Вверх страницы
Вниз страницы

АДМИНИСТРАЦИЯ

ICQ 575577363 Николь

vk|лс|профиль

ICQ 436082416 Ольга

vk|лс|профиль


ГОРДОСТЬ ПЛАТО

имя участника имя участника имя участника имя участника имя участника имя участника

"7 вечеров с ..."

выбор жертвы для 7 вечеров

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


Обновления от авторов форума (читать)

***

Друзья! Записываемся играть в "Мафию", на дуэли, принимаем участие в ролевых играх, активно выкладываем свои произведения и не забываем приглашать друзей! Зарабатываем баллы и получаем подарки (настоящие)! С/л, АМС!

Мы ВКонтакте

Plateau: fiction & art

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу The Lost World - Затерянный мир » Пора туманов / Мини / Закончен


Пора туманов / Мини / Закончен

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: «Пора туманов»

Автор: Б.Е.С.

Жанр: гет, джен

Рейтинг: PG-13

Персонажи: Финн/Дориан, Маргарит, Рокстон, Мелоун, Вероника, Челленджер

Размер: мини

Статус: завершён

Описание:

- Успокоиться? – прорычала Финн. – Челленджер, эта стерва прихапала моего мужа, а Вы предлагаете мне успокоиться?!

Предупреждение: ОМП

Примечания:

1. Является продолжением фанфика «Плохой рассказ» (http://plateau.artbb.ru/viewtopic.php?id=214).

2. В общем-то, данный фанфик можно назвать кроссовером, «скроссовлен» он с произведением Артура Конан Дойла «Джон Баррингтон Каулз».

0

2

Пора туманов

Пролог

Внутри царила отнюдь не та темнота, которой можно было ожидать от пещеры. Посреди не столь уж маленького «помещения», пробитого в скале водой, ветром и временем, пылал костёр, даривший постояльцам тепло и дающий достаточно света.

Некоторые штрихи обстановки намекали: люди в этой пещере проводят не первую ночь. Две представительницы прекрасного пола действительно обосновались здесь почти неделю назад. А вот мужчина, ныне помещённый неподалёку от костра, был новичком.

Смугловатый брюнет впечатляюще крепкого телосложения лежал, не ворочаясь, но беспокойно двигая головой. Тяжёлое дыхание, бледные губы, капли пота на коже, закрытые глаза, редкие вздрагивания свидетельствовали о нешуточной болезни - скорее всего, лихорадке. Некогда белая, бессчётное количество раз застиранная «майка» теперь имела однозначно серый, хоть и очень светлый, цвет и, кстати, определённо нуждалась в очередной стирке, да и штопка бы не пошла во вред.

Подле брюнета сидела изумительно хорошенькая миниатюрная девушка. Распущенные пепельно-серые волосы обрамляли прелестное лицо, на которое словно вовсе не действовало тропическое солнце – после нескольких недель пребывания в южноамериканских джунглях кожа осталась светлой и холёной.

- У него жар, - констатировала девушка очевидный, в общем-то, факт, опять проводя влажной тряпкой по лбу брюнета.

Другая дама, разместившаяся чуть поодаль и пристально следившая за обоими молодыми людьми, едва слышно поддакнула с кротким вздохом.

- Интересно, сколько он бродил по джунглям?

Пожилая женщина, зовущаяся миссис Мёртон и, вероятно, уже сама не помнившая, когда к ней в последний раз обращались по имени, а не фамилии, решилась на развёрнутый ответ:

- Мне кажется, это могло продолжаться месяцами.

- Вероятно, - согласилась девушка. – Но заболел он точно недавно.

- Да, Кейт.

- Надо придумать, как его накормить.

- Да, Кейт.

- Тётушка, перестань поддакивать, ты похожа на заезженную пластинку.

Фраза, вроде бы не содержавшая в себе ни капли злости, заставила миссис Мёртон сделаться бледнее обычного, если подобное возможно. Эта женщина напоминала

выцветшую картину, лишившуюся всех красок и ныне довольствующуюся жалкими остатками разбавленных оттенков.

Мужчина облизнул губы, слабо пошевелил ими. Что-то сказал, но настолько тихо, что расслышать было решительно невозможно. Кейт склонилась над ним, затаив дыхание.

- Финн…

- Финн? – повторила девушка, удивлённо выгнув брови.

- Он как-то связан с Финляндией? – робко предположила Мёртон, дабы заполнить неловкую для неё паузу.

- Не исключено, - хмыкнула обладательница пепельных локонов и хрупкой фигурки. – Однако мне почему-то кажется, что это имя.

1

Обычно Вероника вставала раньше всех в доме, но сегодня её опередила Финн. Лэйтон обнаружила арбалетчицу на балконе. Гостья из будущего стояла прямо, положив ладони на перила, голова была чуть-чуть наклонена.

- Финн? – Вероника подошла к подруге.

- Привет, Ви, - не оборачиваясь, произнесла та. – Мне не спится. – Казалось бы, ничего особенного, и тон бодрый. Но бодрость была фальшивой.

- Снова кошмар? – спросила Хранительница.

Младшая блондинка кивнула.

- Про куклу?

Опять кивок. Финн резко усмехнулась:

- Ненавижу это чёртову игрушку!

- Если тебе нужно поговорить, я всегда готова, ты же знаешь.

- Знаю. – Гостья из будущего, наконец, обернулась. На губах её играла печальная, однако неподдельная улыбка. – Спасибо. Буду иметь в виду, если что. – Улыбка сделалась шире, Финн взъерошила пару прилегающих к лицу прядей. – Какие у нас планы на сегодня?

- Мы хотели сходить к Занга и поохотиться, но, видимо, придётся остаться дома.

- Почему?

- Ты ничего не заметила, пока любовалась рассветом? – Лэйтон указала на простирающийся за балконом пейзаж.

На первый взгляд, ничего необычного. Лучи солнца скользили по кронам деревьев, пробирались сквозь ветки и тонули в лёгкой утренней поволоке, клубившейся у земли. Хотя, клубилась поволока активно и поднималась медленно, но верно.

- Будет сильный туман?

- Судя по всему. Раз в несколько лет на пять-шесть дней плато окутывается непроглядным маревом, ничего нельзя рассмотреть уже на расстоянии вытянутой руки. Местные называют эти дни Порой туманов. Не знаю, откуда туманы берутся.

- Челленджер наверняка завалит нас теориями.

- Не удивлюсь. Тем более что для экспедиции это будет первая Пора туманов, раньше они такого не видели.

2

Дом Лэйтон находился достаточно высоко, туман досюда не дотягивался, зато из окон теперь ничего нельзя было разглядеть кроме сплошной пелены внизу, да верхушек соседних деревьев, напоминающих островки в бесконечном жемчужно-белом океане. Марево впрямь обладало жемчужным оттенком, а порой слегка переливалось.

Восторженный Челленджер за последние полчаса выдал не меньше десятка гипотез о причине столь удивительного природного явления и расстраивался, что нельзя проводить наблюдение вне дома. То есть, конечно, можно, однако даже учёного-энтузиаста не прельщала перспектива повстречаться с дикими животными фактически вслепую.

- Если туман накрывает всё плато, то это явление уже нельзя назвать локальным! – воодушевлённо рассуждал профессор, расхаживая по гостиной.

- Разумеется, - поддакнула Финн с преувеличенно умным видом.

- Следовательно, причина его появления тоже должна быть существенной.

- Безусловно. – Арбалетчице только очков не хватало, желательно с толстыми стёклами.

Сидящие за столом Вероника и Мелоун, переглянувшись, обменялись улыбками. Маргарит, ухмыльнувшись, вновь приникла губами к чашке послеобеденного кофе, а Рокстон перевернул очередную страницу книги, позаимствованной из библиотеки Лэйтонов. Пора туманов имела свои плюсы, она позволяла сделать перерыв в стандартных повседневных хлопотах, связанных с охотой, добычей кофе и прочих продуктов, исследованием местности.

- Наверняка дело в море, - продолжал Челленджер. – Возможно, есть некий долгоиграющий морской цикл, основанный не только на приливах, отливах, но и на ветрах.

- Весьма вероятно, - забавно согласилась Финн, опять заставив улыбнуться всех, включая Джорджа.

- А цвет и интенсивность тумана может объясняться высокой концентрацией…

Грянувший залп заставил всех прервать свои занятия.

- Ружейные выстрелы? – Вероника посмотрела на лорда в поисках более авторитетного мнения.

- Определённо, - мужчина уже успел схватить своё ружьё и выбежал на балкон.

Остальные последовали этому примеру.

Будто в подтверждение слов охотника снова прогремело чьё-то оружие. А потом из белой бездны донёсся женский вопль.

- Она или они совсем недалеко от ограды. – Лорд бросился к подъёмнику, Крукс не успела ничего проворчать по поводу этого доблестного порыва. – Мелоун, Вероника, вы со мной? Маргарит, Челленджер, Финн, кто-то должен остаться в доме.

- Профессор и Финн справятся сами. – Брюнетка в последний момент втиснулась между Рокстоном и Мелоуном; лифт начал опускаться. В ответ на удивлённо-ироничный взор охотника, молодая женщина быстро пожала плечами. – Молчите. Ещё ничего не произошло, а я уже жалею о своём героизме.

- Мисс Крукс, я Вами горжусь.

- Если у них есть огнестрельное оружие, значит, они из большого мира и должны знать путь с плато.

- А я только собрался отдать должное Вашему бескорыстию.

- Отдадите в другой раз. С процентами.

Стоило лифту спуститься метра на три, как у его пассажиров возникло чувство, словно они нырнули в бочку с молоком.

Понадобилось минуты две, чтобы спуститься во двор и оказаться за оградой, передвигаясь одновременно осторожно и по возможности споро. Четвёрка замерла у внешней стороны электрического забора, не представляя, куда двинуться дальше – ни выстрелов, ни воплей больше не было.

- Эй! – крикнул Мелоун. – Есть там кто-нибудь?! Мы здесь, отзовитесь!

Рокстон поднял ружьё и дважды выстрелил в воздух.

- Вы слышите нас? Отзовитесь!

Туман полнился разнообразными звуками, по большей части тихими и смазанными – обычная мелодия дневных джунглей пробивалась сквозь пелену. Но уже не было ни криков о помощи, ни отголосков борьбы.

- Что будем делать? – спокойно поинтересовалась Маргарит, борясь с искушением предложить друзьям просто вернуться домой. Ведь кем бы ни были несчастные в тумане, они, вероятно, уже мертвы.

- Пройдём немного вперёд, – решил лорд. – Я первый, Мелоун следом. Вероника и Маргарит, будете прикрывать.

Хорошо знакомая тропа, даже будучи невидимой, не преподнесла неприятных сюрпризов. Преодолев десяток-другой метров, группа остановилась снова. Кругом по-прежнему царило умеренное безмолвие.

- Э-э-эй!

Крик Нэда остался без ответа.

- Идём дальше или возвращаемся? – Маргарит повернула голову в сторону Рокстона. Молодая женщина отчётливо видела плечо и предплечье лорда, остальные части аристократского тела тонули в молочной дымке.

- В этой тропе ещё около ста ярдов. Пожалуй, мы можем себе позволить дойти до её конца.

- Выстрелы были ближе, чем в конце тропы, - заметила Лэйтон. – Хотя люди, наверное, передвигаются. Или передвигались, пока могли.

Крукс хотела оповестить друзей, что ей всё это не нравится, хоть сей факт и так был ясен. Однако едва брюнетка разомкнула губы, как её схватили за лодыжку. Чья-то слабая рука вцепилась в сапог наследницы. В первую секунду Маргарит, естественно, испугалась, но прикосновение было настолько вялым, что попросту не могло представлять опасности.

- Помогите, - прохрипел скрипучий, вроде бы женский, голос. – Спасите…

Бледную старушку в неновом платье и грязном плаще Маргарит и Мелоун общими усилиями поставили на ноги. Пожилая женщина тряслась и невнятно бормотала что-то про спасение и про чудищ.

- Они там… Они… Они убьют её. И его, его тоже. Они… О боже!..

- Успокойтесь, леди, - мягко попросил охотник. Он не знал, окрестить незнакомку мисс или миссис, потому выбрал нейтрально-галантный вариант. – Всё хорошо, Вы теперь в безопасности.

- Не слишком-то обоснованный оптимизм, - вполголоса пробормотала наследница, продолжая держать наготове ружьё.

Старушка находилась в состоянии истерики и вряд ли могла соображать здраво. Чего не скажешь о двух её спутниках, появившихся через полминуты.

_ _ _

Вероника давно поняла, что приглашать к себе домой всех, кто нуждается или якобы нуждается в помощи, - затея неблагодарная и, как правило, опасная. Но не отпускать же растерянных путников на все четыре стороны, когда ни одну из этих сторон и разглядеть-то нельзя. Потому Хранительница предложила трём пока что незнакомцам побыть в доме-на-дереве («Или во дворе дома-на-дереве, если будут себя плохо вести», - мысленно добавила Маргарит), пока не минует Пора туманов.

Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания хищников, которые вполне могли бродить неподалёку, новообразовавшаяся компания хранила молчание, произносились лишь самые необходимые фразы. Полноценный разговор начался после того, как все семеро оказались под защитой электрозабора.

Пожилая дама едва не падала в обморок. Очевидно, ей трудно дался не только сегодняшний день, но и несколько последних недель, если не месяцев. Её спутники выглядели куда бодрее. Невысокая, но, кажется, очень красивая девушка с волосами цвета пепла держалась спокойно, вежливо и чуть-чуть досадливо, словно случившееся только что было лишь неприятным недоразумением. А рослый, широкоплечий брюнет балансировал между спокойствием и угрюмостью, он точно был не из тех, кто быстро находит общий язык с посторонними людьми.

- Что с вами произошло? – осведомился Джон.

- На нас напали ящеры, - ответила девушка. – Не сочтите меня сумасшедшей, но это ведь динозавры, да?

- Да, Вы в здравом уме, - успокоила Вероника.

- Откуда вы? Как попали на плато? – Маргарит не стала утруждать себя светскими предисловиями.

- Нельзя ли поговорить об этом в доме? - Журналисту однозначно не нравилось ощущать себя полуслепым котёнком.

- Мелоун прав, - поддержал охотник.

Дабы не рисковать лифтом, компания разделилась на две группы. Первыми поднимались Вероника, Маргарит, пожилая дама и сероволосая девушка. Девушка впрямь была необыкновенно красива, последние сомнения в этом рассеялись вместе с клочьями тумана, когда лифт набрал достаточную высоту. Пожилая путешественница по-прежнему выказывала отчётливое желание лишиться чувств, но героически держалась. Даже не опиралась ни на кого из соседок по лифту. «Странно, - подумала Крукс. – Я могу понять, что она сторонится чужих людей, то есть нас, но почему старушка не пытается найти поддержку у этой девицы? Они ведь явно давние знакомые, а то и родственницы».

- Челленджер, Финн, мы вернулись! – оповестила Вероника, выходя из лифта. – И у нас гости.

Встречать новоприбывших пришёл только Челленджер, Финн в это время пыталась отмыть руки от разномастного содержимого пробирок, подставку с коими случайно опрокинула в лаборатории. Джордж учтиво улыбнулся гостьям.

- Моё почтение, леди. – В голосе учёного проскальзывали вопросительные нотки.

Однако со знакомством пришлось повременить до момента, когда в дом прибыли остальные мужчины.

- Что ж, полагаю, самое время представиться друг другу, - постановила наследница, испытующе глядя на гостей.

- Конечно, - чинно согласилась девушка с пепельными локонами. – Меня зовут Кейт Норткот. – Она кивнула на престарелую спутницу. – Моя тётушка, миссис Мёртон.

Пожилая дама пролепетала что-то благодарственное.

Кейт повернулась к брюнету. Тот, сложив руки, внимательно изучал обстановку и обитателей жилища.

- А это…

- Дориан Джек, - прозвучало со стороны гостиной.

Все взоры устремились к стыку двух комнат. В проёме замерла Финн. Нет, она не была ни необычайно бледной, ни раскрасневшейся, ни дрожащей, ни плачущей. Она была какой-то застывшей. Словно арбалетчица вдруг вся обратилась в камень, и единственное, что осталось живым – это глаза. Они блестели почти безумно, и взгляд их был напрочь прикован к брюнету. А он, ещё пару мгновений назад являвший собой образец суровой невозмутимости, стоял теперь с приоткрытым ртом, отказываясь верить собственным глазам.

- Финн? – наконец медленно проговорил мужчина.

Девушка кивнула.

Они одновременно сорвались с места навстречу друг другу. Финн вцепилась в Дориана, как только дотянулась до него. Обвила руками его торс, но не прижалась, а подняла голову. Джек воспользовался этим и поцеловал блондинку в губы, скользнув ладонями по её плечикам, спине, талии.

Челленджер, Рокстон, Мелоун, Норткот и Мёртон наблюдали за происходящим с одинаковым изумлением. И лишь Лэйтон с Крукс кое-что понимали.

Потряхивая указательным пальцем в адрес страстно целующихся Финн и Дориана, Нэд изрёк:

- Рискну предположить, что эти двое уже знакомы.

- Вы правы, - лучезарно улыбнулась Вероника.

- Больше того – они ещё и женаты, - добавила Маргарит.

3

Туман скрадывал не только свет, но и темноту. Вечером от марева исходило слабое мутно-беловатое сияние. С высоты дома-на-дереве чудилось, будто все джунгли внизу устланы странным ковром из ваты.

Обе гостьи рано удалились в отведённую им комнату, и теперь никто не мешал свободному общению друзей. За большим столом в гостиной засели Челленджер, Вероника, Мелоун, Рокстон и Маргарит. У Финн с Дорианом, естественно, нашлись занятия поинтереснее. Влюблённым определённо требовалось побыть наедине, и никому в голову не пришло этому препятствовать.

- До сих пор не верится: наша Финн, оказывается, замужняя женщина, - ухмылялся лорд.

- По-вашему, это нереально? – Наследница выгнула бровь.

- Вовсе нет, удивительно не замужество, а то, что Финн ничего о нём не рассказывала.

- У неё были причины, - промолвила Лэйтон. – До сегодняшнего дня она не сомневалась, что Дориан погиб в Новой Амазонии.

- И потом, нам-то она рассказала, - хмыкнула Крукс. – Правда, совсем недавно.

- Всё это мелочи, - уверенно постановил Челленджер. Он тоже был обескуражен, но сие ему не мешало искренне радоваться за их самую юную подругу. Как, впрочем, и остальным. – Главное, что Финн счастлива. Она заслужила.

Остальные, за исключением Мелоуна, принялись наперебой соглашаться с профессором. Журналист же сидел молча и неподвижно.

- Нэд, - обратилась к нему Вероника. Безрезультатно. – Нэ-эд, - Хранительница помахала ладонью перед лицом корреспондента.

- Что? – очнулся репортёр, моргнув.

- Вы в порядке?

- Конечно. – Молодой человек растерянно улыбнулся. – Простите, я задумался.

- О чём?

- О ком. – Мелоун вздохнул. – О Кейт Норткот. Я уверен, что не видел её никогда в жизни, но само имя мне точно знакомо. Вот только не могу вспомнить, где и при каких обстоятельствах я его слышал.

Чуть удивлённая Вероника спросила:

- Это было до плато или уже здесь?

- Полагаю, до. Здесь не так уж много девушек с чисто английским именем и фамилией, услышь я о мисс Норткот на плато, взял бы на заметку.

- Выходит, это было либо в Европе, либо ещё раньше – в Америке, - сделал вывод Рокстон.

Мелоун покивал, и опять вздохнул, досадуя на свою память. Хотя, грех было её винить, через неё ведь прошли тысячи имён, фамилий, должностей и званий – специфика журналистской профессии.

_ _ _

Обычно Финн не стремилась особо освещать свою комнату, девушке было достаточно одной масляной лампы или пары свечек, арбалетчица не боялась темноты, наоборот, инстинктивно считала ту хорошим убежищем от врагов. Но сегодня блондинке хотелось видеть как можно лучше, иметь возможность разглядывать каждую деталь, каждую чёрточку. В комнате мерцали десятка два свечей, плавно, сказочно.

Супруги больше прикасались друг к другу, чем говорили. Это были те прикосновения, на которые не обращаешь внимания, пока они есть, и которых не хватает до зубовного скрежета, когда их нет. Дориан сидел на постели, Финн сидела на коленях Дориана, прижавшись к нему. Он то держал жену за руку, переплетая их пальцы, то обнимал за

талию. Девушка время от времени медленно ерошила густые чёрные волосы, проводя ладонями по макушке мужа.

- Я не смог его спасти.

- Кого?

- Ребёнка, за которым полез в здание второй раз.

Финн закусила губу. Сколько, сколько раз блондинка говорила мужу во сне то, что сейчас скажет наяву.

- Не было ребёнка, Дориан. Там оставили куклу, плачущую куклу. Просто детская игрушка, ничего больше.

Рот мужчины удивлённо приоткрылся, а потом губы тронула улыбка, от которой ярче обозначились морщинки-лучики вокруг глаз.

Арбалетчица сама улыбнулась, аккуратно касаясь кончиками пальцев скулы и подбородка брюнета. Девушка ощутила, что кожа была влажной, Дориана прошиб пот.

- Ты в порядке?

- Лучше не бывает, - хрипловато ответил мужчина, притягивая жену к себе, утыкаясь лицом в её шею. Арбалетчица опять провела рукой по его волосам.

Мужчина чувствовал, как мускулы наливаются силой, в то время как голова, напротив, становится ватной.

- Финн… - Он оторвался от жены, продолжая, впрочем, оглаживать точёные плечики. – Финн.

- Что? – Глаза девушки, затуманенно-счастливые, не сразу обрели осмысленное выражение.

- Возьми, - облизнув губы, мужчина кивнул в сторону прикроватного столика, на который девушка недавно положила свой арбалет. - …Возьми его. Выстрели в меня.

Романтическая атмосфера улетучилась со сверхзвуковой скоростью. Финн решила бы, что муж неудачно подтрунивает, да глаза у того были чересчур серьёзными.

- Что ты мелешь?

- Бери и стреляй! – вдруг сорвался на крик Джек, и шершавые ладони сомкнулись на горле арбалетчицы.

Хватка не была стальной, но не была и шуточной. Словно брюнет боролся с самим собой.

- Дориан!.. – Финн не пыталась сопротивляться, отчасти потому, что ещё могла дышать, отчасти потому, что не получалось полностью поверить в происходящее.

Перед глазами мужчины встала бесцветная размытая завеса, он соображал хуже и хуже, но ясно представлял, как прямо сейчас в соседней комнате Кейт сосредотачивается изо всех сил. Джек закричал, крик походил на звериный рёв.

Муж Финн вскочил, оттолкнув девушку, и метнулся прочь. Болезненно приземлившаяся на пол блондинка поднялась и бросилась следом. В гостиной наткнулась на компанию друзей, недоумённо взирающих туда, куда, судя по всему, только что побежал Дориан.

- Что происходит? – поинтересовались Маргарит и Рокстон фактически хором.

Тут явился сам Дориан, волоча под руку Кейт. До чего же странно смотрелись эти двое! Создавалось впечатление, что каждый слишком слаб, чтоб сопротивляться другому. Джек, держа сероволосую девушку под локоть, волок её за собой.

- Нет! – не своим голосом заорал брюнет, когда возглавляемая арбалетчицей компания двинулась было в их с Кейт сторону. – Нет! – Ввалившись в лифт, мужчина увлёк странно покорную Норткот за собой и привёл в действие спусковой механизм. – Не ходите за нами! Финн, я вернусь, если смогу. Не ищи меня, пожалуйста! Я люблю тебя. – Последние слова перекрылись грохотом лифта.

_ _ _

Разумеется, Финн не послушалась, и едва вызванный лифт поднялся, помчалась на поиски с группой поддержки. Арбалетчица до хрипоты выкрикивала имя мужа, бродя по земле, которую и лицезреть-то не могла. Отходить далеко от дома было равносильно самоубийству, остальные еле-еле уговорили гостью из будущего одуматься и не нестись вслепую неизвестно куда.

В дом все вернулись подавленные и ровным счётом ничего не понимающие. Хотя, нет, у Мелоуна, похоже, созрела теория.

- Я вспомнил, где мне попадалось имя Кейт Норткот. Я не слышал его, я его читал.

4

- Это было примерно за год до того, как я стал участником экспедиции Челленджера. В нашу редакцию пришёл читатель и не просто предложил тему, а принёс историю, изложенную на бумаге. Редактор ознакомился, но публиковать отказался, поскольку у автора не было доказательств. Тот, насколько понимаю, и не ожидал иного исхода, сказал, что раз не получилось привлечь внимание прессы, попробует опубликовать свои заметки как полуходожественную литературу. Я тоже читал рукопись, вместе с несколькими коллегами. Автор рассказывал о своём друге, которого звали, если не ошибаюсь, Джон Каулз.

- Джон Баррингтон Каулз! – Челленджер хлопнул себя по лбу. – Как я сам не вспомнил! Я тоже слышал о той истории.

- А я не слышала, поэтому рассказывайте дальше, - потребовала непривычно серьёзная Финн.

Друзья расположились в гостиной и внимательно слушали Мелоуна, стоявшего посреди комнаты.

- Если вкратце, - продолжил журналист, - то этот Джон Баррингтон Каулз был помолвлен с Кейт Норткот, причём до этого у неё уже был жених, с которым она рассталась чуть ли не перед самой свадьбой. Первый жених умер. И Джон тоже. В обоих случаях всё выглядело не то как самоубийство, не то как трагическое стечение обстоятельств. Но оба несчастных жениха незадолго до смерти находились в настоящем ужасе, бредили от пережитого шока, говорили что-то о страшном секрете Кейт. Мисс Норткот открывала свою тайну возлюбленным. Что за тайна, автор не знал, но очевидно, она была поистине ужасна, раз из-за неё два молодых человека, боготворивших красавицу-невесту, расторгли помолвку.

- За что и поплатились жизнями, - вставил Челленджер. – Ходило много слухов, никто не обвинял мисс Норткот, но на неё стали косо посматривать.

- Видимо, поэтому она предпочла покинуть Англию, - заметила Маргарит.

- И добралась аж до Южной Америки, - мрачно констатировала Финн. – Нэд, ты помнишь что-нибудь ещё?

- Совсем немного, прости. Каулз, кажется, сравнивал Кейт с оборотнем, припоминал рассказ, где прекрасная женщина ночью превратилась в волчицу и сожрала собственных детей. Но пояснений не дал. И был у мисс Норткот какой-то родственник, интересующийся возможностями человеческой воли, его считали человеком с «дурным глазом». Извини, Финн, я читал довольно давно, и многие детали стёрлись из памяти.

Занимался рассвет, первые лучи солнца размытыми красноватыми прожилками пересекали туманное море, словно растворяясь в нём.

Ни у кого сна не было ни в одном глазу. Миссис Мёртон, так и не вышедшая из своей комнаты, наверняка тоже не спала, однако показываться не спешила. Что ж, настало время побеседовать.

_ _ _

Миссис Мёртон долгие годы жила в постоянном страхе, который нещадно подточил душевное равновесие. Нервы её были расшатаны вконец, потому вовсе не удивительно, что ворвавшаяся в комнату Финн, не успев ничего сказать, одним своим свирепым видом ввергла старушку в истерические рыдания. При других обстоятельствах плачущая пожилая женщина непременно вызвала бы у арбалетчицы сочувствие. Сейчас это сочувствие тоже было, но оно с лихвой перекрывалось тревогой за любимого человека, а потому не просматривалось невооружённым глазом.

- Хватит причитать! Я задаю вопросы, ты отвечаешь, и всё будет нормально!

- Финн, - вмешался профессор, - стоит быть чуть деликатнее.

- Нет, не стоит, иначе она проревит до следующего утра и не скажет ничего вразумительного!

Маргарит, бывавшая в относительно похожих ситуациях, догадалась прихватить с собой стакан вина, который и протянула гостье.

- Выпейте, станет легче, - бесстрастно посоветовала наследница.

Мёртон покосилась испуганно, однако рекомендацию выполнила. Руки старушки дрожали, и даже было слышно, как стекло постукивает о зубы.

- Здесь Вы в безопасности, - Мелоун решил внести свою лепту в систему допроса.

Женщина глянула на журналиста как затравленный зверёк. Уставший, давно лишившийся желания жить зверёк.

- Я нигде не могу быть в безопасности. Она найдёт меня, в любом случае найдёт! – Забившаяся в угол Миссис Мёртон обхватила голову руками. – Почему, почему она меня бросила? А я осталась виноватой…

- Вы говорите о Кейт? – спросила Вероника.

Это имя заставило Мёртон затрястись пуще прежнего.

- Я ничего не знаю!

- Да неужели? – Финн встала прямо перед скукожившейся от боязни гостьей, сложив руки. – Вы сами сейчас сказали, что станете для Кейт виноватой, она всё равно будет думать или, как минимум, подозревать, что Вы проболтались. А девица, видать, скора на расправу. – При этих словах Мёртон, умудрившись сжаться ещё сильнее, буквально заскулила. – Если кто и сможет Вам теперь помочь, так только мы.

- Поверьте, мы имели дело с такими опасными противниками, которые Вам и не снились, - поддержал Рокстон.

Подобие горькой усмешки скользнуло по бесцветному лицу гостьи.

- Вы не представляете, что мне снится.

- Расскажите.

Маргарит, которая, оказывается, взяла из кухни целую бутыль спиртного, снова наполнила стакан.

Через четверть часа уговоров, перемежаемых с активным спаиванием старушки, мисс Мёртон если не успокоилась, то сколько-то расслабилась. На лице даже появился призрак румянца. Она всё ещё была напугана до полусмерти, но, видимо, решила, что терять нечего. И потом, похоже, дама впервые видела людей, у которых действительно хватит не только мужества, но и опыта противостоять её инфернальной племяннице.

- Что вы хотите узнать?

Почему-то этот простой прямой вопрос заставил друзей растеряться. Взгляды машинально устремились на Мелоуна, ведь вопросы и ответы были его стихией.

Надо представить, что это интервью, будет легче.

- Какими способностями обладает Ваша племянница?

- Чудовищными. Кто-то назвал бы это гипнозом, но тут нечто куда страшнее и глубже. Кейт может заставить человека сделать практически что угодно. Она подчиняет своей воле, влезает в душу, забирается в сокровенные уголки разума и вытаскивает оттуда самые страшные кошмары, которые становятся её союзниками.

Нэд очень старался думать исключительно как журналист, а для этого надо поставить себя и на место читателя. Что бы хотел узнать обычный человек?

- Откуда эта способность? Она врождённая?

- Мне кажется… Мне кажется, лишь отчасти. В Кейт всегда было что-то… Что-то тёмное. – Сама того не сознавая, Мёртон втянула голову в плечи, ожидая неведомого наказания за свои слова. Но отмщения не последовало, и тогда человеческая потребность рассказать о наболевшем взяла своё. Луиза Мёртон уже и не помнила, когда в последний раз говорила столь много и столь быстро. – Как в её дяде по отцу, Энтони. Его имя редко упоминалось в семье.

- Паршивая овца? – уточнила Маргарит.

- Я бы выразилась иначе: паршивой волк. Он погиб на Востоке, при странных обстоятельствах. Ходили слухи, что мистер Энтони пытался обокрасть какой-то храм.

- Пытался украсть огонь из храма солнцепоклонников, - неожиданно вспомнил Мелоун. Внезапно профессиональная зрительная память развернула перед ним исписанный лист бумаги. – «Ходили слухи, будто он слуга дьявола или кто-то в этом роде, что у него дурной глаз и прочая, и прочая. Были у него, помнится, прелюбопытные идеи о силе человеческой воли, о воздействии мысли на материальные предметы». У них с Кейт было что-то общее? Одинаковый дар? Или она стала ученицей дяди и переняла его умения?

- Я не знаю, клянусь. Никогда не хотела знать. Будь моя воля, я сбежала бы от этого монстра куда подальше, я лучше б скиталась и глодала, чем находилась рядом с ней!..

Репортёр дотронулся до плеча пожилой женщины. Луиза вздрогнула даже от столь аккуратного прикосновения.

- Что она сделала, мисс Мёртон?

Женщина подняла на него свои усталые, выцветшие глаза.

«А ведь когда-то они, верно, были ярко-голубыми», - мелькнуло в голове Мелоуна.

- Она убила своих родителей.

Как ни печально, примерно такого ответа остальные и ожидали, посему друзья не были шокированы. Что, впрочем, не помешало Финн выругаться сквозь стиснутые зубы.

- Как? Зачем?

- Одному богу известно. Или дьяволу. Эмили и Горас были совершенно нормальными людьми, а в один прекрасный день вдруг обезумили, набросились друг на друга, и… И… - Женщина сжала губы, стиснула кулаки, создавалось впечатление, что она вот-вот лопнет от собственных эмоций. - …Убили друг друга, - на выдохе договорила Луиза. – А Кейт стала единственной наследницей.

У Нэда, как и у остальных, сделалось удивительно мерзко на душе. Но он знал, что надо продолжать спрашивать, ведь Мёртон может в любой момент опять замкнуться в себе.

- Это и есть тот ужасный секрет? Поэтому минимум двое мужчин, обожавших Кейт, отказались связывать с нею свою судьбу? Зачем она вообще рассказывала всё избранникам, неужели ей так важна откровенность?

- Я не знаю, - всхлипнула Луиза. – Я боялась лишний раз спрашивать её о чём-либо, понимаете? Я видела, на что она способна, я чувствовала!..

- Как она умудрилась запудрить мозги Дориану? – У Финн лопнуло терпение. Арбалетчица считала, что Мелоун задаёт второстепенные вопросы и никак не приступит к самому важному. – Гипноз? Колдовство? Как это прекратить?!

- Я не знаю, - вновь сказала Луиза. – Боюсь, это вообще нельзя прекратить. Даже здоровый человек не способен долго сопротивляться Кейт, хотя здорового она сама не удержит под полным контролем долго. Потому она обычно доводит своих жертв до духовного истощения, прежде чем забрать их жизнь. – Женщина взглянула на Финн. – Ваш муж был слаб, когда мы нашли его, он страдал от лихорадки много дней. Кейт нетрудно было управлять им.

- Сейчас он вроде здоров, - промолвила Вероника.

- Но Кейт уже захватила его разум. Целиком и полностью, как она была уверена.

- Хотите сказать, гипнотизёрша-садистка управляет каждым шагом Дориана? – мрачно процедила арбалетчица.

- Не каждым шагом. Она… она будто сидит у него в голове и большую часть времени позволяет думать и действовать самостоятельно, однако в любой момент может…

- Взять управление на себя? – подсказал Джордж.

- Да.

- Именно это она и сделала ночью! – Финн повернулась к друзьям. – Кейт пыталась убить меня руками Дориана! Но он не подчинился.

- Он сильный, - с толикой отчаянной зависти произнесла мисс Мёртон. – Сильнее абсолютного большинства. Он не сумел избавиться от её власти, но ему хватило воли сопротивляться и увести Кейт.

- Вот почему она была такая вялая – отдавала все силы, чтоб Дориан не освободился окончательно, - смекнул Рокстон.

- И что теперь? – недоумевала Финн, пытаясь хоть как-нибудь утрясти в голове полученную информацию.

- Я думаю, - Мёртон плавно облизнула губы, - что Кейт не сможет причинить никому из нас вреда, пока ей надо удерживать Дориана.

- То есть пока он не спит?

- Наверно.

- Но ведь рано или поздно он уснёт.

- И тогда мы все горько пожалеем, что до сих пор живы.

_ _ _

Арбалетчица твёрдо вышагивала в направлении лифта.

- Финн, подожди! – уговаривали друзья.

- Не собираюсь!

Джордж Эдвард нагнал гостью из будущего и схватил за руку.

- Тебе надо успокоиться.

- Успокоиться? – прорычала Финн. – Челленджер, эта стерва прихапала моего мужа, а Вы предлагаете мне успокоиться?! Дориан чёрт знает где, наедине с маньячкой, умеющей гипнотизировать, и я ещё молчу о динозаврах, которые шастают в поисках добычи! Нюх заменяет ящерам зрение, а про людей такого не скажешь! – Пыл блондинки нарастал с каждым словом, она раскраснелась и задыхалась от собственной ярости. – Вообще, как по-вашему, для чего ей нужен Дориан? Уж точно не с вязанием помогать! Она решила присвоить понравившегося мужчину, и может, уже совращает там его по полной программе, если не совратила за все те дни, что они путешествовали вместе! И Вы хотите, чтоб я сидела на месте и думала обо всём этом?!!

Никто не сообразил сразу, что лучше сказать. Каждый прекрасно понимал чувства Финн, но также понимал бесполезность поисков в непроницаемом тумане. Наконец, к арбалетчице подступила Хранительница. «Если она сейчас начнёт с жалобного и скорбного «Финн», я завизжу», - раздражённо постановила младшая блондинка.

- Я не буду говорить, что знаю, каково тебе, - начала Вероника. – Думаю, что могу представить, но не стану утверждать наверняка. Ты вольна сейчас уйти, и тогда мы все пойдём за тобой, без вариантов. Мы все вместе будем искать Дориана. Но не найдём его.

- Лишь подвергнем себя опасности, - подхватила наследница. – Подумай, Финн. Норткот, Мёртон и твой Дориан как-то продержались до встречи с нами. Я уверена: дар Кейт, чем бы он ни был, действует и на животных.

- Ты не можешь знать наверняка!

- Не могу, - согласилась Кру. – Но я умею делать выводы, почти всегда правильные, иначе я попросту не дожила бы до сегодняшнего дня, не стояла сейчас перед тобой. Ты окажешь Кейт неоценимую услугу, добровольно угодив в пасть динозавра.

Финн покачала головой, тяжело вздохнула и посмотрела на Маргарит глазами, в которых читалась детская беспомощность.

- А если она сломит Дориана и уведёт? И я его больше никогда, никогда не увижу.

- Вряд ли Кейт захочет уйти.

- Почему?

- Сама подумай. Она неизвестно сколько расхаживала по джунглям, отражала нападения дикарей и зверей. Это, как ни крути, утомляет. А тут попадается дом-на-дереве – жилище, предлагающее защиту от большинства опасностей плато. Правда, уже занятое другими жильцами, но Кейт наверняка посчитает, что эту проблему несложно устранить. Нам необязательно искать её, Финн. Я не сомневаюсь, что рано или поздно Норткот появится сама.

5

Мелоуна и Маргарит посетила одна и та же мысль: зачем Кейт Норткот вообще подалась в дебри Южной Америки? Вряд ли такая девица забредёт в подобную глушь случайно, а для простого бегства от сплетен на планете есть тысячи куда более комфортных мест.

- Не зря говорят, что гении мыслят одинаково, - ухмыльнулась наследница, когда она и репортёр столкнулись у стеллажа, хранящего многочисленные тетради с заметками Тома Лэйтона.

Двое принялись искать любые сведения, связанные с солнцепоклонничеством, - более надёжных зацепок не имелось. Самой крупной информационной находкой стало описание Савитр-Девалайя (Нэд чуть язык не сломал, читая первый раз, а с третьей попытки вышло уже недурно) – легендарного Храма Солнца. Легендарность заключалась главным образом в том, что никто из собеседников Лэйтона никогда не видел Храм своими глазами. Поговаривали о божественном огне, веками не угасавшем в главном зале. Божественный огонь, согласно различным версиям, сулил бессмертие, небывалую силу, единоличную власть над людскими умами и душами или пожизненное освобождение от уплаты налогов. Вокруг Храма вились десятки мифов и слухов, многие из которых противоречили друг другу.

- Понятно лишь то, что Савитр-Девалайя не храм одной религии, - резюмировал Мелоун. – Это место священно для всех или почти всех, кто чтит солнце.

Кру кивнула и дополнила:

- А чтящих полным-полно, даже не плато. Две из трёх религий так или иначе отдают солнцу дань уважения.

Настала очередь Мелоуна кивать.

- Мне кажется, нам следует поискать заметки об отдельных местных общинах и культах, увлекающихся поклонением солнцу. Возможно, мы найдём ключ к тайне Кейт.

- Придётся перерыть кучу тетрадей. – Поглядев на собеседника пристальнее, брюнетка усмехнулась. – Но нам ведь особо больше нечем заняться, пока стоит этот чёртов туман.

Остальных друзей привлекать не стали. Финн попросту не сумела бы сосредоточиться на поисках в рукописях, тем более, девушка и с печатными буквами ещё не крепко дружила, а разбираться с письменными ей было б сложно вдвойне. Вероника присматривала за миссис Мёртон, та хоть и казалась воплощением беспомощности и безвредности, рисковать не стоило. Челленджер делал приспособления, которые могли пригодиться при нулевой видимости, ибо понимал, что Финн продержится в лучшем случае два-три дня, а потом рванёт на поиски мужа независимо от того, исчезнет туман или нет. Рокстон помогал профессору, чередуя обязанности подсобного работника и практического испытателя.

Дневной свет разгорелся, померк, угас, сменившись пламенем свечей, а журналист и наследница продолжали читать тетради Лэйтона. За весь день двое сделали только пару малюсеньких перерывов. Наконец, самоотверженные труды были вознаграждены.

- Это интересно. – Мелоун осёкся, осознав, что сегодня уже не раз произносил сию фразу, а «тревога» оказывалась ложной. – И не только интересно, а ещё страшно. – Парень подошёл к брюнетке и раскрыл перед ней тетрадь, указав на нужный абзац. – Взгляните.

- «Авадиши», - прочитала Маргарит. – Очередные солнцепоклонники. – Молодая женщина быстро пробежалась взором по строкам. – Агрессивные, уважали жертвоприношения.

- Это не всё. – Мелоун перевернул страницу.

- «Убийство первенца». – Маргарит нахмурилась, перевела взгляд с тетради на собеседника. Репортёр тоже не пылал одобрением к методам культа. Кру вернулась к малоприятному чтению. – «Жрецы Авадишей приносили в жертву собственных детей, - брюнетка нахмурилась ещё сильнее, - это было не ценой за будущие сверхъестественные способности, а платой за уже имеющееся могущество. Жрецу или жрице вместе с дарованной силой давалось десять лет, в течение или по истечении которых необходимо было принести жертву. Обязательно первенца, лучше всего – рождённого в законном браке. Не выполнившему обряд жрецу предстояло умереть и мучиться после смерти». – Маргарит мотнула головой, будто стряхивая с себя пыль мракобесия. – Считаете, это и есть страшный секрет Кейт?

- Не факт, но вполне вероятно. – Нэд потёр красные от усталости глаза. – Если бы моя невеста призналась, что собирается торжественно убить нашего ребёнка, я бы, не раздумывая, разорвал помолвку.

_ _ _

- Значит, есть большая вероятность, что Кейт пришла на плато в поисках Савитр-Девалайя, - констатировал Челленджер, когда наследница и репортёр поделились открытием с друзьями.

Штабом мозгового штурма стала кухня. Участвовала и Вероника, оставившая крепко спящую миссис Мёртон.

- Даже если вы оба правы, Норткот придётся подождать, пока спадёт туман, - заметил Рокстон. – В такой мгле ничего не отыщешь.

- Бесспорно, - согласился Джордж. – Всё же информация может нам пригодиться. Надо бы выяснить, верно ли предположение насчёт храма.

- Спрошу у миссис Мёртон, - Вероника поднялась из-за стола и вышла из кухни.

Хранительница не испытывала жгучей симпатии к новой жилице, однако по-человечески жалела пожилую даму, которая годами была вынуждена жить в страхе перед деспотичной племянницей. Сегодня вечером Луиза – Вероника даже не представляла, впервые за сколько лет – улыбнулась искренне и не вымученно. Женщина прислушивалась к блаженной тишине у себя в голове. «Вы и вообразить себе не можете, какое это счастье, когда в твоём разуме нет никого постороннего», - нежно произнесла гостья.

Оказалось, это были последние слова Луизы Мёртон.

_ _ _

- Думаете, она… сама, или её заставила Кейт? – Финн задала вопрос, который мучил и остальных жильцов дома-на-дереве.

- Думаю, если б Кейт снова могла без ограничений пользоваться своими силами, мы бы уже ощутили её недовольство на себе, - кисло хмыкнула Маргарит.

- Видимо, миссис Мёртон считала это неизбежным, - невесело сказал репортёр.

- И боялась настолько, что покончила с собой. – Вероника сжала губы.

Мелоун взглянул неё с тёплой заботой.

- Вы ни в чём не виноваты.

Лэйтон была благодарна за утешение, но не разделала мнение Нэда.

- Кто же тогда виноват? Я оставила её без присмотра.

- Не надо, Ви, - Финн резко мотнула головой. – Она спала, а ты, вообще-то, никоторым местом не обязана быть круглосуточной нянькой при полоумной старушке, пусть старушка и ополоумела по уважительной причине.

_ _ _

- Ты собираешься простоять здесь всю ночь? – Маргарит ступила на балкон.

Финн продолжала оглядывать темноту, внизу разбавленную слабым, но завораживающим мерцанием тумана.

- Не знаю, - выдохнула арбалетчица, чуть подняв голову и устремив взгляд вдаль. – Кейт до сих пор ничего не сделала. Значит, он всё ещё не спит. Он не спит уже два дня, два дня как минимум, Маргарит.

Она выглядела усталой и измученной. Финн волновалась, и эмоции некуда было выплеснуть - не на ком и не на чем было срываться. Девушка часами расхаживала по дому, смотрела на бесконечное молочное море, во всех известных ей выражениях проклиная туман.

- Он сильный. – Маргарит плохо умела утешать, но понимала, что сейчас ничто не может быть хуже тишины. – Ты тоже сильная. Мы все не из слабых. Кейт не знает, с кем связалась.

- Вдруг она решит, что проще убить Дориана, когда он свалится от усталости? - Арбалетчица развернулась, прислонившись к перилам боком.

«Какая она бледная», - подумалось Маргарит. Вслух Кру стала развивать логическое, пускай не совсем беспристрастное, рассуждение:

- Она удерживает его, контролирует движения. Если б хотела убить, давно бы убила и принялась за нас. Значит, Дориан нужен ей живым, она его хочет.

- Ага, прямо во всех смыслах, - фыркнула арбалетчица.

- Ну, за что – за что, а за это её трудно осуждать, - лукаво улыбнулась наследница. – Твой муж - привлекательный и видный мужчина.

Финн поневоле улыбнулась в ответ, и это была та реакция, на которую рассчитывала Маргарит.

- Не боишься, что я передам твои слова Рокстону?

- Нет. Во-первых, я могу с честными глазами всё отрицать. Во-вторых, я же не сказала, что твой муж – самый привлекательный и видный мужчина.

Секунду-другую блондинка и брюнетка смотрели друг на дружку, после чего рассмеялись.

6

На следующий день Вероника, внимательно изучив картину под окном, заявила:

- Пора туманов проходит. Думаю, мы сможем отправиться на поиски уже завтра.

Неопытным глазам остальных чудилось, будто обстановка ничуть не изменилась, однако ближе к вечеру все разглядели, что туман стал более рыхлым, а местами почти прозрачным, и эти места напоминали синеватые жилки под чьей-то нежной белой кожей.

«Скорей бы завтра, - повторяла про себя Финн. – Скорей бы завтра».

Где сейчас Дориан? Бодрствует ли до сих пор, или уже провалился в сон? Получается, Кейт тоже не спала всё это время, и, скорее всего, даже если Дориан уснёт первым,

Норткот тоже пристроится отдохнуть, прежде чем кидаться в атаку. До того, как заснуть, Кейт наверняка позаботиться, чтоб у Дориана не было шанса устроить ей неприятное пробуждение, а то и придушить во сне. Что она с ним сделает? Убьёт? Нет; Финн доверяла рассуждениям Маргарит и сама видела в них логику. Скорее всего, Кейт свяжет Дориана, и дай бог, чтоб ей хватило ума как-то спрятать обездвиженного человека, а не оставлять на открытом, пускай и затуманенном пространстве.

Несколько дней арбалетчица не находила себе места, и теперь нетерпение возросло до предела. Напрасно девушка пыталась поспасть, напоминая себе, что завтра ей потребуются силы. В итоге, чтоб чем-то заняться, гостья из будущего принялась собирать дорожный рюкзак.

Стандартный набор. Фляга с водой, запасные стрелы, немного еды. Аптечку наверняка прихватит с собой Челленджер. Надо будет попросить у Рокстона или Маргарит револьвер на всякий случай. Верёвка тоже может пригодиться.

Блондинка отыскала в кладовке солидный кусок бечевы, перемотала, чтоб вышло компактнее, присмотрелась и спешно сунула моток в рюкзак. Финн отлично понимала, что верёвка – это просто верёвка, ничего больше; и всё же не всегда удавалось отогнать воспоминания.

Финн было лет шестнадцать, когда подходил к концу очередной период массовых подземных пряток. Благодаря пещерным ручьям и озёрам вода у людей всегда имелась в наличии, а вот провизия заканчивалась, недоедание превратилось в голодание. Девушка до сих пор гадала, что это было – холодный расчёт или вспыхнувшее безумство? Что заставило Сэма задушить Денни старой, некогда бельевой, верёвкой? Малышу Денни и четырёх лет не исполнилось, его мать умерла, мальчик скитался за компанию, взрослые заботились о нём поочерёдно и урывками. Видимо, Сэм, рассудительный и всегда такой спокойный Сэм, решил, что пора сокращать количество лишних ртов, и к выполнению своей страшной задачи приступил, пока остальные спали. Следующей после Денни была намечена Финн. Всё это девушка и другие вынужденные обитатели подземелья поняли позже, после того, как самого Сэма не стало, после того, как в углу нашли скрюченное холодное тельце Денни. А для Финн всё началось с боли, узкой полоской опоясывающей шею, и нехватки воздуха. Сэм недооценил свою вторую жертву. Финн удалось просунуть пальцы под верёвку, удалось двинуть затылком Сэму в нос, удалось заехать локтем убийце под рёбра. Другие собратья по несчастью начали просыпаться, но не один из них пока не очухался до такой степени, чтоб при полной тьме разобраться в ситуации и прийти на помощь Финн. Финн справилась сама, не помня себя от ужаса. Она, в конце концов, отцепилась от Сэма, толкнула его и, споткнувшись, тоже упала, не зная, что приземлиться предстоит уже на безжизненное тело – Сэм разбил голову о выпирающий камень. Момент того падения Финн не забыла до сих пор.

Что-то встряхнулось, и правая рука, особенно в областях плеча и запястья, отозвалась болью.

- Финн! – донёсся издалека голос Мелоуна. – Финн! – Громче. – Финн, очнись! – Совсем близко.

Лицо Мелоуна вырисовалось вслед за голосом. В следующую секунду к журналисту подскочил охотник, и они вдвоём резво вытянули Финн, которая до этого висела за перилами. Если б не репортёр, услышавший странные звуки, подоспевший вовремя и успевший схватить арбалетчицу за руку, девушка бы продолжила краткосрочный полёт, который начался, когда она сиганула за окно своей комнаты.

- Что случилось? – Финн проморгалась. И ответила на свой вопрос: - Проклятье, Кейт взялась за дело. – Она потёрла горло и обнаружила, что на пальцах осталась кровь - в охватившем её мороке Финн расцарапала себе шею.

Крик Вероники заставил троицу ринуться в комнату Хранительницы. Ещё до того, как они подоспели, вскрикнула Маргарит, затем сам Рокстон скорчился, Мелоун тоже попал под удар.

Теперь атака Кейт представляла собой именно удары. Не галлюцинации, основанные на страданиях прошлого, а ощущения от тех страданий, чистая, концентрированная выжимка из мучений минувших лет. Норткот более не сосредотачивалась на ком-то одном, а била каждого по очереди, очень быстро чередуя жертв. Наверное, девушка была в ярости, не исключено, что она надеялась свести с ума всех пятерых недругов разом или хоть кого-нибудь добить до сердечного приступа либо самоубийства. Шансы на успех у неё имелись немалые. Скользкими и металлически-холодными когтями она впивалась в души, в мысли, в воспоминания, копая всё глубже и глубже.

И копнула слишком глубоко.

Секунду назад Кру готовилась выть, перед глазами промелькнула комната, холодная и равнодушная женщина, называющая себя матерью Маргарит, и наследница не знала, куда деться от всепоглощающего чувства одиночества и полной ненужности ни другим, ни самой себе.

«Ну и что? - спросил вдруг кто-то, и мисс Кру с удивлением поняла, что это её внутренний голос, только какой-то уж очень внутренний, глубокий, раньше почти неразличимый. – Кто она такая, чтоб пугать тебя твоими же воспоминаниями? Кто ты такая, чтоб пугаться этих простеньких фокусов?»

Маргарит вскинула голову. Комната с игрушками растаяла, сменившись комнатой дома-на-дереве; наследницу обнимал лорд, тоже не могущий похвастать отличным самочувствием и душевным равновесием. Но и это схлынуло в следующий миг.

Уже не такой плотный, но поблескивающий в ночи туман чуть расступался перед углублением в земле, где пылал костёр. Пламя взвивалось метра на полтора в высоту. Рядом, скрестив руки на груди, стояла Кейт Норткот. На ней не было специальной ритуальной одежды, и всё же девушку окружала аура чего-то мощного и страшного.

«Я знаю это место, - подумала Маргарит, увидев рядом с собой причудливой формы валун. – Берег озера, мы были здесь пару недель назад, Финн ещё хотела искупаться, но Вероника отсоветовала».

Определение местоположения было важным, но не главным вопросом.

Кейт заметила визитёршу, глаза девушки округлились, затем сузились.

- Кто ты попала сюда? – Во властном голосе явственно слышалась угроза.

Но Маргарит лишь усмехнулась и своим… ну, практически своим голосом выговорила:

- Хочешь, чтоб я объяснила? – Родимое пятно на лопатке приятно покалывало. – Ты не доросла до такой чести, малышка, и вряд ли дорастёшь. – Не бегом и всё же стремительно приблизившись к Кейт, Маргарит организовала для Норткот быстрый и крепкий удар в область подбородка.

Кейт была сильным манипулятором, но по части рукопашного боя наследнице и в подмётки не годилась. Поняв это, Норткот возвела между собой и неприятельницей стену, однако Маргарит легко перешагнула преграду, которой на самом деле не существовало.

После второго задушевного удара Кейт отшатнулась, послышался слабый всплеск – несколько комочков земли упали в воду.

- Кто ты такая?! – Очи девушки вспыхнули пламенем, трудно даже сказать, в переносном или прямом смысле.

- Та, кто очень не любит, когда лезут к ней в голову. – Вода. Вода это жизнь. В воде много жизни. Разной. И безобидной, и опасной. Опасной и голодной. – Та, кто презирает соплячек, упивающихся властью над беспомощными старухами, влюблёнными идиотами и подкошенными болезнью мужчинами. – Ну же, кто тут самый голодный? Давай сюда! - И та, с кем тебе лучше было не связываться.

Всё началось, случилось и закончилось чрезвычайно быстро. Рывок, бросок, движение смертоносных челюстей. Кейт не успела ничего понять, когда возникший посреди в общем-то, не широкого, зато глубокого озера плезиозавр, мотнув своей огромной шеей, схватил Норткот и утащил под воду, где незамедлительно устроил себе поздний ужин или очень ранний завтрак.

7

Кру очнулась на своей кровати в окружении встревоженных друзей - особо стоит отметить взволнованного лорда - и первым делом поинтересовалась, не исчезала ли она, Маргарит, куда-нибудь.

- Ты всё время была здесь. – Рокстон сжал ладонь брюнетки. – Только потерялась сознание из-за штучек Кейт.

- Поверь, я в долгу не осталась, - осклабилась наследница, плавно приподнимаясь. – Пострадавших нет, все целы?

- Вам перепало больше всех, - произнёс Мелоун.

Маргарит улыбнулась снова, более тепло. Перевела взгляд на бледную Финн.

- Я не знаю точно, где Дориан, но знаю, где была Кейт в последние минуты своей жизни. Полагаю, надо искать его где-то неподалёку.

_ _ _

- Каково это было – чувствовать себя Морриган? – с толикой лукавства поинтересовался лорд.

Далеко не первый такой вопрос за нынешнее утро; Челленджер и вовсе успел развить теорию, научно объясняющую так называемое переселение душ. В другое время Маргарит давно бы попросила сменить предмет беседы, скорее всего, не в самой вежливой форме. Однако и наследница, и остальные путешественники сознавали, что любой разговор сейчас быстро сведётся к одной из двух тем – либо привет из прошлой жизни Маргарит, либо судьба Дориана. И, честное слово, Финн наверняка взревёт, если опять придётся переливать из пустого в порожнее. Утешения и обнадёживающие фразы были произнесены, и другого пока не требовалось.

…Они пришли к озеру ещё до полудня, и после тщательного обследования местности обнаружили углубление под корнями дерева. Там валялись верёвки, очевидно, те, которыми был связан Дориан и от которых он сумел освободиться. Но куда отправился Джек дальше – оставалось лишь гадать. Прочесть следы не представлялось возможным, ибо непроницаемый туман всё ещё стелился по земле. Собственно, только у земли он и оставался, «кончаясь» на высоте в пятнадцать-двадцать сантиметров; этого было более чем достаточно, чтоб скрыть отметины, которые помогли бы определить, в какую сторону подался муж арбалетчицы. Вдобавок, почва за несколько недель без дождя знатно затвердела, и подошвы обуви не оставляли отпечатков.

Сейчас друзья возвращались домой, чтобы взять запасы для более долгого поискового путешествия. Каждый втайне надеялся, что Дориан каким-то чудом сумел сам отыскать путь к дому-на-дереве, и преспокойно дожидается возвращения жильцов. Мечты-мечты.

- Не стану скрывать, весьма любопытное ощущение, - ответила наследница. – Но я не чувствовала, что это нечто новое. Я словно что-то припомнила, а потом опять позабыла.

К электрической ограде путники подошли в пик дневной жары. Солнце как будто стремилось компенсировать всему и всем вынужденное пребывание в молочной мгле, и жаркие золотистые лучи, сдавалось, лились на землю особенно щедро.

Идущий первым Рокстон открыл калитку, однако, не миновав ограду, оглянулся на Финн и посторонился, пропуская девушку вперёд. В добродушных карих глазах лорда сверкнула радость и что-то типа благословения, мол, давай.

На одном из тех ящиков, что были сложены или свалены во дворе у самого ствола дерева, сидел мужчина в тёмных штанах и теоретически белой майке. Его трудно было разглядеть сразу из-за пирамиды всё тех же ящиков и корзин. Зато, увидев мужа, Финн больше не сводила с него глаз.

Дориан улыбнулся, поднимаясь. Он по-мальчишески развёл руками, шаг за шагом приближаясь к жене.

- До последнего боялся, что не найду дорогу.

Эпилог

- Идите все, наконец, за стол! Ужин стынет, а я, чёрт возьми, не собираюсь его разогревать, он и так подгорел!

Воззвание Маргарит заставило и Финн, и Дориана прыснуть со смеху. Супруги уже несколько часов сидели - и не только сидели – в комнате арбалетчицы; пожалуй, стоило выйти хотя бы ради приличия. Порог они перешагнули, держась за руки.

- Уже страшно, правда? – хихикнула встретившаяся по пути Вероника, которая тоже направлялась ужинать. Девушка, конечно, имела в виду замечание Маргарит.

Хранительница села за стол, присоединившись к наследнице, охотнику и репортёру; Челленджер из своей лаборатории крикнул, что вот-вот подойдёт. Финн с Дорианом нерешительно остановились недалеко от дверного проёма.

- Вероника, - начала арбалетчица, и одно это обращение вместо куда более привычного «Ви» насторожило Лэйтон. – Мы, - девушка оглянулась на мужа, который встал позади неё и, будто защищая, обнял её за талию, - хотели спросить… Мы поймём, если ты, если все вы захотите, чтоб я и Дориан куда-нибудь переехали.

- Куда? – ухмыльнулась наследница. – До ближайших приличных меблированных комнат довольно далеко, да и хороших отелей на плато, насколько мне известно, нет.

- Я серьёзно, Маргарит.

- Можно понять людей, которые не хотят жить под одной крышей с семейной парой, - вступил Дориан. – Словами не передать, как я благодарен за то, что вы спасли Финн, дали ей дом, защиту и даже больше – вы все стали для неё настоящей семьёй. – О, стоило видеть блеск в глазах Финн, когда она рассказывала мужу, кем для неё сделались эти люди, как они о ней заботились; и она заботилась о них. - Мне не хочется отплачивать вам за это дополнительными неудобствами.

После недолгого, однако пристального взгляда в адрес Дориана, Вероника тряхнула головой.

- Я притворюсь, что не слышала этого.

- Вы ещё ничего не знаете о настоящих неудобствах, - хмыкнула Маргарит, впрочем, весьма добродушно. Замечание было нелепое, учитывая прошлое Дориана, но сейчас не время для педантизма.

- Не упускайте возможность остаться и посмотреть, - подхватил Рокстон.

- Поберегись! – воскликнул Челленджер.

Профессор промчался по гостиной, держа в вытянутых руках стеклянную банку с синеватым содержимым, испускающим дым. Склянка была незамедлительно выброшена за перила, вскоре раздался не то громкий хлопок, не то тихий взрыв.

Никто, кроме Дориана, не обратил особого внимания на сей инцидент. Через несколько секунд Челленджер был на кухне. Он занял своё место, походя похлопав брюнета по плечу. Жест вроде бы пустяковый, но для Джека это значило немало.

Дориан поцеловал жену в затылок, Финн положила ладони поверх рук мужа. Затем парочка, опомнившись, смущённо разомкнула объятья. Финн присела на обычное место, и несложно было догадаться, кому предназначался свободный стул рядом с нею, специально перебазированный сюда из кладовки четверть часа назад.

К радости всех присутствующих ужин состоял не только из подгорелых гренок, но из вполне съедобной (по крайней мере, с виду) рыбы, лишь слегка «перерумяненного» хлеба и фруктов.

- Мы здесь все со странностями, зато с нами не соскучишься, - гостеприимно подвёл итог Мелоун. – Добро пожаловать.

- Тебе понравится, - полушёпотом заверила Дориана улыбающаяся Финн.
- Не сомневаюсь, - улыбнулся в ответ мужчина.

Конец

(1 января 2015г. – 21 марта 2016г.)

Отредактировано Б.Е.С. (2016-03-21 19:37:55)

0


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу The Lost World - Затерянный мир » Пора туманов / Мини / Закончен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC