Plateau: fiction & art

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Ориджиналы » Лисья охота / Повесть / Завершена


Лисья охота / Повесть / Завершена

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название: «Лисья охота»
Автор: Елена Бжания
Жанр: Замашка на детектив и триллер; с добавлением юмора и романтики
Статус: Завершён.

Описание:
От почившей родственницы Флоре достаётся большой мрачный дом. Девушка явно не знакома с законами жанра, она не знает, что от подобного наследства нужно открещиваться всеми правдами и неправдами, и уж тем более ни за какие коврижки не надо ехать гостить в зловещий особняк. Если же тебя таки угораздило, придётся всерьёз прислушиваться к интуиции, раскрыть парочку малоприятных секретов и, главное, не пойти по стопам сгинувшей родни.

Примечание:
Действие происходит в Юполии – государстве с удивительно спокойной в плане криминала обстановкой, что, впрочем, не мешает преступлениям время от времени совершаться. Читателям вполне достаточно знать, что Юполия – небольшая европейская страна, не имеющая моря, зато не страдающая от отсутствия гор. Но если захочется немного больше информации, её можно найти в прологе другого произведения, не относящегося к сюжету данного: Виктор и Катерина (Роман) / Завершён.

0

2

Лисья охота
Пролог
(Семь лет назад)
  В доме царила темнота, ни один лучик света, ни единый отблеск не разбавлял мрачную мглу. Нелли пробивалась через черноту гостиной, наталкиваясь на мебель, спотыкаясь, наживая царапину за царапиной, синяк за синяком.
  Добравшись до кабинета, запыхавшаяся девушка с панической быстротой захлопнула за собой и закрыла на замок дверь. Прижалась спиной к прохладной деревянной створке, сомкнула веки, крепче сжала дрожащие губы, давая себе крохотную передышку.
  Рванулась вглубь кабинета, к широкому письменному столу, одним из самых заметных предметов на котором всегда был большой, практически антикварный телефон. Нащупав аппарат, девушка подняла трубку и, исследуя кончиками дрожащих пальцев диск, вслепую набрала номер.
  Ветер яростно стучался в оконные стёкла, то жалобно скуля, то угрожающе завывая. Не хватало только дождя, впрочем, перепуганной Нелли и без того было жутко.
  Гудки всё не начинались.
  «Пожалуйста, ответьте! Пожалуйста!»
  Еле уловимый полущелчок возвестил о том, что сеанс связи стал двусторонним.
  - Полиция?! – выпалила Нелли, готовая расплакаться от облегчения. – Полиция?.. – Она сглотнула.
  Из трубки раздался тонкий, приглушённый смех.
  Клацнул дверной замок. Нелли сдавленно вскрикнула.
  Второй крик был куда громче, короче и отчаяннее. Он разнёсся по всему дому, но дом не отозвался, зловещая тишина внутри осталась непоколебимой. И лишь подчёркивалась шумом ночного ветра снаружи.

(Наши дни)
  Такая шикарная гроза сделала бы честь даже тропическим широтам, не то что юполийской глубинке. Дело было не столько в мощном, обильном дожде, сколько в оглушительном громе и ослепительных молниях, пугающих своей частотой и силой.
  От очередной вспышки, на мгновение озарившей весь кабинет, Флора вздрогнула и отшатнулась, наткнувшись на письменный стол. Под руку удачно попался старый телефонный аппарат. Флора принялась набирать номер, что было не так-то просто сделать посреди ночи при полном отсутствии освещения, во всяком случае, постоянного - молнии слишком стремительны и непостоянны, чтобы на них сосредоточиться.
  На другом конце провода подняли трубку.
  - Полиция? – Флора вцепилась пальцами не занятой руки в свои всклокоченные волосы.
  Невидимый и неведомый собеседник засмеялся. Смех был тихим, острым будто иголка и, казалось, пробирался под кожу.
  В дверном замке повернулся вставленный ключ.
  Флора пронзительно закричала.

Глава 1
(Неделю назад)
  - Ох… - Флора застыла, держа в руке письмо, которое полминуты назад достала из конверта.
  Субботнее утро в их столичной квартире традиционно было временем для разбора скопившейся за неделю корреспонденции.
  Тиан бегло просматривал маловразумительную рекламную листовку, когда странный вздох жены заставил мужчину оторваться от неувлекательного занятия.
  - Что случилось?
  - Умерла Нелли Вельш.
  - Кто это?
  - Понятия не имею, но она оставила мне всё своё имущество. – Флора сверилась с письмом от юриста. – Здесь указано, что эта Нелли жила в Лиорте.
  Шатен подошёл к девушке и тоже изучил официальный документ.
  Провинция Лиорт отнюдь не являлся передовой областью Юполии, наоборот, эти места считались диковатыми – именно здесь тянулись к небу самые высокие горы в стране, о непроходимости и опасности которых в былые века слагались легенды. Ныне технологии добрались и туда, но не одержали безоговорочную победу. Например, во многих районах Лиорта до сих пор случаются регулярные перебои с сотовой связью, а в некоторых местах её стабильно нет. Флора нахмурилась – кто же ей об этом рассказывал? Кажется, то было давно…
  Вторая половинка Тиана никогда не отличалась смуглостью, такую кожу, как у Флоры, называют молочной. Но сейчас девушка стала бледнее обычного.
  - Боже мой, Нелли! Как я могла не вспомнить сразу? – Она опустилась на диван. – Это моя двоюродная тётя. Мы очень-очень давно не виделись, я иногда думала о том, чтобы позвонить и…
  Флора опустила голову, золотисто-рыжие прядки частично закрыли круглое лицо. В свои двадцать девять лет девушка по-прежнему смотрелась сущим ребёнком. Может, из-за небольшого роста и хрупкого телосложения, может, из-за аккуратных черт лица, в том числе огромных карих глаз.
  Тиан присел рядом, бережно взял жену за руку.
  - Что с ней случилось?
  - Не знаю… - Флора вернулась к первой странице письма. – Нелли пропала семь лет назад, но по закону её признали умершей лишь теперь. Я ведь и понятия не имела, что её уже нет! – Рыжеволосая сомкнула веки.
  В подобной ситуации самое логичное – ласково обнять. Что Тиан и сделал.
  - Ш-ш-ш, - мужчина погладил девушку по волосам.
  Утешать Флору прибежала и Вива. Лохматая светлая собака неизвестной науке породы, жалостливо поскуливая, стала тыкаться носом в кисти и колени хозяйки. Мечта, Клеопатра и Аспирин тоже не заставили себя ждать. Разношёрстная сборная дворняжек в едином порыве сочувствия едва не повалила Флору на спину, да и Тиана потеснили. Только кот Приятель остался на своём месте. Впрочем, вполне возможно, он не осознал, что произошло нечто плохое – ввиду возраста Приятель, которому уже стукнуло пятнадцать лет, фактически ничего не слышал.
  Иногда сей зверинец безумно раздражал Тиана. Но мужчина не предъявлял претензий, поскольку питомцы у Флоры появились гораздо раньше, чем супруг. Девушка была кинологом, и, надо отметить, очень успешным, клиенты к ней выстраивались в очередь. Флора постоянно работала с представителями элитных собачьих пород, домой же к себе брала только беспородных животных – всякий раз непреднамеренно, обычно она видела их на улице, и не получалось пройти мимо; кого-то удавалось пристроить в посторонние добрые руки, а кто-то так и оставался.

  Они встретились полгода назад, поздней весной; Тиану незадолго до этого исполнилось тридцать. Он гулял по одному из леудских парков, и взгляд сам собой остановился на занятном зрелище: невысокая девушка в спортивном костюме стояла напротив двух собак и что-то им говорила, плавно жестикулируя. Слов мужчина, естественно, не слышал, но со стороны чудилось, будто девушка читает животным лекцию. Что самое удивительное – четвероногие сидели и слушали, прямо-таки глядели «лектору» в рот, ловя каждое слово.
  Тиан не мог не подойти поближе.
  - Голос, - велела Флора. Даже не скомандовала, скорее, попросила.
  Обе овчарки, вытянувшись, два-три раза пролаяли.
  - Молодцы.
  Шатен похлопал в ладоши, заставив кинолога обернуться.
  - Браво, у Вас здорово получается. С мужчинами тоже так умеете?
  Флора увидела человека как минимум среднего роста, недурного телосложения. Каштановая шевелюра не коротка, однако не смотрится обросше-запущенной, волосы едва доходят до плеч. Смугловатая от загара кожа, тёмно-синие глаза. Овальное лицо чисто выбрито. В одежде ничего вычурного – просто чёрные джинсы и светлая рубашка с расстёгнутым воротом, но опытный глаз быстро бы сообразил, что вещи недешёвые (в этом смысле глаз Флоры на опытность не претендовал).
  - Смотря с какими, - беззаботно ответила кинолог. – Скажем, Вы любите сахарные косточки или собачье печенье?
  - Я Вас шокирую, но нет, не люблю.
  - Значит, с Вами такая мотивация не сработает.
  - Воспользуетесь удавкой и хлыстом?
  - Ни за что, это не мой метод, - рассеянно улыбнулась обладательница медных локонов, стянутых в свободный пучок под затылком. - Я в жизни не била ни одно животное. Я даже не кричу на них.
  Она не лгала. У Флоры попросту не было необходимости орать на животных, они всегда прекрасно понимали девушку, как и она их. Именно такие вещи называются даром – вы вольны сколько угодно искать им объяснения или пытаться повторить, но дар либо есть, либо его нет, хоть ты тресни.
  С Флорой было здорово говорить – говорить о чём угодно, не напрягаясь, не прилагая усилий. Разговор лился сам собой, и всё. Вы могли болтать о пирожках с грибами, а уже через тридцать секунд обсуждать освоение космоса, и это без резких перемен и нелогичных перескоков.
  - Ты весёлая, - сделал комплимент Тиан, когда молодые люди, сдав собак на руки владельцам, продолжили бороздить просторы парка.
  - Это потому что мне самой никогда не бывает скучно. – Девушка склонила головку вбок, солнечный свет, по-новому упав на её волосы, зажёг их золотым огнём.
  - Совсем никогда, Лисёнок? – Мужчина неожиданно понял, что более подходящего прозвища для этого существа не найти. – Даже если ты одна?
  - Конечно. В мире столько всего интересного, столько всего, что можно узнавать и чему можно учиться, у меня нет времени на скуку.
  Очень скоро шатен обнаружил, что за всю жизнь не встречал более доброго, открытого и доверчивого человека.
  Семья Тиана была по-настоящему богата, и даже в не запудренном пафосными условностями юполийском обществе круг общения таких людей, их взгляды и манеры отличались от «простонародных». Что поделать, некоторым нравится чувствовать своё превосходство и делать из него повод для гордости, особенно если сами они не прилагали усилий к сколачиванию доставшегося капитала.
  Всё же друзья шатена в целом отнеслись к Флоре одобрительно, хотя и удивлённо. «Она у тебя не гений, но вроде довольно сообразительная, - в вечер знакомства выдал своё заключение один из приятелей, когда девушка ушла. – И животных любит – это плюс. Тот, кто по-человечески относится к животным, достойно относится и к людям».
  Не эти слова стали решающим фактором, но через два месяца после знакомства Тиан сделал предложение руки и сердца. А ещё четыре недели спустя Флора Борич превратилась во Флору Алеко.

Глава 2
  Темнота вокруг была непроглядной, густой и давящей. Флора пыталась выбраться, вытягивала руки и упиралась во что-то массивное, незыблемое. Непроницаемая твёрдая поверхность огораживала девушку не только сверху, а со всех сторон. Размеры темницы лишь немногим превышали габариты самой Флоры. Девушка царапала каменные грани, пытаясь выбраться, зовя на помощь, но тщетно. Она ничего не видела, но знала, что на камне уже остаются следы её крови, сочащейся из-под ободранных ногтей.
  Флору передёрнуло, она хрипло выдохнула и распахнула веки.
  - Что случилось? – спросил Тиан, на мгновение отвлёкшись от дороги и тут же снова сосредоточившись на вождении.
  Девушка поморгала, поглядела по сторонам, осознанно ощутила прелесть не заасфальтированных высокогорных дорог, выражающуюся в небольшой скорости автомобиля и эффекте вибромассажа. День в разгаре, светит солнце. Небо ясное, пейзажи чудесные.
  - Всё хорошо. – Кинолог улыбнулась. – Приснилась мутная чушь, я уж и не помню теперь, какая конкретно.
  - Бывает.
  Пассажирка залюбовалась великолепным видом, открывшимся после очередного поворота. За дорожным ограждением начиналась откровенная пропасть, но дальше, внизу, расстилалась удивительная в своей живописности долина, пестрящая всеми красками осени. А по другую сторону долины горы упирались в небо своими серо-коричневыми вершинами, убелёнными нетающим снегом.
  - Долго нам ещё ехать?
  - Минут двадцать.
  Флору всегда восхищало умение Тиана безошибочно ориентироваться даже в незнакомых местах.
  Уладив юридические дела, супруги решили съездить в дом, где жила Нелли. Флора хотела как можно больше узнать о родственнице, хотя было ясно, что не стоит рассчитывать на приятные сведенья.
  Почившая благодетельница приходилась Флоре двоюродной тёткой, но по возрасту годилась скорее в старшие кузины, будучи взрослее всего на шесть лет. Раньше Нелли жила в Леуде вместе с матерью, которая второй раз вышла замуж, когда дочери исполнилось пятнадцать. Нелли с Флорой стали видеться реже и реже. Демис Вельш, отец двоих детей от первого брака, вскоре удочерил Нелли по всем правилам. Юрист деликатно намекнул на наличие слухов по поводу привязанности Демиса: поговаривали, будто мужчина любил падчерицу отнюдь не по-отечески.
  Алеко действительно подъехали к особняку через двадцать минут. Между дорогой и домом располагалась небольшая аллея, с обеих сторон ограниченная широкими воротами из металлических прутьев, которым в своё время никто не потрудился придать художественную форму, отчего створки смахивали на тюремные решётки.
  Оба раза Тиан сам вылезал, чтобы открыть ворота для проезда и потом закрыть за машиной. Даже когда автомобиль закатил в большой двор, никто не вышел к визитёрам.
  - Посигналить? – предложил мужчина.
  - Это будет не очень вежливо, мне кажется.
  - Ты права. Вдобавок, они наверняка знают, что мы уже здесь, а не встречают из принципа.
  Флора покусала губу.
  - Тиан, ты думаешь, они злятся?
  Наивность жены порой умиляла Тиана, но чаще обескураживала. «А как сама считаешь? Этот дом веками принадлежал их семье, а теперь достаётся посторонней девушке».
  - Конкретно на тебя, может, и нет, но на саму ситуацию - определённо, - сказал мужчина вслух, вылезая из салона. – Я вообще удивлён, что они разрешили нам приехать. Ты ведь ближайшая родственница девушки, убившей их отца.
  - Это лишь слухи!
  - Их взяли не с потолка. Нелли исчезла в ту же ночь, когда умер Демис. И, насколько я понял, чуть ли не вся округа знала об их, мягко говоря, нестандартных отношениях. Я не осуждаю. Мы с тобой понятия не имеем, что довелось пережить Нелли по милости отчима, она ведь попала к нему ещё подростком.
  Рыжеволосая промолчала и тоже выбралась наружу. Сделала глубокий вдох, осмотрелась, чтобы отвлечься от ощущения неловкости и вины.
  Единственными зелёными пятнами в саду были декоративные карликовые ели, с листвой расправилась дружная команда осени и типичной высокогорной прохлады. И всё же не возникало никаких сомнений: в сад вложено немало стараний; одни только широкие фигурные клумбы, пускай и пустующие ныне, чего стоят. Ограда отделяла двор от дорожной аллеи с одной стороны и мини-парка с другой. То есть, Флора поначалу решила, что это мини-парк, поскольку на этом довольно крупном участке росло много деревьев. Но взгляд быстро выхватил среди чернеющих стволов и голых ветвей несколько серых и черных прямоугольников, крестов и, вроде, статуй с крыльями…
  - Кладбище? У них кладбище прямо возле самого дома?
  - Такое не редкость в сельской местности, - Тиан захлопнул дверцу. - Особенно там, где на большой территории немного домов. Это практично.
  - Действительно, - пыхнула кинолог тем преувеличенно бодрым оптимизмом, который в неприятные моменты помогает людям поддерживать самих себя. – И покойника далеко нести не надо, экономится много времени. Утром помер – вечером похоронили.
  Раздался лай, не звонкий, но радостный. Вынырнувший из-за кустарника огромный доберман устремился к гостям, виляя обрезанным хвостом. Можно сказать, пёс бежал – насколько ему позволял преклонный возраст, о коем свидетельствовала седина в некогда лоснящейся чёрной шерсти. Больше того, пёс радостно, нет, восторженно потявкивал, будто маленький щенок.
  - Привет, красавец! – расплылась в улыбке девушка, когда четвероногий остановился в двух метрах от гостьи. Флора принадлежала к числу людей, которые, едва завидев кого-нибудь из меньших братьев, тут же начинают ласково сюсюкать. А, казалось бы, профессия кинолога должна учить осторожности. – Какой ты большой. – Рыжая немного наклонилась вперёд и легонько похлопала ладонями по коленкам. – Ну, иди сюда.
  Пёс нерешительно помедлил и вдруг залился лаем, в котором уже не было ни намёка на дружелюбие. Напрягся, оскалился, пригнулся к земле, а потом дёрнулся вперёд.
  - Арес, стоять! – рявкнули с крыльца, и рявкнули так, что сразу становилось понятно: человек привык и отлично умел командовать. – Нельзя! Пошёл вон. Пошёл!
  Замершая собака наградила пару злобным взглядом, издала сдавленное, как бы предупредительное рычание, но в итоге послушно затрусила прочь.
  На пороге стояла молодая стройная женщина, пожалуй, даже девушка – во всяком случае, с виду ей было не больше тридцати лет.  Вьющиеся волосы цветом напоминали золото, изящный тонкий носик и полные чувственные губы диковинно сочетались с волевым подбородком.
  - Флора и Кристиан Алеко? – уточнила блондинка.
  - Верно, - ответил за обоих шатен.
  - Я Мия Вельш, сводная сестра Нелли. – Короткий и выразительный кивок в сторону двери. – Проходите в дом.
  Как оказалось, дверь вела прямиком в гостиную, без «предварительных» прихожих или коридоров. Здесь было полно зеркал на стенах и много мебели, но такой изысканной и утончённой, что она по определению не могла смотреться громоздкой и не создавала тесноты. Брюнетка в скромном синем платье протирала пыль с резного столика рядом с большим настенным зеркалом.  Именно через зеркало темноволосая сначала увидела Флору. Резко выпрямилась, попутно ахнула и чересчур стремительно обернулась, задев локтем вазу с сухофруктами. Звон разбитого хрусталя слился со вторым вскриком домработницы. Теперь женщина пялилась на Флору во все глаза, держа ладонь на груди в области сердца.
  Кинолог не сразу поняла, не сразу вспомнила, в чём дело.
  - Ой. Я не она, - с бестолковой ужимкой заверила наследница домработницу.  И пояснила мужу: - Совсем забыла: мы с Нелли немного похожи, родные и друзья всегда удивлялись.
  - Немного? – поднял бровь мужчина. Он уже успел приметить фотографию в рамке на каминной полке. Фотографий там было несколько, но внимание привлекала одна. Тиан подошёл и взял её в руки. – Это она?
  На фото улыбалась снятая крупным планом девушка с большими карими глазами. Не скажешь, что она была точной копией Флоры или наоборот, но «немного похожи» - это явное преуменьшение. Глаза, нос, скулы – всё один в один. Правда, лицо  Нелли более продолговатое – овальное, а не круглое, и губы пухлее, чем у Флоры, да и волосы другие – не то тёмно-тёмно-каштановые, не то чёрные с каштановым отливом. Тем не менее, в облике тоже есть что-то нежно-лисье. Эдакая лисичка-чернобурка, про себя ухмыльнулся шатен. Интересно, зачем снимок поставили на самое видное место? Тиан сильно сомневался, что нынешние обитатели любили Нелли, особенно после оглашения завещания. Наверное, хотели произвести впечатление на Флору, и, судя по растроганному взору девушки, им удалось.
  - Да. – Рыжая подошла к мужу, взяла у него рамку. Вгляделась в фотографию родственницы, бережно провела пальцем по изображению. – Нелли-Нелли…
  Кинолог почувствовала неуловимое изменение. Похоже, в гостиной появился кто-то ещё.
  Через миг Флора убедилась в своей правоте. Новым действующим лицом стал старший брат Мии.
  - Каслав, - представился мужчина, подойдя к Алеко, - фамилию сами знаете. – Он не излучал дружелюбия, но в этом было больше искренности, нежели в отточенно вежливом поведении Мии.
  - Флора, очень приятно.
  Тиан назваться не успел. Каслав резко шагнул влево и задел плечом висящую на стене декоративную тарелку с миленьким пейзажем. Тарелка скоропостижно превратилась в комплект осколков.
  Благодаря «НаСвязи» - крупнейшей социальной сети в Юполии - Вельш уже знал, что внешне Флора здорово смахивает на Нелли, но не был готов к такому поразительному сходству голосов.
  - Надеюсь, к вечеру  в доме останется хоть одна целая посудина, - кашлянул Тиан.

  Гостям отвели спальную комнату на втором этаже. Первым делом Алеко стали разбирать свои вещи.
  Тиан некоторое время наблюдал за непривычно молчаливой Флорой, перекладывающей одежду из дорожной сумки в ящик шкафа.
  - Ты в порядке? – наконец, осторожно осведомился мужчина.
  Девушка попыталась беспечно улыбнуться. Улыбка затухла, едва появившись. Кинолог тихо цокнула языком.
  - Какой уж тут порядок? – Флора опустилась на кровать, отложив в сторонку маленькую стопку футболок и маек. – В голове не укладывается. Во-первых, я не верю, что Нелли могла кого-то убить. Да, мы мало общались под конец, но есть вещи, которые не меняются. – Видя, что Тиан собирается возразить, рыжая быстренько перескочила к другому доводу. – Во-вторых: да, Нелли было пятнадцать, когда она переехала сюда. Но потом она повзрослела и прожила здесь до двадцати восьми лет. Думаешь, девушку в таком возрасте ещё может запугать озабоченный отчим?
  - Мы не знаем всей истории.
  - И никогда не узнаем, - неожиданно согласилась с мужем кинолог. Кажется, именно это-то её и угнетало в первую очередь. – Я никогда не узнаю, что случилось с Нелли. – Девушка покачала головой. – А если она впрямь убийца? Монстр?
  - Никто не говорит, что она была монстром. Даже Мия и Каслав признали, что Нелли крепко доставалось от их отца, что тот обращался с ней фактически как с рабыней.
  Девушка болезненно зажмурилась. Тиан осторожно заключил её в объятья.
  - Вспомни, как на тебя отреагировал пёс.
  - Он нас едва не загрыз.
  - Но сначала обрадовался как щенок. Мне кажется, в первые секунды он принял тебя за Нелли. И был счастлив. Значит, Нелли хорошо с ним обращалась. Значит, она не была плохим человеком. – «По крайней мере, однозначно плохим».

    - Странно, - Флора недоверчиво поглядывала на экран своего мобильного, - Янис до сих пор не ответил. – Янисом звали её друга, который согласился присмотреть за котом и собаками, пока Алеко будут в отъезде.
  - Может, упал в обморок от текста твоей СМС-ки? – предположил Тиан.
  В шутке была доля истины, это мог подтвердить любой, кому доводилось получать текстовые сообщения от Флоры. Да она и устно запросто обескураживала людей, не всегда преднамеренно. В самом начале знакомства Тиан был свидетелем тому, как Борич вогнала в краску видавшего виды работника парка аттракционов. Мужчина готовил кинолога  к покорению скалодрома,  надевал на неё страховочный пояс, закреплял многочисленные ремни. «Очуметь: облапали за двести динаров», - выдохнула Флора, и работник отдёрнул руки, застыв в ступоре. «Да чего уж там, лапайте дальше, это ж Ваша работа», - любезно продолжила девушка.
  - Так ведь я отправляла СМС, ещё когда мы были в дороге - три часа назад. Уже должен был очнуться.
  Свидетелем этого диалога стал Каслав, зашедший к гостям, возможно, из вежливости, но скорее из желания поглядеть, не успели ли те уже что-нибудь натворить.
  - Проверьте, ушло ли Ваше сообщение вообще, - посоветовал блондин.
  - А стучаться Вас не учили? – Тиан поднялся из облюбованного плетёного кресла.
  - Дверь была приоткрыта, я услышал ваш разговор до того, как подошёл, чтобы постучать. Оправдываться не стану, это мой дом.
  «Неприятный тип, - решила для себя Флора. – Конечно, любить ему меня не за что, но всё-таки…» При всех своих привлекательных внешних данных и более чем недурной одежде Каслав смотрелся мрачно и недобро.
  - Проверьте, - повторил Вельш. – Оно могло не отправиться. Здесь нет сотовой связи, звонить можно только по стационарному телефону.

  - Могла бы потерпеть полчаса до обеда, - холодно выговорила Мия, застав на кухне Флору, вооружённую половником и крышкой от кастрюли аки мечом и щитом.
  Алеко кивнула на поставленную недалеко от плиты металлическую собачью миску.
  - Я решила налить немного супа для Ареса. – Рыжеволосая неловко осклабилась и вернула крышку на кастрюлю. – Не могу смириться с тем, что в мире есть собака, которая меня ненавидит. Хочу задобрить пёсика. Может, мы всё-таки подружимся.
  Мия посмотрела на кинолога устало-уничижительно, будто Флора сама была собакой, притом надоедливой и несообразительной.
  - Когда будут улажены все формальности, твори всё, что захочешь, - поразительно спокойно отчеканила Мия. – А пока, будь любезна, веди себя прилично. В этом доме собаке дают остатки хозяйской еды, а не кормят псину вперёд людей.
  - Я уже набрала немного супа, - пристыжено пролепетала Флора. – Я аккуратно, половник не задевал миску… – Кинолог почувствовала себя вконец неуютно и, прихватив вышеупомянутую миску, ретировалась с кухни.
  Скоро по двору разнёсся звонкий голос Флоры:
  - Арес! Арес, иди сюда, дружок! У меня вкуснятина для тебя!
  Мия осталась на кухне. Через окно видно было, как Флора медленно подходит к навострившему уши Аресу, вытянув перед собой съедобное подношение.
  - Хоть бы он перегрыз ей горло, - прошипела блондинка.
  - Какая ты кровожадная.
  Крепкие мужские руки обвились вокруг талии Мии, заставив девушку отклониться назад. Вельш приникла к тому, кто стоял сзади и теперь полноправно её обнимал.
  - Не прошло и полдня, а мне уже хочется убить эту суку прямо сейчас.
  - Потерпи немного. – Мужчина чмокнул белокурую макушку.
  - Как ты выносил её целых полгода?
  - Сам себе удивляюсь, - усмехнулся Тиан.

Глава 3
  Тиан ненавидел Флору ещё до их знакомства, ведь она была той, из-за кого Мия плакала. «Всё, всё, что моя семья наживала десятилетиями… веками… теперь достанется этой… - сквозь слёзы тараторила Вельш. Обычная женская истерика была бы менее ужасающей, чем это бормотание, напоминающее одержимость. – Нелли убила моего отца, а её родственница теперь получит все наши деньги! Наверняка ещё и поделится с этой стервой, с этой убийцей! Если б я только знала, где Нелли прячется… Я бы отомстила за папу, отомстила! А теперь нам с Каславом придётся стоять и смотреть, как какая-то Борич входит хозяйкой в наш дом, забирает все наши средства…» Тиан успокаивал невесту, как мог.
  Мия говорила жуткие вещи, но шатен не сомневался, что на её месте чувствовал бы то же самое. Между ними почти всегда царило взаимопонимание. Они познакомились десять лет назад на одной из вечеринок в Леуде (ни Мия, ни Каслав не разделяли стремления отца к уединённой жизни в глуши, о чём сейчас, вероятно, сожалели), стали встречаться, обручились же относительно недавно. И как гром среди ясного неба прозвучала новость: родные дети Демиса не получат в наследство ни динара. О том, что отец – представить противно, за какие такие заслуги – хочет целиком передать состояние Нелли, брат и сестра знали давно, об этом не совсем случайно, из лучших побуждений проболтался друг семьи, нотариус, с которым Демис советовался насчёт юридических деталей. Однако, хоть мало кто был в курсе, Нелли официально признали виновной в убийстве приёмного отца, а следовательно, её должны были объявить недостойным наследником, и тогда наследство автоматически перейдёт к ближайшим родственникам, то есть Каславу и Мие. Так оно и случилось бы, не внеси Демис в своё завещание один маленький, но очень важный пункт: Нелли должна получить наследство в любом случае, даже если речь об утрате психического здоровья либо совершении уголовного преступления. И поделать с этим ничего нельзя, Вельшам только удалось с помощью бюрократических уловок максимально затормозить процесс поиска и оповещения наследника Нелли. А Нелли, как оказалось, ещё в юности написала завещание в пользу какой-то дальней родственницы.
  Да, Тиан был, мягко говоря, обеспечен материально, и всё же средства его семьи меркли в сравнении с суммами на счетах покойного Вельша. Пока Нелли формально числилась пропавшей без вести, отпрыски Демиса имели частичный доступ к отцовскому капиталу, получали ограниченное, но приличное содержание. А спустя семь лет, когда их «сестрица» перешла в мир иной сообразно с юполийским законодательством, лавочка прикрылась.
  И вообще, дело не только в деньгах, но и в принципе. Хотя, больше всё-таки в деньгах.
  Довольно быстро созрел план, столь же жестокий, сколь и банальный. Правда, Тиану идея казалась стильной: очаровать бедную замухрышку, жениться на ней, а через несколько месяцев эффектно овдоветь, не забыв заранее сделаться единственным наследником супруги.
  Не возникло ни единого препятствия. Какая девица, в двадцать девять-то лет, не обалдеет от счастья, когда перспектива стародевства внезапно сменится невесть откуда явившимся прекрасным принцем, пусть и без белого коня?
  Тиану хотелось выбросить прочь (а временами – попросту пристрелить) весь чёртов Флорин зверинец, а приходилось изображать умиление и любовь к «братьям меньшим». «Надо потерпеть ещё немного, - уговаривал себя мужчина, - разберусь с жёнушкой и избавлюсь от блохастых тварей».
  Через неделю после свадьбы Флора сама решила позаботиться о муже на случай своей безвременной кончины. Для девушки это был шуточный вопрос, она не собиралась умирать, наивная. «Раз уж ты мой супруг, все мои несметные богатства должны достаться тебе», - смеялась кинолог. «Даже не поделишься с родителями?» - вопреки тайному ликованию удивился Тиан. «Их никогда не волновали материальные вопросы». Что верно то верно. Родители Флоры были учёными и со всей возможной страстью отдавались антропогенезу, предпочитая проводить исследования среди индейцев в амазонских дебрях. Карина и Адам Боричи прибыли лишь на свадьбу единственной, между прочим, дочери, а следующим же утром улетели не то в Бразилию, не то в Колумбию, короче, обратно к своим индейцам.
  С завещанием всё вышло замечательно и легко. Флора ничегошеньки не заподозрила, ни на миг не насторожилась. Ну, именно такое поведение Флоре и свойственно. Наверное, скажи ей кто-нибудь посреди ночи: «Бери лопату, поедем в лес», кинолог бы восторженно захлопала в ладоши – «Ура, мы будем проводить субботник в лесу!»
  Мия, Тиан и Каслав давно спланировали смерть бывшей Борич. Самоубийство. Девушка со слабыми нервами не выдержала напряжения, переживаний из-за пропавшей родственницы, а основной причиной стало обострение затяжной депрессии. Разумеется, депрессии у кинолога не было, и понадобилась немалая изобретательность, чтобы убедить друзей девушки в обратном. Для начала Тиан, когда жены не было поблизости, с тяжёлыми вздохами как бы между делом сообщал знакомым, что волнуется за супругу, ибо она в последнее время грустная и подавленная, а недавно вовсе начались слёзы без причины. Чтобы вызвать у Флоры слёзы, достаточно рассказать сопливо-трогательную историю, например, про брошенных животных. Гораздо сложнее было обставить дело так, чтоб финал истории совпал с приходом приглашённых в гости друзей. «Флора, что с тобой? Ты плакала?» «Ерунда, пустяки. Не обращайте внимания».
  Очень скоро Флоре предстояло выпить слишком много сильнодействующего снотворного. И больше не проснуться.

Глава 4
  За обеденным столом Флора вяло ковыряла овощной салат в своей тарелке, чем невольно бесила Мию, проявлявшую пока чудеса самообладания.
  - Почему ты не начала с первого блюда? – спросила блондинка. – Не любишь суп?
  - Я вегетарианка. Не ем мяса и мясного бульона.
  - Вот, значит, как, - покачала головой Вельш.
  Тиан почувствовал нарастающую злобу бывшей-будущей невесты и попробовал разрядить обстановку:
  - Жаркое фантастическое.
  - Я сама готовила.
  - Я думала, у вас готовит домработница, - заметила Флора.
  - Обычно да, - подключился Каслав, - но сегодня она ушла пораньше, и не появится несколько дней.
  - Почему?
  - Потому что неизвестно, оставишь ты за ней её рабочее место или нет, - процедил блондин.
  - О… - сообразила Флора и, покраснев, снова уткнулась носом в тарелку.
  «Давай ещё скажи им, что у них красивый дом, - подумал Тиан. – Взбелени их окончательно».
  - Знаете, у вас такой красивый дом… Ой…
  - А что за приправы в жарком? – выпалил шатен. – Раньше я таких не пробовал.
  Поразительно, что Флору, с её феноменальным умением говорить самые неподходящие вещи в самые неподходящие моменты, никто не прибил за предыдущие двадцать девять лет. Как она выживала без Тиана?

  Перед ужином Флора опять наполнила собачью миску на кухне и отправилась налаживать дипломатические связи с доберманом, хоть не молодым, но грозным.
  - Арес, мальчик! Ко мне! Иди сюда!
  Пока наследница прохлаждалась во дворе, Тиан и Вельши переговаривались в гостиной. Брат и сестра сидели на диване, Алеко стоял напротив, сложив руки и время от времени созерцая свои зеркальные копии по периметру комнаты.
  - Я достала таблетки. Мне сказали, они быстро растворяются и не имеют вкуса. Она ничего не заметит.
  - Флора каждый вечер перед сном пьёт молоко, можно добавить туда.
  - Отлично. – Мия величественно поднялась, шагнула к Тиану и, обхватив его лицо ладонями, притянула к себе, организовала весьма откровенный поцелуй.
  - Обязательно это делать при мне? – скуксился Каслав.
  - Тебя никто не держит, - буркнула девушка, - выйди, если не нравится.
  Тиан не стал вмешиваться в перепалку.
  Из зеркала на него поглядывал человек, постриженный и одетый по всем правилам молодёжно-делового стиля. Почти сразу после знакомства с наследницей понадобилось сменить имидж, потому что этой дуре Флоре, видите ли, нравятся парни с короткими волосами, в белых рубашках и при галстуке. От галстуков мужчина кое-как отвертелся, с остальным пришлось смириться. Здорово, что мириться осталось недолго.
  - Когда? – спросил Алеко.
  - Завтра или послезавтра, - ответила Мия обыденным тоном. – Будет странновато, если она покончит с собой в первый же день. Депрессии нужно время, чтоб усилиться на новом месте.

  После раннего ужина все занялись своими мелкими делами. Флора оказалась предоставлена сама себе. Чтоб не тратить время зря и заодно отвлечься от невесёлых мыслей, рыжеволосая принялась осматривать дом. Сначала обошла снаружи. Внешне двухэтажный особняк не поражал воображение, но даже непрофессионал понимал, что строение добротное и не старое – скорее всего, возведённое на месте прежнего дома.
  Внутри было почти уютно, вроде не к чему придраться, и всё же что-то смущает. Алеко, посетив несколько комнат, в задумчивости остановилась перед лестницей, ведущей на второй этаж.
  Неподалёку что-то скрипнуло. Девушка всмотрелась в полутьму гостиной, освещённой двумя маленькими светильниками (большая люстра под потолком бездействовала). Скрип повторился. Флора увидела приоткрывшуюся дверь сбоку от лестницы и, ни секунды не колеблясь, направилась туда. Зачем же упускать возможность походить по тёмным помещениям таинственного мрачного дома, как в кино? Алеко вполне допускала вероятность существования привидений, но логика девушки была незатейлива и незыблема: «Я не сделала ничего плохого никому из них, значит, и мне никто не навредит».
  Через несколько метров после порога проход превращался в лестницу, ведущую вниз. Спустившись по ней, Флора очутилась в подвале, где мерцал слабый электрический свет. А ещё стояла настоящая жара, оно и неудивительно, поскольку тут располагалась котельная. И, похоже, котельная эта осталась от первого дома, во всяком случае, печь с пылающим внутри пламенем в понятии Флоры слабо вязалась с представлениями о современной технике. Горячий воздух обнимал со всех сторон настойчиво и крепко. Слышно было, как жадно урчит огонь за металлической заслонкой.
  - Что ты здесь забыла?
  Рыжая вскрикнула и схватилась за сердце, но, увидев Мию, раздумала падать в обморок от ужаса.
  - Ох. Прости. Я гуляю по дому.
  - Осматриваешь свои владения? – Сейчас, в серо-коричневатом свете, Мия казалась очень бледной, и в то же время по-настоящему красивой. И страшной тоже.
  - Нет, - замотала головой Флора, - я не это имела в виду. Мне было интересно, только и всего… - В карих глазах блеснула надежда, и девушка примирительно предложила: - Тебе помочь с растопкой? Или как это называется?..
  - Спасибо. – Если б у голоса была температура, то словами Мии можно было бы заморозить килограммов пять пельменей. – Я уже закончила. – Она склонила голову набок, окинула собеседницу нехорошим снисходительным взглядом и сдержанно оскалилась. – Если интересуешься домом и тем, что с ним связано, я охотно устрою тебе экскурсию.

  - Не видел мою благоверную?
  - Уже истосковался? – хохотнул Каслав, не удосужившись оторваться от чтения статьи в журнале для автолюбителей.
  - До слёз.
  - Мия повела её на прогулку.
  - Какую прогулку?
  - По кладбищу, с заходом в фамильный склеп.
  - Это ещё зачем?
  - Дом у нас обычный, а про почивших предков можно рассказать много интересного.
  - Флора до чёртиков боится всего, что связано с кладбищами и покойниками. Её даже от нарисованных черепов начинает потряхивать.
  - Ага, помню, ты рассказывал. И сестрёнка помнит. Можешь гордиться жёнушкой: хорошее воспитание и чувство вины побороли давний страх.

  Если склеп и уступал размерами дому, то немного; только заметить мрачное строение было непросто, поскольку его возвели в низине за задним двором.
  Электроснабжения в большинстве помещений склепа не водилось, но хватило одной-единственной керосиновой лампы, чтоб осветить пространство главного зала, мебели-то тут не стояло. Правда, аккурат посреди помещения возвышался каменный постамент или нечто смахивающее на постамент, длиной метра два с половиной и высотой около полутора метров. Время оставило на некогда безупречно гладком камне свои следы, но прочность пока не одолело.
  - Здесь покоятся избранные, - Мия театральным жестом указала на многочисленные дверцы-таблички, коими изобиловали три из четырёх стен. Во второй руке девушка продолжала держать лампу. – Большинство закопаны на кладбище или вообще похоронены вдали от этого дома.
  У Флоры в глазах зарябило от обилия имён, дат рождения и смерти. Мия с упоением отметила, как побелела соперница – подступившая бледность была заметна даже в таком скупом свете.
  - А здесь, - блондинка нарочито вальяжно пристроилась у «постамента», провела ладонью по горизонтальной поверхности, попутно скатав и смахнув с оной приличную порцию пыли, - лежит Вальдемар Вельш. Признанный родоначальник. Он сумел добиться для своей семьи настоящего величия и славы.
  Хоть усыпальница не блистала чистотой, паутина из углов склепа не свисала; очевидно, здесь периодически делалось подобие уборки. Флоре от сего факта радостнее не стало.
  - Давно он жил? – едва слышно спросила кинолог, лишь бы что-нибудь сказать. Её трясло.
  - Пятьсот лет назад. Он не боялся ни врагов, ни смерти. Его страшила одна-единственная мысль: что его могут похоронить заживо.
  - Тут очень холодно, - поспешно промолвила Флора, ёжась и обнимая себя за плечи поверх куртки. Меньше всего девушке хотелось слушать страшилки.
  - На то он и склеп, - бровью не повела Вельш. – Он специально так выстроен. Даже летом бывает около нуля.
  - Какие умельцы жили в былые века.
  Однако и эта попытка отвлечь Мию от избранной темы провалилась.
  - Есть легенда, что Вальдемар велел изготовить для него усыпальницу с секретом. – Блондинка хищно усмехнулась, постучав пальцами по камню. – Якобы существует тайный рычаг, позволяющий открыть гробницу, чтоб родственники смогли выпустить Вальдемара, если услышат его крики. Но без рычага эта гробница – неприступная крепость. У Вальдемара было слишком много врагов, которые могли захотеть отомстить ему и после смерти. Не завидую я ему. Говорят, он впрямь очнулся на следующий день после погребения, кричал, умолял освободить, но родственники решили, что глава семьи уже достаточно пожил и настала их пора владеть фамильным богатством. А ещё говорят, что с тех пор Вальдемар Вельш каждую ночь воет и скребёт крышку своей гробницы изнутри, пытаясь выбраться и отомстить потомкам. Наследникам. Не завидую я тому, кто попал внутрь живым.
  Губы кинолога задрожали. Она затравленно огляделась по сторонам, но не нашла ничего яркого, ничего истинно светлого. Ничего, что могло бы стать моральной поддержкой, придать сил. Словно полутьма властвовала не только в этом кошмарном месте, но и во всём мире.
  Флора сейчас смотрелась прямо-таки крошечной. Она вся сжалась и напоминала загнанного в угол зверька.
  А ведь лисья охота – очень уж жестокое развлечение, подумал Тиан. Стая собак мчится за лисицей, которая изначально обречена. Бедное животное надеется на спасение, пытается сбежать, надрывается из последних сил, обезумев от страха и отчаяния… Убить – это одно, мучить и издеваться – иное.
  Тиану Мия тоже когда-то рассказывала семейную легенду, и даже у невпечатлительного парня по спине пробежал холодок, не столько от самой истории, сколько от манеры исполнения. Вельш могла бы неплохо зарабатывать в аудиокнижной сфере, начитывая литературные ужасы.
  - Вот вы где, - шатен отошёл от порога и подступил к жене. – Я тебя искал.
  Флора вцепилась в руку мужа и еле слышно прошептала:
  - Пойдём в дом.
  Тиан кивнул. Выходя, он бросил укоризненный взгляд на Мию.
  Блондинка брезгливо поморщилась, а потом красивые губы растянулись в ядовитой улыбке. Выждав полминуты, Вельш неторопливо направилась к выходу, но едва собралась открыть дверь, как ощутила нечто странное. Где-то далеко. Или близко? Вроде всё-таки близко. За спиной.
  Даже не звуки, а отзвуки подкрались сзади. Первый напоминал слабый стон, второй – царапанье ногтей по камню Мия резко обернулась, уставившись на Вольдемарову усыпальницу. На секунду девушке почудилось, что массивная крышка отъезжает в сторону на сантиметр-другой. Но это было игрой теней. На лице Мии и мускул не дрогнул. Она прекрасно знала, что сдвинуть верхнюю плиту гробницы можно только двумя способами. Один из них – подъёмный кран. Второй больше не работает.
  Просто показалось.

  Сегодняшним вечером одного молока Флоре для успокоения было ой как мало. Она ещё держалась, пока они не добрались до своей комнаты, хотя Тиан прекрасно чувствовал дрожь, бьющую его жену. Когда же за супругами закрылась дверь гостевой спальни, девушка расплакалась в голос.
  - Это так глупо, - пыталась посмеяться над собой рыжеволосая, бессильно всхлипывая в объятьях шатена. – Я сама такая глупая. Но мне было ужасно страшно, Тиан, ужасно!
  - Ш-ш-ш. – Мужчина аккуратно погладил её по затылку и обнял крепче. – Всё хорошо.
  Флора вдруг затихла и, подняв мокрое от слёз лицо, посмотрела на мужа.
  - Нет в этом доме ничего хорошего, ни капли! Мне здесь не нравятся. И Мия с Каславом - плохие люди!
  - Они действительно не любят тебя. – С этим спорить было бы глупо. – Но их можно понять.
  - Дело не в том, как они относятся ко мне, дело в том, как они вообще себя ведут! – Флоре удалось заставить свой голос звучать почти ровно. Она быстро вытерла щёки и отсела чуть дальше от Тиана. – Они сказали, что Нелли застрелила их отца из арбалета.
  Мужчине пришлось изобразить изумление.
  - Из арбалета?
  - Да, она с детства занималась арбалетной стрельбой – любимое хобби.
  - Тогда способ убийства жуткий, но логичный.
  - Они сказали, она выстрелила ему в грудь дважды.
  - Ужасно. Не обижайся, но твоя родственница была кровожадной.
  - Ты не понимаешь? – От досады Флора готова была опять разрыдаться. – Нелли отлично стреляла, ей бы и одной стрелы хватило, чтоб убить!
  - Обычная подстраховка.
  Девушка поняла, что убеждать бесполезно. Она покачала головой, на пару секунд закрыла глаза, после чего умоляюще воззрилась на Тиана.
  - Давай уедем.
  - Что?
  - Пожалуйста, давай уедем! – Кинолог вскочила, супруг поднялся следом. - Прямо сейчас! Мне здесь плохо, я здесь всего боюсь! Тиан!..
  Шатен, притянув жену к себе, снова принялся наглаживать её по макушке.
  - Милая, ты перенервничала. Надо успокоиться.
  - Я хочу уехать, - жалобно пропищала Флора, уткнувшись лицом в грудь мужа.
  - Всё будет хорошо. – Пальцы Тиана перебрали несколько янтарно-медных прядей. – Сама подумай: если уедем сейчас, рано или поздно придётся возвращаться. Лучше уж разобраться со всеми делами, чтоб потом ни о чём не волноваться.
  Несколько секунд Флора молчала.
  - Ты прав, - в итоге согласилась она. – Что бы я без тебя делала? - Заставив себя приободриться, кинолог ласково улыбнулась мужу. В её глазах ещё оставался страх, но его уже затмило другое, горячее и приятное, чувство. – Скажи, что любишь меня.
  Она часто просила об этом. Тиан подозревал, что причиной была типичная неуверенность в себе, свойственная недолюбленным серым (в данном случае – рыжим) мышкам. Раздражало, конечно, но трудов-то немного. Ложью больше, ложью меньше.
  - Я люблю тебя.
  Улыбка девушки стала спокойнее и вместе с тем теплее, нежнее. Встав на носочки, Флора коснулась своими губами губ мужа. Её ладони переместились с плеч мужчины на торс, юркнули под куртку-пиджак, под рубашку, которая оставалась на владельце ещё очень недолго, как, впрочем, и другая одежда обоих Алеко.
  Если повторять что-то слишком часто, можно начать в это верить.

Глава 5
  С утра Мия хлопотала на кухне, разогревая вчерашнюю еду для завтрака. Это не нарушало ту нежно-сонную атмосферу, которая обычно царит по утрам в домах, особенно загородных.
  - Привет. – Тиан обнял блондинку со спины, поцеловал в шею.
  Девушка демонстративно промолчала, старательно перекладывая варёный картофель из кастрюли на блюдо.
  - Что случилось?
  - Ничего, - буркнула Вельш. – Всё замечательно. С большим удовольствием послушала вчера тебя и твою рыжую крысу. Похоже, вам было весело.
  - Вроде массивный дом, а такая слышимость. Я-то в чём виноват? Я честно выполнял свой супружеский долг, это моя законная обязанность.
  Мия не столько положила, сколько бросила ложку на стол, та отскочила и ударилась о кастрюлю, прилично звякнув.
  - Я слышала не только её. Тебя тоже. Тебе было хорошо?
  - Давай без этих истеричных расспросов.
  - Ты же говорил, что она совсем ничего не умеет. Называл её бревном.
  - Это было полгода назад. – Алеко благоразумно рассудил, что пускаться в более подробные объяснения не стоит. Ему неимоверно льстило то, какой раскрепощённой и даже изобретательной стала Флора. Не прошло и месяца после свадьбы, а по ночам в постели Тиан будто оказывался с совсем другой девушкой. Девушкой, которая его любит и потому ничего не боится, ничего не стесняется. – Ты что, всерьёз решила на меня дуться? – Он снова коснулся губами изящной шеи Мии. – Забыла, для чего мы всё это делаем?
  Вельш немного успокоилась. Причина её дурного настроения была не только в звуках из спальни Алеко. Уже глубокой ночью, когда супруги давно затихли и наверняка крепко спали, Мия не могла заснуть. Дико, но ей мешал сам дом, весь целиком, до последнего кирпичика. Особняк как бы ожил и принялся усиленно ненавидеть Мию. Эта ненависть явственно ощущалась в каждом шорохе, в каждом скрипе, в каждом прикосновении веток к оконному стеклу. И мысли в голову приходили странные. Например, почему дом Вельшей называют особняком? Термин используются по отношению к городским домам. Правда, говорят, во времена Вальдемара Вельша здесь и был небольшой городок, да постепенно исчез, распавшись на крупные землевладения.
  - Она всё ещё дрыхнет?
  - Нет, когда я проснулся, её не было в комнате. Думал, она где-нибудь здесь. – Тиан чмокнул блондинку в затылок. – Не то чтоб я разочарован. А Флора, наверно, пошла кормить пса.
  Собеседница собралась что-то ответить, но вместо этого отстранилась от молодого человека, первой расслышав приближающиеся шаги. Она вновь взялась за блюдо, ложку и картофель.
  - Всем доброе утро! – жизнерадостно прощебетала кинолог, появившись на пороге.
  На сей раз ложка звякнула гораздо громче, но её бессовестно заглушило блюдо. И то и другое упало на пол, когда руки Мии вмиг обессилили. Тиан не мог винить Вельш, он бы сам сейчас охотно что-нибудь уронил.
  Флора стояла в дверном проёме такая же, как всегда. За одним исключением – вместо рыжих прядей плечи и спину девушки укрывали тёмно-каштановые локоны.

  - Ей вдруг захотелось перекраситься, внезапно и непреднамеренно! Да как же! – Мия бушевала, меряя свою комнату неровными шагами. – Краска-то у неё оказалась при себе, значит, спланировано это было заранее!
  - Арес, сюда! Арес, завтрак! – громко ворковала за окном Флора, не подозревая, какая из-за неё разворачивается сцена на втором этаже.
  - Она красит брови краской для волос, - поведал Тиан. – Видимо, её и использовала. - В отличие от любовницы, он не подозревал Флору в каком-либо злом умысле, но тоже был впечатлён внешней переменой. Кинолог и с рыжими-то волосами крепко смахивала на Нелли, а уж с каштаново-чёрными вовсе смотрелась почти точной копией. Жутковато.
  Мия остановилась и, уставившись в пустоту, как-то придушенно процедила:
  - Ненавижу её. Ненавижу. – Повернулась к Алеко. – Тиан, давай сделаем это сегодня!
  - Давай, - быстро согласился шатен. Мужчина понял: ещё немного, и он начнёт сомневаться, колебаться, того и гляди передумает.

  Если забыть о том, что в полусотне метров отсюда раскинулся фамильный склеп, задний двор был очень даже милым местом. По крайней мере, отсюда не видно могильных плит и статуй. Флора сидела на старой деревянной скамейке. У ног девушки, свернувшись калачиком, лежал Арес. Кинолог погладила пса, тот преданно лизнул её запястье.
  Доберман вскинулся и сдавленно зарычал на подошедшего Тиана, растянутый рык напоминал угрожающее ворчание.
  - Тише, Арес, - кротко попросила Флора и почесала собаку за ухом, - нельзя.
  Животное притихло и снова разлеглось, но продолжало сверлить Тиана цепким недоверчивым взглядом. Тем не менее, мужчина рискнул присесть рядом с женой.
  - Ты смогла его приручить.
  - Всё дело в ласке – её понимает любое живое существо. – Глубоко вдохнув, Флора посмотрела наверх. Небо было затянуто черноватыми тучами, пухлыми, низкими. – Мне кажется, будет снежная буря.
  - Скорее гроза.
  - Гроза? Сейчас же холодно.
  - Не настолько, чтоб всё замёрзло. В этих местах грозы случаются даже зимой. – Тиан прикусил язык, осознав, что проговорился и дал понять, что раньше бывал если не здесь, то где-то рядом. Однако Флора не отреагировала, может, не сочла важным. Её сейчас занимали другие раздумья. – Зачем ты перекрасила волосы? – Тиан коснулся щеки супруги, заставив девушку перевести взгляд на него. – Решила позлить Мию в отместку за вчерашнюю экскурсию в склеп?
  Новоиспечённая не то шатенка, не то брюнетка рассеянно моргнула, и Тиан сам удивился: как ему в голову пришло, будто Флора собралась кому-то мстить? Кинолог отрицательно цокнула языком. Вздохнула.
  - Это очень грустное место. Унылое. Мне одиноко, тоскливо, на душе кошки скребут, словно вот-вот случится нечто ужасное. Похоже на предчувствие. Я не верю в такие штуки. Я понимаю: виной всему обстановка. И мне ещё тоскливее, когда я думаю, что Нелли ощущала то же самое. Ей наверняка тоже было здесь невесело и одиноко. – Девушка медленно дотронулась до своих слабо вьющихся прядей, струящихся из-под осенней шапки со смешным помпоном на макушке. – Я уже ничем не могу помочь Нелли, но я могла сделать что-то в память о ней. Вот и сделала. Ничего умнее не придумалось. – Темноволосая уныло усмехнулась.
  Тиан взял её за руку и сказал банальность:
  - Всё будет хорошо.
  - Естественно, - оптимистично выдохнула Флора, сбрасывая плащ меланхолии. – Как же иначе? Ой, Тиан! – Кинолог быстро прижала обе ладошки к ушам супруга. – У тебя уши покраснели от холода! Так и простыть недолго!
  Мужчина негромко рассмеялся, покачав головой. Флора не убрала ладони, продолжая отдавать своё тепло. И ни с того ни с сего произнесла:
  - Спасибо.
  - За что?
  - За то, что ты есть. За то, что когда-то выбрал меня, хоть я и не понимаю, почему. – Кинолог попыталась улыбнуться, но Тиан видел, что она готова заплакать. Не от страха или грусти, а от счастья и от того, что что-то плохое осталось, как ей думалось, позади. – Это очень страшно – никому не быть нужной. Ты и не представляешь. – Она всё-таки не удержалась и всхлипнула, однако сразу улыбнулась, светло и радостно. – Но теперь я знаю, как хорошо, когда тебя по-настоящему любят. И всё благодаря тебе. Даже если сейчас мне на голову упадёт кирпич, я умру счастливым человеком.
  - Дурочка… - Тиан так растерялся, что лишь это и сумел из себя выдавить. Он убрал ладони жены, придвинулся к ней ещё ближе и обнял. А она положила голову на его плечо и вздохнула настолько легко и свободно, что шатен позавидовал.
  Здесь впрямь тоскливо, подумал мужчина. Ни одного другого жилища на несколько километров вокруг. Только горы, только каменистые дороги, только это серо-чёрное, угрожающе нависшее над ними небо.

  Больше всех новую причёску Флоры оценил Каслав – едва не стал заикаться. К обеду блондин немного оклемался, а ближе к ужину практически полностью пришёл в себя. Есть ли смысл нервничать из-за такой мелочи, если всё закончится уже сегодня? Надо потерпеть чуть-чуть, совсем немного. И не нужно будет ни о чём волноваться. И Каслав прекратит вздрагивать от каждого звука, и шёпот Нелли перестанет слышаться во всяком шорохе.
  Предвкушение и суеверные опасения отошли на второй план, когда Каслав, вернувшись в свою спальню, обнаружил там Флору. Девушка сидела на его кровати, смотрела на стену.
  - Что ты здесь делаешь? – оскалился Каслав. – Это пока моя комната.
  - Формально уже нет. – Темноволосая повернулась, улыбнулась. – Я не хочу ссоры и не собираюсь качать права. Можем мы просто поговорить? – Она сглотнула и неожиданно беспомощно добавила: - Пожалуйста.
  - Чего тебе надо? – Блондин не смягчился, однако умерил пыл.
  - Ничего особенного. – Девушка поднялась, подошла к Каславу, тяжело вздохнула, глядя на него большими выразительными глазами, завораживающе блестящими в сумеречной полутьме. – Я тебе совсем не нравлюсь, да?
  - Дурацкий вопрос.
  - И всё-таки ответь. Не нравлюсь?
  - Ни грамма.
  - Жаль. Я думала иначе. Мы ведь могли стать друзьями, Каслав. Больше того – настоящей семьёй.
  - Ты пьяна?
  - Не-а, - девушка качнула головой и обворожительно улыбнулась. Волнистые тёмные пряди, прежде частично закрывавшие лицо, плавно колыхнулись назад.
  - Арес, ужин! – раздался привычно бодрый голос Флоры. С улицы.

Отредактировано Елена Бжания (2016-03-29 22:43:47)

0

3

Глава 6
  Вместе с сумерками дом окутал и холод. Это было ненормально, обычно здесь царило тепло, старая котельная работала на совесть. Вероятно, что-то сломалось.
  «Когда деньги станут по-настоящему моими, устрою в доме капитальный ремонт, - размышляла Мия, открывая ведущую в подвал дверь и включая фонарь. – Сдам особняк в аренду и снова уеду в Леуд, горная глушь у меня уже в печёнках сидит». Возможность побыть наедине с природой и вдали от людской суеты ценил Демис, а Мия и Каслав данную отцовскую черту не унаследовали, хотя оба умели управляться с хозяйством - были в состоянии приготовить себе еду, поддерживать быт и делать кое-какой ремонт.
  Спускаясь по едва видимой лестнице, Вельш ворчала сквозь стиснутые зубы. Мия не позволяла себе об этом думать, но сегодня её преследовало навязчивое чувство слежки. Будто из каждого угла пялились сотни невидимых, но проницательных глаз. Начали чудиться странные образы – то на задворках зрения клубились неестественные тени, то повседневные звуки отдавались в ушах ненавистным смехом папочкиной любимицы Нелли. А днём в гостиной, когда Флора щебетала очередную чушь, одно из боковых зеркальных отражений кинолога внезапно повернулось, глянуло Мие прямо в глаза и нахально усмехнулось. Лицо отражения было лицом не Флоры, а Нелли, и сводная сестрица медленно, издевательски покачала головой, без слов говоря: «Я тебе не позволю». Мия тогда вскрикнула, но сразу взяла себя в руки и сказала остальным, что просто живот прихватило. Любая нормальная девушка на месте Вельш запаниковала бы, но не таков был характер дочки Демиса. Мия твёрдо стояла на почве реальности, не верила и не собиралась верить ни в какую мистику, а посему все странности списала на расшатавшиеся нервы и разыгравшееся воображение. Имелось ещё одно объяснение, менее безобидное, но тоже отнюдь не мистическое, именно его Вельш усиленно обдумывала в данный момент.
  И вдруг по дому пронёсся душераздирающий вопль брата.

  Флора прибежала в комнату Каслава последней, Мия и Тиан вовсю суетились вокруг смертельно бледного парня. Блондин сидел на краешке собственной кровати и трясся, как осиновый лист, обхватив колени руками.
  - Я видел её. Она была здесь. Нелли приходила ко мне, - сбивчиво бормотал Каслав. Бормотал по третьему и ли четвёртому кругу, Тиан и Мия уже не обращали внимания на прерывистые слова. – Нелли… была здесь.
  - Что он такое говорит? – обалдело переспросила Флора, перешагивая через порог. – Что случилось?
  Узрев кинолога, Каслав взвыл, дёрнувшись всем телом. Слишком уж Флора была похожа на Нелли. Не меньше, чем Нелли была похожа на Флору пару минут назад.
  - Нет! – завопил блондин. – Уходи, уходи, тебя здесь нет!
  - Как это нет? – обиделась кинолог. – Я очень даже здесь. – Она сделала шаг вперёд, и Каслав едва не свалился на пол.
  - Флора. – Тиан подошёл к ней, дотронулся до предплечий. – Ему нехорошо, тебе лучше уйти.
  - Но в чём дело? – Девушка непонимающе хлопала густыми ресницами. - Он говорил о Нелли. Что происходит?
  - Ничего особенного. Нервный срыв. – Для убедительности мужчина добавил более тихо: - Или белая горячка. Тебе незачем это видеть, да и он в неадеквате, мало ли что. Пожалуйста, иди в свою комнату, подожди меня там.
  - Но…
  - Флора. Пожалуйста.
  - Хорошо, - послушно кивнула темноволосая и побрела прочь.
  Сам Каслав тоже не задержался надолго. Окончательно рассорившись с головой, он вскочил и помчался с такой скоростью, что приятель и сестра не сумели догнать блондина, пока не достигли конечного пункта этого сумасшедшего во всех смыслах забега – склепа.
  Забыв об освещении, Каслав рванул прямиком в центральное помещение. О, он отлично знал путь, ламп не требовалось. Тиану пришлось гадать насчёт происходящего, основываясь только на звуках. Это было не трудно. Каслав пинал что-то твёрдое, яростно и истерически.
  - Тварь, тварь, тварь! Ты не могла оттуда вылезти! – Ор заглушал звуки ударов по очень твёрдой поверхности. Вертикальной.
  «Он лупит ногой по гробнице Вальдемара».
  Мия вернулась к входу за лампой и спичками, вскоре зал перестал быть непроглядным. Каслав теперь дубасил гробницу и ногами, и руками, словно мстя за поломанную жизнь. «Сука», «тварь» и «шлюха» были самыми приличными словами из тех, которые визгливой пулемётной очередью вылетали изо рта Каслава.
  Пусть Тиан не был гением, но тут не сопоставил бы факты разве что клинический идиот.
  Алеко уставился на Мию, спокойную и равнодушную. Медленно перевёл взгляд на Каслава, а затем на каменную гробницу, мутным прямоугольником выступающую из безжизненной мглы.
  Не было побега. Не было убийства отчима. Было убийство отца. И сводной сестры. Которая ныне лежит здесь.
  Высоко над крышей прокатился громовой рокот.

  Чем больше и чудовищнее ложь, тем охотнее люди в неё верят – далеко не новая, давным-давно проверенная истина. Просто гораздо интереснее верить не в унылую логику и тоскливый здравый смысл, а в то, что в твоём мире, иногда совсем близко от тебя, происходит что-то непостижимое и захватывающее, пусть порой мерзкое. Демис любил Нелли как родную дочь, в его чувстве не было ничего не отцовского. Но стоило обронить пару многозначительных фраз, всхлипнуть перед болтливыми сплетниками по поводу «нестандартных отношений» отчима с падчерицей, и слухи стремительно наполнили умы истомлённого скукой населения. И вот местные жители уже взахлёб пересказывают друг другу историю о том, как извращенец Демис чёрт-те что вытворял с запуганной Нелли; неудивительно, что разнесчастная жертва сексуальных домогательств и не менее сексуального насилия не выдержала и прикончила своего мучителя, после чего сбежала в неизвестном направлении. Многие рассказчики качали головами и глубокомысленно вздыхали со словами типа: «Я всегда знал, что что-то в этой семейке не так», или: «Не зря мне этот Вельш никогда не нравился»,  «Да тут же всё было ясно с самого начала, я давно предупреждала, но меня никто не слушал».
  «Ты единственный порядочный человек в моей семье», - не без грусти говаривал Демис падчерице. Окончательно убедившись в этом невесёлом выводе, мужчина без остатка завещал имущество приёмной дочери. Родные дети узнали об этом, когда уже ничего нельзя было изменить. Конечно, вариантов дальнейшего поведения имелось множество, например, поработать над собой и завоевать расположение отца, либо начать жить так, чтоб не зависеть от родителя. Но Мия и Каслав решили, что легче убить папочку и «сестрёнку», спрятать тело последней, выставив её убийцей, таким образом превратить Нелли в недостойную наследницу и вернуть себе право на отцовские денежки. А где тело будет в большей сохранности, чем в древней гробнице, якобы не открывавшейся веками? Особенно, если сломать потайной рычаг, который приводит в действие открывающий механизм - безбожно старый, но простой, топорный, а потому не слишком пострадавший из-за минувших столетий.
  Той ночью всё прошло почти идеально, по крайней мере, с Демисом – он и проснуться не успел. Нелли оказалась шустрее, какое-то время носилась по дому, стараясь спастись бегством, даже добралась до телефона и позвонила в полицию. Хорошо, что Каслав заранее подкорректировал настройки и зациклил все звонки на внутренней линии – они автоматически перебрасывались на аппарат в гостиной. Было беспокойно, но забавно, особенно, когда Нелли медленно опустила голову и тупым не верящим взглядом уставилась на кроваво-красное пятно, расползшееся по груди (брат и сестра включили свет, когда вошли в кабинет, ставший для их жертвы ловушкой; не стрелять же в полной темноте). Потом придушенно икнула и повалилась на пол, словно мешок картошки. Впрочем, без последней пакости от папиной приживалки не обошлось. В склепе, когда гробница была уже открыта, Нелли вдруг очухалась, застонала, попыталась встать. Каслав едва не окочурился от испуга. Мия, умница, не растерялась и огрела сводную сестрицу предусмотрительно прихваченным с собою увесистым предметом – лопатой. Нелли вскрикнула и безвольно рухнула, ударившись спиной о стенку гробницы. Карие глаза были неимоверно широко раскрыты от боли и ужаса, но через секунду веки начали смыкаться – последние силы стремительно оставляли девушку. Она пробовала удержаться, уцепиться за каменные стенки, чтобы не повалиться на бок, это ей удалось, однако на большее её не хватило. Нелли не восклицала: «За что?!», она лишь просила одуматься, пощадить, столь тихо, что едва можно было расслышать. Темноволосая сама отлично сознавала бесполезность уговоров. «Будьте вы прокляты, - прошипела Нелли, сверля сводных родственников взглядом, переполненным кипящей ненавистью, которую не остужала обильная кровопотеря. – Прокляты, прокляты!» «Ага, обязательно», - хмыкнула Мия, снова ударив Нелли лопатой, на сей раз по голове. Надёжней, разумеется, был бы контрольный выстрел в голову, вот только надёжность не имела значения, ведь Нелли в любом случае не выбраться из гробницы. Так интереснее. Мия всегда была человеком рациональным, но от этого ничуть не менее страшным. …Тело Нелли брат и сестра бросили поверх останков достославного Вальдемара, вернули потайной рычаг в прежнее положение, затем отбили кувалдой, на всякий случай. Если Нелли и была ещё жива, она вряд ли этому радовалась.

Глава 7
  Первые капли дождя плавно мазнули по оконному стеклу, но их последовательницы были более грубыми и гулкими. Флора, прежде беспокойно расхаживающая по комнате, приостановилась, чтоб поглядеть на улицу. Набирающий мощность ливень не привнёс в настроение девушки ни единой крупицы радости.
  Дверь скрипнула, вошёл Тиан. В одной руке он держал полный стакан молока. Флора бросилась ко второй половинке.
  - Всё нормально?
  Мужчина кивнул. Это движение вышло скованным, как и улыбка; девушка встревожилась пуще прежнего.
  - Каслав тебя не задел, не ранил?
  - Нет. Он не слишком буйный во хмелю. – Вторая попытка улыбнуться вышла более убедительной. – Скоро окончательно оклемается. Жаль, что тебе пришлось такое увидеть. Надеюсь, ты не испугалась?
  - Не очень. – Улыбка кинолога была мягкой и одобряющей. Девушка нежно провела ладонью по щеке Тиана.
  Тот пристально рассматривал жену, которая в свою очередь не менее внимательно смотрела на него. Флора не переодевалась, она по-прежнему была в кофте и джинсах, только куртку сняла. Как же глядит… Сколько нежности и заботы в этих глазищах цвета молочного шоколада.
  Тиан передёрнул плечами, оживился и протянул стакан.
  - Я принёс тебе молоко. – «Не пей. Скажи, что не хочешь, или что уже пила молоко недавно. Пожалуйста».
  - Спасибо. - Девушка без малейших колебаний взяла напиток, который пять минут назад Мия щедро приправила горстью  быстрорастворимых таблеток. А Флоре и в голову не пришло что-то заподозрить, усомниться в Тиане.
  «Она доверяет тебе, скотина ты эдакая», - зашипела на шатена его собственная совесть. Это было фактически их первое общение за тридцать с лишним лет.
  Со стороны легко судить, как поступить правильно. Но Тиану было очень непросто резко сменить план, продумываемый и воплощаемый много месяцев; всё равно что поезду, несущемуся на максимальной скорости, свернуть с рельсов. Нельзя так легко перестроиться. По крайней мере, Тиан не мог. Да и Мия прозрачно намекнула, что если Алеко раздумает помогать ей, она не оставит от его брака камня на камне, достаточно лишь поговорить с Флорой. Развод означал бы быстрое, однако крайне драматичное прощание с огромной суммой денег. Тиан попытался шантажировать в ответ, пригрозив рассказать об  убийстве Нелли, на что Мия, томно ухмыльнувшись, ответила, мол, пожалуйста, тогда мы с Каславом обвиним тебя в соучастии. И ведь Тиан не сумеет доказать, что он даже не был знаком с Нелли лично.
  - Ты точно в порядке? – спросила Флора, сделав крупный глоток и, по-видимому, не ощутив привкуса.
  - Да…
  - Хорошо, - расцвела девушка, глядя на шатена влюблёнными глазами. Хуже всего, что кроме любви была и невинная, детская благодарность за заботу.
  Темноволосая допила молоко, а Тиан взял стакан из её руки.
  - Отнесу на кухню. Вымою.
  - Я сама могу, - засмеялась Флора, удивлённая мужниным приступом хозяйственности.
  - Нет, ты отдыхай.
  - Спасибо, - опять сказала кинолог и улыбнулась шире. Засмеялась и весело плюхнулась на кровать, прямо в одежде. Совсем как дитя. – Пожалуйста, не задерживайся. Я не люблю засыпать без тебя, а в этом доме мне вообще как-то страшновато одной.
  - Я скоро, - пообещал шатен, закрывая за собой дверь.

  В гостиной сидел только Каслав. Развалившись на диване, блондин тщился всем своим видом выражать невозмутимость.
  - Почему «шлюха»? – спросил спустившийся со второго этажа Тиан, присаживаясь напротив Каслава.
  Тот выгнул брови. Шатен пояснил:
  - Ты сыпал ругательствами, когда пинал гробницу. К «твари» и «суке» никаких вопросов, но «шлюха» - это что-то уж совсем личное. Ты подкатывал к Нелли, а она тебя отшила?
  - Пошёл ты. – Никакое «да» не прозвучало бы более утвердительно.
  Тиан собрался ухмыльнуться, но не смог. Хотелось брезгливо ёжиться – от Каслава веяло даже не подлостью, а гадливостью и противной мелочностью.
  Достаточно долго единственным звуком, наполнявшим комнату, был шум дождя. Тиан уже собрался поинтересоваться, где Мия, но та как раз подоспела, появившись откуда-то из района ванной. Выглядела девушка неважно, лицо имело зеленоватый оттенок.
  - Что с тобой?
  - Прочистила желудок.
  - Зачем?
  Вельш отмахнулась, но её поведение показалось Тиану несуразным, и он повторил вопрос, не собираясь оставаться без ответа.
  - Я неважно себя чувствовала.
  - Отравилась, что ли?
  - Ха, отравилась. Скорей уж отравили.
  Алеко уставился на любовницу. Той пришлось развить мысль:
  - Мне уже не первый день нехорошо. Я… - Она раздумчиво облизнула губы, подбирая оптимальные слова, - вижу то, чего нет и быть не может. – Вскинув голову, девушка мельком указала на брата. – И Каслав тоже. Думаешь, ему просто так привиделась покойница в комнате? Ни черта подобного! Нас всех чем-то пичкают!
  Это всё больше напоминало бред, однако Тиан не подавал виду.
  - Чем?
  - Откуда я знаю? Какой-нибудь наркотической или нейролептической пакостью! Уколоть нас без нашего ведома не могли, остаётся вариант отравления. Твоя жёнушка наверняка подмешивала что-то в еду.
  Градус бреда медленно, но верно повышался.
  - Зачем Флоре такое?
  Это было слабым местом теории Мии. Действительно, зачем? Если малахольная собачница знает или подозревает что-то, логичнее обратиться в полицию или хотя бы самостоятельно устроить проверку. Если Флора ни о чём не догадывается, зачем ей вредить Вельшам, вдобавок, столь невнятно? Какой смысл в парочке галлюцинаций, в общем-то, никак не влияющих на поведение?
  - Теперь уже не спросишь, - губы Мии зловеще скривились. – Брось, а кто ещё мог это сделать? Твоя убогая постоянно вертелась на кухне.
  - Она брала еду для собаки.
  - Ладно тебе! Я уверена, Флора подсыпала что-то в суп или в жаркое, в любое из мясных блюд. Она же их не ест.
  - Зато я ем, и чувствую себя прекрасно. – Какое там отравление? Тиан голову был готов дать на отсечение – Флора ни за что не стала бы вытворять подобное. Мия просто бесится от злобы, зависти и ревности, а Каслав всегда был слабонервным, ему, чтоб крыша слегка накренилась, много не надо.
  Господи, с кем он, Тиан, связался? С двумя жадными и бессердечными эгоистами! Именно. Жадная и бессердечная эгоистка – точное определение для характера Мии. Почему Алеко раньше не замечал? Почему не перепугался, когда она предложила ему стать соучастником убийства? И теперь он сидит в кресле, ждёт, когда в другой комнате умрёт его жена. Девушка, которая искренне любит Тиана и доверяет ему больше, чем себе; самое доброе, светлое и безобидное создание из всех, кого он когда-либо знал, вот-вот уснёт, чтоб больше не проснуться.
  Поезд свернул с рельсов и помчался в другую сторону.
  - Куда ты? – Мия вскочила и пустилась следом за Тианом.
  Каслав тоже не остался на месте.
  - Тиан!
  Алеко не реагировал ни на слова, ни на пока что деликатные физические попытки остановить его. Он был достаточно крепким мужчиной, чтобы продолжать продвигаться вопреки пытающейся повиснуть на нём Мие и пробующему перегородить дорогу Каславу.
  Наверно, Тиана посадят в тюрьму, не исключено, что надолго – коли поверят, что он участвовал в убийстве Нелли. Но это не страшно, если Флора останется жива.
  Ворвавшись в свою комнату, шатен с силой захлопнул дверь, чуть не отшибив Вельшам носы.
  Свет был включён. Заперев дверь на замок, Тиан кинулся к кровати, на которой распласталась так и не раздевшаяся Флора. Девушка лежала на животе, засунув одну руку под подушку, другую выставив вбок.
  - Флора! – Шатен опустился рядом с женой и потормошил её за плечо. – Флора!
  - У?.. – пробормотала темноволосая, не открывая глаз. – Т…Тиан?
  - Просыпайся.
  - У…
  - Давай, давай. – Он выпрямился, увлекая за собой кинолога.
  Девушка безвольно подчинялась, но никак не помогала.
  - Что… сл… что случилось?.. – Её глаза оставались закрытыми, да и губы шевелились едва-едва. – Тиан, зачем?.. Я хочу спать…
  - Нельзя спать, Лисёнок. – Мужчина похлопал жену по щекам, однако толку из этого не вышло. – Не спи! Флора! Ты меня слышишь?!
  - Угу, - простонала девушка и упала обратно на постель.
  Тиан снова поднял супругу, взял на руки.
  - Вот так, всё будет хорошо. Только не спи. Флора!
  - У?
  - Открой глаза.
  Она не ответила.
  По мозгу Тиана панически метался извечный вопрос – «Что делать?»
  Что делать?! Стационарного телефона в комнате нет, от сотового пользы никакой, а Флора вот-вот перестанет дышать. Если бы был способ  вывести яд из организма… Стоп! Мия чистила желудок. Вдруг принимала рвотное? Есть шанс, что оно осталось в ванной. Да и вообще, ванная сейчас оптимальное место, чтоб откачать жену. Если там нет рвотного, можно заставить Флору выпить побольше воды, чтоб спровоцировать рвоту без медикаментов.
  Девушка обняла мужа за шею, но, кажется, сделала это инстинктивно, уже ничего не соображая.
  - Всё будет хорошо, - тараторил Тиан, крепко придерживая человека, который внезапно оказался ближе и дороже всех на свете.
  Увы, едва шатен открыл дверь, как на его затылок обрушился крепкий удар, нанесённый чем-то не столько тяжёлым, сколько твёрдым.
  А что, Мия должна была топтаться у порога, недоумевать и ничего не предпринимать? Нет уж, ей на недоумение вполне хватило минуты, а дальше инициативная натура принялась действовать. Действовала съёмным элементом от металлической многоуровневой подставки для цветов, ютившейся в конце коридора и никому не мешавшей лет пятнадцать.
  Сознание ушло не сразу, несколько мгновений Тиан ещё понимал, что происходит. Этих мгновений хватило, чтоб постараться смягчить падение для Флоры, хоть девушка всё же сильно ударилась спиной о пол. Муж рухнул с ней рядом, ничком.
  - Идиот, - с холодной досадой констатировала Мия, закинув тонкую длинную железяку на плечо и сверху вниз презрительно глядя на обоих Алеко.
  Тиан не шевелился, Флора кашляла и корчилась. Её глаза были широко распахнуты и полны ужаса, она тщетно пыталась встать или хотя бы приподняться.
  - Что теперь? – проблеял Каслав. – Что будем делать?
  - Для начала оттащим Тиана в кладовку и запрём, пусть очухается, поразмыслит, после я его дожму. Если погибнут оба, это будет чересчур подозрительно, так что придерживаемся первоначального плана. Помоги мне. – Отбросив изогнутый металлический прут, блондинка подошла к шатену, собираясь взять того за ноги.
  - А как же она? – Каслав кивнул на хрипящую Флору.
  - Никуда не денется. После такой дозы и шага не сделаешь. Не переживай, нашей гостье осталось несколько минут, не больше.
  Доза дозой, а влияние на организм встряски – причём как в переносном, так и в прямом смысле – сбрасывать со счетов не следует. Когда Мия и Каслав вернулись в коридор на втором этаже, Флоры здесь не было. Внизу громко хлопнула дверь прихожей.

Глава 8
  Руководствуясь стандартной логикой, Мия и Каслав собирались искать беглянку в гараже либо у дороги за воротами. Однако вовремя разглядели сквозь пелену дождя мельтешащий свет карманного фонарика на заднем дворе. Флора направлялась к склепу. То ли дело было в шоке, то ли кинолог, наконец, начала догадываться, где же все эти годы находилась её якобы пропавшая дальняя родственница. На короткое мгновение Мии стало почти неудобно тягаться с настолько недалёкой соперницей, в сравнении с убийством Флоры отъём конфетки у ребенка – сложнейшая спецоперация. Тем не менее расслабляться полностью блондинка не спешила и не забыла в «прихожей» склепа взять с полки и зажечь одну из керосиновых ламп на случай, если Флора вздумает накинуться в темноте.
  Как выяснилось, Алеко ранее тоже зажгла лампу и пристроила на полу. Теперь в склепе было светлее обычного. Брат и сестра запросто могли разглядеть свою жертву – маленькую, съёжившуюся, бледную, сидящую на коленях подле гробницы Вальдемара и трясущимися пальцами водящую по каменной вертикали, за которой лежал самый знаменитый из Вельшей, и не только он.
  - Нелли, - шептала кинолог, губы её дрожали, в глазах стояли слёзы. – Нелли, милая… - Она глубоко всхлипнула и расплакалась, не убирая ладони, прижавшись к гробнице лбом.
  - Трогательно, - издевательски прокомментировала Мия.
  Флора встрепенулась, отшатнулась, сделала попытку вскочить и в итоге шлёпнулась назад.
  - Вы… - Темноволосая потрясла головой, не оставляя надежды подняться. – Вы убили её, да?
  - Да, - просто ответила Мия, подходя к сопернице.
  Алеко так и не встала, лишь подползла обратно к гробнице и, используя ту в качестве опоры, приподнялась. Флора медленно, неуклюже повернулась лицом к мучителям, которым зрелище доставило немалое удовольствие.
  Каслав вспомнил Нелли, точно так же цепляющуюся за эту гробницу. Пятна крови на светло-голубом свитере, прямые волосы, блестящие даже в скудном свете и падающие на измученное, белое лицо. Она то проклинала, то молила о пощаде, и сбивчивое дыхание приподнимало тонкие пряди, это было красиво, это завораживало. Есть что-то притягательное - для Каслава - в жестах и мимике обречённых девушек. До сих пор сладко было вспоминать движения Нелли: как она обнаружила мёртвого Демиса, как отшатнулась, как ринулась бежать, как осторожно продвигалась потом, надеясь, что её не заметят.
  - Кто? – тяжело дыша, прохрипела Флора, прислонившись спиной к гробнице. – Кто из вас убил её?
  Разумеется, отвечать ей не собирались, но девушка поняла без слов. Выстрелить в отца, даже спящего, у Каслава не хватило бы духу, боязно совершать убийство первым, пока есть куда отступать. А вот в Нелли – уже из ружья, а не арбалета - стрелял именно Каслав, Мия не допустила бы, чтоб брат остался чистеньким и мог её шантажировать.
  Сейчас в руках у Каслава было старое и надёжное ружьё деда. Мия держала экземпляр поновее. Не стреляли Вельши потому, что надеялись: Флора таки вот-вот умрёт сама, и всё можно ещё будет представить как самоубийство из-за депрессии. Вид кинолога давал основания для подобных надежд. Девушка едва удерживалась в сидячем положении, она неровно дышала, свесив голову на грудь.
  - Расслабься, - ухмыльнулся Каслав, присаживаясь на корточки перед Флорой. Ухмылка получилась отвратная. Мия умела ухмыляться по-настоящему презрительно и царственно, Каславу этого однозначно было не дано. – Давай, закрывай глазки и баиньки.
  Блондинка невнятно фыркнула и отошла в угол зала. Она знала, что мелькнувшая там неестественная тень – иллюзия, и всё же предпочла проверить. Девушка удовлетворённо улыбнулась, предсказуемо не обнаружив ничего интересного.
  - Это всё из-за денег? – слабо и жалобно пропищала Флора, неимоверно обрадовав Каслава. – Из-за чёртовых денег?
  - Хм, - повела плечиками Мия, - деньги, может, и чёртовы, но не лишние.
  - Боже, - сдавленно всхлипнула Флора. – Боже… Как же скучно.
  Удивлённая Мия обернулась и аккурат успела увидеть, как Алеко поднимает голову. Лицо кинолога по-прежнему частично закрывали мокрые тёмные пряди распущенных волос, и блондинка почему-то порадовалась, что не видит выражения этого лица. А Каслав увидел.
  Флора резко вцепилась в руку мужчины, дёрнула его на себя и, хватанув за затылок, крепко приложила блондина физиономией к каменному углу. Такого вопля этот зал не слышал никогда, даже семь с лишним лет назад. Несколько передних зубов Каслава превратились в крупное крошево, перемешанное со слюной и кровью. Не успев докричать, он схлопотал прикладом собственного ружья и повалился на пол. Не то чтоб совсем потерял сознание - лишился частично. Блондин подёргивался и поскуливал. Флора вскочила на ноги и подалась в сторону Мии, каждое движение кинолога было пропитано контролируемой яростью и хищнической грацией.
  Мия не раз нажала на курок своего ружья, не раз прогремели выстрелы, а Флора лишь кашлянула из-за образовавшегося дыма.
  - Пиф-паф. - Карие глаза в сочетании с молочной кожей казались беспросветно чёрными. Девушка театрально умилилась ошарашенному состоянию Мии. – Мне кажется, я знаю, о чём ты думаешь. Дорогуша, уж если я давным-давно заменила обычные патроны на холостые во всём огнестрельном оружии, которое есть в доме, неужели я бы не добралась до тех миленьких беленьких таблеточек? А вы, ребята, реально считали, что целая упаковка медикаментов в одном стакане молока не будет чувствоваться? Я, конечно, не расстраиваюсь, у меня в организме теперь гораздо больше витаминов. – Отбросив бесполезное ружьё, она снова двинулась к Мие, но уже не напрямую, а полукругом. Медленно и пластично.
  Лисья охота это не охота на лис. Лисы сами отличные охотники.
  На автопилоте Мия решила, что если не вышло застрелить, можно хотя бы стукнуть соперницу ружьём. Удара не получилось, Алеко его заблокировала и мигом отняла оружие у блондинки.
  Флора была худее и ниже Мии, но вторая безукоризненно чётко осознала, что не имеет шансов на победу. И резво устремилась прочь.
  Кинолог улыбнулась, не утруждая себя погоней.
  Блондинка вернулась через четверть минуты. Она тихо зашла в зал спиной вперёд, пятясь. На неё плавно наступал рычащий Арес.
  - Хороший мальчик, - похвалила Флора, уютно рассевшаяся на гробнице. Потом обратилась к Мии, во всех смыслах загнанной в угол: - Не думаешь же ты, что я тебя отпущу? Нет, не могу. Ты здесь единственный убийца.
  «Единственный?!» - молнией вспыхнуло в мозгу Вельш. Демис мёртв точно…
  - Единственный?..
  Флора фальшиво вздохнула.
  - Вот скажи мне, от кого вы с братом унаследовали идиотизм? Демис же был умным человеком. – Раздвинув ноги, девушка игриво побарабанила по каменной крышке. – И пращур ваш был не дурак. Внешний потайной рычаг это прикольно, но где логика? Зачем устраивать себе гробницу, из которой, возможно, придётся выбираться, и делать так, чтоб она открывалась исключительно снаружи? Не верится, что никто никогда не задавался этим вопросом!
  - Она открывалась и изнутри, - выдавила белая как мел Мия. Её слова едва различались на фоне шума дождя за стенами склепа.
  - О да, - охотно подтвердила темноволосая. – Внешний рычаг – забавное дополнение; посмертная шутка, я бы сказала. Видимо, Вальдемар не доверял своим детям и внукам. И был прав, если они смахивали на вас с Каславом. – Девушка посмотрела на блондина, который валялся у её ног уже неподвижно.
  Полторы минуты. Ровно столько Мия была потрясена – самый долгий период шока в её жизни. Однако натура взяла своё, способность мыслить здраво вернулась к девушке быстро.
  - Что ж, здравствуй, Нелли.
  Как, как она позволила себе такую беспечность?! Невероятное сходство должно было сразу вызвать подозрение! Нелли! Пара мелких пластических операций, какая-нибудь омолаживающая подтяжка и вуаля!
  Алеко обнажила ровные белые зубки, усмешка больше напоминала оскал хищника. Кинолог изогнула бровь, этим и ограничился комментарий к выводу Вельш.
  - Арес, фу! – скомандовала Мия. – Пошёл прочь! – Она семь лет была его полноправной хозяйкой, несколько дней дрессировки этого не перечеркнут. Побольше властной уверенности в голосе, и всё пойдёт как по маслу. – Место, Арес!
  Рычание пса затянулось ещё на какие-то секунды, но заглохло. В собачьих глазах появилась неуверенность, даже беспомощность.
  - Пошёл! – повелительно прикрикнула Мия.
  Пёс отступил назад.
  - Арес, стоять! Держать!
  Мурашки по спине Мии пробежали не от раздавшегося приказа, а от того, что губы Флоры оставались сомкнутыми.
  Снова неестественная тень, уже в районе выхода из зала. Шаги, неторопливые, целеустремлённые, размеренные. Блондинка крепко зажмурилась. Глупо было полагать, что один «сеанс» рвоты сразу избавит от всех симптомов.
  - Чем ты нас опоила? Для чего эти галлюцинации?! – Мия снова слышала решительное, враждебное рычание Ареса, но сосредотачивалась на другом. Ей нужно было уловить ответ Флоры. То есть Нелли.
  - Пусть это останется моей маленькой тайной до поры до времени. Если тебя уж очень мучит любопытство, считай, что мне надо было как-то развлекаться все эти дни. И потом, это частично отвлекало ваше внимание. Не представляешь, как потешно вы смотрелись со стороны.
  - Куда… ты подсыпала отраву?
  - Так уж и отраву. Не преувеличивай. Снадобье одного из амазонских индейских племён, очень популярное у шаманов, правда, для разового пользования. А в моей жизни, как ты понимаешь, индейцы имели место быть.
  - К чёрту твоих фальшивых родителей! – «Приехала парочка типов на свадьбу и уехала на следующий же день; надо было догадаться, что это какие-нибудь актёры!» - Куда ты добавляла эту дрянь?
  - В еду, разумеется.
  - В какую?
  - Во всю.
  - Но ты и Тиан…
  - Принимала противоядие и Тиану давала. С мужем я отлично справляюсь и без галлюциногенов. Сказать, в чём секрет? Самый эффективный способ дрессировки – это когда собака даже не догадывается, что её дрессируют.
  Мия открыла глаза.
  - Ты с самого начала всё знала.
  - А то, - Алеко расплылась в улыбке, по сравнению с которой типичные ухмылки Мии были тёплыми, как летняя Сахара. – Больше тебе скажу: я с самого начала знала то, чего ты не знаешь и сейчас.
  - Хватит трепаться!
  Мию прошиб холодный пот. Она собиралась накинуться на Ареса, не столь уж сложно справиться с престарелым псом, пускай и доберманом. Планы начисто вылетели из головы, оставив после себя наполненную ужасом пустоту. Медленно-медленно повернув голову вбок, Мия увидела Нелли. Не ту, которая Флора, а ту, которая именно Нелли...
  - Извини, - обратилась к родственнице Флора, по-прежнему сидящая на месте упокоения Вальдемара, - трудно удержаться. Я полгода косила под пай-девочку, думаешь, мне легко было?
  - Ну, знаешь, очухаться в каменном гробу тоже невелико удовольствие.
  - Кто-нибудь вообще в курсе, что это штука, - Флора похлопала поверхность под собой, - правильно называется «саркофаг»? – Девушка изящно вытянула руки и распрямила ладони, словно преподнося дар. – Ладно, солируй.  Кстати, гляди, что у меня есть. – Отклонившись назад, Флора подняла доселе лежавшую за саркофагом добротную садовую лопату и бросила двоюродной тёте. – Кажется, у тебя с похожим инвентарём связаны некие воспоминания. Отводи душу, ни в чём себе не отказывай. Я, если что, буду на подхвате.
  Нелли рьяно последовала рекомендации, хоть никогда в жизни не была жестокой. Есть вещи, которые нельзя простить, которые требуют, чтоб за них воздали по заслугам.
  При обычных обстоятельствах Мия смогла бы сопротивляться, но, как оказалось, индейские травки не только вызывают лёгкие галлюцинации, но и подтачивают физические силы.
  Флора спокойно наблюдала, лишь дала Нелли один-два ценных совета.
  А в Нелли было столько ярости, что молодая женщина будто обезумела. Зато и выдохлась довольно скоро – к счастью для Мии, если счастье уместно упоминать, когда речь идёт о девушке с разбитым лицом и несколькими переломами.
  Блондинка стонала, крючась на полу. Нелли с отвращением смотрела на сводную сестру сверху вниз. Плюнула и переключила внимание на по-прежнему неподвижного Каслава.
  - Знаю, с ним бы ты хотела пообщаться в первую очередь, но я не удержалась, уж больно мерзкое у него было выражение лица, - поспешила оправдаться Флора. – Не переживай, он скоро очнётся и будет весь твой. А что там? – Девушка кивнула на принесённый падчерицей Демиса старый холщовый мешок средних размеров. Он не был плотно набит, однако внутри лежало нечто относительно крупное.
  Всё ещё распалённая Нелли резко выдохнула, сдувая со лба прядь цвета горького шоколада.
  - Я решила, что негоже костям валяться там, внизу. Надо бы починить решётку и вернуть их обратно или хоть подыскать более достойное место.
  - Ух ты, - Флора соскочила с саркофага, взяла мешок и открыла его. – Обалдеть. Неужто бренные останки самого Вальдемара Вельша? – Без тени страха или неприязни запустив руку в мешок, девушка выудила оттуда древний череп, от коего явно некогда откололось несколько кусочков (и всё же вид был вполне цельный). – Я столько о Вас слышала, Вальдемар! Наконец-то мы встретились, так сказать, лицом к лицу. – Алеко подняла предмет на уровень своих глаз и преувеличенно горестно вздохнула. – Бедный Вальдик, я знал его, Горацио… К чёрту, кого я обманываю? – Хихикнув, она выкинула череп, небрежно бросив через плечо.
  Нелли едва успела поймать, весьма ловко, надо признать.
  - Эй! Как насчёт уважении к усопшим? И конкретно к Вальдемару! Если б он не устроил в своей гробнице выход в потайной туннель, я бы так и погибла внутри, погребённая заживо.
  - Ты права. Прошу прощения, Вальдемар. – Ирония Алеко не была препятствием для искренности.
  Чувство юмора на мгновение отступило, когда Флора вновь представила, что ощущала Нелли, оказавшись в тесном замкнутом пространстве наедине с трупом многовековой давности. «Надеюсь, Вальдемар вёл себя прилично?» - поинтересовалась кинолог однажды, когда они опять заговорили на эту тему. Флора ни в коем случае не видела тут ничего смешного, лишь пыталась разрядить обстановку; не совсем удачно, но всё-таки. «Как истинный джентльмен, - нервно, очень нервно усмехнулась Нелли. – Гораздо лучше, чем его потомки».
  Первые три-четыре года падчерицу Демиса неистово колотило, едва она вспоминала о самых страшных в её жизни часах. О том, как без толку била, царапала каменные стены и верхнюю плиту, сдирая кожу и ногти. До сих пор Нелли удивлялась: откуда у неё взялись силы, после такой-то кровопотери (пуля не попала в сердце, но прошла рядом); адреналин, видимо, впрямь способен творить чудеса. Вдобавок девушка, будучи ветеринаром, сумела вслепую и при отсутствии медикаментов оказать себе какую-никакую медицинскую помощь… Нелли всё ждала симптомов удушья, ведь воздух в непроницаемом каменном гробу должен был закончиться достаточно быстро. По идее, стоило экономить кислород, не кричать, не рыпаться, но какой смысл? Да и не до смысла ей тогда было, плачущей и не помнящей себя от страха. Умирающей. Вдруг что-то под ней двинулось и провалилось, а следом провалилась сама Нелли вместе с останками Вальдемара. Позднее она сообразила, что пол саркофага под истлевшей шёлковой подстилкой представлял собой железную решётку, у которой наверняка имелся замок-защёлка. Нелли замок не понадобился – за сотни лет металл проржавел так, что стал хрупче дерева, потому и проломился, не выдержав всех этих телодвижений. Девушка оказалась в узком туннеле. По одну сторону был тупик, о направлении гадать не пришлось. Снова тот же вопрос: откуда взялись силы? Чудом можно назвать и то, что туннель не обрушился после стольких веков без должного ухода. Как бы там ни было, Нелли выбралась в небольшую пещерку, притаившуюся в низине за оградой сада, а потом и на свет божий. В мире наличествовали лишь два человека, которым Нелли безоговорочно доверяла. Один из них – Флора – находился далеко от Лиорта, в Леуде. Зато второй, по счастью, жил рядом. Этим вторым был парень Нелли, даже не так – возлюбленный, они собирались пожениться. И поженились, но когда Нелли уже жила за границей и не под своим именем. За эту самую границу девушка уехала по документам Флоры - никогда ещё внешнее сходство с двоюродной племянницей не оказывалось настолько полезным, - которые затем вернула, переслав почтой. Разумеется, если б Нелли сразу обратилась в полицию, был бы шанс раскрыть настоящее преступление по горячим следам, отправить истинных виновников в тюрьму. Однако, добравшись до дома жениха, девушка лишилась остатков сил. Безарт выхаживал её больше месяца, никому не рассказывая, что Нелли жива и находится у него. Молодой человек не знал - вдруг слухи правдивы и Нелли действительно убила Демиса? Полторы недели девушка не говорила внятно, она металась в бреду. Хорошо, что у Безарта был хороший и надёжный друг-врач. Когда невеста сумела, наконец, рассказать правду, время было безвозвратно упущено. Нелли Вельш теперь для всех была убийцей приёмного отца, а Мия и Каслав, без сомнения, давно успели уничтожить улики.
  Влюблённым пришлось уехать. Безарт периодически возвращался на Родину, иногда оставаясь здесь по нескольку недель. Нелли же не рисковала. Флора предлагала «устроить родственничкам тёмную», но Нелли начинало трясти всякий раз, когда речь заходила о Мие, Каславе и доме в Лиорте. Вдобавок, одной мести было мало, падчерица Демиса хотела вернуть себе честное имя и возможность спокойно возвратиться домой. Молодая женщина и мысли не допускала о том, чтоб оставить преступление без наказания, однако новая жизнь закрутилась-завертелась, принесла новые события и другие задачи. В общем, неким непостижимым образом минуло семь лет. Возможно, Нелли казалось, что так и надо – дождаться, пока её завещание вступит в силу и оставит негодяев без гроша, тогда мстить будет легче.
  Однажды Флора написала по Интернету про некоего Кристиана Алеко, активно оказывающего ей знаки внимания.
  «И?» - вопросила Нелли.
  «Не нравится мне типчик, сыплет комплиментами, смотрит томным взором».
  «А что такого?»
  «Мы познакомились в парке, когда я занималась дрессировкой. Представь мой видок: одёжка, которую не жалко испачкать, причёска а-ля тяп-ляп. А этот весь такой холёный, как с картинки в журнале. Сам подошёл, сам стал настойчиво знакомиться. К тому же, у него в «НаСвязи» есть общие друзья с Мией Вельш, не удивлюсь, если сама она тоже была в списке до недавнего времени. А, между прочим, эта девица вместе с братом как раз должны были узнать о твоём завещании, не мне тебе напоминать. Странно, что меня ещё не нашли юристы».
  «Думаешь, Кристиан специально тебя охмуряет?»
  «Уверена. Пока на всякий случай прикидываюсь одуванчиком. Почти не крашусь, одеваюсь как монашка, матом не ругаюсь. Дойдёт до постели, сыграю с ним в ролевую игру: он – мачо, я – бревно. Если и после этого ничего не поменяется, значит, ему точно от меня что-то нужно».
  С компьютером, интернет-технологиями и вообще новинками современности Флора дружила намного плотнее, чем демонстрировала Тиану. Через неделю после знакомства кинолог запросто читала все переписки «возлюбленного» в сети, отслеживала звонки, а ещё через месяцок смартфон Алеко обзавёлся программой, с помощью которой можно было, в том числе, отслеживать все перемещения объекта. Бедняга Кристиан не подозревал, под каким колпаком очутился.
  Как и Вельши не подозревали, что Флора при первой возможности по всему дому понатыкала скрытых камер и подслушивающих устройств. Вся информация записывалась, дабы потом быть предъявленной полиции. С особым интересом кинолог узнавала, каким образом её планируют убивать. Разбежались! Порой становилось аж обидно, настолько недооценивали наследницу Нелли. «Значит, я хорошо справляюсь со своей ролью».
  Нынче вечером Флора изображала дурочку последний раз. Минут пять размахивала фонариком у входа в склеп, пока не убедилась, что Вельши заметили свет и идут, куда надо. Безусловно, финальный акт спектакля не обязательно было разыгрывать в склепе. Однако и Нелли, и Флора посчитали, что всё должно закончиться именно здесь - важность декораций и атмосферы никто не отменял.
  - Они действительно верили, что ты до полуобморочного состояния боишься кладбищ и мертвецов? – полюбопытствовала Нелли, глядя, как Флора художественно раскладывает на крышке саркофага кости Вальдемара.
  - Ага. Они ж не знали, что я училась на судмедэксперта и полгода проработала патологоанатомом.

  Из-за грозы в доме отрубилось электричество. Хорошо, что у Нелли и Флоры было с собой по фонарику, хотя агрегат кинолога приказал долго жить, не выдержав дождевой атаки.
  - А где твой муж? – спросила бывшая Вельш.
  - Да где-то здесь валялся, - пожала плечом кинолог. – По-моему, его оттащили в кладовку, небось, там и отдыхает. Я вколола ему снотворное, чтоб не мешался под ногами.
  - Когда успела?
  - Когда он так трогательно пытался привести меня в чувство. Как ты и говорила, эти современные шприцы – отличное изобретение, если игла очень тонкая, и объект на взводе, не заметить укол проще простого. Проверено на собаках, а теперь и на Тиане.
  Темноволосые прошествовали из прихожей в гостиницу.
  - Я не ожидала, что твой Тиан… ну, изменит решение, - призналась Нелли.
  - Я тоже, - осклабилась Флора. – И что теперь с ним делать? У меня было заготовлено шикарное обращение! Первым делом я бы посмеялась: все планы сводились к тому, что после моей смерти Тиан получит моё состояние, и никто не подумал, что если ненароком погибнет он, его денежки перетекут ко мне. Попугала б парня чуток, а потом – с каким диким удовольствием! – рассказала несколько фактов о себе любимой. Шесть месяцев язык чесался поведать, что я год была армейским кинологом на военной базе в Акидии – единственной девушкой на четыре десятка солдат! Жажду обсудить супружеские измены, я ж знала, когда Тиан уезжает встречаться с Мией; а сама в это время спала с его лучшим другом, из принципа. Тиан до сих пор удивляется, почему Эрик перестал заходить к нам в гости. Короче, столько всего хотелось заявить перед отправкой муженька за решётку и посмотреть на реакцию благоверного, аж слюнки текли заранее!
  - Хотелось? – отметила прошедшее время Нелли. – Ты не станешь сообщать полиции о его участии?
  Флора остановилась подле ведущей на второй этаж лестницы и облокотилась на перила.
  - Пока не решила окончательно, но, скорее всего, нет.
  - Расчувствовалась? – ухмыльнулась Вельш.
  - Сейчас! – расхохоталась Алеко. – Он вроде ступил на путь исправления, не спорю, только слишком уж тормознул. Будь в той упаковке настоящее снотворное, я бы откинула копыта. Он дал мне выпить отравленное, с его точки зрения, молоко; всё, это факт. Но не зря же говорят, что нет в хозяйстве более полезного приспособления, чем провинившийся муж; естественно, если муж свою вину осознаёт, и его мучает совесть. А состоятельный провинившийся муж – это вообще золотая жила, из которой намного больше можно вытянуть при совместной жизни, чем при разводе. Не знаю, может, штука в возрасте. Пора бы уже подумать о продолжении рода, финансовой стабильности и прочей фигне. Тиан не худший вариант – здоров, породист, все прививки сделаны.
  - Иногда меня почти пугает твоя привычка оценивать людей по той же шкале, что и собак.
  - Для собак у меня нет никакой шкалы, в животных я просто верю, безоговорочно. А доверять людям опасно, всегда нужно напрягать фантазию и продумывать все возможные подвохи. Да, иногда этот мой подход оказывался лишним, но он ещё ни разу не подводил.
  Нелли вздохнула. Не ей с этим спорить.
  - Так что ты скажешь полицейским насчёт Тиана?
  - Что он с самого начала ничего от меня не скрывал и хотел сразу оповестить их, то бишь полицейских, о планах Мии и Каслава, но я отговорила и попросила дальше подыгрывать, чтоб добыть доказательства твоей невиновности.
  - А самому ему что скажешь?
  Кинолог лукаво усмехнулась.
  - Что понятия не имела о его связи с Мией, пока не приехала сюда. Что свято верила, будто он по-настоящему меня любит, и сама люблю его всем сердцем, прям последние мозги растеряла. Не могу позволить ему попасть в тюрьму, я не выдержу, если он будет несчастен. На этом моменте я душераздирающе всхлипну.
  - Тиан поймёт, что ты знала, что я жива.
  - Ну и? Да, мы с тобой общались, но не составляли никаких коварных планов, ты была счастлива, что спаслась, и не желала снова слышать о Мии и Каславе. Однако потом, когда они позвали меня погостить, ты осознала, что мне грозит смертельная опасность и надо что-то предпринимать. Мы прикупили оборудование для слежки, тут-то мне и открылась горькая правда, вопреки которой я продолжаю любить своего блудного мужа, пусть он и разбил мне сердце. – Флора продемонстрировала, каким будет упомянутый выше душераздирающий вздох. Получилось впрямь убедительно, Нелли захотелось поаплодировать.
  - Мия сообразит, что к чему, хотя бы в общих чертах, я гарантирую. Она попытается настучать на тебя Тиану, открыть ему глаза.
  - Пускай стучит хоть до посинения. Сама-то как считаешь, кому Тиан поверит: ей – уличённой лгунье и убийце, или мне – беззащитному существу с небесно-голубыми глазами? – Девушка драматично похлопала ресницами. – Ладно-ладно, небесно-голубые глаза не прокатят, у меня ж карие. Переформулируем: беззащитному существу с глазами трепетной лани? – Кинолог вновь захлопала ресницами.
  Нелли едва удержалась, чтоб не рассмеяться во весь голос.
  - Пора звонить в полицию, - после небольшой паузы промолвила Флора. – И в скорую. И твоему адвокату.
  - Ещё бы разобраться – как. Не сомневаюсь, Каслав опять проделал свой телефонный трюк. – Молодая женщина невольно поёжилась, однако взяла себя в руки. Ужас в прошлом и больше не вырвется оттуда. – Думаю, всё зациклено на основном телефоне здесь в гостиной. Я гляну.
  - А я таки попробую звякнуть.
  Нелли пошла в сторону ближайшего телефонного аппарата, подсвечивая себе фонариком; Флора продвигалась в кабинет фактически на ощупь.
  За окнами бесновалась стихия, гроза получилась воистину шикарная. В последние минуты молнии стали особенно частыми, и кинолог, всегда недолюбливающая это природное явление, поневоле вздрагивала.
  Кабинет был закрыт, но ключ оставался в двери, посему Флора без труда проникла внутрь. Дёрнувшись от очередной вспышки, девушка врезалась в письменный стол, зато мигом нащупала телефон. Кое-как набрала номер.
  Гудки сменились лёгким треском и недолгой тишиной – трубку подняли. Вернее, сработало подобие автоответчика.
  - Полиция? – Флора запустила пальцы в свои растрёпанные волосы, сжав локоны покрепче, ей нравилось ощущать обильную дождевую влагу на пальцах.
  Ответом стал зловещий низкий смех, удивительно противный. Это голос Каслава? Парень, должно быть, долго тренировался перед записью.
  Ключ в дверном замке повернулся, что было отчётливо слышно в относительной тишине между раскатами. Флора закричала.
  - Ты чего орёшь? – осведомилась Нелли, показываясь из-за двери.
  - На всякий случай. Вдруг на твоём месте был бы Тиан? Я же несчастная и запуганная жертва, еле-еле избежавшая чудовищной участи. Мне положено впадать в истерику от каждого шороха.
  - Логично. Слушай, жертва, при одном фонарике нам ничего не сделать с телефоном, надо дождаться, пока рассветёт.

Эпилог
  Скорая приехала вперёд полиции. Из склепа забрали еле живых блондинов. Нелли не стала объяснять медикам, кто довёл брата и сестру до такого состояния. Когда Каслава загружали в карету Скорой помощи, ветеринар склонилась над ним, смачно поцеловала в лоб и, любуясь ужасом в округлившихся глазах, пообещала непременно навестить братца в больнице.
  От полиции Нелли не стала скрывать, что самолично и с большим удовольствием нанесла Вельшам тяжкие телесные повреждения. Полицейские, узнав предысторию, проявили понимание, да и адвокат Нелли был хорош (превосходно подготовился заранее). Действия молодой женщины квалифицировали как самооборону, пожурили за превышение пределов оной и взяли подписку о невыезде. Допросы длились очень долго, и ещё больше часов полицейским предстояло потратить на изучение аудио- и видеозаписей. Назначив следующее свидание Нелли, Флоре и Тиану на завтра, защитники правопорядка, наконец, уехали.
  Самым счастливым существом в доме, без сомнения, был Арес. Он потявкивал от восторга, вертелся подле Нелли и ни на шаг не отходил от вновь обретённой хозяйки. Нелли радовалась не меньше, она скучала по Аресу все эти годы.
  - Славный мой, хороший, добрый, верный пёс! – Нелли прижалась щекой к собачьей морде. – Прости, что оставила тебя с этими монстрами. Прости, пожалуйста. Я хотела вернуться раньше, но так боялась… Прости. – Голос задрожал, на глаза навернулись слёзы.
  Арес проскулил недоумённо и утешительно. Он лизнул Нелли в нос, приник к туловищу женщины и замер, лишь повиливая хвостом.
  - Отставить рыдания. – Флора присела рядом и обняла родственницу. – Всё уже хорошо. Между прочим, я тобой горжусь.
  - С чего бы? – всхлипнула Нелли.
  - С того, что я на твоём месте вставила бы в саркофаг новую решётку и замуровала этих двоих на веки вечные.
  - Я думала об этом.
  - Не надо тирад а-ля «Чем же я тогда была б лучше них?». Они заслуживали этого.
  - Они – вероятно, но я-то нет, - грустно улыбнулась ветеринар. – Я не смогла бы жить спокойно, зная, что стала человеком, обрекшим кого-то на подобную смерть. Я всё-таки выжила, значит, Каслав с Мией… - Она не сумела заставить себя договорить про второй шанс. – Хватит и того, что я знатно подкорректировала обоим физиономии. Братец с сестрицей не избегут ни шрамов, ни тюрьмы. И точка.
  - Точка так точка, - бодро согласилась Флора, одной рукой потрепав ухо довольного Ареса.
  - Как Тиан?
  - В состоянии обалдения.
  - Прощения просил?
  - Вымаливал
  - А ты?
  - Расплакалась и сказала, что мне нужно время. Лёгок на помине.
  На крыльцо вышел Тиан. Он робко посмотрел на молодых женщин, сидящих на корточках возле садовой клумбы в обнимку с доберманом. Нелли не успела уловить, как Флора перевоплотилась – весь вид кинолога безмолвно вопил о разбитом сердце.
  - Притворись, что говоришь мне что-то проникновенное. Что-то на тему любви и амнистии, - скомандовала кинолог, понизив голос до шёпота.
  - Мне бы хоть просто не захихикать, - тем же тоном произнесла Нелли. Она приложила немалые усилия, чтоб соответствовать «заказу» родственницы.
  На Тиана стало жалко смотреть. Он был растерян и, по всем признакам, жаждал провалиться под землю.
  - Что он ещё говорил?
  - Что раскаивается, что понимает, насколько виноват, и сам себя не простит, что не подозревал, какой важной частью его судьбы я стала. Словом, жить без меня не может, и даже моих зверей теперь обожает, как родных. - Флора опустила голову, со стороны казалось, будто девушка решила всплакнуть.
  Тиан, узрев это, сделал быстрый шаг вперёд, но замер в полной неуверенности, снедаемый треклятой виной.
  - Гляди, - едва слышно изрекла кинолог. – Сейчас будет красиво, как в кино. - Вскинув голову, бывшая Борич преданно, беззащитно, горячо воззрилась на Тиана и, вскочив, бросилась к мужу.
  Через несколько мгновений Флора оказалась в крепких объятьях.
  Нелли поднялась и отошла подальше вместе с Аресом. Однако вскоре приостановилась, чтоб понаблюдать за милующимися Алеко. Сколько трогательной нежности было в каждом жесте Флоры. Сколько заботы и неподдельной любви в каждом движении Тиана.
  После долгого поцелуя Флора заглянула шатену в глаза, счастливо улыбнулась и прильнула к плечу мужчины столь доверчиво, что Тиан ощутил себя рыцарем. Рыцарем, который больше никогда не подведёт свою даму.
  - И это девушка, которая изменила завещание сразу после того, как показала его мужу, - тихонько хмыкнула Нелли.
  Её собственный муж подошёл сзади, обнял жену за талию и нежно поцеловал в затылок.

Конец
(8 января 2015 г. – 29 марта 2016 г.)

0


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Ориджиналы » Лисья охота / Повесть / Завершена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC