через аномалии, она бы не занималась этим столько лет. Да, какое-то время женщина просидела в тесной душной лаборатории, посотрудничала с ЦИА – исключительно ради спасения мира. А её, кажется, начинают считать белой и пушистой, во всяком случае, местами. Не надо забываться, уважаемые.
  - Понятно, - пробурчал Стивен.
  Оставшаяся часть пути прошла в молчании.
***

  - Только не смей бросать меня снова, - мужчина касался губами жилки на её шее.
  Девушка ощущала его тепло, его тело, плотно прижатое к её коже, чувствовала даже сквозь жжение от иголок, что пронзали её с ног до головы от движения собственной крови по венам.
  - Т-т-только , ес-сли ты н-не с-стан-нешь н-называть наш-шу дочку в честь своей б-бывшей ж-жены, - борясь с собственной дрожью прошептала она, с трудом приоткрывая слезящиеся глаза.
  - Тогда я назову её Клаудией, без вариантов, - шутливо парировал он, чувствуя, как огромный тревожный булыжник падает с души.
  - Н-нет, уж-ж лучше Х-х-хелен. - Eё зубы непроизвольно клацнули.
  - Хелен так Хелен, ты убедила меня… Не бойся, это скоро пройдет, всё будет хорошо, - откликнулся он на ее молчаливый вопрос, осторожно целуя в лоб, и еще крепче прижимая к себе, - твоя дрожь уже проходит. Скоро станет легче.
  - Я-я не чув-вствую своего тела, - прозрачная капля скатилась из уголка её глаза, - я не хочу умирать, Н-ник.
  - Ты и не умрешь, я не дам. - Он властным движением чуть запрокинул её голову, медленно целуя дрожащие губы. - Мы прорвёмся.
  - З-звучит утешающе… - Пиарщица почувствовала, как его руки вновь принялись блуждать по её телу, гоняя в ней кровь. - А кто раздевал меня? И г-где мы?
  - Я, - вот тут его улыбка стала ещё шире и чуть задорнее, - правда, пришлось делать это куда скорее, чем я представлял в своих мечтах.
***

  - Тебе теплее?
  - Немного. Я уже даже начинаю чувствовать ноги. Ник, где все остальные, что с ними?
  - Они там, где и должны быть по плану - в Министерстве, охотятся на Хищников.
  - Тогда, - она сделала внушительную паузу, прежде чем продолжить, - тогда почему ты все еще здесь? Это лишь одна жизнь, а от успеха операции зависят тысячи, миллионы…
  - Т-ш, - он приложил палец к её губам, которые по цвету теперь очень напоминали спелую вишню, - самая важная для меня жизнь - здесь.
  - Ник.
  - Ты еще скажи – Каттер.
  - Ник! Мне ведь уже ничто не угрожает, я справлюсь, если ты уйдешь. Я ведь знаю, что они нуждаются в твоей помощи.
  - Не больше, чем моя семья. Я учусь на своих ошибках. И, к тому же, Коннор, Сара и Хелен втроем спокойно смогут заменить меня.
  - Каттер…
  - Знаешь, от того, что обнаженная любимая женщина, лежащая в твоих объятиях, начинает старательно прогонять тебя на подвиги, развиваются комплексы!
  - Тебе это не грозит, - шатенка рассмеялась, со всех сторон окутанная теплом, чувствуя, как с каждой секундой силы возвращаются к ней. - Хорошо. Когда мы сможем оба уйти?
  На самом деле этот вопрос вобрал в себя сотню других. Что со мной будет? Что их ждет? Есть ли куда им теперь спешить?
  - Примерно через час, - ученый прикинул в уме то, сколько они уже находились в капсуле, её среднюю температуру и то, с какой скоростью девушка восстанавливалась, - но тебе нельзя будет и на километр приближаться к источникам холода, а ноги будут ватными.
  - Радужный прогноз, ничего не скажешь.
  - Зато правдивый, ты была на грани смерти. Но, к счастью, мое тело и его тепло самым удачным образом оказались в твоем распоряжении, и мы справились с проблемой.
  Она вновь расхохоталась над этим удивительным каттеровским подходом к событиям, утыкаясь лицом в его грудь, слегка влажную от жара её тела. У них есть еще целый час… Кто знает, вдруг он для кого-то из них последний?
  Мягкие губы шатенки легчайшей лаской коснулись его обнаженной кожи, затем поднялись чуть выше, тонкой дорожкой поцелуев следуя по его груди.
  - Клаудия….
  Рука, до того рефлекторными, медленными массажными движениями кружившая по её спине, замерла.
  - Я хочу получить своих девочек, профессор…
  Она закусила нижнюю губу, поднимая на него взгляд чертенка, в котором плясали хмельные искорки. Дразнящим кратким прикосновением касаясь его губ и вызывающе эротичным движением откидываясь на пушистую поверхность полотенец. Маленькая ладошка скользнула в его волосы, ласково ероша пряди.
  - У нас есть час…
  Он усмехнулся, принимая правила её игры. Его рот накрыл её приоткрытые губы, позволяя тем временем руке заскользить по обнаженному шелку чуть согнутой в колене ноги. По плавному изгибу бедра и линии спины, чтобы затем пуститься в обратный путь, приостанавливаясь на талии, круговыми движениями большого пальца лаская плоский живот.
  - Целый час… - чуть слышно шепнула Клаудия-Дженни, прикусывая мочку уха блондина, вызывая приятную дрожь в их телах.
  Девушка откинула голову назад, давая простор для действий его настойчивым губам, отправившимся в долгий ласковый путь по её шее к ложбинке груди. Пока её руки блуждали по мускулам его спины, запоминая каждый шрамик, каждую отметинку на родном теле. И, улучив удачный момент, ловко перевернулась, прижимая Ника ко дну капсулы и с какой-то неповторимой улыбкой склоняясь к нему, касаясь обнаженной кожей его груди.
  - Я с места не двинусь шестнадцатого числа, даже из кровати не вылезу, обещаю.
  Её влажные губы с фруктовым свежим привкусом подарили ему очередной взаимный поцелуй. Чувствуя, как собственное тело полностью возвращается под её контроль, сгорая в идущем изнутри жаре.
  Как хорошо, что впереди еще целый час для них двоих…
***

  - Как будто специально скоординировались, - ухмыльнулась Кристин, когда практически одновременно к зданию подъехали Лестер и группа во главе со Стивеном и Хелен.
  - Что происходит? – опять же чуть ли не в один голос спросили Харт и Лестер, забравшись в фургон и пополнив ряды людей, стоявших у Коннора над душой.
  - Беккер с группой внутри, - тихо проговорила Сара, нервно переплетая и тут же разделяя пальцы рук.
  - Они уже заблокировали аномалию, - продолжил Коннор, не отвлекаясь от оборудования и изображений на экранах. С одной стороны, он чувствовал себя неловко из-за того, что пришлось инструктировать ребят на расстоянии, вместо того, чтоб отправиться с ними и самому всё сделать. С другой - парень понимал, что от него сейчас больше толку здесь, за управлением основными системами здания.
  - Потери? – осведомился Лестер, без единого признака энтузиазма.
  - Шесть человек, - выдала Кристин. - Трое ваших, трое наших. И это только в первой группе. Следующие две, двадцать один человек, погибли в полном составе.
  Сара закусила губу. Гибель людей – это ужасно; и как же девушка сейчас боялась, что список погибших пополнится именем её жениха.
  - То есть их осталось всего четверо. – Стивен плотно сжал губы, сверля взглядом одно из изображений.
  Остатки первой группы продвигались по коридору. Беккер шёл впереди, готовый в любую минуты открыть огонь. Другой военный, держа оружие в одной руке, другой придерживал опирающегося на его плечо товарища, который сильно прихрамывал. Последний замыкал "шествие", прикрывая тыл.
  - Сейчас свернёте налево, - проговорил Коннор, через устройство связи обращаясь к капитану. – И как можно скорее, из смежного коридора к вам направляются три Хищника.
  Сара на несколько секунд зажмурилась и сделала два глубоких вдоха, позабыв о выдохе.
  - Надеюсь, это только часть плана? – вопросил Харт.
  - Вроде того, - не слишком-то уверенно промолвила Джонсон. – Главной целью была блокировка аномалии. По идее, дальше должно следовать "планомерное уничтожение тварей", но вряд ли получится. Мы уже запустили несколько отрядов.
  - И?
  - Скажем так, счёт пока явно в пользу Насекомых и Хищников. Кстати, ваш Беккер молодец – его группа вошла первой, но продержалась дольше всех.
  - Если б здание было достаточно надежным, можно было бы просто оставить тварей там. В итоге они бы по большей части сожрали друг друга, а оставшиеся сдохли с голода. – Хелен покачала головой. – Но, насколько я понимаю, Насекомые прогрызут стены гораздо раньше, чем дело дойдёт до столь счастливой концовки. Неужели во всём здании нет ничего прочнее бетона и железобетона?
  - Есть, но и те материалы у этих стрекоз-переростков идут на ура. – Кристин моргнула.
  На отсутствие наблюдательности Хелен никогда не жаловалась.
  - Есть что-то ещё, - уверенно вывела Каттер. Сделал вздох и усмехнулась, впиваясь взглядом в Джонсон, в ответ получая не менее эффектный и выразительный взор. – Давай сэкономим друг другу время. Возможно, ты знаешь что-то, что поможет спасти ситуацию. Возможно, замалчивая какие-то факты, ты лишаешь будущего всех нас. Себя. Свою семью. – Инстинктивно она вдруг поняла, куда надо нажимать.
  Кристин Джонсон ради своей карьеры загрызла бы десять Хищников, даже не поперхнувшись. Но Кристин Лестер знала, что есть вещи поважнее продвижения по службе, и очень бы не хотелось, чтоб эти вещи были сожраны живьём. Джейн. Патрик. Джеймс… Да, придётся рискнуть по-крупному, но другого выхода действительно нет. Кристин Джонсон ещё могла позволить себе медлить, надеясь, что вдруг найдётся другое решение проблемы. Но Кристин Лестер больше не желала рисковать, осознавая, что чуда не произойдёт.
  - Бункер, - выдохнула супруга Лестера.
  Все, даже Коннор, уставились на неё.
  - Есть бункер, оборудованный на случай ядерной атаки или другой крупной, действительно крупной катастрофы, - продолжила девушка. – Его стены выдержат даже атомный взрыв, с известными оговорками; а уж тем более челюсти этих гадов.
  - Прямо-таки слышу "но", - хмыкнула Каттер. Иначе и быть не могло, ведь почему-то же Кристин не сказала о бункере сразу.
  - Он рассчитан на то, чтоб защитить тех, кто внутри, а не на то, чтобы удержать их.
  - Другими словами, из него нетрудно выбраться?
  - Если по какой-то причине не получится закрыть дверь, твари попадут прямиком в систему катакомб, оттуда можно добраться до метро, да канализации. Если твари прорвутся, их потом никто не выловит.
  Темпл встряхнулся и вернулся к прежнему занятию – стал диктовать Беккеру оптимальный маршрут, периодически включая в здании ту или иную ещё работающую систему, которая могла бы хоть как-то задержать плотоядных визитёров. Сейчас Темпл не имел права отвлекаться. Он и так уже не сумел спасти почти три десятка человек. Он пытался, он правда пытался, несколько раз его подсказки и другая помощь срабатывали, но в итоге… Вряд ли кто-то сказал бы, что в смерти этих людей есть вина Коннора, но сам Коннор до конца жизни будет спрашивать себя, действительно ли он сделал всё, что мог.
  - Надо заманить тварей в этот бункер и запереть там, - скорее самому себе, чем окружающим, сказал Лестер. – Но как можно заманить всех?
  - Не обязательно всех, - изрекла Хелен. – Достаточно большинства, желательно абсолютного. И есть одна приманка, которая срабатывает практически безотказно.
  Теперь все посмотрела на Каттер.
  - Кровь, - коротко сообщила та.
  - В здании полно крови, полно останков, - буркнула Кристин. – Что-то не вижу, чтоб твари выстраивались в очередь.
  - Кровь живого человека, - пояснила Хелен. – Кровь первой свежести. Хищники реагируют на неё, как коты на валерьянку. Через пару секунд после того, как человек умирает, кровь теряет такую бешеную привлекательность. Насекомые тоже предпочитают свежатину, но не из-за кулинарных вкусов, а потому, что ещё живой человек является лучшим носителем для личинок.
  - Не хочу даже спрашивать, откуда ты это узнала, - кашлянул Стивен.
  - И не спрашивай, - булькнула Хелен без малейшей примеси иронии.
  - Но тогда твари должны мчаться к раненым, очертя голову, - пробормотал Коннор, смотря на хромающего солдата. – Хищники преследуют их, но не сказал бы, что более рьяно, чем преследовали тех, кто был полностью… целым.
  - Я не вижу крови на одежде парня, - проговорила Хелен. – Возможно, у него закрытый перелом.
  - А царапины и мелкие раны?
  - Нужно относительно много крови, порез должен быть глубоким. Тогда и Хищники, и Насекомые явственно почувствуют это. Даже с расстояния в сотни метров.
  - Выходит, нашим нужно залезть в бункер, пустить себе кровь, подождать, пока бункер наполнится этими существами, уцелеть в процессе, потом сбежать, перекрыв все выходы, и сделать так, чтобы ни единая тварь не прорвалась следом, - обобщил Лестер. – Просто раз плюнуть.
  - Одни они точно не справятся. – Стивен посмотрел на начальника. – Нужна ещё группа.
  - И Вы готовы её возглавить?
  - Да.
  - Вы понимаете, что будете отвечать не только за свою жизнь, но и за жизнь тех, кто окажется в вашем подчинении?
  - Да.
  - И что, скорее всего, далеко не все из этих людей уцелеют?
  На лице Стивена впервые дрогнул мускул, но мужчина всё же промолвил:
  - Да.
  - Что ж, берите группу и отправляйтесь.
  - Я с тобой, - безапелляционно заявила Хелен. Конечно, не очень-то хотелось лезть в самое пекло, но ещё меньше хотелось, чтоб Стивен оказался там без неё. И потом, если хочешь, чтоб работа была сделана хорошо, делай её сам. Или, по крайней мере, лично проконтролируй, как её делают другие.
***

  - Кровь, ты уверен? – Беккер тяжело перевел дыхание, внимательно оглядывая остатки своей группы.
  Трое. Из тридцати. Капитан привык к крови, к сражениям, привык даже получать удары от «своих» за всю свою долгую военную бытность. Единственное, к чему так и не удалось привыкнуть, это к гибели тех, за кого ты отвечаешь. Каждая ошибка – человеческая жизнь. Каждая жизнь – очередная кровоточащая зарубка где-то глубоко внутри.
  - Хорошо, Коннор. Я понял. Пусть группа Стивена начинает вход со стороны пункта управления охраной, мы зайдем с другой стороны. И приманим тварей как можно ближе к бункеру. - Он так и сказал, не допуская даже в мыслях возможного провала. Он положит всех этих тварей, даже, если это будет стоить жизни. - Стивенсон, Райли. Вы идете вперед, встречайте группу. Трой прикрывает. Я за вами.
  - Капитан? – Впервые кто-то из его людей осмелился ослушаться, вместо исполнения приказа поднимая на брюнета серьезный взгляд глаз цвета мокрого асфальта.
  - Это приказ.
  - И самоубийство. - Сержант выпрямился, поддерживая раненного друга. - Вам понадобится любая помощь.
  - Нет. Выполняйте приказ. - Брюнет нахмурился, в упор глядя на подчиненного.
  Несколько секунд шел этот молчаливый поединок, по итогам которого Райли отвел хмурый взгляд.
  - Да, сэр.
  Они развернулись, намереваясь последовать в указанном направлении, когда тяжелая рука командира опустилась на плечо сержанта. Чуть сжала его в жесте поддержки.
  - Мы все выберемся, Кевин. - Серо-зеленые глаза не лгали. Поэтому люди и шли за ним, всегда, безоговорочно.
  - Да, сэр.
  Беккер еще раз потрепал товарища по плечу, после чего развернулся, задерживаясь в проходе Министерства.
  - Коннор, где самые дальние из тварей? Веди меня.
***

  - Ты на месте, если войдешь в это помещение, а затем, петляя по указанным переходам рванешь к бункеру, то сможешь собрать максимальное количество тварей.
  - Отлично, Стивен уже там?
  - Да. Беккер…
  - Что?
  - Будь осторожен.
  Коннор не кривлялся, не ерничал, не умолял. Просто попросил. Тихо, но с какой-то отчаянной надеждой в голосе.
  - Не бойся, я уцелею, - мужчина поднял глаза к камере под потолком, что по идее должна была сейчас снимать его, - и передай Саре, что, глядя на забавные таблички в сих милых стенах, я придумал уже пять детских имен. Как минимум.
  Брюнет улыбнулся, думая о чем-то своем. Потом отключил связь. Пора.
***

  Беккер знал, каково это, когда твою кожу распарывает лезвие, уже «пробовал». Но никогда ему не приходилось самому ранить себя. Ранить с каким-то изощренно садистским усердием. Левая рука с легкостью прорезалась тонким металлическим полотном от локтя к кисти, усиленно пропитывая рукав куртки кровью, словно соперничая с лодыжкой, которая теперь так же усиленно кровоточила. Так он сможет бежать и отстреливаться, одновременно с этим оставляя вкусные следы для своих преследователей. Теперь главное не делать лишних движений.
  Легко толкнуть дверь, выпуская в расслабившихся тварей небольшую очередь, привлечь внимание. Отметить краем глаза, как подозрительно знакомая личность лежит распростертая на полу, наполовину съеденная Хищниками. А после мчаться, отсчитывая повороты и проходы по ударам сердца. Направо, налево, направо, за стеклянную перегородку, которую нужно не забыть оставить полураспахнутой. Быстрее, еще быстрее!! Чувствуя, как охотники нагоняют его, прибавляясь в числе, влекомые приторным запахом свежей крови. Все по плану.
  Последний пролет, довольно длинный и прямой коридор. Слишком прямой. Слишком длинный. Именно здесь одна из летающих тварей настигла его, сбивая с ног мощным ударом и распарывая ткань куртки острыми ногами. Только тонкая сталь ножа, которую Беккер умудрился всадить в глотку ужасного насекомого в последний момент, и спасла ему жизнь. Скинув с себя противно скрежещущее и захлебывающееся собственной слизью существо, мужчина вкатился в распахнувшуюся перед ними дверь бункера.
  - Беккер!
***

0

18

Глупо было бы пустить кровь и, открыв внутреннюю дверь, дожидаться, пока все твари стянутся в бункер. Нет, внутренняя дверь (если только такое название подходит к массивному непробиваемому монолиту из какого-то сверхмощного сплава) была закрыта, чтобы твари прорвались все разом, чтобы не пришлось ждать, пока они будут постепенно скапливаться. Потом её придётся открыть. Кому-то одному, остальные в это время уже будут за внешней дверью, такой же непрошибаемой. Ясно, что этот кто-то должен быть отличным бегуном – чтобы успеть переметнуться через бункер и проскользнуть во внешнюю дверь (внутренняя могла быть заперта только изнутри), опередив тварей.
  - Я это сделаю, - вызвался Беккер, с выражением лица, чётко гласящим: «Никаких возражений. Никаких переговоров».
  - Ты ранен, - напомнил Стивен.
  Хелен и до этой минуты не нравилось происходящее, но после слов Харта оно ей стало нравиться в сотню раз меньше. Уж очень эта ситуация смахивает на… Сердце противно защемило.
  - Даже не думай, Харт! – выпалила шатенка, упирая руки в бока.
  Было слышно, как твари пытаются высадить дверь. Похоже, кто-то из них периодически бросался на сотоварищей, но в целом работы шли слаженно, только безуспешно.
  Стивен, казалось, не обратил внимания на слова женщины.
  - Это просто царапины, чуть глубже средних, - не сдавался Беккер.
  - Но они могут привлечь к тебе внимание.
  - Я и так привлеку внимание.
  - Но из-за свежей крови это может случиться быстрее. Пусть на долю секунды, но иногда и того достаточно.
  - Стивен, ты вообще меня слышишь? – не унималась Хелен.
  - Рисковать – это моя работа, - чётко проговорил Беккер.
  - Не только твоя, дружище, - усмехнулся Харт. – Я не в худшей форме, чем ты. На мне нет кровоточащих ран.
  - Ты не солдат.
  - В чём-то моя подготовка, возможно, уступает вашей, но не в беге, это точно.
  - Стивен! – вышла из себя Хелен.
  Харт резко обернулся к ней, схватил за руку, притянул и поцеловал в губы. А потом, не успела шатенка опомниться, как он вытолкал её за внешнюю дверь.
  - Стой там. Я скоро.
  - Но…
  - Хелен, хоть раз в жизни просто сделай, что тебе говорят!
  - Стивен…
  - Всё будет хорошо. Беккер. – Он посмотрел на капитана, давая понять, что тому  тоже бы неплохо перешагнуть условный порог, вместе с остальными подчинёнными.
  «Почему не кто-нибудь другой?» - вопрошал взгляд Беккера. Хотя ответ мужчина знал. Он сам бы ответил так же.
  «Потому что мне доверили чужие жизни, но единственная жизнь, которой в первую очередь имеешь право рисковать, это твоя собственная».
  - Держите внешнюю дверь наготове, - вслух произнёс Стивен, отходя к внутренней. - Когда я проскочу, сразу закрывайте.
  - Если прорвётся пара тварей, пристрелите сразу же, - добавил Беккер, хотя уж о чём - о чём, а об этом напоминать было не нужно.
  «Твари ведь впрямь могут прорваться, - подумалось Стивену. – Несколько наверняка меня обгонят. И если хоть одну ребята упустят…». Так, долой упаднические настроения. Он сумеет. Он успеет.
  - За дверью уже практически все твари, - сообщил Коннор. – Несколько штук ещё не подоспели, но они не будут проблемой.
  - Готовьтесь, - крикнул Харт остальным.
  И открыл внутреннюю дверь.
  Твари даже не обратили внимания на Стивена, ринувшись в сторону свежатины, то есть Беккера. Вряд ли человек смог бы перегнать Хищника или Насекомое на длинной и даже средней дистанции. Но короткие дистанции – совсем другое дело, тут имелся шанс. И Стивен этот шанс был намерен использовать на все сто.
  - Все, кто нужно, внутри, -  спустя три секунды рапорталвал Коннор.
  Между Стивеном и выходом было около десяти метров по прямой. Харт нажал на кнопку, чтоб за долю секунды закрылась внутренняя дверь, и со всех ног ринулся к внешней.
  И всё стало происходить как в кошмарном сне, как-то замедленно. Он видел испуганные лица Хелен и Беккера, взволнованные взгляды остальных ребят из команды. Он всем телом чувствовал, что твари нагоняют и уже почти перегоняют его. Вот до двери осталась всего пара метров, но кто-то большой, голодный и безжалостный движется вровень со Стивеном. Один метр, всего один метр.
  Тут-то Харт понял. За долю секунды понял, что случилось тогда – в будущем, которое вот-вот станет прошлым. Он понял, какую ошибку они совершили. Речь идёт даже не об одном мгновении, а о сотой его части, но именно она сыграет роковую роль. Если Стивен проскочит через дверь, он потеряет крохи времени. Малюсенькие, но безумно важные. А вот если сам закроет эту дверь, изнутри, то сэкономит бесценное мгновенье, которое спасёт всё живое. Спасет будущее.
  - Стивен! – Хелен не узнала собственного голоса…
  Дверь захлопнулась. И Стивен был в бункере…
  Снова как тогда – она могла видеть его через окошко для наблюдения, сделанное из чего-то почти идеально прозрачного, но неимоверно прочного…
  В одну секунду Харт увернулся, распалённый Хищник врезался в дверь, следом за ним впечаталось Насекомое, практически загородив обзор. Но маленький кусочек свободного «оконного» пространства остался, и через него Хелен могла видеть бывшего студента.
  Он отошёл назад. Он поглядел на неё. Слов не было слышно, но Хелен прочла по губам.
  «Не смотри. Пожалуйста, не смотри».
  Через секунду ещё одна тварь, обуреваемая жаждой крови, влепилась в дверь и начала царапать металл, жадно урча. Больше Хелен не видела Харта. Только услышала несколько выстрелов, и всё…
  - Стивен! – в бессильной ярости заорала шатенка, со всего размаху стукнув кулаками по двери. Что ж, руки пострадали значительно больше, чем дверь.
  Закричать? Зарыдать? Нет, Хелен Каттер уже давно разучилась делать это. Она просто зажмурилась, снова сжав в кулаки ладони с теперь уже разбитыми пальцами. Зажмурилась и прижалась лбом к «стеклу».

http://uploads.ru/t/h/l/S/hlS2I.jpg

  Она не знала, сколько простояла так. Да и какая разница? Она не следила за временем. Ничего не слышала. Ничего не видела. Ничего не чувствовала. Пока ей на плечо, осторожно, но достаточно настойчиво, не легла рука Беккера.
  - Нам надо идти, - глухо проговорил военный.
Да… Это разумно…
  - Вы всё ещё здесь? – удивился запыхавшийся Стивен, появившись откуда-то из темноты коридора, ведущего к метро. – Я думал, вы уже ушли.
  У всей команды поотвисали челюсти.
  - Харт? – разинул рот Беккер. А ведь капитана не так-то просто было удивить.
  Стивен. Здесь, по эту сторону двери. Исцарапанный, с окровавленной рукой, прихрамывающий на обе ноги. Но живой.
  - Ты… Как ты?.. – Беккер даже договорить не сумел.
  - В каком-то смысле благодаря тебе. Они так рвались к твоей крови, что меня практически игнорировали. Ну, первые секунды. – Мужчина поморщился, попытавшись пошевелить рукой, в которой всё ещё был пистолет. Эти бешено изумлённые взгляды заставили Стивена ощутить некоторое неудобство, он почувствовал себя обязанным пояснить: - Там была запасная дверь, просто мы не заметили сразу, впопыхах. Так что я жив, хотя и слегка обгрызен по краям.
  Только Хелен смотрела спокойно. Она усмехнулась и покачала головой.
  - Харт, ты невозможен. – Усмехнулась снова и двинулась туда, где, по логике, должен был быть выход из этого подземелья. – Идёмте отсюда, - не оборачиваясь, бросила она остальным, проходя мимо Харта. – Мне уже осточертело это место.
  Пока Стивен провождал учёную удивлённым и несколько обиженным взглядом, подоспел Беккер и подставил товарищу плечо.
  - Давай, обопрись на меня. Да тебе надо в больницу, парень.
  Хелен уже исчезла за поворотом.
***

  Эбби уже в который раз за столь непродолжительное время вздохнула и потерла глаза, глядя на красные мигающие круги на мониторе – система оповещения аномалий снова заверещала, и людей, которых можно было задействовать в этом деле, оставалось все меньше и меньше. Нужно было срочно что-то предпринять. И она уже давно поняла, что именно.
  В скором порядке выслав на очередное место временного разрыва спецгруппу и усадив за мониторы подвернувшуюся под руку работницу Центра, слоняющуюся без дела, Эбби решительно кинулась в лабораторию, с которой ранее пришлось снять охрану – охранников отправили на один из вызовов. И, зайдя, остановилась прямо напротив загадочного футляра Каттера. Если бы только понять, если бы только суметь раскрыть его… Можно было бы с легкостью предвидеть все аномалии и действовать более оперативно. Хелен, Сара, да и сам Ник бились над этой загадкой вот уже несколько месяцев… Может быть, и Эбби сможет что-нибудь сделать? Чем-то помочь? Маловероятно, но вдруг? Девушка принялась сосредоточенно рассматривать артефакт, попутно сверяясь с имеющимися данными по расшифровкам.
  Снова заверещала система оповещения об аномалиях. Очень сложно было сосредоточиться на деле, когда мысли то и дело убегали в совершенно неконтролируемые места, в основном из-за волнения за ребят, да и за мир в целом. Как там Коннор? Как остальные? Справились ли с Хищниками? Что, если нет? И интересно, пришла ли в себя Клаудия?..
***

  Клаудия-Дженни нехотя приоткрыла один глаз, поморщилась.
  - Ник?.. – шепнула она, щекоча его грудь своим теплым дыханием.
  - Мм?.. – Вместо внятного ответа он предпочел поцеловать девушку в макушку, плавно поглаживая ее спину.
  - Мне кажется, или здесь становится немного прохладней?
  - Правда? – По игривой интонации можно было угадать, что мужчина и не собирается возвращаться в реальность, еще сильнее притягивая шатенку к себе. – Я знаю отличный способ согреться, - хмыкнул он.
  - Ни-ик, - приложив все усилия и стараясь не поддаться на провокации, протянула Дженни, все же не сумев подавить блаженную улыбку. – Кажется, наше время истекло. Мир в опасности, помнишь? – тонкий указательный пальчик нежно скользнул по его ключице, плавно перебираясь по шее к щеке.
  Каттер на мгновение зажмурился, простонав нечто нечленораздельное, силясь собраться с мыслями. Встряхнул головой, опустил взор на любимые черты лица, в которых уже улавливалось прежнее волнение и беспокойство. Поймал ее сладкие губы, запечатлев на них продолжительный, спокойный поцелуй, стараясь насладиться каждым мгновением столь стремительно убегающего времени, отведенного только им двоим. Даже подумать страшно – что, если это последний раз, когда они могут позволить себе побыть вместе, не волнуясь ни о чем…
  - Ты права, - наконец, выдохнул он. – Нужно идти. – Не медля более ни секунды, блондин принял относительно сидячее положение.
  - Ник, - позвала вдруг Клаудия-Дженни. Он обернулся. На лице ее теперь, помимо тревоги и волнения, просматривалась и какая-то роковая уверенность. – Что бы сейчас ни случилось, знай…
  - Тсс, - его палец на ее губах не позволил ей довысказать мысль. – Не говори этого, не надо. Я и так все знаю. - Мужчина усмехнулся, пытаясь придать хоть немного спокойствия шатенке. – Все будет хорошо, - как всегда со стопроцентной уверенностью заявил он, и ей захотелось ему верить. Оставив на ее губах легкий поцелуй, Каттер выполз из уютной камеры Рекса, помогая и девушке выбраться следом. - Ну, пошли, найдем нашу одежду и займемся нашими обязанностями, а иначе Лестер и правда нас уволит, - усмехнулся профессор, беря шатенку за руку. – И помни, главное – избегать переохлаждения, не хватало еще, чтоб моя будущая жена заработала воспаление легких.
***

  Эбби прожигала артефакт взглядом, но толку от этого было мало. Попутно девушка просматривала данные, скачанные Коннором в будущем. Вернее, ту их часть, что подпадала под критерии поиска "Хищники/Насекомые/Впервые/Дата/Футляр Каттера". Мэйтлэнд не была сильна в компьютерах, но её познаний вполне хватило на то, чтоб открыть парочку файлов. И что мы в итоге имеем? Ничего нового или ничего, чему стоило бы верить – обрывки из каких-то газетных статей и телевизионных репортажей, небылица на небылице.
  Так, попробуем подумать, как Каттер. Сара и Хелен уже пытались, но они не учли одного. Ко времени изобретения футляра у Ника и Дженни, скорее всего, уже родятся дети. Значит, нужно думать не просто как Ник Каттер, а как Ник Каттер-отец. Эбби попыталась поставить себя на его место.
  Итак, она изобрела какую-то штуку, которая, видимо, открывает карту аномалий и предоставляет практически неограниченные возможности по корректированию истории. Она понимает, какая опасность таится в этом футляре. Это способно повлиять на весь мир и  в том числе на её детей. Нужно сделать так, чтоб изобретением могли воспользоваться лишь надежные люди. Но ведь глупо верить, что футляром всегда будут пользоваться только те, кого знаешь лично. Выходит, определять порядочность человека нужно по какому-то другому критерию.
  Надо что-то сделать, чтобы футляр открылся. Логичнее всего предположить, что потребуется ввести какой-то код, но на футляре нет ни единой кнопки. Одновременно с этим аппарат должен приводиться в действие быстро, ведь в критической ситуации долгий процесс активации может стоить кому-то жизни.
  В общем, что-то быстрое и говорящее о порядочности или, как минимум, о рассудительности. Что-то, позволяющее удостовериться: тот, кто будет использовать карту, десять раз подумает о последствиях, прежде чем предпримет что-либо. А кто бывает самым осторожным? Любящий родитель. А ещё любящий сын или дочь.
  И Эбби осенило.
  Идея была совершенно бредовая.
  Этот способ мог использовать кто угодно, не только порядочные люди. Правда, "кому угодно" пришлось бы вспомнить детство. И вполне возможно, что некоторых это заставило бы одуматься или хотя бы задуматься. А что, вполне в духе Ника Каттера.
***

  Коннор с нескрываемым облегчением снял и отложил микрофон. Всё закончилось.
  Все, кто выжил, вернулись. Сара пыталась уговорить Беккера поехать в больницу, но он наотрез отказался, заявил, что на нём лишь несколько неглубоких ран и дома ему будет лучше. Четверых солдат увезли на медицинских машинах. Стивен в сопровождении спокойной и молчаливой Хелен тоже отправился в больницу.
  Само здание по-прежнему оставалось в оцеплении, но работы по "зачистке" уже завершись – оставшихся тварей (буквально единицы) перебили за час. Большая часть существ по-прежнему томилась и грызлась в бункере. В бункере, который точно никто не откроет в ближайший год.
  Зазвонил сотовый. Эбби.
  - Алло.
  - Коннор!..
  Брюнет насторожился. Слишком уж взволнованный голос был у его девушки.
  - Эбби, что случилось?
  - Я… - Тут она сообразила, что даже не спросила, как у них дела, удовольствовавшись поступившей сводкой, судя по которой, всё было в порядке. – У тебя всё нормально? А у остальных?
  - Со мной все хорошо, Беккер и Стивен ранены, но не смертельно, Сара и Хелен тоже ещё всех нас переживут. Некоторые солдаты тяжело ранены. Многие погибли… Сама-то как? Всё хорошо?
  - Ага, и даже лучше, - энергично заговорила девушка. – Коннор, я это сделала!
  - Что сделала?
  - Открыла футляр! Прямо надо мной сейчас какой-то застывший смерч из золотистых линий и больших точек. Видимо, это и есть карта, только я  в ней ничего не понимаю, но я могу описать или переслать изображение.
  - Как тебе удалось?! – изумился Коннор. – Как он открылся?
  - Несложно. – Эбби усмехнулась. – Нужно было всего лишь напеть колыбельную. – Чтобы не смазать эффект, она не упомянула о том, что пришлось перебрать несколько общеизвестных детских песенок, прежде чем футляр открылся.
***

  - Что ж, мисс Джонсон, полагаю, придется мне все же согласиться с вашим прежним предложением о сотрудничестве. - Лестер, скрестив руки на груди, прохаживался в своем кабинете, сосредоточенно глядя через стеклянную стену на мониторы, которые так и пестрили сигналами об аномалиях. – Моих ресурсов при всем моем желании не хватает.
  Кристин самодовольно усмехнулась.
  - Давно пора, Джеймс. Если бы Вы не были столь упрямы…
  - Мы бы с вами на пару прямо сейчас крушили мир, наводняя его ужастиками из будущего, - помог закончить ей мысль начальник Центра. Он обернулся на своих подчиненных, тех, кто смог сейчас присутствовать в ЦИА. Не густо. - Мисс Льюис, я рад, что Вы снова в здравии, - все-таки решил сообщить Джеймс. – Профессор Каттер, Ваша рубашка надета наизнанку. Быть вам битым, если не переоденетесь. Мисс Мэйтлэнд, - он строго посмотрел на блондинку, - сегодня Вы прямо герой дня, Коннор, вот с кого надо брать пример.
  - Сэр, да я… - Темпл было хотел воскликнуть, что он, в общем-то, и так на ум и сообразительность не жалуется, но посмотрел на Эбби и вдруг улыбнулся, - хорошо, сэр.
  - Итак, что мы имеем? – словно это совершенно его не волновало, поинтересовался Лестер, взглянув на Эбби.
  - Шесть групп быстрого реагирования выехали на места, сэр. Согласно полученным данным, уже совсем скоро откроется еще три аномалии, а потом еще четыре… - отрапортовала девушка, припоминая, что там говорил Каттер, расшифровывая изображение, появившееся из футляра.
  - Отлично. Предупрежден – значит вооружен, - довольно бодро отреагировал начальник. – Что дальше?
  - Дальше… - блондинка нахмурилась. – Если данные верны, а они верны, нас ждет очень ненормированный и плотный график дежурств на протяжении нескольких месяцев, сэр, но ближе к Рождеству всё должно более-менее улечься.
  Судя по возведенным к потолку глазам, начальника сия новость не больно-то вдохновила.
  - И это еще не все, – добавила девушка, сама не в восторге от того, что сейчас скажет. – Блокираторов аномалии у нас не настолько много, так что…
  - Так что вскоре нам придется по старинке караулить возле аномалий и не давать никому проникнуть в наш мир, - подвел итог Каттер, застегивая уже надетую правильно рубашку.
  - Кстати, о Рождестве, - уцепилась за светлую мысль Сара. – У нас ведь будет что-то вроде корпоратива, да?..
  Все с любопытством поглядели на шефа. Тот задумался всерьез, но ненадолго.
  - Ладно, уговорили. Будет вам пьянка. Как будто происшествия на винном заводе им не хватило, - уже себе под нос пробормотал он, хотя все всё прекрасно расслышали. - Итак, - он снова оглядел свою команду. – Решаем проблемы по мере их поступления. Три аномалии на очереди – думаю, с этим справятся и военные, да, мисс Джонсон?
  Та просто кивнула.
  - …А вы, - Лестер взглянул на своих сотрудников, – переведите дух, залатайте раны, отдохните немного… думаю, час. – Злостные взгляды подчиненных заставили Лестера уточнить в скором порядке: – Шучу! Рабочий день закончился, уже два часа и тридцать девять минут назад, и даже мне не слишком-то хочется здесь задерживаться, учитывая, что завтра выходные. Рано радуетесь, Каттер; не для вас. У вас дежурство. Ну, все, марш по домам, и чтоб в понедельник были как новенькие. Мисс Джонсон, задержитесь на два слова.
  Он дождался, когда в кабинете осталась лишь чиновница, и плотно затворил дверь.
  - Как рука? – поинтересовался Лестер с такой интонацией, словно говорил о погоде, мол, дождливо ли сегодня.
  - Меня больше беспокоит мой новенький испорченный костюм, - с небывалой тоской об утраченной вещи произнесла Джонсон. – Что ж, насколько я успела уловить, твоя бедная жена будет встречать Рождество в гордом одиночестве?
  - Ну почему же, - возразил начальник Центра, - с двумя очаровательными детьми, а еще может и свекровь позвать. О, за нее не волнуйся, она что-нибудь обязательно придумает.
  Кристин улыбнулась, прямо-таки просияла, согласно кивая.
  - В этом я и не сомневаюсь, - согласилась она. – О, Джеймс! Ты ведь сейчас за город, если не ошибаюсь? Не подбросишь? А то с этой нервотрепкой совершенно пропало желание садиться за руль, да еще эти пластыри…
  Лестер моргнул. И сдался.
  - Конечно, не вопрос.   
***

  Не зря говорят, что дома помогают даже стены. Оказавшись в своей квартире, Стивен моментально почувствовал себя лучше. Да, у него несколько довольно глубоких ран, но ни одна из них не угрожает жизни, к тому же врачи мастерски его подлатали и перебинтовали.
  Хелен тоже перепало, хотя всё-таки меньше, чем ему. Могла бы проявить хоть какую-то заботу. Она ведь даже ни разу не задала этот дурацкий, но порой такой приятный вопрос – «Ты в порядке?». Не поинтересовалась у Харта, как он. Едва переступив порог квартиры, заявила: «Я в душ!» и тут же залезла в кабинку.
  Стивен вовсе не жаждал, чтоб Каттер начала возиться с ним, как с маленьким ребёнком, охать, ахать, сюсюкать и гладить его по головке, повторяя, какой он отважный герой. Совсем не обязательно. Но можно же было выказать хоть какое-то внимание? Неужели он ей настолько безразличен? Она даже не предложила сделать ужин! И хотя обещание приготовить ужин/обед/завтрак/ и т. д. из уст Хелен Каттер иначе, как угрозу, воспринимать нельзя (кто пробовал её стряпню, тот поймёт), Стивену всё равно было бы приятно такое предложение.
  И в результате он, с перевязанной рукой, сам себе пытается приготовить яичницу, а Хелен преспокойно стоит в душе, расслабляется. Харт бы и сам не отказался от горячего душа. Клубы пара, заполнившие кабинку, смотрелись весьма соблазнительно. Хотя, кажется, пар какой-то слишком густой. Обычно его меньше. Видимо, Хелен решила пустить воду погорячее.
  - Только не делай из моего душа парилку, - громко буркнул Харт, силясь одной рукой нарезать укроп, чтоб посыпать зеленью многострадальную яичницу.
  Ответа не последовало. В принципе, это было неудивительно, и всё-таки что-то заставило Стивена насторожиться, оставить кулинарные опыты и подойти к кабинке ближе. Теперь через клубы пара мужчина мог рассмотреть шатенку, упершую руки в стенку и закрывшую глаза. Что самое странное, стояла она так в одежде.
  - Хелен? – он почти крикнул, чтоб перекрыть шум воды
  Снова молчание в ответ.
  - Всё нормально?
  Нет, нормальностью тут и не пахло.
  Стивен отворил дверцу, протянул руку и тут же отдёрнул, обжёгшись.
  - Господи! – Он быстро потянулся обратно и выключил воду, едва не шипя от боли. – Это же кипяток! Хелен!
  Ну, может, до ста градусов по Цельсию вода и не дотягивала, но действительно была очень-очень горячей. В такой не обваришься, но ожог схлопочешь запросто.
  …Перед глазами отчего-то упорно высился могильный крест с надписью: «Стивен Джеймс Харт. Умер в 2007 году в возрасте 32 лет. Покойся с миром». Какое там «покойся»? Какое там «с миром»?! Он не хотел ни мира, ни покоя, он хотел жить, он был полон жизни! Хелен улыбалась, стоя на его могиле. Не потому, что было весело, а потому, что твёрдо решила для себя – она его вернёт. Расшибётся в лепёшку, но вернёт. Нельзя сказать, что она любила Стивена больше жизни, во всяком случае, тогда. Но когда его не стало… Что-то мерзкое, пустое и постоянно ноющее засело в сердце, отравляя существование. Что бы ни говорила Хелен себе и другим, она понимала, кто истинный виновник гибели  Стивена. Потом он вернулся. А сейчас чуть снова не заставил её пережить его гибель. …Как же холодно!!! Чёрт, да никто не спорит: мотивы, что тогда, что теперь, у него были самые благородные. Но ведь надо же думать о близких, прежде чем хватать автомат в зубы и стремглав мчаться на подвиги! Мчаться жертвовать собой. Идиот! Неужели он не понимает, что она не выдержала бы ещё одного такого могильного креста?!! Не выдержала бы теперь, когда Стивен стал так близок, так дорог… И во что он её превратил, а? В мямлю? Или просто в настоящую женщину?
  - Ты меня слышишь? – Стивен вытащил шатенку из душа и попытался поставить прямо.
  Не очень-то получилось, пришлось прислонять её к стене. Наплевав на перевязку, Стивен высвободил правую руку, подхватил женщину и усадил на диван. Затем заставил Каттер заглянуть ему в глаза, приподняв её подбородок.
  - Ты меня слышишь? – повторил мужчина.
  Шатенка кивнула, и было ясно, что на более развёрнутый ответ нечего и рассчитывать.
  - Обожглась? – Стивен начал лихорадочно осматривать её руки, плечи, шею, скулы.   Кожа покрылась тёмно-розовыми пятнами, но, похоже, это лёгкие ожоги, не серьёзные. - Что ты вытворяешь?!
  Как о стенку горох. Хелен только сидела и стучала зубами.
  Стивен достал из шкафа и набросил ей на плечи свой серый халат, потом подумал, что в мокрой одежде не согреешься и быстро стянул с Хелен рубашку, блузку и даже штаны (долго ли, умеючи) вкупе с обувью. После чего плотно укутал шатенку в халат.
  И как это понимать? Это что, истерика такая?
  Две сестры, одна кузина, плюс огромное количество подружек, каждая из которых в итоге стала бывшей – в женских истериках Стивен разбирался. По крайней мере, так он считал до этой минуты. На него кричали и визжали, топали ногами; бросались предметами средней тяжести (от подсвечника до цветочного горшка), пару раз даже пытались выцарапать глаза. Такое поведение Харта бы не удивило. Но то, что происходило сейчас, мужчину пугало. Он не представлял, как себя вести.
  - Посмотри на меня! – Он взял её за плечи и аккуратно встряхнул. Не помогло. Встряхнул сильнее. Не сработало. – Хелен, я здесь!
  Господи, ну почему ему не досталась нормальная женщина, которая от испуга и сильных переживаний может расплакаться, раскричаться, побить посуду, запустить этой посудой в самого Стивена, на худой конец?! («Может, потому, что тебе и не нужна нормальная?» - ответил за Господа внутренний голос.) А у Хелен глаза совершенно сухие, только какие-то пустые и потому ужасающие. Сидит себе тихо, трясётся. Причём трясётся так, что Стивен и сам вздрагивает. Он только сейчас понял значение простонародного термина «колотун» и словосочетания «бьёт дрожь». Хелен действительно будто били, она содрогалась, как от ударов. И молчала. Молчала-молчала-молчала.
  От этого жуткого молчания сводило все внутренности, словно кто-то очень сильный засел в области живота и сдавливал кишки своими маленькими, но стальными кулачками. Стивен осознал, что, еще немного, и истерика приключится у него – он понятия не имел, что делать! А Каттер все сидела, дрожа, и молчала. Смотрела вроде бы на него, но по стеклянному взгляду было ясно – видела она вовсе не студента, а нечто пострашнее, в сто крат страшнее.
  В конце концов, Стивену это надоело. Он рассудил так (если в данных обстоятельствах можно было говорить о рассудке, ибо его-то наличие мужчина сейчас как раз ощущал меньше всего): раз она дрожит, значит, ей холодно. Раз не помогает теплый халат – поможет старое доброе объятье.
  Он аккуратно и как-то нескладно примостился возле нее на краешке дивана, опасаясь, что шатенка сейчас просто убежит, оттолкнет его и убежит навсегда, прочь из квартиры, может быть, даже воспользуется порталом… Тем не менее Харт мягко, ненавязчиво опустил руку ей на спину и легонечко притянул Каттер к себе… И с облегчением обнаружил, что шатенка поддалась, по крайней мере, не сопротивлялась. Напрочь позабыв о поврежденной руке, о боли, о повязке, Стивен обернул теперь и вторую руку вокруг все еще тихо дрожащей фигуры, покрепче прижимая ее к своей груди. Так они и сидели, молча, в обнимку. Вернее, Стивен обнимал Хелен, а Хелен позволяла ему это делать, сама же не выказывая ни малейшей ответной реакции.
  Спустя одному лешему известно сколько времени Стивен все же спросил, тихо, осторожно:
  - Хелл… что это сейчас было, не пояснишь?..
  И она – о, чудо – ответила, но абсолютно невпопад:
  - Я тебя ненавижу, идиот.
  - Прошу прощения? – Он отстранил женщину от себя, чтобы заглянуть в ее глаза.
  Она вдруг с небывалой дотоле нежностью провела дрожащим пальцем по линии его подбородка… по губам… по щеке… утомленно закрыла глаза, делая прерывистый вздох… И после приникла губами к его губам. Стивен уже ничему не удивлялся. Он еще час назад распрощался с логикой, здравым смыслом, разумом и вообще решил, что не стоит пытаться понять женщин, ибо это совершенно бесполезно и в принципе невозможно.
  Слегка отстранив свои губы от его, она шепнула: «Ненавижу». Снова поцеловала. Шепнула: «Дурак». Поцеловала. «Глупый». Поцеловала. «Глупый». Поцеловала. «Мой Стивен». Поцеловала. «Люблю, люблю». Поцеловала, опрокидывая на спину, уютно расположившись сверху на нем. Стивен не удивлялся. Стивен решил после заглянуть к психологу… и Хелен прихватить с собой.
  - Так и быть, - вдруг приглушённо выговорил Харт, сомкнув руки на пояснице шатенки, заглянув в большие карие глаза, всё ещё затянутые поволокой, - халат твой, но пальма остаётся. Договорились?
  Хелен молча вгляделась в лицо Стивена. Он хотел этого. Действительно, по-настоящему, всем сердцем этого хотел. Да и она тоже.
  - Договорились. – Каттер опять поцеловала бывшего студента в губы. Потом опустила голову на его грудь, повернувшись вбок.
  Стивен ласково провёл рукой по спине шатенки, затем погладил женщину по волосам.
  - Я решила, чем буду заниматься, когда вся эта неразбериха с аномалиями окончательно уляжется, - негромко промолвила Хелен, почувствовав, как Харт поневоле напрягся. – Я открою брачное агентство. У меня неплохо получается сводить парочки, притом оригинальными способами – вспомни Альфреда с Аланом. Да и к воссоединению Ника с Клаудией-Дженни я тоже приложила руку. – Прежде, чем Стивен рассмеялся во весь голос, она успела добавить: - Или организую секту, говорят, это очень выгодно. К слову, вакансия пророка свободна. Ты сойдёшь на эту роль - глаза у тебя светлые, вызывающие доверие. Осталось только отрепетировать отрешённый взгляд. И ещё, скорее всего, тебе придётся отрастить небольшую бороду, так будет убедительнее.
  - Хелен! – расхохотался мужчина. Ему уже было искренне жаль несчастного психолога.
***

  Беккер уютно устроился на большом мягком диване, закинув ноги на небольшой чайный столик. Пусть это и кощунство, но сегодня ему можно было все, Сара не стала бы возмущаться. Раны привычно ныли, как и большую часть его жизни, но душа ныла сильнее. Столько жизней ушло сегодня, утекло у него сквозь пальцы. И пусть в том не было его вины - брюнет знал это - но сей факт ничем не умалял горечи.
  - Хилари, возьми, - Сара неслышно появилась из кухни, держа в руках бокал темно-красного вина, - это поможет восполнить кровопотерю.
  Она осторожно присела возле дивана, протягивая прикрывшему глаза мужчине напиток. Капитан был расслаблен с виду, даже почти безмятежен, но за то недолгое время, что они были вместе, Сара научилась различать его внутреннее состояние за любой маской. Брюнет лишь чуть заметно кивнул, принимая бокал в ладонь, а затем так же молча отставляя его на столик.
  - Ты же знаешь, что не виноват в том, что те ребята не выжили?
  Она аккуратно опустила голову на его ноги, туда, где не было повреждений, устремляя взгляд в противоположную сторону и вслушиваясь в его дыхание. Осторожно погладила рукой разорванную штанину униформы, под которой скрывалась рана.
  - Я знаю, но к этому не привыкаешь.
  Теплая ладонь нежно скользнула по ее волосам.
  - Сара, он был там.
  - Кто?
  - Фэрадай.
  Она вздрогнула, так сильно, что он снова ощутил резкую боль в разрезанной ноге.
  - Как?
  - Я не знаю. Его растерзали Хищники. Но я не могу сказать, что мне жаль…
  Она помолчала, перебирая в себе свои переживания и воспоминания. Она не будет рыдать или биться в истерике из-за его гибели, но и не станет устраивать бешеные пляски на радостях. Пусть земля ему будет пухом. У нее теперь другая жизнь, свободная, новая.
  - Я рада, что он умер не от твоей руки. Пусть уходит с миром. - Девушка оторвала голову от его ног, почувствовав тяжелую руку на своем плече. Привычным движением откинула волосы с лица и перебралась к мужчине на колени, так, чтобы не причинить новой боли ране. - Я люблю тебя, Хилари.
  Она опустила голову ему на плечо, чувствуя крепкое объятие и поцелуй в макушку. Настенные часы неспешно отсчитывали минуты, пока двое сидели обнявшись, без слов говоря друг другу самое важное простыми прикосновениями. Начинается новая жизнь, пусть и не более простая, чем была до этого, но явно более счастливая.
***

  - Я дома, - оповестил Коннор, заходя в квартиру; хотя не был уверен, что Эбби здесь. Из ЦИА они уехали порознь, Эбби хотела что-то купить, а Коннор задержался на заправке.
  Брюнет прошагал в гостиную и опустился на диван, сняв и отбросив в сторону шляпу. Парень устало потёр лоб, прикрывая глаза.
  Темпл был не в лучшем состоянии. Конечно, ему не довелось пережить то, через что недавно прошли военные ЦИА и Министерства, но и без дела он тоже не сидел. К тому же, усталость больше была моральной, нежели физической. «Десятки человек погибли… Сегодня кто-то потерял сыновей, отцов, братьев, мужей…».
  Из арки, ведущей в кухню, плавно вышла Эбби и некоторое время просто смотрела на парня. Когда он, наконец, заметил блондинку, та неуверенно улыбнулась.
  - Привет. – Подошла и присела рядышком. – Ты сегодня молодец.
  - Я? Вряд ли,- усмехнулся брюнет. – Я только сидел за компьютерами. А другие гибли.
  - Были и те, кого ты спас. – Эбби придвинулась ближе. – Ты сделал всё, что мог.
  - Почему ты так уверена? Тебя там не было.
  - Просто я тебя знаю, Коннор. – Она немного помолчала. – И твоей вины в смерти тех людей нет.
  - Я это понимаю, но… - Он цокнул языком, покачав головой. Потом, увидев напряжение Эбби, встряхнулся и велел себе улыбнуться. – Просто я устал. Да и ты наверняка тоже.
  - Есть немного, - призналась девушка. Она сделала глубокий вдох. – Даже не верится, что всё закончилось, что главная опасность позади.
  - Да, - протянул Коннор и затем улыбнулся значительно живее. А ведь впрямь, самое страшное миновало.
  Роксане не придётся расти без отца, не придётся пережить гибель матери. У девочки будет счастливая жизнь, уж об этом Коннор твёрдо намерен позаботиться. Пусть он не из разряда крутых парней, которым перебить отряд спецназовцев – раз плюнуть. Но своих девочек он в обиду не даст.
  Улыбка брюнета засияла, как солнышко.
  Эбби перебралась к нему на колени, усевшись лицом к лицу Темпла. Две-три секунды блондинка смотрела в безумно тёплые кофейные глаза брюнета, после чего обняла парня, прижавшись щекой к его плечу. Коннор тоже обнял девушку, крепко-крепко, но вместе с тем невероятно нежно и заботливо. Мэйтлэнд позволила себе расслабиться, расслабиться по-настоящему. В этих объятьях было так хорошо, так спокойно. Она знала, что ни с ней, ни с Роксаной не случится ничего плохого, пока Коннор рядом. А уж она, Эбби, и Роксана позаботятся о том, чтоб и с Коннором всё было в порядке.
  - Эбби, - не отстраняясь и по-прежнему обнимая девушку, проговорил вдруг Коннор, - давай поженимся.
  Почему-то она не упала назад себя, не разинула рот, даже не оторвалась от плеча Темпла, чтоб взглянуть парню в лицо. Она нисколько не удивилась.
  - Давай, - просто ответила Эбби, сильнее прильнув к брюнету.

0

19

15. Аномалия за аномалией

http://uploads.ru/t/7/T/E/7TEgO.jpg

(Спустя пару месяцев)
  - Как долго открыт временной разрыв?
  - Около часа, сэр. Следов вторжения пока не наблюдается.
  - Хорошо, продолжайте наблюдения.
  Сержант отключил рацию, чуть перехватывая зажатое в руках оружие. Хотя, теперь его вряд ли можно было назвать таковым, уж скорее просто пукалка со снотворным. Нет, он никогда не был согласен с тем, что во всем стоит следовать указаниям этого эксцентричного профессора.
  - Аллистер, что-то на подходе! Готовность номер один!
  Двое его товарищей четко повскакали со своих мест, занимая заранее обговоренные позиции.
  - Не хочу, чтобы это был Тираннозавр. Не хочу, - молодой военный покрепче сжал оружие, когда из светящегося прохода раздалось курлыканье твари. Это был всего лишь юноша, даже мальчишка, что пришел на службу после одного из училищ. Амбициозный, упорный, лучший в своем выпуске; но по-детски наивный и порой витающий в облаках. Он еще не был на войне, и эта работа была для него просто подарком судьбы.
  - Агрлана-ня! - раздалось в паре сантиметров от людей, а затем, словно пережаренный попкорн из скороварки, посыпались динозавры. Нет, не пошли, не побежали, а именно посыпались, как-то крайне радостно урча и на диких скоростях распространяясь по периметру оцепления. Мелкие, шустрые, забавные.
  - Что за! Ловите их! – Вот и пошла насмарку вся подготовка военных, которые теперь стояли растерянно озираясь по сторонам, тогда как зеленые «тараканы» оккупировали их территорию. Ну не стрелять же в них, честное слово.
  Один из зубастых малышей пристроился прямиком возле ноги ошарашенного сержанта, поднял на него умильные красные глазки с чернеющими зрачкамм и вдруг вцепился зубками в низ его штанины, что-то порыкивая сквозь забитые тканью зубки.
  - Брысь! Прочь! – Паренек возмущенно тряхнул ногой, пытаясь сбросить с себя незваного гостя и одновременно сохранить достоинство.
  Не вышло. Зеленое вымершее чудо лишь пуще зарычало, и, кажется, даже восторженно заповизгивало от такого непривычного аттракциона.
  - Да уйди же ты!
  Сержант сильнее тряхнул ногой, но существо держалось крепко. Вернее – существа. Маленькие пиявки с радостным грыканьем с каждой секундой все больше оккупировали бедолагу под еле сдерживаемый хохот сослуживцев.
  - Ай, ой!
  - Ты им понравился.
  - Не издевайся! Снимите их с меня!
  - Не истерии, они же безвредны, - товарищ несчастного военного протянул палец к динозавру, намереваясь потыкать того, но это было необдуманно.
  Красноглазый вмиг оценил, что на него, уютно утроившегося на воротнике новой няньки, кто-то покушается. А значит – хочет съесть. Следовательно – надо и ему укусить атакующего в ответ, что он и не преминул сделать, вонзая иглоподобные клыки в палец мужчины и повисая на нем.
  - Черт!! - Блондин завертелся юлой, пытаясь избавиться от кусачего довеска.
  - Отряд Гамма, доложите обстановку, - рация с вызывающим их начальством затрещала в самый неподходящий момент.
  - Сэр, сержант Гаррисон на связи. У нас... все под контролем, сэр! – Единственный не пострадавший участник комичного шоу старался не прыснуть со смеху, выгораживая крутящихся на месте и беззвучно матерящихся друзей.
  Сейчас они избавятся от начальства, а уж потом придумают, как снять с Аллистера нежданный урожай и с доплатой вернуть его законным владельцам в их временном периоде!
***

  - Не самое удачное место, - выдал Коннор, оглядывая ослепительно сияющую и плавно вращающуюся вокруг собственной оси аномалию.
  Спорить с этим заключением было трудно, поскольку не очень-то приятно находиться на крыше сорокаэтажного здания рядом с порталом, из которого в любой момент может выпрыгнуть какая-нибудь тварь. Даже не столь важно – плотоядная или нет. Вполне мирное крупное животное, испугавшись, может наворотить дел. Заденет копытцем, или что у него там, а ты потом знай себе лети сорок этажей вниз.
  Но оптимист в Темпле победил, заставив договорить:
  - С другой стороны, хорошо, что аномалия открылась на крыше, а не в самом здании.
  - Точно, - согласился Беккер, обходя сгусток света кругом, - иначе хлопот было бы гораздо больше. Когда подвезут блокиратор?
  - Не раньше, чем через пару часов.
  Остальные солдаты – в количестве четырёх штук – спокойно заняли выжидательную позицию, приготовив оружие.
  Но стоять и просто пялиться в одну точку быстро надоедает. Парни не потеряли бдительности, и всё же примерно через час начали смотреть не так внимательно.
  А тварь по ту сторону аномалии будто только этого и ждала. Хотя, на самом деле подобное стечение обстоятельств было чистейшим совпадением. Существо, мягко выражаясь, не отличалось сообразительностью. Зато отличалось размерами – метров пять в длину, или лучше сказать в высоту, потому что, выскочив, создание приземлилось на задние лапы. На них же оно кинулось в сторону ближайших военных. Больше всего "нечто" напоминало огромную ящерицу и крокодила в одном лице, причём перемешаны эти два компонента были как-то нелепо. Большая голова, маленькие глазки, огромная усеянная зубами пасть, не очень короткие, но всё же менее длинные, чем задние, передние лапы.
  Коннор даже не успел оповестить всех, как тварь зовётся по-научному. Ума хищнику определённо не хватало, а вот силы и скорости было не занимать.
  Несколько мощных электрических разрядов сразили желтопуза уже в прыжке, прямо в воздухе. Буквально дымящийся ящер повалился на бетон, злобно, но как-то вяло порыкивая.
  - Орнитозух! – выдохнул Коннор.
  - Динозавр? – уточнил Беккер, без малейшей симпатии осматривая тварь.
  - Не совсем. Скорее, архозавр. – Поскольку в глазах солдат вместо понимания мелькнул лишь сарказм, гений пояснил: - Ну, родственник крокодила. Вымер раньше динозавров.
  Полученные сведенья ни у кого не вызвали энтузиазма.
  - Закинем его обратно, только аккуратно, - велел Беккер.
  Но не успели пятеро молодцов взяться за ящера, как из аномалии выпрыгнули двое его собратьев.
  Одного удалось уложить сразу, а вот второй оказался проворнее, и почему-то нацелился именно на Коннора. А тому и бежать-то было особо некуда… да пришлось. Дальше мгновенно стал выбор – либо пасть твари, либо самый край крыши. Второй вариант был разумнее, но и он не оказался идеальным. Уворачиваясь от челюстей, Коннор поскользнулся. В ту же секунду родственник крокодила отправился в мир сновидений, если, конечно, у рептилий вообще бывают сны. А в следующий миг кто-то крепко сжал руку Темпла, не давая парню пуститься в свободное падение.
  - Эбби меня убьёт, если с тобой что-нибудь случится, - усмехнулся Беккер, вытягивая товарища. – Так что не подводи меня, приятель.
  - Ни за что, - сдавленно пробормотал Темпл, оказавшись на крыше. Они с Беккером растянулись на "полу", переводя дыхание. – Спасибо.
  - На здоровье.
  Но, как выяснилось, расслабляться было рано. Первый орнитозух поразительно быстро очнулся, притом не в самом лучшем настроении. И прежде, чем снова отключиться от двойной дозы электрошока, успел-таки добраться до Беккера и… нет, не укусить. Тварь почему-то предпочла с размаху ударить капитана хвостом, а хвост у орнитозуха был о-го-го.
  - Сара меня убьёт, если с тобой что-нибудь случится, - натужно протянул Коннор, успевший схватить Беккера за руку.
  Кто знает, возможно, Темплу хватило бы сил вытащить товарища обратно, во всяком случае, младший брюнет крепко держал старшего одной рукой и не менее крепко хватался за "бордюр" другой, таким образом, положение капитана было пусть малоприятным, но довольно устойчивым. Однако остальные подчинённые не стали ждать, чтоб проверить, справится ли Коннор самостоятельно, и быстро помогли ему вернуть капитана на твёрдую… крышу. Причём всем скопом сделали они это столь ловко, что Беккер чуть ли не подпрыгнул, взмыв в воздух, и приземлился на ноги, в стоячем положении.
  - Спасибо, - искренне улыбнулся Беккер, глядя через плечо вниз. – Лететь было бы далековато. – Он перевёл дух и взглянул на Темпла. – Тебе – отдельная благодарность.
  - Всегда пожалуйста, - промолвил польщённый Коннор. Всё-таки обычно не он спасал Беккеру жизнь, а наоборот.
  - Надеюсь, больше оттуда никто не высунется, - прошептал один солдат другому, когда твари были заброшены обратно, оцепление восстановилось, и все военные стали с утроенным вниманием держать аномалию под прицелом.
***

  - Стивен, влево! Нет, вправо, я перепутал!
  Запыхавшийся Каттер со всех ног несся по футбольному полю, старательно изворачиваясь и отвлекая на себя разъяренное животное, тем самым давая напарнику шанс уклониться от гигантских рогов. Но, так как указания, данные блондином, были не очень верны, Стивен на эти самые рога-то чуть было и не угодил, вовремя исхитряясь вывернуться и миновать опасность боком.
  - Каттер, а поточнее никак?! У меня на спине нет глаз!
  - Не ной, лучше уноси ноги. – Профессор лишь усмехнулся своей промашке, вновь срываясь с места, на котором замер за секунду до того с целью перевести дыхание.
  Но огромная туша перед ними выжидать не собиралась.
  Гигантский олень, на манер взбесившейся коровы выставивший вперед свои сорокакилограммовые рога, уже вновь ринулся на мужчин, взбешенный мельтешением красок перед собой.
  - Мы еще долго будем бегать? – Стивен совершал очередной марш бросок по окружности поля, протаскивая зверя следом за собой, пока Каттер пытался отдышаться, дожидаясь приезда подмоги.
  Благо, огромные, ветвистые рога животного хоть и были мощным оружием, но никак не способствовали быстрому бегу. И это было единственным, по поводу чего Харт в данный момент совершенно не расстраивался.
  - Как тебе сказать… Ирландский лось или гигантский олень, в простонародье, всегда являлся выносливым созданием, а данный представитель вида еще и находится в самом расцвете сил! Посмотри на его исполинские размеры: высота в холке более двух метров и выдающиеся, навскидку, в три с половиной метра между кончиками рога, весом килограммов сорок. Точно половозрелая особь! Кстати, ты знаешь, что именно эти рога, которые вероятно пугали первобытных людей и нравились оленихам, но однозначно не имевшие больше никакой практической ценности, по мнению многих ученных, и стали причиной исчезновения исполинов?
  - Каттер! Я не заказывал краткую выдержку из энциклопедии. Я спросил, сколько нам еще бегать, пока эта тварь не выдохнется?! – Стивен, вновь успевший нарезать круг-другой по стадиону, изможденно замер, давая время на отдых и себе, и столь красочно описанному исполину.
  Который, впрочем, в норму пришел куда скорее человека, за что и был отдан на попечение умничавшего блондина, который в свою очередь понесся по усеянной травой дорожке.
  - Еще пару часов, как минимум! – Профессор умильно чесал по ровной местности, умудряясь все время оборачиваться, дабы получше разглядеть доисторического гиганта, и при этом оставаясь вне зоны досягаемости убийственных рогов.
  - Так может, все же стоит не нейтрализовать его, а пристрелить? Я не жалуюсь на здоровье, но к такому спринту не готов. Да и Хелен ждет меня в лаборатории, зачем-то срочно!
  - Хочет поздравить с тем, что вы прожили вместе уже пару месяцев и до сих пор оба живы? – Каттер на бегу усмехнулся, что-то припоминая. – Не-а, обломись! Сохранить этого красавца в живых важнее, чем личная жизнь.
  - И почему это правило касается всех, кроме тебя самого? - взвыл Харт, перенимая эстафету и прибавляя скорости, в тщетной надежде, что это позволит ему скорее измотать не только себя, но и оленя. - Так, давай, дружок, за мной!
  - Стивен, скорее, он нагоняет тебя. - как ни в чем не бывало крикнул глава группы, опираясь руками на колени, судорожно дыша и, как бы невзначай, игнорируя последнее замечание друга.
  Первые десять минут они с бывшим лаборантом ответственно носились по чертовому полю в попытке загнать гостя из прошлого назад в это самое прошлое, но, очевидно, что-то в их внешности не понравилось шерстистому двухметровому красавцу, и он припустился следом за ними, грозя снести всё на своем пути. Само собой, они могли просто уйти в безопасное место, отсидеться где-нибудь среди трибун, поджидая, пока зверь покинет их мир тем же путем, каким и пришел в него. Но этому были две помехи.
  Первая – они чем-то конкретно не понравились этому лосю! Нет, судя по характеру дражайшей Хелен Каттер, причиной тому могли быть и ветвистые рога, что, скорее всего, украшали лбы обоих мужчин. Но, вероятнее всего, причиной послужил резкий парфюмерный запах, что впитался в обоих намертво. И даже не спрашивайте, откуда он взялся в машине ученого, учитывая, что с утра ею пользовалась Клаудия, как-то категорично негативно настроенная ко всем ароматам вокруг, кроме сего насыщенного благоухания жасминов.
  Вторая – олень был напуган и раздражен не меньше них, что и придавало ему дополнительную силу и неадекватность поведению. Ну, а как бы вы себя повели, если б в ваше тело всадили одну за другой пять порций снотворного, никоим образом не подействовавшего? Потому, вместо того, чтобы тихо-мирно прийти в себя и отправиться восвояси, зверь начал бросаться на ограждения стадиона, в попытке прорубить путь на волю. И это ему удалось бы, если б не своевременное личное вмешательство пары ученых. Железная сетка, что по всему периметру огораживала стадион, была для такого исполина просто ерундой, которую тот бы вынес на рогах за считанные доли секунды и с минимальными усилиями, а затем бы рванулся в город, сеять панику и ужас в близлежащем парке. Допустить этого ни Каттер, ни Харт не могли. Вот и носились сейчас, как угорелые, по зеленой травке стадиона, не давая животному потерять интерес к ним и рвануть сквозь хлипкую решетку в город.
  - Напомни мне еще раз, почему мы поехали отдельно от военных?! – Харт вновь передал «эстафетную палочку» блондину.
  - Потому что они слишком много о себе возомнили! Туда не лезь, впереди всех не иди. Что за детский сад. К тому же, этот район Лондона я знаю куда лучше, вот просто и срезал путь. Кто же знал, что эти идиоты не последуют за мной и засядут, очевидно, в непроходимой пробке??
  - И даже не проси меня сейчас сказать тебе спасибо… Каттер! - Парень резко вскинулся, видя, что его друг спотыкается, теряет равновесие и сейчас вот-вот окажется насаженным на рога, а после еще и придавленным ими к земле.
  - У-упс!
  Каттер все же рухнул, не преминув случаем побрататься с землею, но тут же откатился в сторону, уходя от удара. Второй ему тоже удалось предугадать, потому профессор не получил по хребту, а весьма ловко ухватился за окончания ветвистых рогов руками. Заработав немалое ускорение, что, вкупе с натренированными за последнее время мышцами и ловкими руками, и помогло ему взобраться на верх железного ограждения.
  - Стивен, я передумал – стреляй! - Все как в былые времена. Блондин даже невольно улыбнулся, находясь в самом незавидном положении.
  - А как же пацифизм? И спасение вида, которое важнее моей личной жизни с Хелен? – Харт не удержался от ехидства, моментально вынимая оружие.
  Животное что-то взмычало, тряхнув массивной головой и ударяясь ею же о сетку. Блондин, сидящий наверху, завибрировал в такт колебаниям все же выдержавшего удар ограждения, но не упал.
  - Быстрее!
  - Сейчас. - На то, чтобы перезарядить нехрупкий пистолет, что покоился у него за пазухой, ушло совсем немного времени, да вот проблема была в том, что у Ника этого времени было еще меньше!
  - Стивен, стреляй…
  - Я почти...
  - Стивен, ради бога, стреляй не почти, а уже! – Блондин начинал потихоньку нервничать, еле удерживаясь на неудобном насесте, который от второго мощного удара животного начал распадаться на составляющие.
  Бах. Выстрел всё же раздался, вызывая вопль боли со стороны оленя.
  - Стивен!!
  Ну всё, последняя опора не выдержала, и Каттер, обсыпаемый металлическими кусочками бывшей сетки, полетел вниз. Зачем-то зажал голову руками. Замер…
  Ничего не случилось. Точнее, ничего не случилось с ним, а вот зверь, понукаемый острой болью в неопасной ране, бросился прочь, усиленно трубя и скрываясь в сверкающем проходе.
  - Каттер, ты живой?
  Блондин недолго отходил от шока, полагая, что в такой ситуации чем скорее он примет вертикальное, или хотя бы сидячее положение, тем лучше.
  - Ты еще спроси, в порядке ли я!
  - Он ушел насовсем? – Харт с усмешкой протянул профессору руку, помогая подняться и кивая в сторону аномалии.
  - Ага. Там он считает себя в безопасности.
  - Зря считает, - как-то слегка философски откликнулся Харт, отмечая знакомую машину, подъезжавшую к ним по шоссе.
  - Нарисовались, черти.
***

  - Убери лапы! Да что ж это такое-то! - Возмущённая негритянка не малых размеров с остервенением размахивала клетчатым полотенцем.
  Такую бурю негодования в женщине вызвал умильный медведь с ярко-белым пятном на морде, который безо всякого стеснения тянул свои лапы к её свежеиспеченному печенью. Отличное начало сезона пикников на заднем дворе!
  - Прочь с моей кухни! - Мадам вновь огрела непослушного пушистого гиганта тряпкой, но зверь лишь что-то промычал, засовывая в пасть седьмую лакомую печенюшку.
  Его темно-коричневая шерсть чуть отливала красным в солнечных лучах, ярко контрастируя со светлой мордахой. Он всегда любил орехи, а в этом лакомстве их было предостаточно, вот животное и не удержалось от соблазна, рискнув приблизиться к человеческому жилью.
  - Ну я тебе! - Негритянка взмахнула второй рукой, в которой красовался внушительных размеров половник, и двинулась к дикому зверю - Прочь!
  Медведь обиженно проревел что-то, чуть отступая и начиная обходить вокруг стола. Поскольку размеры спорящей «пары» были практически равными, то и скорость перемещения совпадала. Так что они вновь оказались друг напротив друга, воюя за сладкие трофеи.
  Животное исхитрилось утащить еще одно печенье, вызывая бурную радость со стороны болеющих за него с качелей ребятишек.
  - Разоритель! – Женщина возмущенно взмахнула металлическим черпаком для пунша, целясь прямиком во влажный нос создания, но её меткий удар был перехвачен крепкой рукой военного, взявшегося на её заднем дворе неизвестно откуда.
  - Мадам, тише. Не стоит причинять вред редким видам! –  И мужчина тут же отрапортовал в закреплённый на ухе микрофон: - Трой, Джексен, я нашел нашего упущенного вторженца, – и нацелил на с аппетитом уплетающее печенье животное оружие со снотворным, - он в жилом секторе. Жду вас.
  - Не причинять вреда?! А сам-то ты что творишь, изверг? – Добрая душа, таившаяся под возмущенной маской, тут же встала на защиту недавнего объекта негодования. Не хватало только, чтобы этого добродушного гиганта пристрелили на ее заднем дворе! - Прочь, прочь, прочь! – Удары половника градом посыпались теперь уже на капитана.
  - Мадам, что за, прекратите! Хватит! Это снотворное!
  Последний меткий удар пришелся прямиком в лоб мужчине, отчего серые глаза в момент сошлись на переносице, приобретая какое-то крайне неосмысленное выражение.
  - Так вот! Кто к нам с мечом придет! – победоносно заявила мадам, глядя на оседающего к её ногам военного. Мишка же дожевывал последнее печенье, торопливо орудуя массивными лапами. - Кушай, кушай, мой хороший!
***

  - Серьезно, я и одна могла бы спокойно справиться, - еще раз сообщила Сара, внимательно глядя на дорогу и управляя машиной, - но спасибо, что ради меня бросила Каттера, - усмехнулась она.
  Дженни улыбнулась тоже.
  - Ник, он… такой заботливый и… опекающий, что я решила дать ему передохнуть, да и себе тоже. - Улыбка стала еще шире.
  - А… понимаю, - Сара заговорщицки кивнула, - порою парни слишком сентиментальны. Ты ему еще не сказала?..
  Клаудия-Дженни сделала игриво-протестующее выражение лица.
  - Что ты! Если бы я ему сказала, думаешь, я бы сидела сейчас здесь? Скорее всего, уже бы была запрятана за семью замками в его доме, да еще под надежной охраной.
  Сара рассмеялась.
  - Я скажу ему вечером, - добавила Дженни, мечтательно улыбнувшись. – За романтическим ужином.
  - Представляю, как он обалдеет… Боже, если наш Каттер да еще и обалдеет!.. Дженни! Ты представляешь, на что обрекаешь весь мир, нас, его бедных коллег, и себя в частности?
  Дженни рассмеялась, ни разу не раскаявшись.
  - Именно поэтому я даю нам небольшой передых – потом предстоит очень ненормальное время: гормоны, нервы, истерики, да и я не подарок.
  Египтолог усмехнулась, потом умиленно протянула, погладив подругу по плечу:
  - Уу, вы такие счастливые, просто загляденье! Очень за вас рада, ребята.
  - Да, - согласилась шатенка. – Да и вы с Хилари любому дадите фору. Он уже сделал официальное предложение?
  Сара округлила глаза от притворного удивленья.
  - Нет! Что ты! Хотя… подозреваю, что это входит в его планы на ближайшее время, - призналась девушка. – На днях я совершенно случайно наткнулась на восхитительное колечко! Да что ж такое! – Последняя реплика была негодующе произнесена по поводу дорожного движения и его скорости, которая явно соревновалась со скоростью черепахи. – Проклятье, дорога напрочь перекрыта, нам не пробраться.
  - Сколько у нас еще времени? – с легким волнением спросила Дженни, глядя на часы и сама отвечая на свой вопрос: - Двадцать минут. Черт, такими темпами аномалия откроется раньше, чем мы успеем выехать из этой пробки. Как быть?
  - Может, вызвать Хелен? – скрепя сердце предложила брюнетка, стараясь вырулить из плотного потока машин.
  - О, нет, - запротестовала Дженни. – Она же ясно дала понять, что сегодня у нее выходной и чтобы ее не беспокоили.
  - Да… как вспомню того беднягу, на которого она накричала… Парень чуть не упал в обморок. Что это с ней, интересно?
  - Не знаю, может, гормоны? Может, тоже беременна?
  Пейдж скептически усмехнулась.
  - Что-то я дико сомневаюсь. Небось, они со Стивеном что-то не поделили, вот она и отыгрывается на беззащитных мальчиках. Ладно, поедем в объезд, - вздохнула девушка, - и будем надеяться, что из аномалии не успеет выпрыгнуть какой-нибудь доисторический крокодил.
  Она резко развернула машину, наконец, выбравшись из пробки, и поглубже вдавила педаль газа – времени оставалось все меньше и меньше.
***

  - Это здесь? – уточнила Пейдж, вылезая из машины и внимательно осматриваясь по сторонам в поисках чего-нибудь блестящего и сверкающего.
  - Вроде, да… - неуверенно отозвалась присоединившаяся к ней Клаудия-Дженни.
  Они стояли на футбольном поле, к счастью, пустующем, окруженном редкими деревцами прилегающего парка.
  - Это значит, нам повезло и аномалия еще не открылась? – с надеждой в голосе спросила Сара, вытаскивая агрегат по задраиванию аномалий и устанавливая его возле машины – чего время зря терять.
  Вдруг из-за трибуны послышалось какое-то утробное рычание. Девушки переглянулись.
  - Черт, - озвучила мысли обеих Дженни, хватая пистолет, начиненный снотворным, и кидаясь на звук. Сара, подхватив свой пистолет и устройство, поковыляла следом.
  За трибуной, скрытая от глаз обывателей, красовалась аномалия, сверкая всеми своими неровными гранями. Возле нее щипал травку какой-то зверь размером с корову.
  - Отлично, - выдохнула шатенка, осматриваясь.
  По какой-то счастливой случайности рядом валялась забытая уборщиками швабра, которую девушка и подняла. Аккуратно приблизилась к ничего не подозревающему зверю и зашикала на него, погоняя палкой, направляя обратно в аномалию. Животное нехотя, но все же подчинилось, устало переваливая ногами. Когда Сара, наконец, добежала, таща следом довольно увесистое устройство, от животного оставался виден лишь закругленный хвост.
  - Что это было? – устало выдохнула Пейдж, опуская свою ношу напротив портала.
  - Понятия не имею. Ты путаешь меня с Каттером, - усмехнулась девушка. – Давай закроем его поскорее, пока еще какие-нибудь гости не пожаловали.
  Уже спустя десять минут портал был надежно задраен, а подружки растянулись на травке возле него, продолжая девчачьи разговоры – теперь в их обязанности входило проследить, чтобы портал вдруг не открылся, и дождаться солдат, выехавших на следующее место предполагаемой аномалии – им блокиратор аномалий тоже не повредит.
  - Все-таки, что ни говори, а с артефактом гораздо удобнее, - удовлетворенно хмыкнула Сара, глядя на надежно закрытый портал.
  - С этим сложно поспорить, - улыбнулась Дженни, кивнув. Вдруг зазвонил сотовый. - Клаудия-Дженни слушает… Да, Ник, все в порядке, аномалию закрыли… нет, не пострадали, с чего бы нам страдать?.. Да, правда в порядке, нет, не притворяюсь. Сара тоже. Хорошо. Да. Да. Я тоже тебя люблю. - Она поймала взгляд подруги – та всеми силами пыталась подавить распирающий ее смех. Дженни отключила связь, вздохнув: - Боже, что ожидает меня вечером – боюсь представить. Так и тянет закурить.
  Сара сочувственно посмотрела на подругу, так, правда, и не сумев удержать вырвавшийся смех.
***

  В центре зала выстроилась шеренга бравых солдат, порядка двадцати человек. Каждый внимал разъяснениям начальства. Начальство в лице Кристин Джонсон было крайне сосредоточено и серьезно. То и дело раздавались голоса по громкоговорителю – военные оповещали Джонсон о проделанной работе и получали следующее задание.
  - Итак, в Шотландии все хорошо. Ваша следующая цель – Уэльс, - сообщала она телефонному аппарату, - конкретные координаты передам чуть позже. – Пошли короткие гудки, и брюнетка обернулась к своей команде. – Итак. На вас – безопасность Лондона и его окрестностей. Выезжаете по двое, охраняете портал, стреляете на поражение в любого, кто попытается проникнуть в этот мир. Вопросы?
  Вопросов не последовало.
  - Отлично. За работу.
  Слаженно, разделившись на ходу по парам, солдаты выбежали вон из помещения. Кристин скрестила руки на груди, самодовольно улыбнувшись, и набрала очередной телефонный номер.
  - Все под контролем, Джеймс. Оперативники выехали.
  - Отлично, - без особого энтузиазма отозвался Лестер на том конце. – И много ли гранат прихватили твои ребята?
  - Ни одной. Только оружие со снотворным, - успокоила девушка, - как вы и настаивали. Ну и автоматы, конечно… на крайний случай.
  - Просто великолепно, - без особых эмоций произнес начальник ЦИА. На его конце провода вдруг раздалась сирена. – О, черт, - выругался мужчина.
  Джонсон приподняла брови.
  - Что такое?..
  - Скажи мне, Кристин, много ли людей осталось в вашем здании?..
  - Из военных – лишь охрана, - отвечала та. – А что?.. Джеймс, что случилось?
  - Одна почему-то упущенная аномалия, - отозвался Лестер. – Как раз в вашем штабе.
  - Я займусь этим, - быстро среагировала Джонсон, лишь на мгновение смутившись воодушевляющей новости.
  - Кристин, - мягко произнес мужчина. – Позволь этим заняться профессионалам. У тебя отлично выходит руководить, но не льсти себе – некоторые существа порой даже страшнее тебя, и зубов у них больше.
  - О, как мило, что ты волнуешься обо мне, Джеймс, - улыбнулась Джонсон.
  - Да нет, я, скорее, волнуюсь за несчастных доисторических созданий, - уточнил Лестер, чтобы не осталось недопониманий. – И все-таки. Сейчас я вызову к вам Харта с блокиратором, и, будь так любезна, не мешай ему выполнять его работу.
  - Отлично, - согласилась Джонсон, даже не пытаясь скрыть ехидства, - а пока твои ученые едут, я прослежу, чтобы к нам никто не проник – на починку здания и так отвалены миллионы, не хватало еще новых разрушений.
  - Кристин...
  - До свидания, Джеймс, - и она отключилась, не дав мужчине закончить мысль. Что толку спорить, если она все равно поступит по-своему.
  Лестер нахмурился, сложив руки и буравя взглядом ни в чем не повинный черненький аппарат. Что за упрямая женщина! Обычно это ему нравилось, но иногда – вот сейчас, например – просто бесило. Что, если Стивен не успеет… И Лестер вдруг пришел к какому-то решению.
  Уверенно прошагав в их оружейную, схватил первый попавшийся автомат и зашагал далее, на парковку, попутно звоня Стивену.
  - Харт? Отлично. Выезжайте, жду вас в штаб-квартире Джонсон, прихватите тройку-четверку солдат, и блокиратор бы не помешал. У нас незапланированная аномалия. И Харт?.. Это срочно.
***

  Кристин Джонсон не привыкла чего-то бояться. И уж тем более она не собиралась опасаться какой-то там временной дыры, из которой могут вылезти травоядные твари в полтонны весом. Подумаешь. Но и глупой девушка себя не считала, поэтому все же, на всякий случай, вызвала одного из охранников с поста, да и пистолет захватила.
  И сейчас, прохаживаясь перед сверкающим порталом, внимательно всматривалась внутрь и прислушивалась к любому звуку и шороху. К ее легкому удивлению, какое-то шевеление раздалось не из аномалии, а позади, за спиной Джонсон. Сделав поспешный вывод, что это прибыл ее охранник, Кристин, даже не обернувшись, произнесла:
  - Наконец-то пришли. А теперь готовность номер один, Ваша задача – проследить, чтобы ни одна живая душа не просочилась через аномалию.
  - В самом деле? – раздался в ответ прохладный женский голос.
  Джонсон резко обернулась. Прекрасно, просто превосходно. Этого ей только не хватало.
  - Какой неожиданный визит, Хелен Каттер. Признаться, я слегка удивлена, как это тебе удалось пробраться мимо моей охраны.
  - О. Абсолютно несложно, - отмахнулась Каттер, словно речь шла о небывалом пустяке. – Кажется, в тот раз нас прервали и не дали договорить.
  Джонсон устало прикрыла глаза на мгновение.
  - Видишь ли, я сейчас слегка занята… - Она на миг обернулась к порталу. – Может быть, в другой раз? Как насчет субботы, обеда? – Брюнетка притворно-дружелюбно улыбнулась.
  И тут же улыбку как ураганом снесло. Хелен Каттер достала откуда-то из-за пояса револьвер и нацелила прямо на нее. Опять.
  - Я все-таки предпочитаю побеседовать сейчас, - возразила ученая, мило улыбнувшись.
  - Слушай, я уже осознала всю глупость своих исследований, правда, – на полном серьезе заговорила Джонсон, отбросив всю притворность и жеманность. - И к тому же, эпидемия Хищников миновала, мир спасен, к чему вспоминать старые обиды?!..
  - Где гарантии, что тебе и твоим идиотам-подчиненным не взбредет в голову еще одна попытка поиграть в Богов? – холодно поинтересовалась Каттер.
  Кристин задумалась.
  - Полагаю, моего честного слова будет недостаточно?..
  Хелен улыбнулась, почти по-доброму… И вдруг выражение ее лица приобрело холодную решительность, и шатенка резко выстрелила. Кристин зажмурилась, инстинктивно. Но острой боли в области груди отчего-то не последовало. Она открыла глаза, непонимающе уставившись на спятившую ученую. Та на нее и вовсе не смотрела, она была озадачена картиной позади чиновницы.
  - Сзади! – крикнула Каттер, снова целясь и делая пару выстрелов. Джонсон обернулась как раз в тот момент, когда малоприятная морда Хищника, того самого, хорошо ей знакомого по опытам, придвинулась к ней вплотную. Далее – острая боль в области плеча – тварь резко схватила жертву, утягивая назад, в аномалию.
  Хелен недовольно выдохнула.
  - О, прекрасно. – И шагнула следом, уверенно, с пушкой наготове.
  Конечно, противную чиновницу она, мягко говоря, недолюбливала, да и пришла припугнуть… Честные слова честными словами, но когда тебе намекают, что, поступи ты необдуманно, безрассудно и глупо, и за тобой явится почти добрая ученая с почти добрыми намерениями и, если потребуется, пристрелит тебя – трижды подумаешь, а оно тебе надо?.. Таков был план. Но Хелен не учла, что ей снова придется столкнуться с излюбленными Хищниками, будь они трижды неладны. И она вдруг почувствовала… как бы помягче выразиться… сострадание, что ли, к этой несносной девице. Поскольку такой смерти даже врагу не пожелаешь, а ведь Хелен далеко не один раз наглядно убеждалась, как эти твари беспощадны и убийственно жестоки. Так что, недолго думая, она все же решила помочь Джонсон, хотя возможно об этом еще доведется пожалеть.
***
http://uploads.ru/t/Q/F/u/QFu8H.jpg
***
  Впившись мертвой хваткой, разодрав кожу в кровь, тварь куда-то ее тащила. Не проявляя совершенно никакой заинтересованности; Кристин лишь старалась отбиться – как назло, оружие выпало из рук практически моментально, так что приходилось использовать подручные средства – пинки, кулаки, зубы. Черт, как же больно!
  Существо вдруг остановилось, прислушиваясь. Потом резко ухнуло куда-то под землю, отыскав узкую лазейку и оказываясь то ли в канализации, то ли в системе подземных гаражей, неустанно таща жертву следом, почти не обращая внимания на ее жалкие трепыхания. Домчавшись до самого темного и сырого уголка этого славного места, Хищник вдруг бросил свою ношу наземь, точнее – на бетонный пол, и как резанный заверещал. Джонсон зажмурилась – этот звук нещадно бил по барабанным перепонкам, оглушая и словно выдавливая мозг через уши.
  Хищник резко замолк. И тут пожаловали они – один за другим подтягивались его детеныши, десятки, а то и больше, возглавляемые взрослой особью – по-видимому, самкой.
  Кристин силилась подняться на ноги и последовать навязчивой идее – бежать, бежать что есть сил, но, стоило ей только пошевелиться, приподняться – Хищник-самец напрыгнул вновь, вновь вцепляясь в и без того окровавленное плечо, повалив жертву на спину и принявшись разрывать на части все, что попадется под острые как бритва когти.
  - Ааааа! – Боль, невыносимая боль пронзала ее кожу. Не в силах сопротивляться этой животной силе, Кристин лишь зажала голову окровавленными руками, чувствуя, как теперь и «малыши»  присоединились к папочке, не столь остервенело, но все же вгрызаясь кто в ногу, кто в руку.
  Внезапно, на какое-то мгновение, все Хищники замерли, словно завороженные, словно оглушенные. И дальше раздалось сразу несколько выстрелов, поваливших самца, а следом и самку на пол, рядом с истерзанной и полуживой госчиновницей.
  Кристин вдруг подхватили под руку, резко потянув наверх.
  - Быстро! Уходим! – Голос какой-то знакомый, но, испытавшая культурный шок и все еще пребывающая в смертельном ужасе от пережитого, Кристин не сразу сообразила, кто это и что ей говорят.
  - Ну же, - шикнула Хелен, таща полубессознательную девушку за собой, - ножками, ножками! Этих тварей волшебный свист не задержит надолго. Бежим!
  «Бежим», легко сказать. Еле перебирая ногами, Кристин поспевала за ученой, как могла, с ужасом оглядываясь назад – противные детеныши уже пришли в себя и теперь, заметив, что родителей больше нет, заверещали как ошпаренные, то ли негодуя, то ли жаждая срочной мести.
  Тем не менее, Хелен с Кристин, с превеликой сложностью, все же выбрались на поверхность и заковыляли назад, к аномалии, до которой еще было как до тундры.
  - Дьявол, Джонсон, возьми себя в руки и пошевеливайся. Честное слово, я была лучшего о тебе мнения. Ведешь себя как девчонка! – прикрикнула Каттер, без особого восторга приметив следящего за ними Хищника.
  Она вдруг отпустила брюнетку, предоставив ее самой себе, и прицелилась. Выстрелила. Точное попадание в голову, Хищник повалился замертво. Хелен самодовольно усмехнулась.
  - Сноровку я еще не растеряла, это радует.
  Она обернулась к Джонсон – та уже скатилась по стеночке какого-то полуразбитого уличного ограждения на землю, очевидно по-прежнему прибывая в шоковом состоянии.
  - Эй, нашла время рассиживаться. Идем. - Хелен снова вынуждена была взвалить на себя раненную, вновь зашагав в направлении аномалии. Только бы портал еще не закрылся – иначе будет совсем весело. - Видишь, до чего всё дошло? – без особой злобы и энтузиазма проговорила Каттер, просто поддерживая беседу и боевой дух. - Погляди-погляди повнимательнее. Живописно, не правда ли?
  Джонсон опасливо оглядывалась по сторонам, в полном «восторге» от увиденных пейзажей. Земля не была иссушенной, наоборот, она вся пестрела зеленью, но слишком уж ядовитой на цвет. Лишь вой промозглого ветра был здесь живым звуком… ну и, конечно, "зов" Хищников – женщины этих тварей не видели, но явственно ощущали, что те следят за каждым их движением и выжидают удобного случая для нападения.
  - У нас все было под контролем, - слабо, еле слышно произнесла Джонсон, вовсе не оправдываясь, а констатируя факт.  – Все эксперименты проходили с максимальной безопасностью, все было под контролем…
  - Оно и видно, - хмыкнула Хелен, кивнув. – Ладно, расслабься, это, судя по всему, не ближнее будущее, а то, где Хищники появились в результате естественной эволюции.
- Зачем ты… пошла за мной? – поинтересовалась Кристин, морщась, вновь наступая на больную ногу.
  - Пожалела тебя, глупую, - призналась Каттер. – Наверное, старею.
  Кристин вдруг довольно проворно выхватила из-за пояса Хелен запасное оружие и пару раз выстрелила. Хелен обернулась. Еще один намертво прибитый Хищник.
  - Приходишь в норму? Хорошо, - в голосе ученой прослеживалось явное одобрение. – А вот это уже плохо, - тут же возвестила она, кивком указывая в направлении аномалии, прямо туда, куда, как предполагалось, они ковыляли.
  Трое, а то и четверо убийственных созданий неслось на них, преграждая путь домой. Хелен принялась отстреливаться, Кристин, как могла, помогала, но результатом пока стал лишь один досадный факт:
  - Проклятье! – Каттер откинула свое оружие, патроны в котором закончились. Ученая наспех огляделась, молниеносно подмечая маломальское убежище – какой-то то ли киоск, то ли раздолбанный грузовичок. - Отступаем!
  Спустя еще тройку выстрелов Джонсон с ужасом обнаружила, что и у нее патронов больше нет.
  - Это все оружие, что у нас было? – крикнула она, следом за Каттер протискиваясь внутрь крохотной будки и захлопывая железную дверь.
  - Извини, не было времени захватить побольше, - выдохнула Хелен, толкая к двери все увесистые предметы, что попадались на глаза – какой-то комод, шкаф небольших размеров, кресло – на долго этого не хватит.
  - Отлично. Просто отлично, - безрадостно заметила Джонсон, помогая Каттер дотолкать шкафчик, обессилено прислоняясь к нему.
***

  Наспех припарковавшись на внутренней парковке, Лестер выскочил из машины и направился вверх по лестнице в поисках аномалии, следя за совершенно непонятными ему показаниями прибора изобретения Коннора. Скорее интуитивно, нежели по распознавателю, Лестер отыскал сияние, исходящее от одного из залов второго этажа. Кинулся туда и замер на пороге – преграждая путь внутрь, на полу растянулся мужчина в военной форме, растерзанный в клочья, автомат беспечно валяется в метре от его руки. По-видимому, охранник.
  Лестер опасливо оглянулся – не стоит ли прямо сейчас тварь у него за спиной?   Убедившись, что никого сзади нет, мужчина приготовил оружие и аккуратно, не создавая лишнего шума, перешагнул через несчастного паренька, быстро сканируя окрестности. Аномалия раскрылась прямо в центре зала. Подойдя ближе, Лестер непреднамеренно выругался – по полу растекался кровавый след, ведущий прямо в портал, и не нужно было быть Шерлоком Холмсом, чтобы сделать неприятное заключение – Кристин, живую или нет, утащили внутрь. Конечно, можно было бы предположить, что это Кристин пристрелила одну из тварей и протащила в будущее, но это вряд ли. Проклятье.
  От безрадостных дум Лестера отвлек неприятный порывистый звук чьего-то дыхания, доносящийся от дверей. Джеймс нехотя, плавно обернулся, покрепче сжимая автомат. Ну конечно. Прямо в дверном проеме застыл Хищник из будущего, глазея на очередную вкусную жертву, выжидая заветного мгновенья, чтобы наброситься. Мамонт бы сейчас не помешал, пронеслась невеселая мысль у мужчины. Не став дожидаться выпада, Лестер решил сделать первый шаг первым, выпуская целую пулеметную дробь по твари. Стеклянные двери, стены разлетелись вдребезги, со звоном рассыпаясь по начищенному полу. Проворное создание ухитрилось уклониться и теперь набросилось на Лестера, выбив оружие из его рук. Джеймс, врезав пару раз по морде противника, судорожно вытянул руку, силясь на ощупь нашарить так не вовремя выпавший автомат. Проклятое животное и не подумало отлипать.
  Вдруг сразу три пулеметные "дроби" прошлись сквозь тушку Хищника, и тот, трепыхнувшись пару раз, рухнул на ошалевшего от ужаса Лестера. Гневно стряхивая зверя с себя, мужчина поднялся на ноги, хватаясь за протянутую руку помощи.
  - Аа! – вскрикнул он. – Харт, Вы чертовски вовремя! Я бы вас расцеловал, да не хочу пачкать Вашу форму.
  Стивен усмехнулся, пнув пристреленного зверя носком ботинка, дабы убедиться, что Хищник уже больше не поднимется.
  Лестер тем временем успел скинуть теперь уже ненужный, нашинкованный в лапшу пиджак и поднять отброшенный автомат. Оглядел прибывшую подмогу. Четверо военных и Харт. Немного, но должно хватить.
  - Вы, остаетесь здесь и готовите блокиратор аномалий. Остальные трое и мистер Харт – со мной.
  - Э… – кашлянул Стивен, - я правильно понял, Вы хотите отправиться туда, шеф?
  - К сожалению, Вы поняли меня правильно, Харт, - кивнул Лестер. – Твари захватили Джонсон в заложники. Если приступим к переговорам немедленно, думаю, есть еще шанс вытащить ее живой. – Он снова взглянул на военного, уже собирающего прибор по блокировке. – Час. Один час. Если мы не вернемся – задраивайте все к чертям. Ну, Вы идете, мистер Харт? – довольно бодро, словно предлагая прогуляться по парку, поинтересовался Лестер и первым шагнул в аномалию, держа оружие в полной боевой готовности. Стивен, переглянувшись с товарищами, пожал плечами и шагнул следом.
***

  Положение становилось все безнадежнее. В хлипкую дверь ломилось сразу несколько Хищников, Каттер с Джонсон пока сдерживали их, но прекрасно понимали, что долго так не простоят.
  Кристин вдруг произнесла, тщательно подбирая слова:
  - Я… то, что ты сделала... в общем, ты вовсе не обязана была, и… Я просто хочу сказать, что это очень мило с твоей стороны, - выдавила Кристин. Нет, «спасибо» говорить она абсолютно не умеет.
  Каттер хмыкнула.
  - Да я вообще милая. – Она вдруг отстранилась от двери, прошагав вглубь помещеньица, и выудила из-под завала примеченный баллончик средних размеров.  Встряхнула, проверяя, остался ли внутри газ. – Есть зажигалка? У меня появился план. Только действовать придется очень быстро, и еще быстрее – бегать.
  Кристин «воодушевленно» возвела глаза к потолку, мысленно готовясь к этому безумию. Хелен передала ей заветный свисток, сама же обмотала руку какой-то тряпицей.
  - План такой: запускаем тварей внутрь, ты свистишь, они на миг немеют, мы выметаемся, и я подрываю здесь все к чертовой матери. Бомбы, по опыту скажу, всегда действовали безотказно. И, если что, я очень рада, что познакомилась с тобой и с тобой и умру в этом богом забытом месте, всегда мечтала о такой героической смерти… - При этих словах ученой глаза Джонсон расширились, а брови неумолимо поползли наверх. – Шучу, - кратко добавила шатенка. – Терпеть тебя ненавижу и уже тысячу раз пожалела, что сдуру кинулась помогать.
  - Боже, а я на какое-то мгновение уж было подумала, что ты окончательно лишилась рассудка, - облегченно выдохнула Кристин. И тут же посерьезнела. – Ну, на счет два?..
***

  Наскоро ориентируясь на местности, военные, следуя за Хартом и Лестером, прижались к левой стороне улицы, со всей осторожностью следуя вперед, внимательно осматривая каждую деталь пейзажа, пытаясь обнаружить что-то необычное для данных мест. Не пройдя и пяти метров, мужчины замерли, удивленно уставившись вперед – там, в полукилометре от них, прогудел взрыв, сопровождаемый сцецэффектами в виде разлетающихся частей мелкого здания и ударной волны пламени.
  - Ого! – присвистнул Стивен. – Скопившиеся газы? – предположил он, вышагивая в направлении взрыва. Остальные двинулись следом, перебегая из укрытия в укрытие, с тройным вниманием озираясь по сторонам.
  В нескольких шагах от группы появился Хищник, нагло выскочивший на то, что когда-то было городской дорогой, а теперь заросло ядовито-зеленым мхом. Но военные даже не успели выстрелить. Не пришлось. Какое-то другое существо, более всего похожее на слона, со скоростью ягуара и лёгкостью антилопы пронеслось, мимоходом затоптав Хищника, как таракана, и остановилось неподалёку, начав мирно щипать травку.
  – По-видимому, это и есть то будущее, в котором Хищники появились естественным путем и в котором у них есть естественные враги, - пробормотал Стивен. - Что-то не видно людей… Возможно, они сами ушли в другое место, бросив город. Или всё же были уничтожены…
  - Все Ваши теории и гипотезы, мистер Харт, - вкрадчиво заметил Лестер, - будете выдвигать Каттеру; меня же, умоляю, избавьте от этой радости. К тому же, это уже не наши проблемы. При всем моем и Вашем желании нам никогда не удастся спасать человечество всякий раз, как ему взбредет в голову вымереть, пусть уже само учится думать...  - И вдруг он притормозил, указывая вперед. - Что это там?
  Стивен пригляделся. Без сомнения, это были люди. Двое. Харт быстро кивнул своим ребятам, держа оружие наготове. Военные кинулись к цели, бесшумно, слаженно, общаясь исключительно жестами. Возглавлял шествие Стивен, без конца оглядывающийся по сторонам и готовый в любой момент выстрелить. Поодаль вышагивал – и это смотрелось странно – Лестер, без галстука, без пиджака, в полуразорванной рубашке, прихрамывая на левую ногу.
  - Стивен! – Восклицание прозвучало скорее удивленно, нежели радостно. Каттер совершенно не ожидала, что кто-то догадается их искать, и уж тем более никак не ожидала увидеть здесь его. Она поднялась на ноги, отряхиваясь от пепла и каких-то щепок, оставив раненную позади.
  - Хелен?! Какого черта ты здесь делаешь? – изумился Харт, быстро просканировав ученую взглядом голубых глаз и отметив, что, в общем и целом, та в порядке.
  - Ностальгия замучила, - иронично отозвалась она, пожимая плечами.
  - Серьезно, я с тобою поседею раньше времени!
  Каттер усмехнулась, хватая протянутый военным автомат, и, проследив за взглядом вдруг изменившегося в лице Стивена, обернулась назад – где Лестер как раз отлепил свои губы от губ Джонсон и теперь со странной, непривычной для него нежностью прижимал раненную девушку к себе, что-то шепча ей на ухо. Хелен приподняла бровь, пересекшись со взглядом Харта. Чего только не увидишь в этом странном мире…
  - Черт возьми, Кристин! Ты чиновница, вот и веди себя, как подобает чиновнице! Сиди в кабинете и заполняй квитанции и бланки! Посмотри на себя... Я вообще удивляюсь, как эта рука еще держится на плечевом суставе!
  Джонсон слабо улыбнулась и, слегка поморщившись (потревоженная рваная рана дико саднила), положила ладонь ему на щеку, гладя и успокаивая разволновавшегося мужчину.
  - Все хорошо, Джеймс, не ругайся… Я тут подружилась с Хелен Каттер.
  - Мой самый страшный кошмар превратился в явь, - выдохнул Лестер, вдруг понимая, что за их маленькой семейной сценкой наблюдают не только Хищники. Но ему было плевать, главное – жена жива, хоть и не невредима.
  - Джеймс, - мило проговорила Кристин, делая притворно-беспокойное лицо. – Еще немного, и я подумаю, что ты волнуешься обо мне.
  - Ну что ты, - возразил начальник, - просто как представлю, сколько бы пришлось заполнять бумажек, объясняя Министру, почему рука его чиновницы там, нога – здесь, а самой ее и вовсе нет в этой эпохе, ужас… - Он вновь поцеловал Кристин в губы, все еще прижимая к себе. А ведь он уже почти не чаял увидеть ее вновь. Мягко отстраняясь, он поднялся на ноги и обернулся к своим людям. - Долго еще будем стоять? – полюбопытствовал он, скрестив руки на груди. - Может, уйдем уже из этого проклятого места? Воздух здесь просто ужасно несвежий. И Харт, закройте рот, и только попробуйте сделать вид, что увидели сейчас что-то удивительное и противоречащее профессионализму. Каттер, вас это тоже касается.
  Обхватывая жену за талию, Лестер помог ей подняться на ноги и, при поддержке еще одного из сослуживцев, повел к временному порталу, все еще не до конца справившись с пережитым волнением. Он еще поговорит с ней, строго и очень серьезно, позже, а прежде доставит в ближайшую больницу.
***

  - Ты в…
  - Порядке? – Клаудия-Дженни подозрительно прищурилась, упирая руки в бока и с усмешкой глядя на блондина, что был несколько встрепан и поцарапан.
  - Н-нет, я хотел спросить, ты соскучилась? – Каттер сделал невинное лицо, проглатывая свой самый излюбленный вопрос.
  - Допустим, я даже поверила, - девушка рассмеялась, проводя рукой по коротким светлым волосам мужчины и выуживая оттуда затесавшуюся травинку, - но, по-моему, этот вопрос как раз следует задать тебе. Ты цел?
  - Да, нам попалась какая-то чересчур недружелюбная особь оленя, но мы справились!
  - Я в вас не сомневалась. - Шатенка наградила Ника легким, ласковым поцелуем и сделала пару шагов в сторону комнаты, откуда просачивалось приглушенное оранжевое свечение. - А у меня для тебя сюрприз. - Её карие глаза загорелись лукавством, когда будущая миссис Каттер взялась за ручку двери. - Но сначала приведи себя в порядок, герой.
  - Сюрприз?! Буду через секунду!
  Профессор, на ходу, сдернул с себя перепачканную рубашку, устремляясь вверх по лестнице, дабы исполнить указание.
***

  - Ого… Не представлял, что эта гостиная может выглядеть так очаровательно. - Блондин, хорошенько отмытый и переодетый, появился на пороге комнаты как раз в тот момент, когда Клаудия-Дженни закончила сервировку стола.
  Замерла перед зашторенным окном, вглядываясь в туманную даль. Её стройная фигура таинственным силуэтом прорисовывалась на фоне белоснежной ткани золотистыми лучами зажженных свеч. Длинное зеленое платье, разбавленное белыми и светло зелеными разводами, мягко струилось по фигуре, спускаясь до самого пола, оставляя руки открытыми. Длинные светло каштановые волосы были распущены и ниспадали на обнаженные плечи.
  Ник приблизился к ней, аккуратно обходя праздничный ужин, и приобнимая девушку сзади. Уткнулся лицом в изгиб шеи, осторожно целуя и вдыхая запах её волос.
  - Я рад, что ты согласилась переехать ко мне.
  - А у меня был выбор? – Шатенка рассмеялась, вспоминая звонки возлюбленного каждый час в течение не одной ночи. - К тому же, я и сама этого хотела. Как-то надоедает вспоминать, в каком именно доме я оставила те или иные свои вещи.
  - И больше никаких причин? Клаудия Браун!
  - Ну, нужно подумать…. – коварно протянула она.
  Каттер усмехнулся и решил облегчить задачу, разворачивая пиарщицу к себе, накрывая алые губы долгим, нежным поцелуем.
  - И еще одна причина, я больше не могу без тебя.
  Он промолчал, даже не стал самодовольно улыбаться. Лишь вновь нежно коснулся губами её чувственных губ.
  - Как и я. А что за сюрприз? - Голубые глаза азартно загорелись, изучая её красивые черты.
  - Может, приступим сначала к ужину? – Шатенка закусила губу, чуть отсрочивая момент откровения. - Я старалась.
  - Конечно, я весь в предвкушении!
***

  - То есть, вы тоже пропадали на футбольном поле? – Клаудия-Дженни рассмеялась, чуть отпивая сок из бокала. - Забавно. Правда, наша живность-вторженец оказалась куда более флегматичной. Тихо-мирно, без шума и пыли убралась восвояси, едва я намекнула ей на то, что не намерена нарезать круги по стадиону.
  - Что ж, в этот раз твои длинные реснички и командирский тон сработали лучше моих приемчиков, признаю! Чему я, между прочим, несказанно рад. Я, вообще, против того, чтобы ты ездила на какие-то задания без моей компании.
  - Я помню, но, думаю, что больше мне такой возможности и не представится.
  - Почему? – Ник недоуменно уставился на невесту, засовывая в рот последний кусок жаркого, которое, кстати, оказалось весьма и весьма неплохим. - Аномалии ведь пока не собираются идти на спад?
  - О, боги, Каттер. Ты не меняешься. - Она покачала головой, буравя его ироничным взглядом и передразнивая. - А других причин у меня быть не может?
  - Могут, только я пока не понял, какие,– голубоглазый ученый усмехнулся, перебирая все варианты. Пока ничего стоящего на ум не приходило. - А это плохо, что не меняюсь? Ладно, даже не отвечай! - Мужчина хмыкнул и поднял бокал с вином, намереваясь отвести разговор от обсуждения собственной персоны. Мало ли, еще нарвется на критику, к которой пока не готов. - Почему ты не пьешь? - Только тут он заметил, что за весь вечер шатенка не притронулась к своему вину, предпочитая исключительно манговый сок. Мыслительный процесс все же потек в нужную сторону.
  - А теперь, мой дорогой гений, сложи два и два, - девушка мягко улыбнулась. Опираясь на согнутую в локте руку и кладя вторую ладонь на живот. Одна её бровь выразительно поползла вверх.
  - Ты хочешь сказать… то есть ты.. у нас… мы беременны?!
  Бокал с дорогим вином вмиг опустел, с грохотом опускаясь на столик. Пока мужчина, расцветая на глазах, скользил взглядом по талии пиарщицы.
  - Пока что только я, но мысль верная. - Клаудия рассмеялась, после чего добавила чуть тише: - Ты рад?
  - Я счастлив!
  На то, чтобы подняться со стула и сгрести девушку в объятия ушли считанные секунды, после которых мир Клаудии-Дженнифер начал отчаянно кружиться, вместе с нею.
  - Ник, уронишь, осторожнее. - Она смеялась и побаивалась одновременно, крепко прижимаясь к груди блондина, в которой отчаянно колотилось сердце.
  - Ни за что на свете.
***

  В кои-то веки он решил днём присесть на диван и минут десять спокойно почитать газету.
  В воздухе вдруг повис неявный, но довольно ощутимый аромат, напоминающий запах жжёной пластмассы.
  Стивен оторвался от статьи о новинках автомобильного рынка и, бегло осмотревшись, громко спросил:
  - Хелен, у нас пожар, или ты что-то готовишь?
  Шатенка появилась вовсе даже не из кухни, а откуда-то из прихожей. Босая, в свободных светло-голубых штанах и синей футболке, которые умудрялась носить с таким достоинством, будто это самое дорогое платье из самой последней коллекции самого модного кутюрье. Распущенные волосы, немного отросшие за минувшие месяцы, блестели в солнечных лучах, проникающих через окна. В одной руке Хелен держала пучок конвертов, один из которых был вскрыт, в другой – лист бумаги и, кажется, открытку или фотографию.
  - Вообще-то, это у соседей травят насекомых, но спасибо за комплимент.
  Стивен не почувствовал себя виноватым. Хелен сама никогда не льстила себе по поводу своих кулинарных способностей.
  - Ты просматривал сегодняшнюю почту?
  - Нет, просто оставил на столе. – Стивен окончательно отложил газету. – А что, там что-то интересное?
  Хелен бросила конверты на журнальный столик и помахала под носом у Стивена каким-то письмом. Письмо, кстати, изрядно покочевало – сначала пришло в гостиницу, где Каттер жила после ухода от радушного соседа (учёная на всякий случай оставила добряку адрес). Потом было отправлено в другой отель, где Хелен жила после. И только затем, наконец, оказалось в почтовом ящике Харта.
  - Это от Альфреда.
  - Только не говори, что он снова поссорился с Аланом и опять положил глаз на меня! – взмолился Стивен. – Вновь просит тебя посодействовать? Ответь ему, что я уже занят! И, по-моему, мой партнёр не собирается мною ни с кем делиться. – Он хитренько подмигнул.
  Хелен рассмеялась, невесомо "стукнув" Харта по лбу бумагой.
  - Я бы так и сделала, но в этом нет необходимости. У них с Аланом всё хорошо, Альфред и написал-то затем, чтобы поделиться своим счастьем.
  - В смысле?
  - Они поженились. – Хелен забавно изогнула левую бровь. – Сыграли свадьбу в Нидерландах, а сейчас проводят медовый месяц на Мальдивских островах. Даже фотографию прислали. – И она предъявила красочный снимок, на котором двое загорелых мужчин сидели за столиком у пирса, а за спинами у них красовалась белоснежная яхта. – Если я правильно поняла, Альфред преподнес этот кораблик Алану в качестве свадебного подарка.
  Стивен аж присвистнул, завистливо поглядывая на роскошную механическую красавицу.
  - Вот это да, - проговорил мужчина. – Алану повело.
  Хелен старалась прикусить язык, но в итоге не удержалась. И сказала, ехидно улыбнувшись, едва сдерживая хохот:
  - А ведь на его месте мог бы быть ты. – Она ещё и постаралась придать интонации поучительный оттенок а-ля "Сам проворонил, сам виноват".
  Стивен посмотрел на неё, сжав губы. Это был взгляд человека, который старательно демонстрирует глубокую обиду, но при этом развеселён куда больше, чем оскорблён.
  - Гореть тебе в аду, Хелен Каттер, - вздохнул Харт и засмеялся.
  - Только на пару с тобой, - шатенка и бровью не повела на столь лестное замечание в свой адрес.
  Когда их смех стих, что-то словно толкнуло Харта под руку, вернее, вытолкнуло с дивана. Направляя в сторону столь невыносимой, но любимой женщины.
  - Значит, ты согласна?
  - На что? - Ученая подозрительно прищурилась, приглядываясь к какому-то необычному блеску в глазах бывшего ученика. Не собирается же он?.. Да нет, это чистой воды безумие, нужно быть просто полным идиотом, чтобы ляпнуть ей такое... Он же это знает. Наверное...
  - Провести со мной вечность в аду, после смерти?
  Так, слава богу, разговор пошел не о том. Пусть и не на самую любимую её тему.
  - Ни за что не пропущу такое шоу! Стивен Харт, поджаривающийся на медленном огне в преисподней. - Она якобы мечтательно закатила глаза. - Я точно составлю тебе там компанию.
  - Отлично, значит, ад у нас уже есть. - Харт стал надвигаться на нее, вынуждая невольно отступать к стене. - Умирать - я умирал, и, может, даже не один раз. С тебя станется. - Несмотря на смысл слов, тон мужчины был игривым, с легким оттенком опасности. Словно высокий и статный паук затягивал жертву в свои ловко расставленные сети. А вот в глазах горела затаенная нежность. Но пока рано для неё, с Хелен нужно действовать иначе...  - И даже чертовка имеется, - он пробежался по женщине недвусмысленным взглядом. - Вечность, вроде бы, тоже спасена...
  - Стивен? Ты надышался соседкой отравы? - Теперь она точно знала, куда он клонит. Но не собиралась дважды повторять одну и ту же ошибку. Хватит с неё Ника. Хватит.
  Проклятье. Ученая весьма ощутимо стукнулась затылком о твердую поверхность, поняв, что отступать больше некуда. Руки Стивена уперлись в стену по обе стороны от шатенки, не давая шанса уйти, не прибегнув к членовредительству.
  - Осталось лишь решить вопрос с тем, чтобы быть вместе… и во веки веков. - Он, забавно сморщившись, покачал головой, значительно укорачивая свадебную клятву. - Не находишь?
  - Харт, это - глупо. Я уже была замужем, и мне там не понравилось!
  - Это значит "нет"?
  - Да!
  - Я знал, что ты не сможешь устоять! - Он усмехнулся, наваливаясь на нее всем телом, и плотно прижимая к стене.
  - Дурак. Стивен!
  - Я хочу, чтобы ты стала Хелен Харт.
  - Нет!
  - Ладно, можешь оставить фамилию Ника, я почти не против.
  - Нет!
  - Хорошо, возьми девичью!
  - Стивен! Ты вообще меня не слушаешь?!
  - Слушаю. И может, я и упал вниз головой с колокольни и лишился последнего рассудка, я в этом даже почти уверен, но я хочу на тебе жениться. Очень хочу.
  Нет, и куда делись её непробиваемость и колкость? Может, уступили перед этим лихорадочным блеском голубых глаз, что так затягивали её в свой омут?
  - Я не хочу.
  - Замуж за меня или вообще?
  - Вообще.
  - Я - не Ник. И я тебе обещаю, что ты точно никогда не вылетишь из моей головы... Черт, Хелен, мы через столько всего уже прошли. Почему не рискнуть? Я прошу тебя стать моей женой. Ну же... - Его губы ласково коснулись её шеи, пуская в ход запрещенные приемы убеждения.
  - Стивен.
  - Хелен Харт. Ты только прислушайся, как звучит! И тогда ты сможешь выбросить пальму...
  Она усмехнулась, ослабляя какую-то внутреннюю пружину. Что ж. Она любит его. Он - любит её. Он хочет на ней жениться и вон как ждет ответа, даже руки на ее талии сомкнулись чуть плотнее, чем он полагал. Да и пальма эта Хелен никогда не нравилась....
  - Я подумаю.
  - Только не очень долго, в конце концов, у меня ведь есть еще вариант "Альфред"!
  Женщина хотела съязвить: "Неужели ты опустишься до того, что уведешь из семьи женатого мужчину?" или "Если б я раньше знала, что Альфред может себе позволить такую яхту, я бы сама за него взялась". Не успела.
  Харт рассмеялся, дергая шатенку на себя, и вместе с ней падая куда-то назад. Плевать куда... Главное, он понимал, что еще чуть-чуть убеждений и ежедневного выноса мозга, и он отведет Хелен Каттер в бюро регистрации браков. И даже не придется применять силу.

*** *** ***
http://uploads.ru/t/b/d/J/bdJlY.jpg
*** *** ***

0

20

16. Какое странное Рождество…

http://uploads.ru/t/P/r/5/Pr5ec.jpg

- Святые угодники. Напомните мне, почему я все-таки согласился на эту массовую истерию под кодовым названием «Рождественский корпоратив»? – Лестер с легкой тревогой наблюдал за происходящим в его Центре и с каждой минутой убеждался, что, если не взять всю эту суматоху под контроль, веселый праздник обещает перерасти в сумасшедшую вечеринку с поджиганием елки и прочих вытекающих отсюда последствий.
  - Вы были так рады спасению мира, сэр, - напомнил оказавшийся поблизости Коннор, в красном колпаке и с бубенчиками в обеих руках.
  Он с воодушевлением и каким-то детским счастьем оглядел помещение. Эбби и Дженни суетились вокруг елки, увешивая каждый свободный дюйм гирляндами и мишурой, Сара не отставала – в каждое "пропущенное" пространство помещала омелу, даже Хелен пребывала в отличном расположении духа, командуя Беккером и Стивеном, давая ценные указания - как лучше украсить макушку и куда прикрепить фонарики.
  - Это нечестно, - посетовал Лестер. – Вы подловили меня в самый неподходящий момент и воспользовались моей безграничной добротой.   
  - Вечеринка будет просто супер, сэр! – успокоил компьютерный гений. - У нас даже торт имеется! И мандарины!
  - Вы меня утешили, Темпл. Уж если даже мандарины… Это что еще за черт?!
  - Хоу-хоу-хоу! – С небезызвестной репликой в главный зал вошел не кто иной, как Санта Клаус.
  - Ник! Ты все-таки сумел достать костюм! – Радостная Клаудия-Дженни встретила ученого буквально с распростертыми объятьями, чмокнув его в щечку. – Ого, какой у тебя живот! А какой тяжелый мешок с подарками!! Надеюсь, и мне что-то достанется?
  Санта расплылся в игривой улыбке.
  - Не сомневайся, милая. Подарочки я найду для всех, а уж для своих девочек и подавно.
  - Вы знаете, мистер Темпл, - обреченно проговорил Лестер, взирая на то, как Санта Клаус обнимается с беременной Льюис, - боюсь, здесь мне не помогут даже мандарины.
  - Красный - сюда, зеленый - ближе к макушке, синие развесьте по периферии дерева. И, вообще, какой, кхм, идиот додумался купить на зеленое дерево зеленые фонарики?
  - Хелен! Мне нравятся эти фонарики! - Эбби возмущенно надула губы, чувствуя негодование, плавно перешедшее в тоску, потом столь же неспешно уступившую место праздничной эйфории. Шутники-гормоны, что вы хотите! - Стивен вообще предлагал украсить елку фигурками динозавров!
- Ах он негодяй, - постаралась изобразить сопереживание ученая, изящным движением руки поправляя один из бантиков, красовавшихся на лесной красавице. - Так, Сара, ты в курсе, что столько омелы вредно для здоровья? Угомонись, здесь, по-моему, никому не нужен повод, чтобы начать целоваться. Мы попали в "беременный" плен.
  Шатенка критично осмотрела пространство возле себя: Лестер негодующе сверлит глазами Каттера, старательно избегая хоть одного критичного взгляда в сторону взрывоопасной в последние дни Льюис; Каттер целуется, напрочь игнорируя начальство, Льюис собственно тоже при деле... Темпл без зазрения совести приступил к праздничному банкету, тыря со стола уже не только мандарины, но и что-то посущественнее, надо отметить, что некий зеленый субъект с крыльями в этом ему довольно неплохо помогает! Сара и Беккер о чем-то хихикают, но, по крайней мере, усердно следуют её указаниям и украшают елку, помещение и себя. Эбби, про неё лучше промолчать, так как просто невозможно уследить за тем, в какой точке пространства в данный момент находится этот гиперактивный "шарик", которому, к слову, не сегодня завтра рожать, а она все туда же. Вон, в данный момент подзуживает Стивена лезть на верхушку ели, водружать сверкающую звезду.
  Вообще, с точки зрения Хелен всё происходящее было сплошным идиотизмом. Хороший корпоратив – это когда всё уже наряжено и приготовлено до тебя и не тобой, а не когда ты приходишь и начинаешь самостоятельно украшать ёлку, расставлять угощения. И уж тем более, не когда ты сам выряжаешься Санта-Клаусом. Шатенка поглядела на бывшего мужа, не пытаясь скрыть усмешку. И как она позволила себя сюда притащить?
  М-да… Каттер вспомнила, как. Стивен обещал, что целых два дня не будет приставать к ней с предложением руки, сердца и перспективы провести совместную вечность в аду, если Хелен согласится пойти. С этим замужеством Харт, видимо, выбрал тактику изматывания противника, приступа измором. Изматывал не так занудно, чтобы Хелен захотелось собрать вещи и сбежать, но регулярно. Регулярно, чёрт побери! Кажется, это уже был просто какой-то спортивный интерес.
  - У тебя тоже ноги постоянно распухают? – тихонько хихикнула Эбби, поглядывая на пиарщицу.
  - Ещё как! – усмехнулась Клаудия-Дженни. – Пришлось пока позабыть о каблуках. А Коннор всё ещё делает детскую?
  - Ага. Только что поклеил новые обои и переставил мебель. Второй раз за месяц.
  Видимо, Темпл будет принадлежать к разряду восторженно-сумасшедших папаш. Когда Эбби впервые почувствовала, что ребёнок зашевелился, Коннор пришёл в такой неописуемый восторг, что почти сразу же позвонил всем друзьям и взахлёб рассказал о потрясающем событии. Большинство друзей сухо поздравили и положили трубку. И только Ник Каттер был несколько общительнее: добродушно сказал, что он, безусловно, безмерно рад столь знаменательной новости, но так ли необходимо было делиться ею в три часа ночи, неужели это не могло подождать до утра? Зато через пару месяцев профессор сам позвонил студенту, тоже далеко не в рабочее время. «Девчонки заёрзали!» - счастливо выдохнул Ник в трубку. Вот вам и пополнение в рядах чокнутых папенек.
  - Мы замужем за сумасшедшими, - заговорщически шепнула Клаудия-Дженни, склонившись к уху блондинки. После чего обе они расхохотались.
***

  - Кристин! Какой приятный сюрприз. - Лестер зашагал навстречу прибывшей коллеге и тут же остановился как вкопанный, приметив позади коляску, в которой, без сомнения, сидела дочь, да и сына, робко жмущегося к маме.
  - Джеймс, меня вдруг обуяли странные сентиментальные чувства, - пояснила брюнетка, приветливо маша коллегам мужа, с любопытством выглядывающим из-за его спины. – Рождество на дворе, сам понимаешь, - она в совершенно привычном жесте чмокнула его в щеку.
  - Кристин… - тактично процедил Лестер, ловя на себе очередной взгляд работников, - ты ставишь меня в неловкое положение.
  Джонсон очаровательно улыбнулась.
  - А я знаю.
  - И ты за это заплатишь, - пообещал начальник, выдавливая улыбку и при этом взглядом давая понять, что не потерпит ни одного колкого замечания в свой адрес со стороны подчиненных.
  Те, зная шефа не один год, предпочли тактично отвернуться, возвращаясь к празднеству. В общем-то, об отношениях Кристин и Джеймса многие уже и так догадывались.
- Видишь, - обратилась брюнетка к сыну, наклонив к нему голову, - я же говорила, папочка будет рад нас видеть. Ну, где тут у вас праздничный торт?
***

  Все в общем и каждый в частности с любопытством взирали на эту странную парочку, пока Кристин, держа Патрика за ручку, с Джеймсом, управляющим коляской, не приблизились к одному из накрытых вкусностями столов.
  - Каттер, - с места в карьер сухо проговорил Лестер, строго взглянув на профессора, - прекратите обнимания, сын уже интересуется, почему Санта такой любвеобильный. Пришлось признаться ему, что мисс Льюис – хорошая девочка и весь год вела себя ну очень хорошо, в отличие от его мамы, которую Санта даже подарком не одарил.
  Ник встрепенулся, входя в образ символа Рождества, почесал макушку, при этом шапка его забавно съехала набок, и деланно-старческим голосом прохрипел.
  - Хоу-хоу-хоу! К нам в гости пожаловали сами Кристин Джонсон…
  - Лестер, - машинально поправил начальник.
  Санта довольно быстро нашелся и продолжил:
  - Кристин Лестер, - он выудил какой-то сверток из своего полуопустевшего мешка – большинство подарков уже было роздано, - ээ…
  - Патрик, - помог Лестер.
  - Патрик Лестер, замечательный и умный мальчик, - Ник и ему протянул подарок, который сын Лестера с трепетом и малоскрываемой радостью принял и тут же развернул – оленьи рога-ободок.
  - О, и у тебя тоже, приятель, - порадовался за парня Беккер, тряхнув своими рогами, уже водруженными на голову, - в роду оленей пополнение, - хмыкнул он.
  - Смотрите, не войдите в образ, капитан, - посоветовал Лестер, - Вы мне больше нравитесь в человеческом обличье.
  - И, наконец, - Санта Ник протянул еще один сверток Кристин, - подарок для самой маленькой гостьи. С наступающим вас, друзья мои! – Радостный Каттер расплылся в добродушной улыбке.
  Дженни, умиленно наблюдавшей за этой сценкой, так и захотелось обнять своего дорогого Санту, но она удержалась – и правда, для детей это, наверно, выглядело бы странно.
  - Ну, - вдруг провозгласила Сара, стоявшая под руку с Беккером, и ее корона из мишуры прекрасно гармонировала с плюшевыми оленьими рогами военного, - как же так вышло, что вы, товарищи, женаты, а мы ни сном, ни духом?
  Лестер вопросительно посмотрел на Кристин, мол, сама виновата – сама теперь и отдувайся. И тут же пожалел, что не ответил самостоятельно.
  - Джеймс так застенчив. Он и маме-то своей обо мне рассказал лишь когда мы помолвились, то-то она негодовала по этому поводу, да, милый? – Она улыбнулась ему милейшей из своих улыбок.
  - Да, дорогая, сглупил – с кем не бывает.
  - О, а не желаете послушать забавную историю, приключившуюся с Джеймсом не так давно? – радостно поинтересовалась Кристин.
  Конечно же, сотрудники желали.
  - Теперь понятно, почему я предпочитаю молчать о своей личной жизни? – вполголоса вопросил Лестер у рядом стоявшего Коннора. Тот, ощутив крайнее неудобство, моргнул. – И, Коннор, что там у нас насчет дискотеки? Ведь девушки обычно не болтают без умолку во время танцев?   
  Поняв тонкий намек, компьютерный гений кинулся подключать аппаратуру. А гости с превеликим удовольствием внимали рассказу Кристин о Лестере.
  - Что-то я проголодался, - словно его эта тема ничуть не касалась, сообщил Джеймс, с чрезмерной заинтересованностью разглядывая яства.     
***

  Кристин вовсю травила байки о своем муже, неожиданно оказавшись в центре внимания, точнее – окруженной сотрудниками Центра, жаждущими услышать пикантные подробности из жизни начальства – ведь сам он столь тщательно эти подробности старался скрыть
   - И вот Джеймс заперся в своем кабинете, прячась от сына, а Патрик стучится в дверь и не понимает, почему папа так странно себя ведет. Как тут объяснить ребенку, что папа боится заразиться ветрянкой?
  Лестер, стоявший по другую сторону фуршетного стола, под дружный хохот слушателей закатил глаза.
  – …Он там круглыми сутками сидел. Вылезая лишь под покровом ночи, когда Патрик уже засыпал. И, как бы он ни старался... – Она намеренно поймала взгляд мужа на себе, мило улыбнувшись на его немой жест, явно кричащий «Не сме-е-ей!», и продолжила: - все равно в итоге заразился. О, возможно, вы помните это время – когда Джеймс брал экстренный двухнедельный отпуск за свой счет.
  Поскольку в данном конкретном случае Лестер с Кристин ничего поделать не мог, он лишь выдавил улыбку на всеобщее веселье, причиной которому стала – он в этом не сомневался – мысленная картина: он, весь в зеленую крапинку от зеленки, растянулся на диване. Кристин за это поплатится, еще как поплатится, твердо решил Джеймс, конечно же, в глубине души вовсе не сердясь на свою жену, но всегда приятно под предлогом глубокой обиды выудить у любимой женщины поцелуй-другой, или добиться от нее согласия приготовить его любимое блюдо.
  - Разве бедняга Лестер не переболел этой напастью в детстве? – вошел в положение Беккер. Хотя нет, ехидно улыбается, зараза.
  - О, на этот счет у меня тоже есть история, которую мне когда-то поведала Эннит, его мама, - охотно подхватила тему Кристин.
  Лестер к тому времени уже обогнул стол и теперь стоял рядом с ней, наклоняясь будто бы чтобы захватить оливку, на самом деле шепнув так, чтобы расслышала лишь брюнетка:
  - Осторожно, Кристин. Не забывай, что дети сегодня ночуют у бабушки, и ты останешься со мной наедине. – Он проглотил оливку, распрямляясь.
  Ну вот, кажется, он лишь добавил масла в огонь – девушка, воодушевившись обещаниями, с двойным энтузиазмом принялась описывать картины из его детства, о которых он даже священнику на смертном одре не стал бы рассказывать.
  Он наклонился к Патрику, громко и отчетливо говоря:
  - Идем, сын, оставим этих нехороших людей общаться с мамочкой, а сами съедим по мороженому. – Он подхватил ребенка на руки и беззаботно прошагал в другой конец зала, к другому столу, возле которого, по счастливой случайности, ютились Хелен Каттер со Стивеном – о лучшем и мечтать нельзя!
  - А кто-то еще Ника попрекал выбором жены, – хмыкнул Харт, тщательно разжевывая колбаску.
  - Я, между прочим, все слышу, - беззлобно напомнила Хелен.
  - Моя жена, по крайней мере, ни разу за долгую семейную жизнь не сбегала от меня и даже не пыталась меня убить, - в свое оправдание заметил Лестер, опуская сына на ноги и протягивая ему блюдечко с мороженым.
  - Нет, я правда вас слышу, - уже слегка раздраженно напомнила о себе Каттер. Потом вдруг, явно что-то придумав, добродушно улыбнулась и присела на корточки напротив Патрика. – Милый, а твой папа когда-нибудь ходил в шортах и майке? Без пиджака?
  Лестер многострадально возвёл глаза к потолку.
  - Боже, я, конечно, очень польщен их ко мне вниманием, но все же, думаю, на сегодня уже вполне достаточно.
***

  По залу разнеслась приятная музыка, усиливая дух Рождества и оживляя и без того уже оживленную атмосферу. Коннор, довольный, что, наконец, установил аппаратуру и выбрал столь душевную мелодию, первым вытащил Эбби на танцпол. И хотя кружить с ней даже в медленном вальсе сейчас было крайне нелегко, но парень выкрутился – просто обнял ее со спины, и таким образом пара принялась перемещаться по кругу, плавно колеблясь из стороны в сторону. Беккер, да и другие мужчины, последовали примеру и также позвали своих дам танцевать. Даже Хелен, нехотя, но согласилась на любезное приглашение своего ухажера – галантного Харта, облаченного в зеленую эльфийскую шапку с бубенчиком на конце.
  - Санта-Клаус, расскажи-ка Патрику сказку, - предложил Лестер, подведя сына к профессору и не давая тому возможности пригласить на танец Дженни.
  Впрочем, им и здесь, на диванчике, было неплохо. Усадив ребенка между сладкой парочкой, Джеймс отыскал глазами жену и мысленно усмехнулся, увидев, как та уже поддержала его коварный план и теперь подходит к ним, ставит коляску рядом с Сантой, дает какие-то ценные указания удачно образовавшимся нянькам и присоединяется к нему. Смотрит на танцующие пары, делает вид, что умиляется, или и вправду умиляется.
  - Какая у вас здесь душевная обстановка. Мне стоит почаще сюда захаживать.
  - А мне, по-видимому, стоит уволиться или перебраться в другой отдел, а еще лучше – в другой город, где меня никто не знает, - поддержал беседу Лестер. – А пока наши дети под сомнительным, но все же присмотром, и я искренне надеюсь, что Каттер не успеет испортить Патрика своими бредовыми россказнями о динозаврах.
  Они как-то гладко, не сговариваясь, переместились на танцпол, и вот уже, обнявшись, закружились под медленные ритмы музыки.
  - Джеймс, не льсти себе. Ты прекрасно знаешь, что уже испортил мальчишку. Далеко не каждый ребенок в его возрасте получает на день рождения личный вертолет, причем не дистанционный игрушечный, а настоящий, с персональным пилотом.
  Лестер пожал плечами, мол, не вижу здесь ничего такого предосудительного.
  - Что заставило тебя передумать и все-таки раскрыть наш маленький секрет? – чисто из любопытства поинтересовался начальник ЦИА.
  Кристин пожала плечами.
  - Мы так отлично спелись с твоей командой, я прямо-таки к ним прикипела, особенно к Каттерам, само собой.
  - В этом я и не сомневался. - Лестер прекрасно знал привычку жены все делать ему назло, любя, конечно же.
  - Да и вообще, как я могу встречать Рождество без любимого мужа, но с не менее любимой свекровью?
  Лестер самодовольно ухмыльнулся:
  - Я тоже тебя люблю, никуда от тебя не спрячешься, - и поцеловал жену в губы, продолжая покачиваться под незатейливые мотивы.
  И наплевать, что вокруг полно сотрудников – они все равно уже в курсе, да и вряд ли их теперь хоть что-то удивит, после повести о его ветрянке.
  Сара хихикнула в грудь Беккера.
  - Что? – полюбопытствовал тот, склоняясь к ее уху.
  - Никак не могу привыкнуть к такому Лестеру, - пояснила она, - я уж молчу про Кристин.
  - Да, эта парочка сегодня – гвоздь программы. Я вообще до этого вечера сомневался в существовании какой-то там жены у нашего шефа, думал, у роботов браки не приняты.
  Сара легонько шлепнула его по плечу.
  - Хилари! Между прочим, Лестер еще, может, подушевнее некоторых!
  - Так, я не понял, - шуточно-обиженно проговорил военный, - кому здесь не хватает душевности?! – И притянул девушку к себе посильнее, со всей нежностью целуя в щечку.
  - Мне, - хихикнула Сара, сдвигая ободок парня набекрень и с энтузиазмом отвечая на очередной поцелуй.
  - Это не правительственное здание, а черт-те что, - простонала Хелен, то там, то тут улавливая поцелуйчики коллег, - хоть бы аномалия открылась что ли.
  - Не будь злюкой, - усмехнулся Харт.
  - Тогда поцелуй и ты меня, мой сказочный эльф.
***

  - Коннор, я сама прекрасно справлюсь, коробка совершенно пустая, если не считать двух-трех веток омелы. Прекрати сейчас же! Лучше иди к остальным, праздник в разгаре.
  - Нет, ты - беременна! Тебе нельзя носить тяжелое.
  - Говоришь так, словно это диагноз, - блондинка прыснула, приотворяя ногой дверь кладовой, куда надлежало затолкать все оставшееся барахло.
  Честное слово, вроде бы уже почти девять месяцев как беременна, а никак не может привыкнуть к тому, что все, кому не лень, норовят опекать её на каждом шагу. Хорошо хоть Дженни умудрилась столь удачно подоспеть ей на помощь и отвлечь на себя часть желающих оказать любую посильную услугу беременной леди.
  - Эбби, до чего же ты упрямая! - Темпл уцепился за угол коробки и потянул на себя, намереваясь хитростью отнять ношу.
  Да не тут-то было! Блондинка мертвой хваткой вцепилась в картонку, не намереваясь с нею расставаться из пустого упрямства.
  - Отдай...
  - Эбби!
  Три миллиметра отыграны в сторону брюнета.
  - Коннор...
  Сантиметр! Беременные лидируют!
  - Это просто смешно! - Они потянули разом, чувствуя, как плотный картон начинает постепенно расползаться в руках.
  Зеленый ящер, уютно пристроившийся у вентиляционного проема над дверью, недоуменно поглядывал на своих хозяев, в очередной раз приходя к выводу, что они странные! Очень странные... Словно ящеры-несмышленыши. Пусть лучше посидят тут, в тепле, тишине, уюте и безопасности. Для молодняка это полезно, уж он-то в этом разбирался. И, задорно чивиркнув раздербанившей коробку парочке, ящерка скрылась за дверью. Прыжок на ручку, ловкий пасс лапками и долгожданный щелчок.
  - Коннор? - Эбби моментально среагировала на незнакомый звук. - Это было то, что я думаю?..
  Парень метнулся к двери, дергая ручку-защелку, увы, бесполезно.
  - Рекс!!!
***

  - Слишком уж стандартная ситуация - Эбби расхаживала по небольшой кладовке, положив ладони себе на поясницу, отчего казалось, что девушка гордо выпячивает живот вперёд. – Опять мы где-то застряли. – Она взглянула на мужа, который возился с дверным механизмом. – Ну что там?
  - Изнутри её просто так не откроешь, а пропуск у меня в пиджаке. Как и сотовый.
  - Коннор!
  - Что? Ты тоже без пропуска
  - Я беременна. Беременным нельзя носить тяжести и можно забывать документы.
  Оба прыснули со смеху.
  - Придётся звонить нашим, чтоб выручили. – Ничуть не расстроенный Темпл глянул на стационарный телефон, потом на будущую маму своего ребёнка. – Ты точно в порядке?
  - Господи! – истерически не то засмеялась, не то заплакала Эбби. – Почему все постоянно это спрашивают, и ты в первую очередь?!
  - Я волнуюсь за тебя, - простодушно ответил брюнет. И осторожно приложил ладонь к животу жены. – За вас обеих.
  И как на него злиться? «Жаль, такая головомойка сорвалась», - подумалось Эбби.
  - Если что-то будет не в порядке, я скажу, обещаю, - мягко улыбнулась Эбби.
  Коннор улыбнулся в ответ, притянул девушку к себе (насколько это было возможно), осторожно приобняв за спину. Эбби положила руки ему на плечи.
  - Это самый счастливый сочельник в моей жизни, - признался брюнет, машинально перемещаясь и выполняя простейшие плавные танцевальные движения.
  - Впереди ещё Рождество, - многообещающе напомнила Эбби, двигаясь в такт.
  Сейчас они танцевали медленный танец, только без музыки. Смотрели друг другу в глаза. Такие счастливые.
  Парень наклонился к жене, коснулся губами её губ. Девушку такой лёгкий контакт не устроил, так что поцелуй быстро перешёл из категории «невинно-ласковый» в разряд «по-настоящему взрослый».
  - Мне иногда страшно, - внезапно проговорила Эбби потом. – Чем ближе роды, тем больше всяких мыслей. Как всё пройдёт? Что будет дальше? Мир – такое опасное место. Иногда хочется залезть под одеяло, запасшись шоколадками, и никуда не высовываться. Чтобы быть в безопасности вместе с Роксаной. А раньше у меня никогда подобных мыслей не возникало, они и сейчас-то кажутся ненормальными
  - По-моему, это естественно, - промолвил брюнет. – Мне тоже на каждом шагу мерещатся ужасы, и всегда мелькает мысль: «А вдруг что-то случится с дочкой?». Но мы же не можем всю жизнь продержать её под одеялом?
  - Да, - усмехнулась Эбби. – Это было бы, как минимум, странно. – Кстати о странностях. Точнее, о странных ощущениях. Девушка медленно опустила взгляд на свои ноги и на пол. Улыбка погасла, сменившись испуганным выражением лица. – Коннор, кажется, я не в порядке.
***

  - Интересно, куда подевалась чета Темплов? – вздохнул Лестер. Не то чтобы он успел соскучиться, но надо было как-то удерживать разговор подальше от щекотливых тем.
  Санта-Клаус, то есть Ник Каттер, вдруг вздрогнул, а потом принялся лихорадочно шарить в кармане своей красной куртки, обшитой белым мехом. Из вышеупомянутого кармана настойчиво верещал мобильный телефон, безбожно коверкая классическую мелодию Бетховена «К Элизе».
  Наконец выудив аппарат, профессор взглянул на номер,  высветившийся на экране.
  - Это из нашего здания. Наверное, Эбби с Коннором. Слушаю. – Ник резко встрепенулся, что крайне заинтересовало окружающих. – Воды отошли?! Так, где вы? Ага, ясно. Сейчас подойдём и откроем. Главное, не волнуйся. Спокойно, спокойно. Дыши глубоко. Вдох, выдох. Медленнее. Вдох-выдох. Вот так. Лучше? Вот и хорошо. Теперь передай трубку Эбби.
***

  К больнице подъехали сразу четыре машины, остановились. Из одной молнией выскочил худощавый брюнет, открыл другую дверь и помог выйти девушке с внушительным животиком. Из второй в это же время показалась ещё одна пара, тоже явно ожидающая пополнения. Причём на мужчине был красно-белый костюм Санта-Клауса, только борода с шапкой отсутствовали. Из третьей появилась очередная пара – брюнет и брюнетка.
  - Я ещё раз спрашиваю: зачем мы сюда примчались? – не спеша покидать автомобиль, обратилась Хелен к Стивену, отстёгивающему ремень безопасности. – Или ты считаешь, что Эбби не родит без нас?
  - Не будь букой, это же такое событие! – улыбнулся Харт, избавившись от ремня и вылезая наружу.
  Хелен оставалось только последовать примеру мужчины.
  - Ты понимаешь, что роды обычно длятся несколько часов, а то и больше? – не оступалась женщина.
  - И что?
  - Возможно, придётся просидеть тут не только весь вечер, но и всю ночь.
  - И?
  - Хочешь встретить Рождество в больнице? Помнится, у нас были другие планы. – Она пыталась казаться сердитой. Лишь пыталась.
  - Хелен, - усмехнулся Харт, подхватывая шатенку под руку и буксируя за собой к входу в здание, - не бубни. Рождество будет действительно незабываемым.
  Две пары будущих родителей в компании египтолога и капитана уже поднимались по лестнице, причём каждый сопровождающий старался подать Эбби руку. Поскольку у самой блондинки столько рук не было, она хваталась только за Коннора, ступающего рядом, обнимающего её со спины и держащего под локоть.
  - Ай! – при каждом шаге слегка вскрикивала Эбби. – Ой!
  - Так больно? – распереживался Коннор.
  - Нет, - нервно мотнула головой девушка. – Просто, вроде, при родах положено покрикивать…
  Никто и не заметил, что начался снегопад.
  Даже видавшая виды медсестра, в чьи обязанности входили встреча и распределение посетителей, округлила глаза, когда увидела компанию во главе с беременной Эбби и мечущимся Коннором.
  - Мы рожаем! – объявил запыхавшийся Коннор, пытаясь одновременно смотреть и на жену, и на медсестру; что было нелегко, учитывая, что дамы стояли по разные стороны.
  - Вы все? – спокойно уточнила медсестра.
  - Нет, пока только я. – Эбби вышла вперёд.
  - А остальные?
  - Мы здесь для моральной поддержки, - своим фирменным тоном объяснила Хелен. – Сейчас развернём плакаты, установим транспаранты.
  У медсестры хватило тонкости оценить несколько угрюмый, но всё же юмор. Затем женщина занялась непосредственно профессиональными обязанностями.
  - Я позову санитаров, они прикатят коляску.
  - Я и сама могу идти, - бодро отмахнулась Эбби.
  - В таком случае, идите за мной.
  Медсестра пошла по коридору, следом за ней – Эбби в обнимку с Коннором.
  Группу поддержки в итоге отправили в коридор родильного отделения, устраиваться на стульях, стоящих вряд у стены. Видимо, ждать придётся долго.
***

- Ты как? Живот не тянет, девочки не желают последовать за подружкой? Тебе не жарко?? Может, хочешь прилечь?! - Шквал вопросов от Каттера с явным избытком адреналина в крови обрушился на бедную шатенку, едва главную героиню вечера отправили рожать.
  - Ник!
  - Что, что, я слушаю. Может быть, тебе дует? - Он рванул с себя красно-белую куртку, горя желанием укутать в нее супругу, словно в кокон.
  - Каттер, уймись! Я - в порядке. И рожать точно пока не собираюсь. А если ты еще хоть раз спросишь, жарко мне или холодно, я отправлю тебя за банановым мороженым, приправленным солеными креветками. И заставлю есть на пару со мной! - Новоиспеченная Каттер рассмеялась, обхватывая лицо взволнованного супруга ладошками. - Ну как, договорились?
  - А соленые креветки... это вкусно?
  - О, боже, Ник, - она возвела глаза к небу, в данном случае - к потолку.
  После чего развернулась, придерживая рукой объемистый животик  и вышагивая к уютному диванчику, который был предусмотрительно забронирован для неё, тогда как вся остальная группа поддержки ютилась на стульях и креслах, расставленных вдоль стен.
  С трудом, медленно и плавно, девушка опустилась на мягкие подушки, оглянулась на замершего в нерешительности профессора и постучала рукой по сидению.
  - Ты идешь?
  Блондин просиял и не стал дожидаться повторного приглашения. Так они и устроились, в обнимку, занимая площадь, предназначенную явно для большего количества человек, чем двое.
  Девушка полулежала на груди мужчины, чьи руки нежно обнимали её и ненавязчиво поглаживали живот, в тайной надежде, что юные футболистки не спят в такой вечер и почтят папу своим вниманием.
***

  Хелен смотрела на милующихся Клаудию-Дженни и Ника, отчаянно и безуспешно пытаясь вызвать в себе чувство хотя бы раздражения. Ничего не получалось. Более того, к пиарщице учёная чувствовала (только не падайте!) благодарность. Не прибеги Дженни тогда в полуразрушенное взрывом здание спасать Ника, или опоздай она лишь на секунду – неизвестно, чем бы всё закончилось. Хелен бы убила мужа, она была к этому готова. Во всяком случае, тогда старшая шатенка в этом не сомневалась. А что потом? Помчалась бы проверять, как там будущее, увидела бы, что ничего существенно не поменялось… Кто знает, какой ещё безумный план затесался бы в голову Хелен? Может, она бы окончательно съехала с катушек. В общем, здорово, что Дженни успела. Возможно, Хелен даже когда-нибудь скажет за это спасибо.
  Поняв, что ну ум приходят какие-то совершенно не характерные для неё мысли, Каттер встряхнулась. Раздражённо дёрнула плечами и встала.
  - Куда ты? – чуть насторожился Стивен.
  - Вряд ли в больнице продают спиртное, так пойду поищу хотя бы кофе. Мне надо выпить чего-нибудь крепкого. – Женщина направилась к автомату с напитками, стоящему дальше по коридору.
  Возле автомата возилась какая-то старушка в ярко-зелёном пальто. Глупо пялилась на прикреплённую инструкцию, щурилась, охала.
  - Не могли бы Вы мне помочь? – попросила пожилая женщина. – Никак не научусь обращаться с этими штуками. Я уже опустила монету, а заказ так и не получила.
  - Что Вы хотели? – устало вздохнула Хелен, подумав: «Докатилась! Помогаю старушкам. Такими темпами скоро постригусь в монашки».
  - Двойной экспрессо.
  Каттер понадобилось ровно пять секунд, чтобы добыть кофе для страждущей старушки.
  - Спасибо, - поблагодарила пожилая женщина, беря пластиковый стаканчик. Потом взгляд её, оказавшийся неожиданно острым, добрался до Стивена, посматривающего на Хелен. – Ваш муж?
  Хелен едва не выронила только что подоспевший стаканчик с тройным кофе без сахара.
  - Нет, - кашлянула шатенка.
  - Значит, просто… друг? – хитро уточнила дама.
  - Это не ваше дело, - поставила собеседницу на место учёная.
  - Конечно же, - ничуть не обиделась старушка. – Простите моё любопытство. Просто вы двое напомнили мне нас с третьим мужем в молодости - ну, лет тридцать назад.
  - Очень за вас рада. – Хелен собралась уйти, но старушка стояла так, что невозможно было протиснуться между ней и автоматом, не прибегнув к грубости. В принципе, Хелен это не остановило бы, но она решила дать бабульке последний шанс.
  - Вы ведь постарше парня, да?
  - Леди, на улице мороз, вряд ли Вам хочется возвращаться домой облитой кофе.
  Поразительно, но и теперь дама не рассердилась. Наоборот, весело махнула рукой.
  - Девочка моя, уж кем-кем, а леди я никогда не была.
  «Девочка»? Давненько её так не называли.
  А старушка уже вовсю излагала свою биографию:
  - Первый раз я вышла замуж просто потому, что вроде было уже пора. Мы быстро разбежались. Второй раз тоже получилось без особых эмоций. Не могу сказать ничего плохого про первых своих мужей, но в итоге оба брака закончились разводом. А потом я познакомилась с Эдвардом. Ему было тридцать, а мне уже сорок один, можете представить?
  - У меня нет проблем с воображением. – Сказано это было куда мягче, чем хотелось бы самой Хелен. «У нас со Стивеном разница в возрасте поменьше… Стоп, а это-то тут при чём?!»
  - Как же он меня уговаривал, - окончательно окунулась в воспоминания обладательница зелёного пальто. – И, в конце концов, уговорил.
  - Чем?
  - Я уж и не помню. Он был таким хорошим, что я решила попробовать. Мы поженились.
  Хелен всерьёз заинтересовалась.
  - И что дальше? Вы расстались?
  - Да. Пять лет назад, когда он умер.
  Кофе застрял где-то между горлом и желудком.
  - Он и был моим «тем самым», - продолжала бабулька, - единственным. Мне было всё равно, что говорят люди.
  - Меня это тоже никогда не волновало.
  - Тогда почему ты отказала бедному парню?
  - С чего Вы взяли, что он предлагал?
  - Ох, деточка, уж в браках-то я разбираюсь. По лицу определяю, что у людей на уме на этот счёт. Я тоже боялась, когда у нас с Эдвардом только-только всё началось. А в результате мы прожили счастливую жизнь. Я родила ему двоих детей.
  Хелен подавилась кофе.
  - Ну нет, - прокашлявшись, выпалила шатенка. – Если бы я хотела детей, они бы у меня были. Вот этого я и опасаюсь – среди наших друзей эпидемия браков и беременностей. Стивен просто поддался общему настроению. А я не хочу детей. И замуж не хочу, хватит и одного раза. К слову, видите мужчину в костюме Санта-Клауса?
  - Того, что обнимает беременную женщину?
  - Да. Этот мужчина – мой бывший муж. – Хелен усмехнулась, кивнув на Стивена. – И по совместительству его лучший друг.
  - О, какая интересная ситуация, - добродушно подметила старушка, приканчивая свой кофе. – Ты, деточка, похоже, впрямь не создана для семейной жизни.
  - Вот-вот.
  - Но кто мешает попробовать? А вдруг понравится? Если нет – разведётесь, сейчас с этим нет сложностей. Как знать, что если однажды утром ты проснёшься и горько пожалеешь о том, что не попыталась? – Старушка выбросила стаканчик в мусорное ведро, похлопала Хелен по плечу и поковыляла дальше по коридору.
  Хелен закатила глаза, выкинула в мусорку почти полный стаканчик, развернулась и зашагала в сторону выхода.
  …Кругом было белым-бело от снега. Он падал большими, пушистыми хлопьями, мягко ложащимися на крыши, ступени, тротуары… на всё.
  Каттер стояла на ступеньках перед выходом и просто смотрела на улицу. Люди сновали мимо, спешили – каждый хотел поскорее добраться до дома, подготовиться к встрече праздника. Хелен спустилась с лестницы.
  Что-то мягкое и тёплое упало на плечи и спину. Женщина с удивлением обнаружила, что это её собственная куртка.
  - Если сбегаешь, хотя бы не простудись по дороге, - проговорил Стивен. Сам он, кстати, вышел без куртки. Хотя, у него был теплый вязаный свитер, с высоким воротом.
  - Я не собиралась сбегать. – Хелен хлопнула ресницами, уже опушившимися снежком. – Просто вышла подышать свежим воздухом.
  - Понятно. – Стивен засунул руки в карманы джинсов, на секунду приподнялся на носках.
  Зажглись уличные фонари. Самое время – уже начинало темнеть.
  - Эбби ещё не родила? – спросила Каттер, чтобы разрушить тишину.
  - Пока нет.
  Хелен сделала глубокий вдох, по-прежнему смотря на улицу прямо перед собой, а не на Стивена сбоку.
  - Ты не в курсе, Ник так и не раздумал назвать одну из дочерей Хелен?
  - Вроде, нет. Неужели это тебе не льстит? – Мужчина усмехнулся.
  - При чём здесь лесть? Мне кажется, две Хелен Каттер – это слишком много для человечества.
  - Не могу не согласиться. Хочешь уговорить Ника переменить имя?
  - Может, лучше сменить фамилию? – Шатенка бросила последний взгляд на уличный фонарь и повернулась к  Харту. – И не новорожденной, а мне?
  Стивен еле уловимо дёрнулся и с изумлением посмотрел на женщину, приподнявшую одну бровь.
  - Твоё предложение ещё в силе? – выдохнула шатенка.
  Не то чтобы у Стивена отвисла челюсть или округлились глаза, но удивление на лице отразилось явственно. Правда, была ещё и настороженность. Зная Хелен, мужчина вполне допускал, что фраза – лишь часть какой-нибудь шутки.
  - Ты серьёзно?
  - Ты видишь на мне колпак с бубенчиками? – Зубы женщины постукивали, но не от холода.
  Харт широко улыбнулся и подался к ней, чтоб обнять, но шатенка в последний момент остановила его, упёршись ладонями ему в грудь.
  - Подожди. Ты должен кое-что обо мне знать.
  Взгляд Стивена сделался насмешливым.
  - Только не говори, что я у тебя не первый, я не переживу.
  Хелен даже не улыбнулась.
  - Я – эгоистка, я жутко готовлю, я не домоседка, я никогда не стану образцово-показательной женой, которая будет ждать мужа по вечерам, вязать ему шарфы и приносить тапочки.
  - Где-то я уже слышал про тапочки, - на миг отвлёкся Харт. Потом вернулся к теме, улыбнувшись. – В принципе, ты не сказала ничего нового. Я даже могу добавить несколько пунктов к списку твоих недостатков. Но это для меня неважно.
  Хелен мотнула головой.
  - Стивен, скорее всего, ты со временем захочешь нормальную семью. Хорошую жену, детей. А я этого тебе дать не смогу, потому что не захочу. Это не для меня.
  - Я сделал тебе предложение вовсе не из желания плодиться и размножаться в рамках семейного кодекса. Я предложил потому, что… - Он провёл рукой по каштановым волосам Хелен, и налипшие на них снежинки, оказавшиеся под ладонью Стивена, вмиг растаяли от его тепла.  Потом бывший студент ласково коснулся щёки женщины. - … Потому что я так хочу.
  Что он ещё мог добавить? Он прекрасно знал, какой редкий экземпляр ему достался. Да, Хелен была эгоистичной, непредсказуемой, зловредной, порой и просто злой, её образ совершенно не вязался с классическими представлениями о семье и уюте. Но было и кое-что другое. Стивену нравилось её чувство юмора, её умение бороться за то, что ей дорого. Ему нравился выводок бесенят в этих бездонных карих глазах. Ему нравилось, когда она говорила по утрам что-нибудь неожиданное и забавное. Нравилось, когда она внезапно залезала к нему в ванну или в душ. Нравилось, когда она накрывала его, лежащего на диване, пледом, считая, что Стивен спит и ничего не замечает. Нравилось, когда по ночам она, сонная, прижималась к нему под  одеялом, потому что мёрзла; и хотя Харт в таких случаях всегда что-то бурчал для порядка, мол, лучше отрегулировать отопление, вместо того, чтоб использовать его, Стивена, в качестве персонального обогревателя, на самом деле мужчина ничего не имел против, даже наоборот.
  - У тебя есть последний шанс подумать и отказаться, - оповестила Хелен, пристально глядя на Стивена.
  …Снежные хлопья на пару с ветром затеяли причудливый, но невероятно изящный танец-кружение.
  - Я, пожалуй, всё же рискну. – Харт подошёл к ней близко – ближе некуда. – Так ты выйдешь за меня замуж? – спросил он если не торжественно, то, по крайней мере, очень серьёзно.
  - Да. – Она кивнула и улыбнулась.
  Стивен вдруг выкрикнул что-то среднее между «Ух ты!» и «Есть!», схватил Хелен и закружил. Она рассмеялась, обвив руками его шею, обняв его. Через какое-то время Харт всё же поставил женщину обратно на землю (точнее, на тротуар возле ступенек), но только за тем, чтоб опять привлечь к себе и поцеловать.
  - Кстати, а ты подаришь мне яхту на свадьбу? – поинтересовался Харт по окончании поцелуя. – Чем я  хуже Алана?
  - Ты – ничем; но я, видимо, похуже Альфреда, так что можешь рассчитывать только на резинового утёнка для ванны.
  И снова он её поднял и закружил. А она снова рассмеялась. И они снова поцеловались. Замёрзшие, основательно присыпанные снегом. Радостные.
  Старушка в зелёном пальто, проходя мимо, улыбнулась.
***

  Ник сидел в обнимку с Клаудией-Дженни на диванчике; Беккер перебирал пальцы Сары, переплетая их со своими; Стивен с каким-то загадочно-полубезумно-счастливым видом что-то нашептывал Хелен, прибывающей примерно в таком же, если не в еще более запущенном, состоянии; и все они ждали. Время неумолимо близилось к полуночи, но обалдевше-радостного Коннора все не наблюдалось. Зато в зал вошли, к всеобщему удивлению, Лестеры, уже без детей, под ручку.
  - Эта парочка не перестает меня удивлять, - шепнул Беккер Саре.
  - Мы думали, вы отправились домой и уже не вернетесь, - озвучила всеобщее удивление египтолог.
  - Мы тоже так думали, - согласилась Кристин.
  - Но потом передумали, - добавил Джеймс.
  - Завезли детей к Эннит и поспешили вернуться в славные ряды группы поддержки.
  - Не можем же мы пропустить столь важное событие в жизни наших дорогих коллег. Мы, пожалуй, тоже присядем, - заключил Лестер, опускаясь в одно из кресел, прямо напротив Каттера с Клаудией-Дженни и чуть поодаль от Беккера с Сарой.
  Кристин молча опустилась в соседнее кресло, и коридор вновь погрузился в напряженное, тихое ожидание.
***

  "И почему всё говорят, что рожать страшно больно? – удивлялась Эбби в предродовой палате, куда блондинку уложили до той поры, когда схватки станут достаточно частыми. – Согласна, приятного мало, но вполне терпимо". Так что от обезболивания девушка отказалась – незачем без необходимости вмешиваться в естественный процесс.
  Коннор сидел возле её постели, развлекал, как мог. Порой он вскакивал, начинал суетиться вокруг жены, судорожно поправляя подушку, взбивая одеяло, подтыкая простынь, взбивая одеяло, поправляя простынь и подтыкая подушку.
  Через пару часов Эбби стала подозревать, что, возможно, зря отказалась от обезболивания, а ещё через час горько пожалела о своём решении.
  В палату вошла девушка-врач, которую супруги сегодня увидели впервые в жизни. Эбби наблюдалась у другого доктора, но тот, как назло, ушёл в отпуск.
  - Что ж, пора рожать, - обрадовала почти незнакомка, осмотрев пациентку.
  И вот Эбби везут на каталке в палату для родов. Проезжая мимо сидящих в коридоре друзей, блондинка, которой давно было не до веселья, всё-таки нашла в себе силы и помахала рукой.
  - Уже вот-вот! – радостно сообщил Коннор, чуть приостановившись, а потом обгоняя каталку.
  Супруги так и не пришли к согласию в вопросе присутствия Коннора на родах. Сам парень рвался и не хотел ничего пропустить. Эбби же опасалась, что хрупкая мужская психика подобного зрелища не выдержит. Но теперь, даже если бы Коннор и передумал, он всё равно бы не отвертелся – жена так крепко вцепилась в его руку, что высвободиться было просто нереально.
  "Если мне кто-нибудь ещё раз  скажет, чтоб я тужилась, я встану и придушу этого умника!" – думала Эбби, уже, что называется, на столе. Кстати, не такое уж приятное положение. И вообще, всё жутко и страшно. Хорошо хоть Коннор стоит у изголовья, держит её за руку. Только бы сам в обморок не упал.
  - Тысяча чертей, я передумала! – заорала блондинка. – Мне нужно обезболивание!
  - Поздно, препараты уже не успеют подействовать, - "осчастливила" доктор. – Успокойтесь. Просто тужьтесь.
  - Прекратите это повторять! Что я, по-вашему, и так делаю?!! А-а-а-а!!!
  - Простите, - виновато поморщилась врач, поглядев на двух медсестёр в поисках моральной поддержки. Затем посмотрела на Эбби. – Это первые роды, которые я принимаю самостоятельно.
  - Что? – подскочил Коннор, от волнения даже позабыв о руке, которую Эбби ему уже почти сломала.
  - Что? – выпалила блондинка, обливаясь потом.
  - Не волнуйтесь, - поспешила успокоить смущённая брюнетка. – Я была лучшей на курсе, и во время практики ко мне не возникало никаких претензий. Я всё знаю. Всё будет хорошо. Дышите.
  - Я дышу.
  - Туж… Дышите глубже.
  После череды громких и душевных криков Эбби опять заголосила членораздельно:
  - Я больше не могу!!! Больно! Вколите что-нибудь, хоть что-нибудь, умоляю!
  Брюнетка быстро глянула на одну из медсестёр и произнесла какое-то медицинское название. Через полминуты Эбби сделали укол, и она немного расслабилась. Как-то сразу захорошело.
  - Что это было? – блаженно поинтересовалась без пяти минут мама.
  - Витамины, - хмыкнула врач. – Вы же сами просили хоть что-нибудь.
  Психологический эффект как рукой сняло. Всё же этому доктору ещё многому предстоит научиться.
  - Вы же ничего не делаете! – возмутился Коннор. – Моя жена мучается, а Вы только колете ей витамины!
  - Сьюзи, - вновь обратилась брюнетка к медсестре, - вколи успокоительное. Да не ей – ему!
  - А можно не отвлекаться? – кое-как выдавила слова Эбби. – Рожаю тут я! – И снова крик.
  Доктор поняла, что пациентка в панике. Медик и сама очень хотела запаниковать, да не могла позволить себе такой роскоши.
  - Слушайте, всё будет хорошо. Я знаю, Вам страшно и больно, Вы устали, вымотались, и Вам меньше всего хочется, что Вами занималась неопытная девчонка. Но поверьте, опыт у меня есть, я знаю, что делаю. И сделаю всё, чтобы Вы и Ваш ребёнок были в полном порядке. Теперь давайте успокоимся, попробуем собрать все силы и доведём дело до конца.
  А потом появилась она – крохотная, звонко орущая, резво дёргающая ножками девочка, и мир навсегда изменился.
  Доктор собиралась спросить Коннора, не хочет ли он перерезать пуповину, но мигом поняла: счастливый папаша в таком состоянии, что острых предметов ему доверять нельзя.
  - Уже? – прошептал Коннор, словно окаменев на мгновенье.
  - С ней всё хорошо? – прохрипела Эбби, секундой ранее откинувшаяся назад в полном изнеможении, а теперь силящаяся вновь приподнялся.
  - Да, здоровая малышка, насколько я могу судить, особенно по голосу. – Доктор улыбнулась, отдав младенца медсестре.
  Эбби и Коннор, как заворожённые, смотрели в угол, где медсестра возилась с ребёнком. Вскоре Сьюзи держала на руках всё ещё кричащую девочку, которая была "обработана", вытерта и завёрнула в светло-зелёную пелёнку.
  Медсестра направилась к супружеской паре, собираясь передать младенца матери, но Коннор шагнул вперёд, и Сьюзи безропотно вручила ему младенца, на всякий случай готовясь подхватить дитя, если у обезумевшего от радости отца вдруг задрожат руки.
  Секунд десять брюнет почти с испугом смотрел на дочку, которая не собиралась замолкать по случаю первой встречи с папой. Почему-то зрение у парня резко ухудшилось, глаза как будто что-то застилало. И всё же свою девчушку он видел прекрасно.
  - Здравствуй, Роксана, - почти прошептал Коннор, и малышка вдруг затихла. Его улыбка постепенно расплылась до ушей. – Наконец-то мы познакомились. – Он повернулся к бледной Эбби, которая тянула руки к дочке.
  Через мгновение малютка была в ласковых и осторожных маминых объятьях, да и папа не отпускал новорожденную полностью. Роксану держали две пары самых надёжных в мире рук.
  - Роксана? – почему-то удивилась врач. – Вы хотите назвать дочку Роксаной?
  Ей не сразу, но всё же ответили.
  - Да, - с трудом оторвав зачарованный взгляд от дочки, промолвил Коннор. "Знать бы ещё, в чью честь. Неужели всё-таки Рекса?".
  - Забавно.
  - Что?
  - Меня тоже так зовут.
  Теперь на брюнетку взглянула и Эбби. Улыбнулась и проговорила:
  - Вы очень хороший доктор.
  И внимание родителей опять безраздельно переключились на младенца.
***
http://uploads.ru/t/P/m/q/Pmqwv.jpg
***

  Ей так хорошо, спокойно, даже несмотря на то волнение, что охватило всех их в эти минуты. Они не могли слышать крика Эбби, не могли видеть счастливых слез на лице Коннора, но отчего-то все разом устремили глаза на настенные часы, что были единственным украшением идеально белых стен. Рождество. Рождение…
  Это было символично.
  Клаудия-Дженнифер перевела на мужа взгляд шоколадных глаз, скрываемый под веерами пушистых ресниц. Ник весь светился в своем милом костюме Санта-Клауса и казался самым лучшим человеком на земле. А разве это было не так? Пусть он сорвиголова, пусть порой слишком бурно реагирует на какие-то слова или поступки, пусть безответственный и сумасбродный, наивный и упрямый, на все сто уверенный в своей правоте… разве это недостатки? Для кого-то - несомненно. Для неё – нет. Ведь именно такой Ник Каттер и вскружил ей голову, вскружил тем, что не был похож ни на кого больше. Только на себя. И его беззаботность оказывалась простым умением наслаждаться каждой секундой жизни, которая может закончиться в любой момент. Упрямство – отлично развитой интуицией, прекрасно сочетающейся с бездонным множеством знаний в его голове. А некая сумасбродность просто терялась за блеском лихих синих глаз, с искренней любовью смотрящих на неё. Сейчас он сидел, такой счастливый, беззаботный, о чем-то перешучивающийся с Беккером. А ведь не такое уж и долгое время назад это был совсем другой человек. Человек без надежды…
  Без дрожи и не вспомнишь потухшие голубые глаза, понурые плечи, небрежно отпущенные локоны. Ник так никому и не открылся, не обнажил те чувства, что терзали его после самопожертвования Стивена; но она знала, что чьей-либо еще смерти на своих руках Каттер просто не выдержал бы. Быть может, это и была одна из причин, по которой он бросился спасать Хелен. Но, конечно же, не единственная.
  Хелен Каттер…. Его первая любовь. Её мысли плавно перетекли к этой несносной женщине, в честь которой она сама назовет свою дочку. И, однажды, по пьяной лавочке, обязательно скажет ей искреннее спасибо. За что? За свою жизнь. Нет, не за то, что она не раз и не два спасала и вытягивала её буквально из самого пекла. А за то, что вернула Дженни недостающую часть – Клаудию.
  Пусть зверским способом, руководствуясь скорее любопытством, нежели чем-то ещё; даже не подумав о тех последствиях, с коими девушке придется столкнуться после воздействия «общеизвестного эффекта Браун-Льюис». Пусть. Всё равно – спасибо. Хотя, когда-то, бывшая Браун-Льюис и ненавидела Хелен всем сердцем, в позе эмбриона ежась на полу собственного дома и умываясь слезами.
  Это было тяжело - разобраться в том, кто же она есть на самом деле. Многие мечтают о том, чтобы получить второй шанс, изменить свою жизнь, помня о прежних ошибках и промахах. Считают, что этим сделают себя полностью счастливыми. Чушь. Она получила, сравнила и поняла, что хочется рвать на себе волосы. Как выбрать, в которой жизни она поступила верно? Как понять, какая работа была её призванием, именно тем, чем она и хотела заниматься? Какие цвета одежды предпочитала? Что умеет, чего боится? Какие из воспоминаний для неё наиболее ценны и перевесят? Не так-то просто боготворить свою крестную, заменившую ей мать в одной из жизней, и ненавидеть её же за самый низкий поступок в другой. Как поступить? Разорвать свое сердце?
  И оно разрывалось, пусть этого никто и не замечал. Они и не должны были. Она сильная. Лишь только Каттер…
  Ему она выплакала свои слезы, попеременно проклиная всё на свете от лица обеих своих личностей, тогда как блондин лишь молчал и крепче прижимал к своей груди. Она так и не узнала, как он оказался в её доме в тот вечер. Понял, почувствовал, что за спокойной, пусть и слегка потерянной оболочкой Льюис скрывается карнавал боли и сомнений. Ведь она, следуя совету Стивена, все же поехала домой, чтобы разобраться в себе. И приехала… к порогу чужого жилища, что некогда, в другой вселенной, и принадлежало Клаудии Браун. Как, почему? Она не знала, просто ноги привели её туда, откуда пришлось мчаться назад, с четким пониманием того, что она потерялась. Застряла где-то между двух жизней… И нашла себя только в этих сильных руках, что и после, день за днем, поддерживали её, напоминая о том, что есть за что бороться, есть ради чего делать сложный выбор. Его твердая уверенность в том, что она – это она, и всегда была собой; фотография в нагрудном кармане, не высказанные чувства в блеске глаз, помогли ей собраться. Клаудия Браун. Она вернулась. День за днем постепенно раскладывая все по полочкам, вычленяя главное среди урагана воспоминаний и чувств. Принимая обе свои жизни, чтобы впоследствии превратить их в третью, одну на двоих с Каттером.
  Ником. Который сейчас так мило улыбается, поглаживая живот пиар-менеджера и члена команды по борьбе с аномалиями ЦИА в одном лице, и что-то рассказывает про игрушечную карту аномалий.
***

  Ну вот, она и родилась, его крестница. Каттер скорее почувствовал, нежели услышал это, каким-то необъяснимым внутренним чутьём. Он чуть сильнее обнял свою Клаудию, заставив её встревожено поднять глаза.
  Когда он приобрел такую способность - чувствовать что-то на расстоянии? Понятие не имел даже сам ученый. Наверное, всё просто сложилось, как кусочки огромной мозаики. Крохотный кричащий комочек на его руках. Роды в больнице, с которых Каттер попал прямиком в лапы своей бывшей жены, без зазрения совести пустившей пулю ему в грудь и лишь чудом, благодаря своевременному вмешательству Дженни, промахнувшейся. Его блуждание из мира в мир… Ведь это была уже третья реальность, где ему предстояло жить. Нет, четвертая. Клаудия, Стивен, Коннор. Он помнил их. Это было тем, что донельзя обострило его реакцию на внешний мир и все изменения, что происходили в нём. Слишком много последствий может иметь не вовремя сказанное слово, не высказанная мысль, неловкое движение. Он словно повзрослел, и это в свои-то сорок с хвостиком…
  Но самым важным было то, что он скоро станет отцом. Ник и не подозревал, что это так волнительно! У них с Хелен не было детей, и не потому, что он не хотел их, или же она была против. Нет. Просто подобной мысли даже не возникало на горизонте, затуманенном чередой научных открытий и изысканий, увлекающих куда больше, чем простая повседневная жизнь. Увлекающих до этих дней его жизни.
  - Ник?
  - Всё хорошо, - профессор улыбнулся, накрывая поцелуем её губы. Он никогда не пресытится этим, их близостью. А ведь совсем недавно этого могло и не быть.
  Мужчина вспомнил то отчаяние, что навалилось на него от осознания того, что Клаудии больше нет, совсем нет. И никогда не было. А ведь тогда ответное чувство между ними лишь едва-едва окрепло. Что было бы, смирись он? Не вмешайся Хелен? Не вспомни всего Дженни? Он не знал, и, честно признаться, даже не желал думать об этом, переигрывая в голове возможные варианты развития событий. Он уже пытался сделать это когда-то, разрывая на мелкие кусочки её фотографию. Не смог, не захотел. На стадии помешательства возвращаясь на притихшее в ночи кладбище и собирая развеянные по надгробиям кусочки изображения. Стивен не одобрил бы его, зацикленного на прошлом и не проходящих чувствах, но тогда Харт лишь молчаливо взирал на метания профессора из-под толщи могильной плиты. Вернее, не Харт, а то, что осталось от лучшего друга Ника. То, что сам Каттер не сможет забыть никогда.
  Как не сможет забыть крика Дженни, проклинающей его за то, во что он верил. За то, кем он её считал. Пусть, в итоге, и оказался правым. Слёзы в её глазах значили больше его правоты, но он не мог иначе.
  А ведь он знал, даже был уверен, что если б Клаудия не исчезла тогда, то, скорее всего, он со временем потерял её точно так же, как в своё время потерял Хелен. Словно все эти восемь лет терзаний и ожидания ничему не научили его. Да, он был безбашенным; да, он не умел вовремя останавливаться; да, он не умел ценить то, что имел, пока не терял это. И теперь он абсолютно не понимал, чем смог привлечь в свою жизнь двух самых потрясающих женщин, что когда-либо знал. Хелен. Клаудия-Дженни. Как гласит песня одной далекой страны - «девушки во мне всегда чего-то находили, не знаю что, но девушкам видней». Да, это было точно про него. Ведь, как бы ни льстил себе профессор, он отлично понимал, что не был общепринятой иконой красоты, не был примером образцового возлюбленного, он даже комплименты говорить не умел! Да и от идеалов хорошей физической формы был далёк. Единственное, чего у него было не отнять, так это умения отдавать себя без остатка. За свое дело, друзей, родных, любимую женщину.
  Любимую. Именно это отчетливо понял Каттер, когда, забыв обо всех запретах, Клаудия Браун бросилась за ним, силясь удержать от необдуманного шага. Не боясь при всех высказать через мимолетное прикосновение всё то, что не решилась передать словами прежде. Именно ради неё он вернулся, устояв перед искушением Хелен. Благодаря ей он незаметно для себя даже перестал быть эгоцентриком, принимая и впервые разделяя ещё чью-то точку зрения без лишних убеждений. Они не должны рассказывать об аномалиях, должны защитить от этого мир, не сея лишней паники? О’кей. Он согласен, он даже разделяет её мнение. Ведь она права. Это стало его девизом в последующей борьбе. Когда она ушла, оставляя его потерянным в бездне эмоций, таившихся в глубине этих карих глаз.
  А любимая женщина в этот момент как раз проницательно изучала глаза Ника, словно пытаясь растопить внутренний лед, скопившийся за пеленой его глаз своим теплым сиянием. Такие красивые глаза, лишь отдаленно напоминающие глаза его первой жены. Похожая на неё, но совсем другая. Нет, определенно, Каттер не согласился бы с утверждением, что он зациклен на одном типе женщин.
  Почему у них не сложилось с Хелен? Он не знал, наверное, от того, что он не любил её в полном смысле этого слова. Она покорила его еще в юности, увлекла с самых первых дней знакомства своей неординарной натурой, бешеной энергией, умом, да и много чем ещё, так, что ему не оставалось ничего, кроме как покориться перед её напором.
  А Клаудия, она была другая, словно сочетавшая в себе всё, что было лучшим для него в женщинах. Мягкая и решительная одновременно, веселая и серьезная, сильная и не боящаяся быть слабой, умеющая помогать и принимать помощь, отстаивать своё мнение... Женственная в каждом жесте, без излишков макияжа и коротких нарядов приковывающая к себе внимание. Это было и в Дженни, он убедился в этом, когда пробился сквозь напускную маску жеманства, ветрености и вызывающего поведения.
  Хелен сказала, что в этой версии Браун есть стержень. Нет. Она не версия, это всё та же Клаудия, это было видно невооруженным взглядом, просто никто не верил ему. И она была лидером всегда. Да и стержень был всегда. Ведь не зря же капитан Райан, еще одна жизнь на его совести, слушался указов этой женщины беспрекословно, полностью игнорируя его, Каттера, и зачастую, он подозревал это, Лестера. Такое уважение мужчины подчиненного нужно заслужить. Тем более мужчины-солдата.
  Такое же уважение к ней он видел и сейчас, в глазах своей команды. Она вернулась, обретя новую себя в новой жизни. Пусть и периодично проклиная его за это. Ведь правда куда проще определить, что ты больше любишь - шпильки или шлепанцы, чем до конца жизни биться над вопросом кто же ты? Он не сомневался в этом. Как и не сомневался ни секунды в том, в чью честь следует назвать дочерей от любимой женщины, что каким-то чудом вернулась к нему. И уж тем более, в том, что дочку Темплов точно будет кому баловать и сбивать с пути истинного. А на что, в конце-концов, еще нужен крестный Санта-Клаус??
***

  Она иногда говорила: "Мой бедный Стивен", и он был полностью согласен с данной характеристикой себя любимого. Ещё бы не бедный, если угораздило связаться с таким несчастьем, как Хелен Каттер. С ней всё и всегда шло не так, как задумывалось, не так, как должно. Много лет назад, когда парочка вдруг очухалась после того… ну, после того, как Хелен перечеркнула статус верной жены, а Стивен – порядочного друга, никто не знал, что сказать. Но шатенка в итоге и тогда соригинальничала. Она подперла щёку рукой, внимательно поглядела на уже начавшего терзаться угрызениями совести Харта и медленно произнесла: "Ладно я – ударилась головой. Но ты-то чем можешь оправдаться?". Стивена возмутило, что всю вину перекладывают на него одного. Оделся и гордо ушёл, услышав на прощание: "Теперь ты, как честный человек, просто обязан… подтянуться по зоологии". Первая часть фразы едва не повергла его в панику, вторая – заставила еще сильнее возмутиться. Некоторое время Стивен не мог смотреть в глаза ни Хелен, ни, особенно, Нику. А потом студент с ужасом обнаружил, что его по-прежнему влечёт к вредной, ехидной, себялюбивой преподавательнице.
  Разумеется, он переживал за Хелен, когда она пропала. Но часть его вздохнула с облегчением. Он не желал этой женщине зла, но без неё действительно было проще.
  И вдруг через восемь лет – здравствуйте, я вернулась! Ставшая старше, уже на такая ухоженная, зато такая же несносная! Стояла и смотрела, как он умирает от яда. Не бросилась к нему, не попыталась оказать первую помощь. Только наблюдала. А он после и разозлиться на неё не смог. И даже ляпнул Каттеру что-то вроде: "Если бы она была моей женой, я бы прошёл сквозь миллион аномалий, чтобы найти её". Ага, а про себя порадовался тому, что не является её мужем. Да не дай бог!
  Когда Стивен увидел, как её ведут под конвоем, против воли усаживают в машину, куда-то увозят, он с трудом сдержался, чтобы не надавать по… кхм, лицам паре-тройке охранников. Он знал, что Хелен это не поможет, военных было слишком много.
  С какой хитрющей ухмылкой она подала ему нож (кстати, Харту было интересно, почему никто не додумался изъять у пленницы холодное оружие), чтоб отпереть двери, скрывающие аномалию! Стивен уже тогда заподозрил, что Хелен что-то задумала. "Уберите мясо, если не хотите, чтоб ваших людей слопали!". И такое взволнованное лицо, чуть ли не светящееся беспокойством о ближних. Ха! Харт ничуть не удивился, когда Хелен, в самый неподходящий для военных момент, рванула в аномалию. И что бы там ни говорил Ник потом, профессор тоже не жаждал, чтоб его сумасбродную жену держали, как хомячка в клетке. Кидаясь в аномалию следом за Хелен и Райаном, Стивен не был уверен насчёт того, кому именно собирается помогать.
  Он даже волновался за неё, когда Хелен с Ником и военными отправлялась в прошлое добивать Хищников из будущего. Зато ровно через полторы минуты после её возвращения Харт готов был прибить бывшую преподавательницу. Подумать только, раз Ника при себе оставить не удалось, она решила быстренько найти замену в лице Стивена. Вдобавок, опозорить его перед всеми. И невинно хлопнуть глазками: "О, ты ему так и не рассказал?". Да уж, профессорское лицо в тот момент надо было видеть: на нём отражалось всё, что угодно, только не осведомлённость. Стивен снова почувствовал себя последней сволочью, предавшей лучшего друга. Вернее, предпоследней - последняя стояла рядом и сдавленно хихикала. "Иногда ты бываешь настоящей сукой". Между прочим, это самый мягкий из вариантов, вертевшихся у бывшего студента на языке. Хелен эти слова задели по-настоящему, хоть она и попыталась скрыть эмоции. Развернулась и исчезла в портале, оставив Стивена расхлёбывать только что заваренную ею кашу.
  Казалось бы, скатертью дорога, успехов в труде и творчестве, надеюсь, больше не свидимся. Ан нет! Пробралась к нему в квартиру (причём Стивен до сих пор не понимал – как), да ещё в таком состоянии, что у Харта язык не повернулся отослать шатенку ко всем чертям, а надо было бы. Он же только-только наладил отношения с Ником, безумно радуясь тому, что их дружба всё же выдержала такое испытание. Стивен очень скоро понял, что избавиться от Хелен будет крайне непросто. И снова была какая-то часть его личности, не согласная с основной массой. "Брось, это даже весело, - подзуживала та часть. – Как знать, может, получится что-то приятное". В итоге получился удар от Ника, который приятным нельзя было назвать при всём желании. Именно после этого Харт впервые услышал в свой адрес: "Мой бедный Стивен". Она сидела прямо перед ним, гладила его по щеке, и смотрела так, что бросало в жар. Он прекрасно видел, что она, чего там греха таить, не помолодела, да и сама Хелен об этом не забывала. Она просто глядела на него, отлично понимая, как действует такой её взгляд. "Давай же, Харт, - зазывали чертята, беснующиеся в кофейных озёрах. – С Ником ты и так поссорился, терять нечего. Ты ведь сам этого хочешь, по тебе же видно. По физиономии ты уже схлопотал; неужели зазря?". "И впрямь, чего уж там", – эта мысль Стивена была последней, которую, хоть и с натяжкой, но можно было назвать здравой.
  Было обидно до багровой пелены перед глазами, когда он понял, что Хелен его всё-таки использует. Пытается через него расколоть всю команду. Самое смешное – он даже не разочаровался, он лишь горько ухмыльнулся. Он хотел ей верить, настолько сильно хотел, что чуть не лишился друзей, работы и собственной жизни. Хорошо, что вовремя остановился.
  И снова здравствуйте! Она вернулась, предварительно отрыв какой-то неимоверно важный артефакт, наклепав клонов и разработав план уничтожения ЦИА и убийства мужа. В итоге прихватила с собой Дженни, едва не лишив рассудка несчастного Ника. А, возвратившись, уставилась на Стивена, будто на привидение…
  Дальше всё закрутилось столь быстро, что Харт не успел ни оглянуться, ни опомниться. И вот он уже держит её за горло, а она почти не сопротивляется. И только смотрит. Нет, это запрещённый приём, так попросту нечестно! Чёрт возьми, а ведь только Хелен Каттер способна довести Стивена до состояния полного, окончательного и беспросветного исступления за какие-то секунды! Подобными талантами нельзя разбрасываться.
  Он до сих пор не мог забыть ту её истерику после возвращения домой из больницы. Как Хелен тогда трясло, какими страшными и пустыми были её глаза. Подобную сцену не способна сыграть даже величайшая актриса всех времён и народов.
  И кошмары Хелен тоже снились, хотя она никогда об этом не рассказывала. Никогда не кричала во сне, никогда не вскакивала, хватая ртом воздух. Стивен сам видел и чувствовал – бывало, что он ещё не спал в это время или просыпался, ощущая её беспокойство. Шатенка вцеплялась в одеяло, подушку или простынь до судороги, а потом резко просыпалась, чуть дёрнувшись. Или не просыпалась, оставаясь в плену сновидений. Стивен не льстил себе предположением, что каждый такой кошмар – именно о нём, но точно знал, что и его гибель часто преследует Хелен. Он не лез с расспросами. Он обнимал её, тихо повторяя: "Всё хорошо, я здесь. Я здесь". Порой она успокаивалась, не выбираясь в реальность – затихала прямо во сне.
  Однажды ночью Хелен вновь дёрнулась, очнулась. Стивен лежал на боку, и шатенка осторожно приникла к Харту, накрыв ладонью его плечо, лбом и щекой прижавшись к спине мужчины. Она думала, что он спит. Стивен вдруг почувствовал что-то крохотное, влажное и горячее над своей правой лопаткой, как раз там, где было лицо Хелен. Она что, плачет?! Он чувствует ее слезы на своей спине?.. Стивен аж вздрогнул. Первым желанием было немедленно повернуться, обнять женщину покрепче и начать нашёптывать что-нибудь успокаивающее, погладить по голове, как маленького ребёнка. Однако он знал, что  с Хелен этот номер не пройдёт. Она явно не захочет, чтоб кто-то видел её слёзы. Точнее, чтоб кто-то даже заподозрил, что она вообще способна плакать. Стивен сделал вид, что повернулся во сне, как бы случайно обнял шатенку и как бы в полусознании пробормотал:
  - Опять замёрзла?
  - Ага.
  - Иди сюда.
  Это было как раз перед тем утром, когда Харту бзикнуло в голову сделать Хелен предложение.
  И вот она согласилось. Не прошло и полгода.
  Стивен чётко понимал, на что идёт. Вернее, чётко понимал, что не понимает, на что идёт, потому что от такой взрывоопасной смеси, как они с Хелен, можно ожидать всего, что угодно. Но он и не строил планов, он просто хотел попробовать, осознавая, что не простит себе, если не попытается.
  "Занятное получается Рождество. Встречаем праздник в больнице, без еды и питья. И, что страннее всего, кажется, это самый счастливый праздник в моей жизни". Он посмотрел на Хелен, сидящую рядом, нервно теребящую пальцы. Посмотрел на Каттера и Клаудию-Дженни. Уж кто-то, а они заслуживают счастья. Да и Беккер с Сарой тоже, не говоря уже о Эбби с Коннором. И даже Лестер с жёнушкой, бог с ними, тоже пускай будут счастливы. И Стивен с Хелен будут. Во всяком случае, сейчас-то они точно счастливы, хотя и взбудоражены.
***

0

21

Хелен до сих пор не была уверена, что это хорошая идея. Может, никогда и не будет полностью уверена. Но старушка правильно сказала: стоит попробовать, чтоб потом не жалеть.
  Не столь давно Хелен Каттер была твёрдо уверена в том, что в её жизни есть только одна большая любовь – сама Хелен Каттер. Когда-то она любила мужа, какие-то тёплые чувства остались и сейчас. Когда-то ей очень нравился Стивен. Редкая преподавательница хотя бы разик не задумается (не обязательно всерьёз) о романе с симпатичным студентом, а Хелен просто попала в число тех, у кого задумка вдруг воплотилась в реальность; кстати, шатенку тогда даже совесть мучила. И всё же собственная жизнь – превыше всего.
  Когда он валялся там, покусанный сороконожкой-переростком, Хелен внимательно смотрела. Не только на Стивена, но и на пол, где лежал молодой человек. Вполне возможно, неподалёку оставались эти ползающие твари. Затем, когда мужчина отрубился, Хелен, убедившись, что рядом с ним не пристроился какой-нибудь ядовитый таракан, подошла, присела и проверила пульс. Сердце билось быстро и неровно, но пульс был достаточно сильным. Хелен ничего не могла сделать, так что предпочла просто уйти, особенно, когда услышала голос Ника. Стивен без помощи не останется. Да, это был не самый благородный поступок в мировой истории, но Хелен никогда и не претендовала на лавры матери Терезы.
  …Изначально план был таков: напакостить ЦИА и в частности Нику и смотать удочки, желательно, прихватив Стивена с собой, потому что совсем одной всё-таки скучно. И ведь почти сработало! Если б Стивен только не упёрся рогом, мол, всё закончится здесь и сейчас, она бы уговорила его пройти с ней через аномалию, вместе путешествовать. Конечно, в таком случае уши Харта довольно скоро обвисли бы под тяжестью навешенной на них лапши, но Хелен не считала враньё особой проблемой. Люди часто друг другу врут. Если б все говорили только правду, давно бы бушевала Мировая война, причём уже пятнадцатая или шестнадцатая по счёту. Но Харт сунулся в камеру с тварями. И вот тогда… Тогда внутри у Хелен что-то щёлкнуло, но было поздно.
  Она снова увидела Стивена, живого, здорового – ложью было бы сказать, что сердце запело, но какой-то мерзкий паук, сидевший в груди и постоянно перебирающий своими гадкими лапками, взял и сдох.
  Чего Хелен сама от себя не ожидала, так это того, что решит оставить бедного Стивена в покое. А ведь правда, Харту из-за неё уже достаточно перепало, хватит отравлять ему существование. Но когда Стивен сам к ней явился (ну и что, что сначала попытался придушить – подобное желание относительно Хелен испытывал каждый второй, кто её знал; хотя, нет, скорее, двое из трёх), да ещё поцеловал… - извините, она не железная.
  Они оба знали, что даже сотня брачных клятв не удержит Хелен, если женщина решит вновь пуститься во все тяжкие по аномалиям. Да Стивен и не собирался удерживать шатенку против её воли. Вопрос был только в том, захочет ли Хелен снова уйти. А она не хотела. Правда не хотела. Ей не нравилась спокойная благоустроенная жизнь с постоянными и бесперебойными благами цивилизации. Куда интереснее пробежаться по юрским джунглям, пройтись у подножья доисторического вулкана, стырить парочку яиц из гнезда птеродактиля, шандарахнуть электрошокером какого-нибудь динозавра. Но всё это пришлось бы делать в одиночку. Хелен ненавидела свои ночные кошмары, но не боялась их. Она боялась, что однажды вздрогнет от одного такого сна, а никто не попытается её успокоить, не обнимет, не прошепчет что-нибудь нежное. И под "никто" подразумевался исключительно один человек – Стивен Харт.
  - Тебя нисколько не смущает, что я старше? – поинтересовалась Хелен, далёкая от каких бы то ни было комплексов по этому поводу. Просто было любопытно.
  Они сидели не впритык к остальным, так что, разговаривая достаточно тихо, можно было не бояться, что остальные расслышат то, что предназначалось лишь для двух пар ушей.
  Секунду Стивен колебался между двумя ответами. Первый: "Если это не смущало меня раньше, почему должно смущать теперь?". Второй: "Ничуть. Нисколько не сомневаюсь, что поседею раньше тебя, ты об этом позаботишься". Но маятник качнулся в третью сторону:
  - Подумаешь, проблема. Когда ты мне надоешь, сдам тебя в дом престарелых, вот и всё. – Шутка грубоватая, но Хелен она точно взбодрит.
  Хелен и впрямь взбодрилась, но не так бурно, как ожидал Харт. Женщина ответила влёт, почти ласково:
  - А сам окажешься в доме для инвалидов.
  - Вот и чудно, - тоже не стал разводить трагедию Стивен, - будем оттуда писать друг другу письма.
  Хелен негромко засмеялась, потом пододвинулась ближе и опустила голову на плечо мужчины, а он приобнял шатенку, поцеловав её в висок.
  "Отличное Рождество, - мысленно улыбнулась Хелен. – Наверное, лучшее в моей жизни".
***

  «Боже, какая идиллия. Убейте меня, кто-нибудь».
  Нет, она, конечно же, не испытывала столь глубокого отвращения или там желания уйти из этого романтичного места, от этих свихнувшихся друг на друге людей, и никогда-никогда не возвращаться… И даже, может быть, немножко, самую малость и умилилась, глядя на обнимающиеся парочки, ожидающие чудо рождения… Но признаться в этом, даже себе, ни за что бы не позволила.
  Украдкой взглянув на сидящего рядом мужа, Кристин мысленно усмехнулась – похоже, его одолевали примерно такие же мысли, и это не могло не радовать. Они всегда были на одной волне и сходились в большинстве мнений, особенно если дело касалось романтических слезливых мелодрам – лишь один ответ был заготовлен у них на подобный ужас - однозначное и протяжное в унисон «Нет, спасибо». Она даже поделится с ним своими переживаниями, наклонившись к его уху и шепнув: «Все еще не передумал встречать Рождество здесь, в дурдоме, ошибочно зовущемся просто больницей?». На что получит предсказуемый, с притворным вздохом, ответ наподобие: «Может быть это ужасно, но нет. Витающие здесь флюиды затуманили мой разум, так что прости, милая, но теперь тебе придется терпеть меня таким - сентиментальным и еще более добрым, чем обычно», и может быть даже легкий поцелуй в губы. И отреагирует не менее предсказуемо, вздохнет и смиренно вымолвит: «В болезни и в здравии…».
  Нет, он вовсе не стал добрее или сентиментальнее, он всегда таким был, и она это прекрасно знала. Просто должность, да и личные принципы не позволяли, но если лишь на минутку вспомнить, как он бегал вокруг, нервно размахивая руками и выкрикивая направо-налево команды медперсоналу, когда родился Патрик… о, об этом лучше не вспоминать, а иначе она, чего доброго, разрыдается от нахлынувших воспоминаний прямо на глазах у целой толпы. Вряд ли они, конечно, заметят, погруженные в свои думы, но все же...
  В принципе, если посмотреть непредвзятым, невооруженным взглядом и притвориться, что тебе есть до этого дело, можно даже сказать, что картина, царившая в зале ожидания, вполне себе милая. Воздержался от блаженной улыбки здесь разве что кактус у окошка.

http://uploads.ru/i/K/u/m/KumjS.jpg

***

  «Боже, что за трогательная картина, так и хочется повеситься на радостях».
  Конечно, он был рад за коллег, которые нашли свое счастье друг в друге и теперь сидели здесь, в обнимочку, и витали в своих романтично-розовых мечтах, болтая свешенными  ножками прямо с облака номер семь. Но признаваться в этом ни под каким соусом не собирался, и так уже напрочь потерял лицо и годами строившуюся репутацию.
  Одно лишь обстоятельство радовало неимоверно – жена оставалась собой, скептически осматривая умилительные парочки и мускулом не дрогнув, хоть какая-то надежда и опора на светлое будущее. Что бы он без нее делал - совсем, наверно, спятил и на пару с Каттером с непередаваемой радостью бегал за доисторическими крокодилами, чтобы сфотографировать их на фоне себя для ежегодника по естествознанию. Он аж мысленно передернулся. К счастью, от столь печальных мыслей его отвлекла Кристин, справившись о его самочувствии – ей тоже казалось, что его странное желание посетить под Рождество больницу и вместе с сотрудниками дождаться рождения дочки Темплов не вполне в его стиле. Вернув часть своего рассудка, он был готов расцеловать ее в знак благодарности, что, собственно, и сделал. Конечно, не так откровенно, как сейчас вел себя Каттер, но что с того взять – он в ожидании прибавления в семействе. Невольно вспомнилось рождение их с Кристин сына – вот уж где безумие сочеталось с сумасшествием, от одних воспоминаний уже делается не по себе. Как он там себя вел… слава богам, его никто, кроме жены и медиков, в те радостные мгновенья не видел, и он был несказанно благодарен ей же, что эта часть его биографии так и осталась тайной, а не стала достоянием общественности на корпоративе вслед за историей с зеленкой.
  Рассеянно перебирая ее пальцы в своих, на мгновение он вспомнил ее перепуганные глаза и перепачканное в крови плечо, там, в том жутком месте, Будущем... если бы он потерял ее тогда… Нет. Он не хотел об этом думать. Лучше переключить внимание на перешептывающихся о чем-то Беккера и Сару, опять целующихся беременную Льюис и не менее беременного, судя по распирающему счастью, Каттера, на – о боже – добродушно подмигнувшую ему Хелен Каттер, шепнувшую что-то ухмыльнувшемуся Харту… Гармония, да и только. «Воздержался от блаженной улыбки здесь разве что кактус у окошка», - заключил Лестер.
***

  Он был военным, военным до мозга костей и с рождения. Разрабатывать операции захвата, сохранять жизни товарищей, превосходить неприятеля. Это то, что удавалось Беккеру лучше всего. Это было тем, что он любил больше всего в своей жизни. Любил, пока девушка с доверчивыми карими глазами не вторглась в его размеренный внутренний мир, переменяя отношение к себе и к миру внешнему.
  Брюнет чуть заметно улыбнулся, перекрещивая пальцы их рук и стараясь как можно удобнее расположиться между жестковатым стулом и притихшей на его плече невестой. Сара задумалась о чем-то своем, с умилением глядя не на счастье своей лучшей подруги, а, отчего-то, на сияющих Харта с Хелен. Словно догадывалась о чем-то таком, о чем не знали остальные.
  - Вот и зря кто-то боялся тапочек, - Сара чуть шевельнула темноволосой головкой, покоившейся у капитана на плече.
  - О чем это ты?
  - Не важно, Хилари, просто мысли вслух. - Она легко улыбнулась, вновь удобно устраиваясь на его плече.
  Такая милая, нежная, мягкая.
  Беккер с удивлением отметил, что из её уст даже его глупое имя звучит прилично и ласкает слух. Забавно, что когда-то они с отцом преднамеренно замалчивали его. После, и в училище, и в армии он предпочитал, чтобы все звали его лишь по фамилии. Что позволяло сохранять необходимую дистанцию, не переходя границы его личного пространства, которые были весьма четко выделены у парня. Только Беккер. Для представительниц противоположного пола же он максимум становился Джеймсом, да и то, в очень редких случаях. Нет, все его девушки безусловно нравились ему, но ни одна не вызывала ничего кроме легкого волнения, симпатии и влечения. Ничего большего. Потому – только Джеймс.
  Хилари коснулся легким поцелуем макушки Пейдж, переводя взгляд вперед по коридору, до стеклянных дверей, за которыми скрылась чета Темплов.
  Они все выжили, пройдя через семь кругов ада. Но выжили. И то, как Темпл провел его самого и его ребят через самые сложные круги преисподней в Министерстве, навсегда изменило и без того неплохое отношение капитана к компьютерщику. Пусть Темпл суматошный и на первый взгляд безбашенный, как и его учитель, но Коннор - парень надежный. Ответственный. Готовый на все ради своей семьи и команды. Это вызывало неподдельное уважение.
  А ведь когда-то Беккер проклинал тот день, в который его военачальник Джек Хэмпл перебросил молодого военного с по-настоящему важного задания в какой-то кукольный театр, где ему предстояло непонятно от чего защищать кучку сумасбродных ученых. Назначил на свое место. Какая прелесть. Но динозавры, чудовища - все оказалось правдой. И именно здесь Беккер смог проявить себя, поняв, что нашел свое место в жизни. Место, где он будет интересен и важен не только как солдат и товарищ, но и как отдельная личность и друг. Место, где его навыки и знания помогут спасти не один десяток жизней. И главной из них будет жизнь обаятельной ученой с непростой судьбой.
  Словно откликаясь на его мысли, девушка пошевелилась и улыбнулась одними глазами, чуть касаясь губами его щеки. Ей больше не было тяжело находиться в подобном месте и при подобном событии, только не вместе с ним.
  Сначала Сара просто понравилась ему, когда капитан узнал, как ловко она провела доверчивого студента с этой историей о проклятии. Затем его восхитили её терпение, мужество и неистребимый оптимизм. А как иначе? Человек с иными качествами просто бы не сработался с их оригинальным лидером. И лишь потом Беккер поймал себя на том, что зачастую не сводит глаз со смолянистых локонов, играющих различными оттенками в свете ламп лаборатории. Что ему нравится, как она смеется или забавно морщит нос, раздумывая над какой-то очередной формулой. Как спокойно рассуждает на темы о различных вариациях развития мироздания и, в то же время, с самой обаятельной усмешкой на лице может травить забавные байки на пару с ним, не упуская случая вызвать на его лице улыбку. Что ему все чаще и чаще хочется коснуться её, остаться наедине, просто узнать сильнее. Узнать все о её жизни и стать частью её. Не попытаться – стать.
  Беккер был человеком действия, всегда. Он не привык тянуть, к этому его приучила война, которая с детства окружала мальчика, выросшего в семье действующего генерала. Она никому не давала второго шанса, и у тебя всегда была лишь секунда на то, чтобы принять решение; секунда на то, чтобы спасти свою жизнь; секунда на то, чтобы разобраться в том, на чьей ты стороне. Именно поэтому Беккер пошел напролом, едва они вытащили девушек из не существующего ныне будущего. Слишком остро брюнет почувствовал, чего лишится, если не начнет действовать прямо сейчас. Именно тогда он понял, что влюбился по уши. И, к счастью, это было взаимно…
  И вот теперь они сидят, обнявшись, здесь, чтобы в весьма оригинальном месте встретить свое первое совместное счастливое Рождество. Первое, но не последнее, отнюдь…
***

  «Какое странное Рождество…»
  Казалось бы, ничего экстраординарного, всего лишь роды в канун столь светлого праздника, не часто, но и такое всё же случается. Но это только на первый взгляд. Ещё никогда в стенах этой больницы не красовалось столь неординарное общество. Сара усмехнулась, скользнув взглядом по сидящим напротив Каттерам.
  Учёный и пиарщица, если судить поверхностно. Загляни чуть глубже, и ты увидишь человека, что был готов отдать свою жизнь за будущее и проступок, который он не совершал. Без особых раздумий и сожалений, ведь что значит одна жизнь против миллиона, тем более, если она твоя? Женщина ещё сложнее, цельная натура, которая умудряется жить в гармонии не только с тем, что её будущее известно наперёд, но и со своими двумя личностями, не подавляя и не ущемляя ни одну из них.
  Чуть дальше по коридору, практически у самых дверей, не менее интересная пара. Чиновники, умеющие отлично выполнять свою работу. Если взглянуть ещё поглубже - счастливые супруги, хоть вы ни за что и не догадаетесь об этом, вслушиваясь в их язвительные перепалки. А если рискнете ещё пристальнее понаблюдать за Джеймсом Лестером, то поймете: вот оно, сердце ЦИА, объединяющее и сохраняющее все команды Центра всевозможными способами и одному лишь ему известной ценой.
  По другую руку от неё примостилась и ещё одна парочка, невозможная, противоречивая, счастливая.
  Гениальная до безумия ученая и опытный путешественник. На поверхности. Чуть глубже – женщина, которую так никто и не смог до конца понять. Та, что пыталась спасти мир, поставив его на грань уничтожения. Еще поглубже, гораздо глубже, не вселенское зло, а та, что может быть по-своему верной и любящей. А он… Что можно сказать о человеке, который вернулся с того света? Наверное, то, что надежнее Харта сложно найти кого-то в их команде. Надежнее и понимающее, сказала бы Сара.
  Ну, вот и остался самый последний человек в её списке, но самый первый в сердце.
  Вы думали, что что-то знаете о военных, считая их глупыми солдафонами без чувства юмора и пристрастия к романтике?
  А ваше заявление о том, что не помните имя человека, с которым проводите большую часть времени в борьбе за спасение мира, когда-нибудь встречали не раздражением, а славной улыбкой и комплиментом девичьей памяти? Кто-то приносил вам шоколадки, возвращаясь на рабочее место прямиком из «ада», где его только что пыталась сожрать доисторическая тварь? И, уж конечно, вряд ли кто-то с самым радостным выражением лица при каждом удобном случае носил вас на руках, умильно напевая серенады в душе. Взгляните хоть раз на Хилари Беккера, и вы поймете, что вам не известно о солдатах ничего.
  Да и она сама не лучше.
  Сара усмехнулась, вспоминая, как поначалу довольно настороженно относилась к бравому военному, еще даже не рискнувшему выказать ей свое расположение. Просто потому, что он не был из списка тех людей, что юная Пейдж когда-то представляла в своих детских мечтах. Не гений-ученый (которых ей в этой жизни уже и так хватает!), не романтичный поэт, увлеченный прошлыми веками. Простой человек с непростыми взглядами на жизнь.
  Но теперь, тая в его крепких руках, египтолог понимала, какой дурой была когда-то. Этот человек, рискуя всем, бросался спасать её в каждой заварушке, что сталкивала их на поле боя с аномалиями; каменной стеной стоял на защите всей команды, и, возможно, именно благодаря этому они дошли до сегодняшнего вечера в полном составе. Смешил, дразнил, кормил завтраками и полуночными ужинами, когда ученая забывала обо всем на свете, занятая очередными исследованиями. Помог сломать все внутренние барьеры, что мешали жить, сам того не подозревая. Её первый муж, Бенджамин, если и не сумел убить в ней любовь к жизни, то уж, как минимум, сильно отравил эту самую жизнь. Вынудив бросать вызов всякому, кто смел заходить за недозволенные границы её личного пространства.
  А ураганный приступ Беккера просто стер все это, за какие-то считанные дни. Капитан очаровывал брюнетку, становился частью её жизни. Как напарник, друг, возлюбленный. Его было не остановить, да Сара и не хотела этого, полностью доверяясь новому повороту судьбы и этому темноволосому красавцу с глазами цвета амальгамы.
  - Интересно, а что, если у них родится мальчик? - Хилари с задумчиво-хитроватой усмешкой склонился к девушке, щекоча теплым дыханием её ухо.
  - Это невозможно, будущее уже известно. Вспомни многочасовую тираду Хелен о том, что будущее нельзя уничтожить или переиграть, только чуть-чуть подкорректировать. И эта коррекция на людей не влияет. По крайней мере - на их пол.
  - Такое невозможно забыть, - усмехнулся брюнет, не слышавший тогда ни словечка из пламенной речи шатенки.
  Он был занят кое-чем другим в тот день и не присутствовал на общем собрании. Чем? Сара узнала об этом буквально пару минут спустя, входя в свой кабинет на пару с Дженни и Эбби и натыкаясь на безумное количество цветов, всевозможных видов и оттенков, разложенных по пространству комнаты.
  «Ты выйдешь за меня?» - гласила записка, приколотая к каждому из них, на различных языках и диалектах.
  Что было после, уже смутно помнила она, оглушенная не совсем своевременно сработавшими фанфарами и фейерверками, запущенными мужской частью команды. И видя лишь Беккера, опускающегося перед нею на одно колено, со сверкающим колечком в руках.
  Теперь же Сара любовным жестом вертела это самое колечко, волнуясь о девочке, что должна была вот-вот родиться, хотя, на самом деле, она уже успела спасти весь мир….
  Нежные пальцы сплелись с её, тоже касаясь тонкого золотистого ободка, и девушка почувствовала поцелуй в висок.
  «Нет, все-таки, какое чудесное Рождество…»
***

  Боль пока не затухла. У Эбби было такое ощущение, будто её пропустили через мясорубку. Только девушку сие сейчас ничуть не волновало. Её опять перевозили в другую палату, но и это далеко не главное. Главное – то, что барахталось в сбившейся пелёнке на руках у Коннора. Блондинка знала, что девочку скоро унесут в отделение для новорожденных. Но пока Роксана рядом. И Коннор тоже. Он наотрез отказался до самого последнего момента передавать девочку медсестре, поэтому сейчас вышагивал рядом с каталкой, гордо неся в руках орущее сокровище.
  - Вот это лёгкие, - ласково протянул брюнет, и Роксана опять затихла. – Если станешь большой начальницей, с подчинёнными у тебя проблем точно не будет.
  Эбби усмехнулась. Не замечанию Коннора, а тому факту, что девочка успокаивалась всякий раз, как слышала голос папы. Может, Роксана и впрямь помнит?.. Коннор ведь в последние месяцы с завидной и до зубного скрежета раздражающей регулярностью прижимался щекой к животу Эбби и на полном серьёзе беседовал с малышом. "Думаю, тебе понравится твоя детская. Когда подрастёшь, обои с облачками, разумеется, придётся сменить, но до этого ещё далеко". "Может, хватит уже?" – порой не выдерживала Эбби. "Не мешай, я разговариваю с дочкой", - весело отмахивался Коннор.
  Эбби прикрыла глаза. Сказать, что она устала, значит ничего не сказать. Родить – это вам не на йогу сходить и даже не на бокс. Сердце до сих пор отчаянно колотилось. Болело, кажется, всё, что только может болеть. При этом девушка себя чувствовала самым счастливым человеком в мире. Ясное дело, впереди ещё много хлопот, проблем, неразберихи. Растить и воспитывать ребёнка очень сложно. Вдобавок, никто из супругов не собирался менять место работы. Кроме того, в ближайшие дни наверняка нагрянет мама Коннора. Однако с делами и неурядицами, со спешкой, с нехваткой времени – со всем этим можно справиться, если есть, ради  кого справляться. А у Эбби было ради кого. Теперь есть, как минимум, два человека, ради которых она и жизни не пожалеет.
***

  Никогда в жизни Коннор так не боялся что-нибудь уронить, и никогда в жизни он не был так уверен, что точно не уронит.
  Для новорождённой крохи Роксана, по мнению отца, была весьма сильной девчушкой, а уж голос какой – заслушаться можно. Но стоило самому Коннору что-нибудь сказать, как дочкин концерт прекращался, а сама она пыталась повернуть головку туда, откуда слышались слова.
  - Ты меня помнишь, да? У нас ещё будет уйма времени, чтобы наговориться.
  Он будет ходить с ней в парк, показывать уток в пруду, кататься на каруселях, читать сказки на ночь. Он обязательно научит её плавать. Они столько всего сделают вместе. Хотя, пока в ближайших планах – исполнение колыбельных и смена подгузников, но и насчёт этого Темпл не возражал.
  Теперь жизнь поменяется радикально, окончательно и бесповоротно. И разве это плохо? Коннор не льстил себе, понимал, что он – далеко не образец отваги и храбрости. Но сейчас - сейчас у него есть люди, ради которых он не побоится безоружным броситься на Хищника, да хоть прыгнуть этому самому Хищнику в пасть, если потребуется. Коннор никогда-никогда не ощущал в себе столько уверенности, силы, и вместе с тем трогательной нежности, желания опекать и заботиться.
  - Уже?
  - Эбби…
  - Как ты?
    Град вопросов оповестил о том, что каталка доехала до места скопления друзей-коллег молодых родителей и приостановилась.
  - Родилась девочка, - объявила доктор, идущая по другую сторону каталки. Женщина устало сняла одноразовую "шапочку".
  - Как неожиданно, - хмыкнул кто-то. Вроде бы, Хелен.
  - Это Роксана? – спросил Ник, подходя вместе с Клаудией-Дженни, которой помог подняться с дивана. Вопрос, может, был не очень умный, но трогательный.
  - Да. – Коннор сделал быстрый вдох носом, улыбнувшись. – Это Роксана.
***

  А вы бы не орали, если б ничего вокруг не понимали? Если бы вас вытащили оттуда, где вам было хорошо и уютно, хотя под конец как-то тесновато? Если бы люди толпились и глазели на вас, а вы бы ещё видели всё вокруг перевёрнутым? Орали бы. Вот и Роксана орала.
  Так, что это за тётка – синее пятно? Зачем она хватает за ноги и переворачивает вниз головой? Ужас какой, как тут не расплакаться?! А потом другая ещё унесла куда-то, во что-то закутала. Безобразие! Ну-ка, добавим громкости.
  - Здравствуй, Роксана.
  О, а это уже лучше. Роксана помнила этот… сам этот звук, который, как она узнает позже, называется голосом. Она часто слышала его там внутри, где было спокойно и комфортно. Хоть что-то знакомое.
  - Наконец-то мы познакомились.
  Скажи ещё что-нибудь. Когда ты говоришь, становится не так страшно. Кстати, которое из этих разноцветных пятен с руками – ты?
  - Она чудо, да?
  Этот голос Роксана тоже знала, только привыкла слышать его как будто со всех сторон от себя. И обычно он не был таким слабым и дрожащим. С другой стороны, до такой степени радостным он тоже обычно не был.
  Опять смотрят и смотрят.
  Да ещё куда-то несут. И все по сторонам мелькает. Непорядок!
  - Вот это лёгкие.
   Хорошо, что тебя опять слышно, а то делается не по себе, когда ты замолкаешь.
  - Если станешь большой начальницей, с подчинёнными у тебя проблем точно не будет.
  - Это Роксана?
  О-го-го, сколько народу! И снова смотрят и смотрят. И руки тянут. И чего-то говорят. И все перевёрнутые, расплывающиеся.
  Это ещё что? Её передали кому-то другому?
  - Скоро увидимся, Роксана. Будь умницей.
  Голос, а голос, ты куда? Точнее, я куда? Нет, правда, куда меня тащат? А ну верните на место! Живо-о-о-оо-о!!!!
  - Жалко, что её обязательно нужно уносить сейчас, - всхлипнула Эбби, слушая отголоски дочкиного "пения" и с огромным трудом сдерживая желание вскочить и помчаться за своим ребёнком.
  - Её ещё нужно повторно осмотреть, - напомнила доктор, - да и Вас тоже.
  Коннор наклонился, поцеловал жену в губы, потом в лоб. Затем выпрямился и опять пошёл рядом с каталкой, вновь пришёдшей в движение.
  - До скорого, ребята, - помахала Эбби рукой на прощание.
  Девушке тоже помахали.
  - Ты молодчина.
  - Мы так за тебя рады!
  - Мы скоро придём тебя навестить.
  - Как только врач разрешит.
  - А малышка просто прелестная!
  Ещё какое-то время "группа поддержки" смотрела вслед каталке. Потом опять расселась – не было смысла ехать домой.
  - Что ж, с Рождеством всех. – Ник с улыбкой кивнул на настенные часы, сообщавшие о том, что полночь уже двадцать минут, как наступила.

Отредактировано FanTaSea (2012-04-30 12:02:33)

0

22

17. 16-е сентября 2012 года

http://uploads.ru/t/V/0/E/V0EB1.jpg

  Клаудия-Дженнифер нехотя приоткрыла глаза, встречая новый день, сладко потянулась, чувствуя тепло, исходящее от подушки, на которой ещё пару минут назад спал её муж. Но сейчас Ника уже не было рядом, очевидно, какие-то срочные дела оторвали безбашенного профессора от сладкого сна. Женщина подняла глаза к календарю, отлично зная, что сегодняшняя дата в нем просто-напросто вычеркнута красным маркером. Насовсем. Смешно, прошло столько времени, а Ник никак не успокоится, каждый раз становясь мрачнее тучи, вспоминая об этом. Быть может, этот страх заставил и её сегодня встать пораньше, несмотря на то, что миссис Каттер взяла себе внеочередной выходной?
  Шатенка легко соскочила с широкой кровати, набрасывая на плечи слегка прозрачную розовую накидку, что спускалась до пола, прикрывая стройное тело, облаченное в легкий спальный костюмчик. Сделала пару шагов к окну. Решительно раздернула белоснежные шторы и тут же замерла, как вкопанная. Быть не может….
  Мощный черный джип возвышался посреди их заднего двора, примостившись возле детской площадки. Беккер и трое его самых надежных парней в полном вооружении заняли оборону подле автомобиля, о чем-то весело пересмеиваясь с женой теперь уже майора, державшей на руках малышку Роксану. Двое медноволосых пострелят с одинаковыми вздернутыми носиками как ни в чем не бывало мельтешили тут же, счастливо вопя и упорно пытаясь догнать ускользающую от них взрослую блондинку, видимо, предложившую поиграть в догонялки. Надо полагать, что и сам Темпл сейчас где-то неподалеку, вероятнее всего, выстраивает многоступенчатую компьютерную защиту возле их дома на пару с Каттером. Они невозможны, эти люди, её друзья!
  Клаудия-Дженни рассмеялась, махнув ладошкой Беккеру, который в этот самый момент поднял на неё хитрый взгляд и всепонимающе подмигнул. Да, спокойного семейного утра ей ожидать точно не приходится.
  Шатенка летящей походкой направилась в ванную, намереваясь привести себя в порядок. Лишь на мгновение задержавшись, чтобы излюбленным жестом запустить в движение детскую игрушку, подвешенную на торшере, что некогда висела над кроваткой близняшек. Она представляла собой ни солнечную систему, ни водоворот забавных плюшевых медвежат, нет, куда оригинальнее - миниатюрную карту аномалий, светящуюся в темноте теплым золотистым сиянием. Ник сотворил когда-то сие чудо своими руками, и пиарщица не захотела расставаться с этой милой вещицей, когда та стала уже не так нужна девочкам.
  Именно под мерный шум воды, которую женщина плескала себе в лицо, Клаудия-Дженнифер и поняла, что Ник вернулся. Расслышав жестяной грохот и звон бьющейся посуды.
  - Ник!
  - Как же ты меня перепугала… Клаудия Каттер! – Лицо блондина просветлело, едва она показалась из-за двери, глушившей звуки воды и тем создававшей иллюзию пустоты комнаты.
  Поднос с остатками легкого завтрака валялся у его ног, неловко опрокинутый профессором.
  - Клаудия-Дженнифер Каттер, - она рассмеялась, обнимая и целуя его. - Когда ты уже выучишь моё имя?
  - Почему ты не в кровати? Кто мне обещал не вылезать из неё целый день?
  Вот так вот, вопросом на вопрос. Значит, он нервничает.
  - Быть может, меня разбудил шум некрупного военного лагеря, разбитого под нашими окнами? Не хочешь объяснить, чьих рук это дело? Хотя, думаю, что я и так знаю верный ответ. - Она сокрушенно покачала головой, чуть отстраняясь от супруга и заглядывая в его синие-синие глаза. - Ник, я совершенно не собираюсь умирать сегодня. Да и в ближайшие лет сорок-пятьдесят как-то тоже.
  - Лучше перебдеть, чем недобдеть! – От этих слов на его тонких губах все же прорезалась любимая кривоватая усмешка, столь шедшая ему.
  - О, да, и навлечь на меня статус городской сумасшедшей? – Пиарщица покачала головой. - Думаю, что это окончательно погубило нашу репутацию в глазах соседей.
  - Ерунда, - он рассмеялся, касаясь её губ невесомой лаской, - завтра я извинюсь перед ними за всё. Но только завтра. На сегодняшний день вся команда остается здесь.
  - Лестер тебя убьет за нецелевое использование ресурсов ЦИА, и Хелен ему в этом поможет. Кстати, они со Стивеном еще не вернулись из Соединенных Штатов?
  - Нет, но прислали отчёт о происходящем. Судя по всему, очередной поток аномалий может открыться в США-Канаде, потому они задержатся еще на какое-то время.
  - А, по-моему, они просто сбежали от тебя и твоего нового проекта. И я их в данный момент прекрасно понимаю! Ник, это уже слишком, пусть Беккер и его ребята снимут хотя бы автоматы.
  - Нет. А ты немедленно возвращаешься в кровать. Девочки напоены, накормлены, не совсем умело, но, все же, причесаны мною и находятся в надежных руках Коннора и Эбби! - Каттер приобнял жену за талию, приподнимая над полом.
  - Сумасшедший! - Клаудия-Дженни звонко рассмеялась, накрывая его губы сладким поцелуем. Затем еще одним, и ещё, пока, в самый последний момент не выскользнула из рук мужа, сверкая дразнящей усмешкой и пятясь к двери. - Не сегодня, Ник Каттер, ты сам сказал, что вооруженные люди остаются в нашем доме на весь день. - Женщина ухватилась за дверной косяк, замирая на пороге. - Ты ещё не передумал? – Тонкая накидка скользнула с её плеча, обнажая гладкую кожу.
  - Нет… - не совсем уверенно откликнулся блондин, не сводя с нее глаз.
  - Значит, сам виноват, и тебе ничего не светит, как минимум до завтра. - Шатенка усмехнулась, вновь натягивая на себя тонкую ткань. После чего показала ему язычок и двинулась прочь, шлепая босыми ногами по ступеням.
  Что-то от её задорной улыбки щелкнуло у него внутри, снимая напряжение, словно отключая тревожный механизм. Сегодня ничего не случится. Почему-то эта мысль уверенно поселилась у него в голове. Да, ничего плохого.
  Каттер усмехнулся, срывая со стены календарь с перечерканным числом, подставляя свету скрытую под ним рамку со слегка выцветшими и помятыми фотографиями, что не один месяц провели в его карманах.
  - Мама! – двойной заливистый вопль, полный восторга, раздался с нижнего этажа.
***

  "Пух-пух-пух!"
  Коннор то и дело повторял этот звук, поднося к своему лбу половник, утащенный чуть ранее с идеальной кухни Дженни-Клаудии, забавно сводя глаза на переносице и вызывая тем самым счастливое повизгивание у трех озорным мордашек, которые с обожанием глядели на молодого ученого.
  Пока их не отвлекли скорые шаги, свидетельствующие о том, что кто-то спускается со второго этажа.
  - Мама!!!
  «Бэмс»
  Черпак в руках отвлекшегося парня такого надругательства не выдержал и клюнул озорного брюнета прямо в центр лба.
  - Ай! – Коннор потер ушибленное место. - Вот, Рокси, увидев меня однажды таким, твоя мама не удержалась и сразу влюбилась!
  - Ну конечно, и почему я помню несколько иной вариант событий? Доброе утро, ребятки. – Шатенка, уже держащая на руках маленькую Хелен, скептически изогнула бровь. - Роксана, детка, не слушай папу в данной конкретной ситуации, а то он сейчас насочиняет тебе сказок. И я уже где-то видела сей предмет кухонного обихода, Коннор!
  - Доброе утро, Клаудия, - главный компьютерщик ЦИА расплылся в широчайшей улыбке, пряча металлический предмет за спину, - как спалось?
  - Издеваешься? – женщина фыркнула и развернулась на босых пятках, дабы проследовать к двери. - Так, где там у нас прочие нарушители спокойствия?!
***

  - Беккер! Немедленно снимайте автоматы!
  - Беккер, не смейте этого делать! – Следом за возмущенной пиарщицей показался и профессор со второй дочкой на руках.
  - И вам утро доброе, господа хорошие, - майор Хилари Беккер лишь привычно усмехнулся столь слаженному и абсолютно противоречащему друг другу поведению супругов.
  - Ребята, честное слово, я ценю ваше рвение, но это уже слишком! Я прямо чувствую, как миссис Донован, из дома по соседству, набирает номер скорой психиатрической службы. Вы разве видите здесь хоть что-то отдаленно напоминающее огромную толпу?!
  - Мы это им уже говорили, - Сара и Эбби с букетиками цветов, надерганных с клубы Каттеров, синхронно усмехнулись, подходя к собравшемуся «лагерю», - но всё бесполезно.
  - Иди сюда, моя сладкая, - Сара Беккер, недолго думая, ухватила свою крестницу на руки, перенимая её из заботливых маминых объятий. – Клаудия-Дженни, я не думаю, что всё так трагично. Изначально планировалось, что вокруг дома вообще будет стоять крупномасштабное оцепление. А так… всегда можно сказать, что к вам просто заглянули друзья, на семейный праздник.
  - Угу, с гранатами и автоматами, - шатенка скорчила скорбную мину, после чего развернулась к притихшему начальнику охраны. - Беккер! - Тон миссис Каттер стал чуть более суровым, а взгляд проникновенным.
  - У меня приказ! – Мужчина лишь развел руками, с зажатым в них оружием, и блеснул стеклами черных солнцезащитных очков.
  - Ник.
  - Нет.
  - Ник…
  - Нет.
  - Каттер!
***

  К дому подъехало такси. Подъехало и уехало, но перед этим высадило двух пассажиров.
  - Стивен? Хелен? – Ник поднял брови.
  Остальные обитатели и гости особняка Каттеров также были несколько удивлены незапланированным появлением парочки. Все, кроме детей, конечно. Те просто наперегонки бросились к «дяде и тёте», которых давненько не видели.
  - Харт, женщины на тебя так и вешаются, - усмехнулась Хелен, глядя на облепивших Стивена девчушек.
  - Я не виноват, это всё моё природное обаяние, - игриво «оправдался» мужчина, пытаясь одновременно поднять на руки, потрепать по щёчкам и погладить по голове сразу всю троицу. Впрочем, правильнее было бы сказать, всю «двоицу».
  Одна из девочек с пышными каштановыми локонами подступила к учёной, важно подёргала ту за руку, привлекая к себе внимание, немножко серьёзно и в то же время наивно улыбнулась, радостно поздоровавшись:
  - Привет.
  Не надо было гадать, кто это.
  - Привет, тёзка, - улыбнулась Хелен, наклоняясь к девочке.
  В это время взрослые уже обступили только что прибывшую пару. Ник, Коннор и Беккер одаривали рукопожатием Стивена (который вдруг ощутил резкую нехватку рук; вдобавок Роксана и Дженни по-прежнему прыгали рядом, требуя внимания).
  - Дядя Стивен приехал, дядя Стивен приехал! – декламировала маленькая блондинка, начав скакать на одной ноге вокруг Харта.
  В это же время «дядю Стивена» норовили обнять Клаудия-Дженни, Сара и Эбби, да и друзья мужского пола решили, что простое рукопожатие – это слишком сухо. На бывшую Каттер тоже поглядывали как-то подозрительно доброжелательно.
  - Тётя Хелен приехала, тётя Хелен приехала! – Роксана сменила маршрут «обскакивания».
  - О, Боже, - коротко пробормотала учёная, и всё же не сумела сдержать улыбку. – Ты же не будешь так прыгать? – женщина поглядел на тёзку. Та с важным видом мотнула головой и улыбнулась шире. Взрослая женщина тоже улыбнулась, погладив девочку по затылку. – Умница моя.
  - Всё-таки ты плохо влияешь на мою дочь, - с усмешкой заключила Клаудия-Дженни, подходя к гостье. Пиарщица даже на секунду положила ладонь на плечо учёной. – Серьёзно, не вздумай сделать из неё свою копию!
  - Почему? Вам с Ником будет гораздо веселее. – Хелен подмигнула тёзке и та полностью расцвела.
  Пиарщица только покачала головой. Странно, но на самом деле её почти не беспокоили такие теплые отношения между двумя Хелен. У Клаудии-Дженни были годы, чтобы получше узнать бывшую жену своего нынешнего мужа (звучит, да?) и понять, что та не настолько бессердечна, чтобы портить ребёнка. Да и вообще, наличие сердца у экс-супруги Ника всё реже подвергалось сомнению.
  - Мы думали, вы пробудете в Штатах ещё пару недель, - промолвил Ник, дружески похлопав Стивена по спине.
  - Я тоже так думал, - хмыкнул Харт. – Считал, что лучше от греха подальше отсидеться да другом конце света в этот день. – Слова «этот день» он выделил поневоле, хотя в том и не было необходимости. – Но ты же знаешь Хелен: если ей говорят, что она не должна чего-то делать, она именно это и делает.
  Каттер лишь усмехнулся.
  А между тем миссис Донован уже с подозрением посматривала из своего садика на толпу возле дома соседей.
  - В Штатах просто было больше нечего делать, - отрезала Хелен. – Аномалиями там и не пахло.
  - Идёмте ближе к дому, - предложила Клаудия-Дженни. – Раз уж все здесь, можно устроить что-то вроде массового домашнего пикника.
  Никто не возражал.
  - Что, совсем ничего интересного? – уточнил Ник у Стивена на ходу.
  - Нет, - цокнул языком Харт. – Во-первых, за доисторического хищника приняли обычного бобра, лишь чуть более крупных размеров, чем его сородичи. Во-вторых, странные помехи были вызваны всего-навсего неполадками на местной электростанции. В общем, всё, как мы и думали раньше: аномалии практически затухли, и дальше Британских островов они не распространяются.
  - Впрямь звучит скучно, - почти разочарованно протянул Ник.
  - И не говори, - ухмыльнулся Стивен. – Прошлая наша с Хелен поездка в Штаты выдалась куда веселее.
  - Когда вы года три назад махнули туда в отпуск? – Ник тоже ухмыльнулся. – Ещё бы. Я и сам до сих пор помню. Вы, конечно, хороши – отправились «смотреть достопримечательности», а в итоге прислали нам открытку с надписью: «Мы поженились!».
***

  Лас-Вегас был именно таким, каким они его и представляли – ярким, бурным, сумасшедшим. Ночью на улицах едва ли не светлее, чем днём, кругом беснуется разноцветный электрический свет от всевозможных вывесок, обрамлений и бог знает чего ещё. И, конечно, здесь есть казино.
  Именно от одного из вышеназванных учреждений Стивен и Хелен сейчас уносили ноги в направлении "куда подальше". Эти двое были не из робких. Но и не из глупых, так что быстро сообразили: при соотношении "двое против двадцати" лучше всего ретироваться.
  - Больше ни за что в жизни не пойду в казино вместе с тобой! – на бегу выговаривал Стивен, то и дело оглядываясь и убеждаясь, что их стабильно преследуют, хотя преследующие пока на существенном расстоянии (ещё бы, у этих ребят ведь не было опыта в улепётывании от тварей из различных исторических эпох). – Тебя же нельзя подпускать к картам! И где ты только научилась так жульничать?
  - Мой дедушка был в этом силён, - поведала Хелен, не отставая. Они завернули за угол. И вновь кругом отличное освещение, ни одного тёмного закутка, чтоб спрятаться, ни одного закутка вообще. – Я гостила у него каждое лето, а длинными деревенскими вечерами было нечем особенно заниматься, вот мы и перекидывались в картишки. Постепенно дед научил меня всему, что знал сам.
  - Я вдруг понял, как мало знаю о твоей семье, - усмехнулся Стивен, взяв шатенку за руку и втянув за собой в какой-то шумный ресторан. – Безумная тётка, дед-картёжник – ну и наследственность у тебя, дорогая!
  - И это далеко не всё, - воодушевила женщина.
  Они стали протискиваться сквозь толпу к заднему выходу. Харт и Каттер выбивались из общей картины. Вместо вечерних нарядов на обоих были джинсы и джинсовые куртки.
  Стивен и Хелен приехали в Лас-Вегас исключительно с культурными целями – хотели просто походить по городу, посмотреть. В казино зашли чисто из любопытства и для галочки. Но тут компания за одним из столов предложила англичанам присоединиться и сыграть. Проницательный Стивен мигом определил, что это – профессиональные жулики. Подыскивают человека простецкого вида, приглашают к себе, поначалу даже дают выиграть, а потом берут в оборот и обирают до нитки. Сообразила это и Хелен. Логичнее всего было бы отказаться, но женщину задело то, что её посчитали простушкой. Нацепив на лицо выражение "ой, как здорово" и глупо хихикнув, Каттер приняла приглашение. Стивену ничего не оставалось, кроме как усесться рядом. Сначала всё шло по плану мошенников, по крайней мере, сами они считали так. Но уже через полчаса Хелен обчистила их лучше, чем самый дорогой шведский пылесос. А тут, как назло, ещё и охрана явилась. Почему-то жульничество профессионалов не замечали, а вот Каттер с  Хартом мигом вызвали подозрения. Стивену пришлось хватать Хелен в охапку и срочно уходить. Они даже не успели обналичить выигрыш. Но охрана и шулеры всё равно дружно пустились в погоню – видимо, из принципа.
  Пара приметила преследователей по другую сторону зала, выбралась из ресторана и вновь оказалась на отвратительно светлой и прямой улице. Слишком предсказуемо было бы забежать в первое попавшееся здание, поэтому Стивен и Хелен юркнули в четвёртое попавшееся здание, прижавшись к стене по разные стороны от двери. Через минуту стало ясно, что погоня со следа сбилась. Каттер и Харт посмотрели друг на друга и усмехнулись.
  - С тобой везде найдёшь приключения, - хмыкнула мужчина.
  - Как будто тебе это не нравится, - лукаво прищурилась женщина.
  Деликатное покашливание возвестило о том, что они здесь не одни, что было, в общем-то, логично.
  - Вы на церемонию? – спросил щупленький мужчина в костюме, чем-то напоминающем рясу священника. Стильная такая тёмно-синяя ряса.
  Беглецы только сейчас поняли, куда попали. Они нарвались на очередную достопримечательность Лас-Вегаса (точнее, ворвались в неё) – одну из "часовен", где можно пожениться за три минуты без всякой лишней волокиты.
  - Это просто судьба, - улыбнулся Стивен, бросив на Хелен вопросительный взгляд.
  - Почему бы нет? – улыбнулась шатенка.
  Работник часовни уже повидал всякое. Но такая парочка ему встретилась впервые.
  - Как насчёт фаты? – хитро поинтересовался Харт, кивая на лоток, где были выставлены на продажу товары первой свадебной необходимости – цветы, букеты, подвязки и пышная фата в единственном экземпляре.
  - Нет, - ехидно щёлкнула языком Хелен, - она тебе не к лицу.
  - Ещё не поздно передумать, - шепнул работник Стивену, когда тот выплачивал сбор за выдачу лицензии для регистрации брака и стоимость двух обручальных колец. – Здесь есть задний выход, а я могу её придержать. – Американец едва уловимо кивнул на Хелен. – Какое-то время.
  - От неё так просто не избавишься, - усмехнулся Стивен.
  - Вдобавок, у меня отличный слух, - добавила Хелен, подходя ближе и одаривая работника такой милой улыбкой, что парню стало жутковато.
  За полупрозрачными дверями несколько раз мелькнули знакомые фигуры работников казино.
  - Давайте быстрее, - поторопила Каттер.
  - Насколько быстрее? – уточнил работник.
  - Как можно быстрее, - велел Харт.
  - Ладно. – Работник посмотрел на Стивена. – Согласны?
  - Согласен.
  На Хелен.
  - Согласны?
  - Согласна.
  - Объявляю вас мужем и женой. – До фразы "Можете поцеловать невесту" американец не дошёл, действия новобрачных оказались быстрее его слов.
  За дверями продолжали мельтешить малоприятные силуэты, проверяющие одно близлежащее здание за другим. За секунду до того, как недруги таки ворвались в часовню, Стивен и Хелен, прихватив свидетельство о браке, ускользнули через черный вход, в данном случае оказавшийся выходом.
  Задумываться о монументальности только что совершённого действия не было времени. Они просто бежали, снова пробираясь вдоль оживлённой улицы, продираясь через человеческие джунгли. Остановились, лишь когда окончательно убедились в том, что преследователи безнадёжно отстали. И ничего не сказали, это было и не нужно.
  Они стояли у перекрестка, возле фонтана, отсвечивающего всеми цветами радуги.
  - Снимок на память? – монотонно предложил мужчина в шляпе, без особой надежды приподнимая висящий на перекинутом через шею ремешке «моментальный» фотоаппарат.
  - Да! – с неожиданным для бродячего фотографа энтузиазмом в один голос выдохнули молодожёны.
  Стивен мигом переместился так, что Хелен оказалась на переднем плане, а новоиспеченный муж стоял у неё за спиной, сцепив ладони на животе шатенки.
  - Давайте сразу несколько, - заявил Харт.
  На первом снимке он обнимал женщину, положив подбородок на её плечо. На втором целовал в скулу, при этом оба смотрели в объектив и смеялись. На третьем снимке они целовались, напрочь забыв о фотографе.
  - Миссис Хелен Харт, - протянул Стивен, получив фотографии и расплатившись с фотографом, который сразу же удалился. – Как звучит? – Он продолжил обнимать Хелен.
  - Жутко. – Она развернулась, оставаясь в кольце его крепких рук. Теперь оба смотрели друг другу в лицо. – Ненавижу слово «миссис».
  - А просто Хелен Харт?
  - Гораздо лучше. – Она быстро чмокнула его в губы. – Поздравляю, милый. Теперь ты окончательно потерян для общества.
  Он лишь рассмеялся и провёл по её виску тыльной стороной ладони. Хелен резко расхотелось ёрничать. Она снова поцеловала Стивена, медленнее, нежнее.
  - И куда теперь, муж? – с улыбкой поинтересовалась женщина потом.
  Стивен не смог придумать ответ. Просто вернуться в свою гостиницу? Но ведь это же особенная ночь!
  - Куда захочешь, жена.
  - Ого, ты быстро постигаешь основы семейной жизни. – Нет. Сарказм решительно не получался, даже ирония давалась с трудом. Хелен порывисто пожала плечами. – Куда угодно. Куда-нибудь.
  В результате они взяли машину и выехали из города. Поехали куда глаза глядят. Стивен вёл, Хелен сидела рядом, смотрела на него и изредка улыбалась. Они просто остановятся, когда сами захотят.
  Ночь, трасса, пустыня. Кому-то может показаться, что это неромантично. Возможно. Зато интересно. И получше шумного, битком набитого людьми чужого города.
  Они просто остановятся, где и когда захотят…
  Счастливая иллюзия рассеялась аки дым, когда машина вдруг заглохла без всякого на то желание водителя и пассажирки.
  - Кажется, приехали, - пробормотал Стивен.
  Он полчаса ковырялся под капотом автомобиля, но машина наотрез отказывалась чиниться.
  - Что, ночуем здесь? – усмехнулась Хелен, которая тоже вылезла и помогала в починке. В основном, конечно, моральной поддержкой (заключавшейся в том, что женщина воздерживалась от комментариев); да ещё подсвечивала фонариком.
  Вместо ответа Стивен только хмыкнул, проведя по лицу вымазанной машинным маслом рукой.
  Думаете, хуже быть не могло? Как бы не так! Пошёл дождь. Дождь! В пустыне!!! Такое случается раз в несколько лет, а то и реже, и угораздило же сие событие выпасть именно на эту ночь! Причём не какой-нибудь там мелкий дождичек, а настоящий ливень, резко хлынувшая сплошная стена!
  Молодожёны промокли до нитки, прежде чем успели вернуться в автомобиль. Собственно, возвращаться и не было смысла.
  Надо было остаться в гостинице! Однозначно!
  Ещё до начала дождя Хелен заметила невдалеке какой-то не то сарай, не то гараж. Может, там кто-нибудь есть? Впрочем, вряд ли, не видно, чтоб где-нибудь горел свет. Но ведь всякое бывает.
  - А неплохая ночка выдалась, - пробормотал Стивен, пока они вместе преодолевали тридцать метров до вышеупомянутой постройки. – Обыграть в карты шулеров, побегать по Лас-Вегасу от охраны и жулья, пожениться, уехать за город, застрять посреди пустыни и в этой самой пустыне попасть под дождь, а до утра ещё несколько часов! По-моему, такое возможно только с тобой.
  Хелен лишь улыбнулась, хотя этого было невидно – свет фонаря был направлен вперёд и теперь скользил по железным дверям, покрытым лёгким налётом ржавчины.
  Стивен как следует постучал. Бряцающие отзвуки, казалось, разнеслись по всей округе, но внутри постройки не вызвали никакой реакции. После второй порции стука дверь с лязгом распахнулась. Стивен и Хелен переглянулись.
  - Как в фильмах ужасов, - хмыкнула Хелен. – Сейчас зайдём, а там какой-нибудь маньяк.
  - Предлагаешь ютиться в машине?
  - Ещё чего! Дверь открыта, помещение бесхозное, так что мы имеем полное право войти! – и она смело шагнула внутрь.
  - Не повезло маньяку, - весело вздохнул Стивен, проходя следом.
  В свете одного-единственного фонарика помещение смотрелось действительно мрачно. Но когда удалось отрыть пару керосиновых ламп и даже спички к ним, а потом зажечь эти лампы – стало немного лучше. Судя по всему, строение было чем-то средним между гаражом и складом автомобильных деталей. Именно было, поскольку сейчас тут не осталось ничего, кроме старых инструментов, разбросанных по углам, да нескольких комплектов фар и пары бамперов, сваленных в центре «комнаты». Ещё здесь имелась полинявшая лежанка, стул и стол. На столе, кстати, наличествовала пожелтевшая от времени записка, «придавленная» гаечным ключом и гласившая: «Если вы воры – не тратьте время, брать здесь всё равно нечего, разве что старый металлолом. Если вы просто путники – располагайтесь (только не разводите кавардак), до ближайшей гостиницы ехать двадцать миль на юго-запад. В ящике у двери есть несколько бутылок воды. Если вы вдруг захотите купить это помещение, звоните по номеру…».
  - Воды нам, по-моему, и так хватает. – Хелен оглядела себя. Одежду хоть выжимай.
  Женщина сняла куртку и пристроила на торчащее из стены подобие крючка.
  Челюсти слегка постукивали. Невада – это, конечно, не Антарктида, но и здесь ночью бывает холодно, особенно, если ты вымокла до нитки.
  Стивен, перепачканный машинным маслом, тоже избавился от куртки. Ему и самому было не слишком тепло.
  Две лампы теперь мерцали на столе, наполняя помещении подрагивающим тусклым светом и запахом керосина.
  Зубы Хелен, отбивавшие какой-то популярный мотивчик, в очередной раз клацнули, пробирая Стивена этим звуком до костей. Непроизвольно вспомнилась её дрожь в тот самый вечер, когда мужчина рискнул поспорить с опытом прошлой жизни. Не дай бог снова пережить такой вечерок.
  Сейчас, в этом небольшом, залитым мерцающим свечением помещении Хелен Харт не выглядела опасной, несносной, самоуверенной, совершенно наоборот - слегка потерянной и беззащитной. Хотя, быть может, это была лишь игра светотени, плясавшей по стенам и их телам.
  - Иди сюда, ты совсем замерзла. - Мужчина приблизился к шатенке, обнимая её со спины, и согревая горячим дыханием шею.
  Хелен могла бы сказать колкость, которая даже уже вертелась на языке. Могла, но не стала. Просто откинулась назад, устраиваясь затылком на плече мужа и прикрывая глаза. Замерла под влиянием момента, его близости, постепенно приходящего тепла, предоставляя Стивену полный карт-бланш.
  - Так теплее? - Его губы плавно прошлись по её плечу, следуя за ладонью, что щекочущим движением сдвинула с покатой окружности лямку топа. Синхронно с нею своего привычного положения лишилась и вторая полоска ткани.
  - Угу…
  - Насколько мне позволяют судить мои знания, мокрую одежду лучше снимать полностью. - Харт усмехнулся, чуть прикусывая тонкую кожу женщины, спускаясь ладонями вдоль её груди, живота, замирая на бедрах, с тем, чтобы проскользнуть под влажную ткань майки и потянуть её вверх.
  Хелен пришлось чуть отстраниться, подставляя обнаженную кожу неласковому приветствию сквозняка, дабы развернуться к Стивену лицом и проделать столь же медленную операцию с его футболкой. Молча, сверкая золотинками от света ламп в глазах, обнажая зубки в очаровательной усмешке.
  Её рука тыльной стороной опустилась на его щеку, лаская легким прикосновением.
  - Мой Стивен.
  Не бедный. Просто Стивен. Просто Мой…
  Алые губы с дразнящей медлительностью накрыли его губы, постепенно углубляя поцелуй, тогда как изящные пальцы жадно исследовали рельеф мускулов его спины.
  Он не сдержался, в порыве прижимая к себе шатенку еще крепче, остро ощущая даже пару капель дождя, что слетели с её растрепанных волос и заскользили в тесном пространстве между их телами. Сильные руки страстно, но вместе с тем нежно, исследовали прямую линию позвоночника, укрытую под бархатистой кожей, чувствуя, как поднимается и опускается грудь шатенки при каждом редком вздохе.
  И вот уже пальцы Хелен запутались в его волосах, а его губы спускаются по её виску, щеке, ласкают любимые изгибы шеи, стремясь к глубокой ямке у её основания. Спускаются ниже, к области декольте.
  Глаза Хелен были закрыты, длинные тёмные ресницы создавали поразительный контраст с белой кожей, уже не хранившей следы былого доисторического загара и мерцающей в оранжевом свете ламп.
  - Моя Жена.
  Он сам не понял, отчего именно эти слова слетели с его губ, когда он подхватил её на руки, отмечая сотню чертенят, зародившихся за коньячным сиянием распахнувшихся глаз.
  И пусть в их первую брачную ночь они будут встречать рассвет не на шелковых простынях пятизвездочного отеля, а в глуши Невады, на теплой поверхности лежанки, закинутой их же куртками (если те ещё достаточно просохнут). У них есть что-то большее, что они на пару выстрадали, прежде чем поняли всю простоту и ценность своего приобретения.
  Два кольца на пальцах. Два человека, что искренне хотят быть рядом друг с другом, несмотря на то, что горестей (или, как минимум, проблем) их, скорее всего, ждет куда больше, чем радостей. Какая к черту разница, если вместе?
  Он вновь нашел её губы, срывая с них прерывистое дыхание; и закрывая Хелен от холодной действительности, что окружала их в виде небольшого затерянного на просторах пустыни гаража, своим телом. Исследуя каждый уголок её по-прежнему красивого тела, уже полностью лишенного бесполезной одежды.
***

  Миссис Донован знали все в округе. Ее знала чета Уильямсов, не однократно ругавшаяся с ней по поводу несвоевременной поливки газонов – по мнению миссис Донован, газоны стоило поливать только после десяти утра, и никак не раньше. Ее знало семейство Пикклов, вынужденное мыть свою машину не возле дома, а строго на автомойке, либо в квартальчике за углом, поскольку миссис Донован была уверенна, что мытье машин, пена и излишний бензин вредят ее зрению, и, кроме того, создают помехи ее кабельному телевидению. И, конечно же, миссис Донован знал местный офицер полиции, которому уже порядком поднадоело выезжать на каждый ложный вызов этой сверхактивной, сверхдотошной и сверхупертой старухи; но по долгу службы он был обязан, и посему виделся с гражданкой чуть ли не дважды в день, тогда как, если бы его мнения спросили, он предпочел бы вообще переселить ее на опушку леса, где спорить она сможет только с местными волками.
  И вот теперь для миссис Донован открылась прекрасная перспектива вызвать участкового, а то и службу спасения, и никто ей даже слова против сказать не сможет, ибо факты говорят сами за себя! Террористическая группировка сформировалась прямо у нее под окном и теперь обсуждала свои коварные планы по подрыву ее дома, при этом держа в заложниках ее соседей – наивных супругов Каттер и их трехгодовалых сыновей – которые вынуждены вести себя дружелюбно, а иначе их всех убьют страшного вида мужчины с автоматами! Вон, один даже очки для слепых нацепил, стыдно глаза честному народу показать! Нет, однозначно, нужно срочно что-то предпринимать, иначе кто, если не она?!..
***

  Пикник подразумевает еду, а еда сама собой, к сожалению, не готовится.
  - Вынеси всем по чашке горячего кофе, помой несколько яблок, ну и скорми что-нибудь залежавшееся, чтоб не пропадало даром, - посоветовала Хелен нынешней хозяйке дома.
  Старшая шатенка сама не понимала, зачем отправилась на кухню вместе с Клаудией-Дженни, Эбби и Сарой. Наверное, всё-таки за компанию. Уж точно не из желания «постоять на пищеблоке».
  - Ты так делала, когда к вам с Ником приходили гости? – весело поинтересовалась пиарщица, доставая из настенного шкафчика стопку тарелок.
  - Да, если они были нежеланными.
  - Значит, сейчас нам этот вариант не подходит, - ещё шире улыбнулась Клаудия-Дженни. – Я не в восторге от такой массовой охраны, но я рада вашему приходу, ребята.
  Хелен легонько закатила глаза.
  Тем временем мужчины во дворе возились с детьми. Ник на четвереньках изображал лошадку, а наездницей была Дженни. Беккер, поставив на предохранитель и отложив оружие, кружил Роксану, которая пребывала в диком восторге. Ну а Стивен бегал с маленькой Хелен наперегонки до дерева и обратно, и как истинный джентльмен безбожно поддавался.
  - Я выиграла! – радостно заявила маленькая шатенка, захлопав в ладоши.
  Харт взял её на руки и поднял над головой, потом усадил себе на плечи.
  - А Стивен хорошо ладит с детьми, - заметила Эбби.
  И три дамы уставились на одну.
  - И вы туда же? – застонала Хелен. – Вы, вообще, в своём уме? Допускаю, что я хорошо выгляжу, но вы все наверняка хотя бы отдалённо догадываетесь, сколько мне лет!
  - Сейчас многие женщины за сорок рожают, - сказала пиарщица, позабыв о еде и посуде. – Недавно в новостях показывали сюжет о даме, которая родила в шестьдесят четыре года.
  Хелен взглянула на вторую шатенку, убийственно спокойно сощурившись и отчеканив:
  - Только что мне второй раз в жизни захотелось перекреститься.
  - А почему ты сказала «и вы туда же»? – поинтересовалась вдруг Эбби.
  В общем-то, ответ был понятен.
  - Стивен уговаривает? – деликатно предположила Сара.
  - Уговаривает? – Хелен полуфыркнула-полухмыкнула. – Уламывает! Хотя мы изначально договаривались!.. Он предлагает усыновить кого-нибудь. Представляете? Я и своих-то детей никогда не хотела!..
  - Ты хоть поняла, что сказала это в прошедшем времени? – хитро промолвила Клаудия-Дженни.
  За что получила второй выразительный взгляд и очаровательную реплику:
  - Не забывай, мы на кухне, а на кухне есть ножи.
  Пиарщица театрально испугалась, хихикнула и вернулась к приготовлению масштабного угощения, а Эбби с Сарой взялись помогать.
  Блондинка то и дело смотрела в окно. Коннор сидел на лужайке, смеясь и глядя на Роксану, которая уже сжалилась над бедным майором и дала ему передышку, а сама перебралась поближе к папе и теперь прыгала перед Коннором туда-сюда галопом. Попутно дочь и отец о чём-то разговаривали, брюнет смеялся. Роксана забавляла его своими вопросами. Чудесная, любознательная девочка с неординарным мышлением. Он ею гордился.
  Эбби улыбнулась. Да уж, эти двое всегда ладили.
***

  Можно бесконечно любить своего ребёнка, но при этом чувствовать, что он сводит тебя с ума. Плачет чуть ли не круглыми сутками, принципиально приберегая самые высокие ноты на ночь. Подгузники, присыпки, прививки, специальное питание. Вечный, постоянный недосып. И послеродовую депрессию никто не отменял – повеситься Эбби не хотелось, и всё же порой было впрямь тяжело. Вот бы просто отдохнуть от всего хотя бы день. Да и Коннору приходилось не особенно легко, он ведь тоже возился с дочкой и ночью, и по утрам, и по вечерам; а днём ещё и ходил на работу. Эбби испытывала отчаянное желание кого-нибудь в чём-нибудь обвинить, обидеться и начать жалеть себя на законных основаниях. Но повода пока не было.
  …В тот вечер всё было, как обычно. Четырёхмесячная Роксана, отревев строго определённую норму, успокоилась и отправилась в царство Морфея. Родители знали, что долго она там не задержится, так что решили не терять времени зря – помчались в спальню, улеглись на кровать и моментально задремали.
  Эбби проснулась, когда кругом уже давно и безраздельно властвовала ночь. Девушка резко приподнялась на руках, огляделась. Прислушалась. Что-то было не так. Слишком тихо. И Коннора нет рядом.
  Не включая лампу, Эбби встала и, с трудом уговаривая себя не пуститься трусцой, быстро направилась в детскую. Ещё в коридоре девушка увидела полоску мягкого синеватого света, сочащегося через приоткрытую дверь детской. Эбби сбавила скорость, приблизилась к порогу и заглянула внутрь.
  Коннор в одних пижамных штанах стоял над пеленальным столиком, на котором барахталась Роксана. Под рукой у брюнета была распотрошённая пачка подгузников, в один из которых он, видимо, только что переодел дочку.
  - Вот и всё, - тихо улыбнулся брюнет. – Я, можно сказать, теперь дипломированный специалист по надеванию подгузников и ползунков.
  Роксана издала некоторое подобие смешка, более напоминавшего «бульк» и, похоже, решила дополнить этот звук полномасштабной серенадой.
  - Нет-нет-нет, - быстро зашептал Коннор, беря маленькую блондинку на руки. – Давай не будем плакать сейчас, иначе разбудим маму, а она устала.
  «Не больше, чем ты сам», - пронеслось в голове Эбби.
  Коннор принялся укачивать Роксану, напевая вполголоса простенькую колыбельную. Особых певческих талантов у брюнета не имелось, но Роксане, кажется, всё равно нравилось. Причём нравилось настолько, что она, в конце концов, решила подпеть. Только почему-то не стала рьяно голосить, а начала тихонько ыкать, гыкать и курлыкать – в общем, это был такой милый ранний детский лепет.
  Эбби прислонилась плечом к дверному косяку, чувствуя, что на глаза наворачиваются слёзы. Желание спустить на кого-нибудь всех собак испарилось начисто.
  Коннор продолжал покачивать малышку на руках, а петь перестал – у Роксаны и в одиночку неплохо получалось. Вскоре стало понятно, что засыпать девочка так и не собирается. Брюнет приподнял её, теперь держа ребёнка вертикально. Подошёл к стене, на которой, как раз рядом с горящим ночником в виде гномика, висела яркая картина – добродушного вида желтоватая ящерица возле большого розового цветка.
  - Видишь? Это ящерица. Твоя мама без ума от ящериц. Конечно, не так, как от тебя или от меня, - (Эбби при этих словах неслышно усмехнулась), - но всё-таки. Видела бы ты, сколько их у нас было, пока  не появилась ты. Да ещё пара змей, пусть и не ядовитых. Твоя мама немножко сумасшедшая. А потом мы отдали всех другим людям, тоже хорошим. Всех, кроме Рекса, он, сама понимаешь, неприкосновенен, с ним мы ни за что не расстанемся.
  Вышеупомянутая крылатая ящерица внезапно нарисовалась возле порога, что-то проверещав. Коннор обернулся и увидел не только Рекса, но и Эбби. Светлая голубизна майки и штанов девушки частично смешивалась с синей темнотой коридора, отчего блондинка казалась волшебным существом, пришедшим из какого-то другого, сказочного мира.
  - Она плакала, - пояснил Коннор, лёгким кивком указав на малышку.
  - Надо было разбудить меня. – Эбби улыбнулась, миновала порог и подошла к мужу с дочерью. Погладила Роксану по голове, на которой уже имелись светлые кудряшки.
  - Зачем? Ты и без того вымоталась. – Коннор смотрел на жену так… так… В общем, это был тот неповторимый взгляд, в котором смешиваются и любовь, и уважение, и нежность, и гордость за того, кому сей взгляд предназначается, и забота, и благодарность за всё – за всё. Затем парень посмотрел на Роксану с таким выражением, словно хотел подмигнуть. И подмигнул бы, будь дочка чуть старше и понимай она, что это значит. – Мы и сами отлично справились, да, Роксана?
  Рекс деловито прошлёпал в комнату, расправил крылья и взлетел на тумбочку, над которой висела вышеупомянутая картина с ящерицей. Живая рептилия осмотрела нарисованную и критически чирикнула.
  - Кончено, Рекс, ты намного красивее, никто в этом и не сомневается, - заверила Эбби, и они с Коннором хихикнули.
  Брюнет потянулся к жене и мягко поцеловал в губы. Рекс и Роксана синхронно прощебетали нечто короткое, на крайне выразительное, что вызвало новый приступ воздушного смеха у взрослых.
  Одну руку Эбби держала на спине мужа, другой придерживала дочку за плечики, таким образом обнимая сразу обоих самых дорогих своих людей. Смотрела то на малышку, то на брюнета…
  - Ты плачешь? – удивился Коннор.
  - Я? – Эбби и сама удивилась. Всхлипнула. – Нет. – В противовес словам по щеке скатилась крохотная слезинка. – Ну, может, немного. Но это либо от не улегшихся гормонов, либо от счастья. Скорее уж второе. – Девушка коснулась губами щеки Коннора, потом осторожно чмокнула в щёчку дочь. – Я люблю вас обоих. Очень-очень. – Возмущённое стрекотание заставило блондинку быстро исправиться: - Вас троих.
  Коннор со смешливым опасением поглядел на Рекса.
  - Всё-таки эта ящерица явно умнее, чем мы о ней думаем. – Затем перевёл взор на жену. – И мы тебя любим. Ответственно заявляю от лица всей троицы.
  Эбби улыбнулась, на несколько секунд уткнувшись лицом в плечо молодого человека.
  Рекс спикировал на пол и царственно покинул детскую.
  Вскоре родители рискнули уложить Роксану обратно в колыбельку. Спать девчушка по-прежнему не намеревалась, но и кричать теперь тоже не собиралась… кажется.
  Коннор наклонился, поцеловал девочку в лоб, потом одним лёгким прикосновением пощекотал её под подбородком. Ребёнок довольно ыгыкнул, а затем и вовсе зевнул.
  - Веди себя хорошо. – Коннор выпрямился, пока не сводя взгляда с дочери; Эбби тем временем положила руку на плечо мужа. – Но если что случится – ори во всё горло, мы рядом.
  Эбби улыбнулась шире.
  Родители вместе вышли из комнаты, оставив ночник включенным. Когда они оказались в коридоре, Коннор подхватил Эбби на руки, а та только и успела, что приглушённо вскрикнуть и рассмеяться.
  - Раз уж мы всё равно не спим, - заговорщически протянул брюнет, резво вышагивая в сторону их спальни.
  Эбби не дала ему закончить фразу, приникнув к его губам своими губами.
***

  Сара, тихонечко подойдя к Эбби, проследила за взглядом подруги и улыбнулась, поняв, куда та смотрит. Конечно же, на своего мужа, так мило болтающего о чем-то с дочуркой. Эбби вдруг обнаружила присутствие рядом брюнетки, встрепенулась, улыбнулась.
  - Ой, что-то я задумалась, - неловко усмехнулась блондинка, возвращаясь к кухонному столу, - салат сам себя не нарежет.
  Сара усмехнулась в ответ.
  - К сожалению. – Она хотела было пройти следом, помочь с нарезками, но внимание брюнетки привлек ее военный, приметивший ее и подмигнувший, ласково ей улыбнувшись и махнув рукой.
  Потом он снова продолжил свою нелегкую миссию под кодовым названием «Салочки», уворачиваясь сразу от трех неугомонных девчонок, которым уже надоело просто сидеть на травке и вновь захотелось поразмять ножки. Какой же он у нее хороший, и нежный, и заботливый. И внимательный. Сара задумчиво улыбнулась, мысли сами воротили ее назад, в минувшие времена…
***

  Никто ведь и не заметит, что её нет. Подумаешь, одной претенденткой больше, одной меньше, кому какая разница? А ей до колик в животе страшно возвращаться в это помещение, выходить к трибуне и защищать свою научную работу перед таким количеством учёных с мировым именем. Да и зачем ей это? В ЦИА и так знают, на что она способна!
  Девушка быстрыми шагами пересчитывала ступеньки, спеша к заднему выходу из здания академии. Каблуки звонко стучали по непокрытому бетону, отдаваясь эхом в пролетах. Длинные темные волосы, привычно распущенные, ниспадали на плечи поверх светлой ткани блузы. Пейдж, как и весь вечер подряд, неловко теребила украшение, нацепленное на неё в последний момент Дженни, чувствуя себя, как минимум, не в своей тарелке.
  Да, лучше всего так и сделать. Молча уйти, по-английски. Она позвонит Хилари позже, из машины, когда у него уже не будет шанса вновь переубедить её. Ещё два лестничных пролёта "прошли" незамеченными, пока она выискивала в сумочке ключи от авто. Ну, всё, вот и выход… который совершенно неудачно перегораживала высокая, статная фигура...
  - Беккер! - Девушка замерла на последней ступеньке, упираясь удивлённым взглядом в собственного жениха.
  - И тебе привет, Золушка. - Брюнет чуть усмехнулся, небрежно облокачиваясь плечом о стену и выразительно приподнимая брови.
  - Совершенно не понимаю, о чём это Вы, молодой человек, - Сара тряхнула смоляными локонами, отводя взгляд в сторону, - я просто решила подышать воздухом. А вот что ты здесь делаешь?
  - Караулю беглянку. Едва я увидел, что ты куда-то пропала из общего зала, то сразу понял, где тебя стоит ожидать. И Сара Пейдж полностью оправдала мои ожидания. И, милая, не стоит, у тебя не получается обманывать столь вдохновенно, как это делает Дженни по долгу службы. Это не твоё.
  Он чуть усмехнулся, качая головой. Не осуждающе, но крайне выразительно. Так, что ей вновь резко стало стыдно за своё поведение.
  - Я хочу домой. Просто хочу домой.
  - Я знаю, Сара. Но ты пока не можешь уйти, поверь мне, это нужно тебе.
  Он поднялся к ней, ласково касаясь рукой щеки, вынуждая поднять на него печальный взгляд.
  - Я боюсь, Хилари. Боюсь вновь проходить через этот ад.
  Девушка уткнулась лицом в плечо жениха, чувствуя, как теплые руки, успокаивая, утешая, скользят по её спине.
  - Я буду рядом. Обещаю. И ты порвешь их.
  - Сомневаюсь, - Сара трагически хмыкнула, понимая, что сбежать в этот раз ей все же не удастся. - Ты жестокий человек, Хилари Джеймс Беккер! Но я все равно люблю тебя.
  - А я тебя, - он легчайшей лаской коснулся её губ, - и у тебя всё получится. Идём.
Сильные руки ненавязчиво, но решительно приобняли её за талию, увлекая вслед за собой вверх по лестнице.

  Сердце колотится, словно маленький моторчик, ускоряясь с каждым шагом, приближающим её к ораторской трибуне. Столько лиц вокруг. Чужих, старых, самодовольных, словно пресытившихся этой жизнью. Сара вновь ощутила, что не хочет возвращаться в мир, когда-то оттолкнувший её из-за желания одного лишь влиятельного мерзавца. Но что делать…
  Взгляд кофейных глаз в лихорадочном беге промчался по рядам слушателей, в тщетной попытке отыскать знакомое лицо. Где же он? Не мог уйти.
  Да вот же, глупая, прямо перед тобой. Какой-то внутренний голос ответил за неё, ехидно усмехаясь. Сидит в первом ряду, прямиком напротив тебя, и даже не стоит задаваться вопросом, как он умудрился пробиться на самые почетные места, предназначенные лишь для выдающихся ученых. И ведь не один! Каттер, непривычно солидный и причесанный, возвышается на неудобном стуле рядом с брюнетом. Кивает и подмигивает, пытаясь ободрить. Но как он узнал?! Хотя… ответ прост и приятен - Беккер.
  А вот и еще одно знакомое лицо в толпе. Её старый научный руководитель. Тоже сидит на ближних рядах, с радостью и каким-то воодушевлением глядя на Сару. Он всегда нравился ей, этот порывистый старичок-египтолог, не признающий авторитетов. А ведь поговаривали, что он отошел от дел. Ошибались? Или же…
  Чуть дальше, в глубине зала – её коллеги по Британскому музею, тоже ученые, но не столь приближенные к элите. Они точно пришли сюда ради неё, в этом не давал усомниться значок «Сара – вперед!» ну груди старшего научного сотрудника музея и по совместительству её бывшего однокурсника, Теда.
  Бог ты мой…
  Привычная уверенность, с которой она всегда выполняла свою работу, постепенно вернулась к брюнетке, наполняя её и без того сияющие глаза каким-то внутренним светом. Она сделает их. Тех, кто некогда сломали ей карьеру, заставив усомниться в себе. Порвет с прошлым, как когда-то и собиралась. Она уже столько прошла, понукаемая непривычно настойчивым в этом вопросе Беккером, что отступить теперь было просто невозможно.
  - Итак, леди и джентльмены, теперь вашему вниманию представляется работа профессора Пейдж. - Сухой голос ведущего напомнил ей о том, что её время делать свой ход.
  - Добрый вечер, дамы и господа.
  Шикарная, чуть ироничная и на все сто процентов уверенная улыбка озарила лицо вышедшей вперед сногсшибательной молодой брюнетки с восточными чертами лица. Легким щелчком запуская презентацию, развернувшуюся на огромном экране, и открывая папку с текстом, девушка вступила. Дерзко глядя в глаза окружающим.

  - Ты не собираешься спать? – Полусонный Беккер, слегка помятый и растрепанный, приседает рядом с нею, погруженной в чтение документов.
  - Нет, прости, мне нужно сегодня закончить эту часть работы, завтра же наша очередь заступать на дежурство по аномалиям.
  Она чуть виновато качает головой, вынимая изо рта карандаш, который до того с увлечением грызла острыми зубками, силясь понять, что полезного ей могут дать записи Уильяма Петри. Отличный ученый, она бы даже сказала – выдающийся. Пусть больше и энтузиаст, нежели профессионал.
  - Понятно, - он понимающе улыбается, на мгновение привлекая к себе и целуя в висок, - пойду, принесу тебе не только кофе, но и что-нибудь перекусить. Не хочу жену с гастритом!
  И, не слушая протестов, скрывается в кухне, в два часа ночи, чтобы после просидеть с нею до утра, пытаясь принести пользу и с интересом вслушиваясь в её доводы и рассуждения.

  - На этом у меня всё, - девушка улыбнулась своим воспоминаниям, выключая аппаратуру и складывая все листы назад в папку. Окинула взглядом непривычно оживившийся зал, встречаясь с восхищенными серыми глазами, чуть отдающими бархатистой зеленью.
  - Ты великолепна, - шепнул Беккер, поднимая вверх большие пальцы рук, сжатых в кулаки, в общепринятом жесте поддержки и одобрения.
  Каттер же на заднем фоне уже о чём-то ожесточенно спорил с примостившимся рядом с ним старичком с белоснежной сединой. Что ж, пусть, главное, что реакцией на её выступление было не равнодушие. Это уже очень много значит.
  Нарушая все мыслимые и немыслимые правила, установленные для научных собраний, мисс Пейдж уверенно шагнула не в сторону кулис, за которыми полагалось скрыться по завершении доклада, а в сторону зрительного зала. Дошла до края, ловя на себе изумленные взгляды, и попала прямиком в сильные объятия, снимающие её с возвышения.
  - Нарушаем правила?
  - Да, - она озорно улыбнулась, чувствуя, как уже через пару секунд её опустили на твердую поверхность, - хочу послушать конкурентов, глядя им в глаза.

  Лондонское «Общество исследования Египта» было взбудоражено, обескуражено и просто повергнуто в шок! Впервые, за десять с лишним лет, их основной и самый престижный грант уходил в женские руки. Да в чьи руки - бывшей жены профессора Фэрадая, что, без сомнения, некогда приложил все усилия, чтобы подобного никогда не произошло. А теперь эта самоуверенная брюнетка, как ни в чем не бывало, стоит на сцене, по-хозяйски сжимая в руках заветную бумагу, с большим отрывом обойдя основных фаворитов собрания!
  Зал неистовствовал.
  Одна его часть, меньшая, возмущенно роптала, ссылаясь на слишком юный возраст победительницы, некую абсурдность её утверждений и привязок некоторых фактов из истории Древнего Египта к мифологии. Но все эти факты были поданы с такой уверенностью и доказательной базой, что противникам не оставалось ничего иного, кроме как беспомощно роптать и хаять девушку, уже даже и сам этот факт ставя ей в вину.
  Другая же часть, куда более крупная по количеству участников, бурно аплодировала Саре Пейдж. Друзья, коллеги, близкие, просто малознакомые или совершенно чужие люди подходили к взволнованной брюнетке с тем, чтобы поздравить, пожелать удачи, отвесить комплимент или просто пожать руку. Было ощущение, что в этом праздничном и даже слегка помпезном зале разорвалась бомба, развеявшая привычную тишину и однообразность размеренных будней академии.
  Местный журналист, уже успевший запечатлеть брюнетку и одну, и с грантом, и со счастливо улыбающимся молодым человеком в обнимку, пару минут назад был отправлен редактором на рабочее место - писать для ежегодного выпуска статью о фантастической победе. Да, это действительно стоящая тема для нового номера, и поистине потрясающая женщина будет украшать его обложку. Эдвард Саккара довольно улыбнулся, предвкушая это.
  - Позвольте и мне поздравить Вас, юная леди, - бывший наставник Сары одним из последних приблизился к девушке, ласково беря в свои морщинистые ладони её хрупкие ручки, - я очень рад за тебя, девочка. Ты достойна этого, и всегда была.
  - Спасибо, профессор. Но как Вы здесь оказались?
  - Пришел послушать тебя. Я долго ждал, когда же ты решишься, и очень рад, что ты не стала тянуть слишком долго и порадовала старика. Со времен Эмилии Эдвардс эти стены не видали более достойной представительницы женского пола. Поздравляю, еще раз!
  - Спасибо.
  Когда, наконец, свободная от своих новых почитателей и фанатов Сара повернулась к Беккеру, тот все ещё был рядом, с теплой усмешкой глядя на происходящее.
  - И кто был прав?
  - Ты, - девушка рассмеялась и щелкнула капитана по носу свернутым сертификатом на грант, - ты, мой герой. - После чего поцеловала его, постаравшись вложить в прикосновение губ всё, что испытывала к этому неординарному человеку. И, кажется, это у неё получилось. Судя по несколько потерянному и донельзя счастливому виду военного. - Но, ты ведь понимаешь, чем это мне теперь грозит?
  - Ты хочешь сказать - нам? – Беккер усмехнулся, затягивая ученую в свои объятия. - Скажем так, я никогда не мечтал сыграть свадьбу посреди раскопок какой-нибудь египетской пирамиды, но всегда мечтал сыграть её с тобой. Так что ничего не имею против наших небольших командировок в Египет и обратно, главное, убедить Лестера в том, что он тоже не против.
  - Сей ответственный разговор мы доверим чете Каттеров - если они не убедят его на пару, то хотя бы достанут напрочь, так, что он на какое-то время позабудет о нас!
  - И даст пару выходных…
  - Или даже месяц… - Сара хитро улыбнулась, обвивая руки вокруг его шеи.
  - А может, и все девять, раз уж пошла такая пьянка.
  - Массовый декрет? Лестер этого не простит. - Сара беззаботно рассмеялась.
  В то время как капитан излюбленным жестом подхватил девушку на руки.
  - Простит, если назовем сына в его честь!
  - Ну уж нет, тут без вариантов – только Хилари! Не встречала в своей жизни мужчины лучше.
***

  Пока девочки, усевшись на травку вокруг Коннора, слушали его сказку о том, как однажды он победил целого дракона и спас Эбби из заточения, остальные мужчины быстренько приготовили все для барбекю и теперь, оставив Беккера поджаривать мясо, сооружали летний навес над столом в центре сада, в то время как женская половина этот стол накрывала яствами, соками, столовыми приборами и прочим.
  Внезапно возле калитки припарковался черненький джип, к окончательному и бесповоротному возмущению миссис Донован и к легкому изумлению остальных взрослых. Из автомобиля показались, еще больше поразив всех собравшихся, Джеймс и Кристин Лестеры, одетые официально, в костюмы, несмотря на жаркий денек.
  - Лестер! Кристин! – поприветствовала Дженни, вместе с остальными подходя к подъехавшим гостям.
  - Какими судьбами? – поинтересовался Каттер, задорно усмехнувшись и пожимая руку шефу.
  Лестер окинул всех проницательным взглядом, вздохнул.
  - Несмотря на все мои протесты, Вы, Каттер, увезли с поста половину моей команды к себе на пригородный участок. Я и Кристин заподозрили, что планируется какая-то частная вечеринка…
  - И мы просто не могли не посетить ее, - вставила Кристин, довольно жизнерадостно улыбнувшись. – О, Хелен, вы, я смотрю, тоже вернулись?.. – Они со старшей шатенкой обменялись приветственными кивками.
  - Вы, миссис Каттер, как я вижу, все еще живы? – иронично заметил Лестер, проходя в садик. – Что тут у нас, барбекю?.. Кстати, Каттер, Вы в курсе, что на вас поступил вызов в службу спасения, и мне пришлось уговаривать ребят не тратить бензин зазря? Некая миссис Донован…
  - О, боже, - сокрушенно покачал головой Ник, поняв всю свою оплошность – надо было сразу предупредить бдительную соседку о готовящейся «вечеринке», а еще лучше – запереть ее где-нибудь в погребе, для надежности.
  Кстати о соседке.
  Пока ни о чем не подозревавшие девушки мило болтали возле калитки, сзади к ним подкралась вышеупомянутая старушка и смело так произнесла:
  - Дженни, милочка, я уже вызвала спасателей, потерпите еще чуть-чуть, и они вас вызволят.
  Глаза у Клаудии-Дженни округлились.
  - Каких спасателей, миссис Донован?!
  - Из службы спасения, - пояснила соседка, недобро глянув на гулявших по двору военных с автоматами. – Они с этими террористами вмиг справятся!
  Хелен почему-то переглянулась с Кристин, и обе, даже не подумав быть тактичными, расхохотались в голос. Остальные девушки лишь воспитанно улыбнулись. Дженни же закатила глаза, раздраженно вздохнув.
  - Миссис Донован, в который раз повторяю, Вам не следует совать свой нос не в свое дело! Эти мужчины, - она махнула на военных и товарищей, - наши друзья. Я работаю с ними. И они пришли в гости!
  - С автоматами? – уточнила старушка и нахмурилась. Поняв, что слегка ошиблась с выводами, она разом сменила тактику, строго-престрого проговорив: - Миссис Каттер, потрудитесь, пожалуйста, объяснить своим «друзьям», что им не следует разгуливать на наших улицах с оружием! Где это видано, чтобы в наши неспокойные времена…
  - Ради бога! – не выдержала вдруг Хелен. – Кто-нибудь, уймите эту женщину, иначе я за себя не ручаюсь.
  - Миссис Донован, - сладко пропела Кристин, одаренная подозрительным взглядом из-под семимиллиметровых линз очков (соседка навскидку определяла, с кем имеет дело), - если еще раз Вы вызовете ложную тревогу, я уж постараюсь сделать так, что Вас заставят продать этот милый домик и переехать в места не столь милые и привлекательные, так далеко, что ваши внуки не смогут даже открытки вам присылать, не то что звонить, потому что телефона там в принципе не будет.
  Старушка задумалась, оглядывая вызывающую стерву. Уж таких она на своем веку повидала, и немало, так что знала, как с ними стоило общаться.
  - Знаете что, милочка, - ласково произнесла миссис Донован, - я прекрасно знаю свои права, и Ваши угрозы совершенно бессмысленны, зато мой знакомый полицейский…
  - Ваш знакомый полицейский – мой подчиненный и сделает то, что я ему велю, - завершила Кристин, все с той же милой улыбкой.
  - Дамочка, в самом деле, идите себе, плетите чулки и смотрите дальше «Отчаянных домохозяек» или что Вы там обычно делаете, и дайте людям спокойно пообщаться на свежем воздухе, - проговорила Хелен, всем своим видом намекая, что спорить не стоит.
  Оскорбленная до глубины души соседка оглядела всю эту свору, подыскивая колкий ответ. Потом, наконец, сдалась, буркнув:
  - Дженни, вели своим сыновьям не залезать за мой забор. И, я напоминаю, громкая музыка, а также стрельба из оружия, в нашем частном секторе запрещена. – Она кинула хищный, полный яда, взгляд на двух улыбающихся дам, развернулась на пятках тапочек и гордо засеменила назад, в свое убежище, в свой дом.
  Она, конечно же, это дело так не оставит; и будет продолжать бдительно отслеживать всякого рода нарушения. И никакие шишки из правительства ее не остановят, если она вдруг заметит костер, разведенный в неположенном месте, или окурок, брошенный мимо урны!
***   

  Само собой, прелестно, когда твоя жена умеет парой-тройкой фраз повергнуть безвинных бдительных старушек в шок. Но с другой стороны, это добавляет и массу проблем! Лестер просто чувствовал на себе этот пронзительный взгляд через бинокль, что так долго и неотступно сверлил его спину. Да и разгуливать по улицам / задним дворикам Лондона с автоматами наперевес - явно не лучшая идея. Потому, едва их незапланированный пикник вошел в более мирное и спокойное русло, Лестер ненавязчиво и безапелляционно предложил всему честному народу перебазироваться внутрь дома. Хозяйка дома, собственно, тоже не возражала, всё ещё помня о статусе городской сумасшедшей.
  - Что ж, раз ваша командировка не привела ни к каким успехам, то на следующий вызов отправятся… Беккеры, - Лестер закатил глаза к потолку, мысленно проклиная тот день, когда позволил превратить ЦИА во дворец бракосочетаний. - Никак не привыкну, что вы все переженились, и даже начинаю путаться в фамилиях! В общем и целом, майор, эта операция на вас.
  - Да, сэр, - брюнет кивнул, чуть хмурясь, но не возражая, почти, - только я отправлюсь один, без Сары. Каков пункт назначения?
  - Я прошу, только не о работе. Джеймс, - Клаудия-Дженни негодующе взглянула на начальника, который в этой жизни ей всегда казался весьма и весьма неплохим человеком, - у нас выходной. Забыли?
  - У Вас выходной, дражайшая миссис Каттер, да у миссис Темпл, смею напомнить. Все остальные же самовольно покинули свои рабочие места без согласования с руководством.
  Шатенка подавила смешок и уставилась на супруга, который никоим образом не демонстрировал раскаяния за свой поступок.
  - Но, это мы обсудим чуть позже, - Лестер сделал глоток из чашки, что вертел в руках, и вновь обратился к майору: – "Один"? Бунт на корабле?
  - Так точно, сэр, - улыбка брюнета стала куда более довольной и счастливой, когда он перевел взгляд на молчавшую до поры до времени жену, - один.
  - Я вас умоляю! – начальник аж поперхнулся, пораженный не самой приятной за сегодняшний день догадкой. Нет, они издеваются! Это что, эпидемия?!
  - Сара? – Теперь всё внимание присутствующих было приковано к брюнетке, вольготно устроившейся на плече мужа.
  - Я не смогу никуда поехать, потому что собираюсь досрочно уйти в отпуск. Декретный, - уточнила она, переглядываясь с сияющим майором. - Муж меня просто никуда не отпустит, вы же его знаете, шеф.
  - Вы серьезно?!
  - Да это же просто потрясающе!!
  - Хелен, слышишь, твоя крёстная скоро родит тебе жениха!
  - Дети  - это ведь так чудесно! А какой срок?
  За всем этим нестройным гомоном и суетой, образовавшейся за обеденным столом, никто и не заметил, как старшая Хелен выдала на заявление Сары свою фирменную, неординарную усмешку. И мельком глянула на Харта, глянула столь хитро, что он в момент подавился и сделал попытку подобраться к какой-то чересчур таинственной супруге поближе.
  Так, есть всего три возможных объяснения этому её любимому взгляду а-ля "конец мирной жизни».
  Первый вариант - Стивен сошел с ума, и ему это всё померещилось.
  Второй – женщина передумала относительно его увещеваний, и он даже не удивится, если кто-то маленький и агукающий в одном из детских домов Лондона уже имеет полное задокументированное право называть их мамой и папой.
  И, наконец, третий - опять же не исключающий того, что Харт ударился головой. Не сильно активно, но, всё же, его Хелен в последние недели начала терять свои потрясающие параметры, отступая (а может, правильнее сказать, выступая) от стандарта 90-60-90…. Отступая лишь в области обоих девяносто, что наталкивало на некие домыслы... особенно, учитывая, что идеальные "60" так никуда и не девались! Во всяком случае, пока…
  - Ребята… Ребята… Ребята!!!
  - Что?
  Компания дружно уставилась на Коннора, умудрившегося перекричать всех в комнате.
  - Кажется, у нас проблемы…
  Вилка в его руках завибрировала чуть сильнее, а после, во внезапно наступившей гробовой тишине, и вовсе вырвалась из цепких пальцев и скрылась в светящемся разрыве, что возник буквально из ниоткуда, сверкая десятками острых граней.

Конец

*** *** ***
http://uploads.ru/t/W/g/r/Wgr6H.jpg
*** *** ***

0

23

Наши видеоролики по фанфику "Ты в порядке?"

Коннор/Эбби/Роксана

Дженни/Клаудия/Ник

*** *** ***

Стивен/Хелен 

Беккер/Сара

http://uploads.ru/t/e/T/y/eTy1U.jpg

Спасибо за внимание!!!

0

24

Все хорошее имеет обыкновение заканчиваться, так и я уже дочитала этот фанфик. Не знаю, где здесь можно написать отзыв, поэтому спою дифирамбы в этой теме)))
Красивый сюжет, легкость восприятия читателем, грамотность (самое важное, поверьте человеку, у которого она страдает), все соответствует оценкам хорошо и отлично! Клипы и картинки очаровательны, особенно учитывая обилие неканонов, поскольку позволяют проникнуться идеей и сюжетом.
Девушки, вы прекрасно пишите, ярко, полно и качественно. Я вам поклоняюсь)) Последняя сцена очень красивая (нет, остальные есть даже лучше, та же массовая попойка, к примеру, но эта оставляет впечатление обо всем фанфике.  Сколько там сейчас лет Хелен, что она так активно "выступает" за свои идеальные параметры?))
В целом впечатление, - восторг! Творите дальше, у вас появился как минимум один преданный поклонник и постоянный читатель (хотя таких как я, уверена, не мало).

0

25

Спасибо, приятно ну просто очень-очень!
А Хелен... вроде, года 42-43, наверное. ещё как огурчик.)))

0


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу Primeval - Первобытное » Ты в порядке? / Макси / Завершен.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC