Вверх страницы
Вниз страницы

АДМИНИСТРАЦИЯ

ICQ 575577363 Николь

vk|лс|профиль

ICQ 436082416 Ольга

vk|лс|профиль


ГОРДОСТЬ ПЛАТО

имя участника имя участника имя участника имя участника имя участника имя участника

"7 вечеров с ..."

выбор жертвы для 7 вечеров

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


Обновления от авторов форума (читать)

***

Друзья! Записываемся играть в "Мафию", на дуэли, принимаем участие в ролевых играх, активно выкладываем свои произведения и не забываем приглашать друзей! Зарабатываем баллы и получаем подарки (настоящие)! С/л, АМС!

Мы ВКонтакте

Plateau: fiction & art

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Ориджиналы » А почему бы и нет? Приморье (роман) / Завершён


А почему бы и нет? Приморье (роман) / Завершён

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: А почему бы и нет? / Приморье (роман – приключения, романтика, фантастика)
Автор: Елена Бжания
Размер: около 230 000 знаков с пробелами (73 страницы шрифтом «Times New Roman»-12)

Аннотация: Жизнь штука не простая, в ней всякое случается. Например, можно очнуться и понять, что ничего о себе не знаешь, точнее, не помнишь. И как хочешь, так и крутись-вертись среди различных племён, междоусобиц, сложных обычаев и всевозможных опасностей.
Повествование не однополярное, оно сплетено из нескольких историй, в том числе и романтических (их будет минимум две).

От автора: Чтобы не разводить долгое, нудное вступление, просто выражу благодарность. В первую очередь – Ольге Кучеровой, с которой мы много обсуждали эту историю. В книге использованы некоторые Олины идеи, например, с поясом Нари, к созданию образа главной героини Оля тоже приложила руку. Также спасибо Ольге Мамыкиной, которая помогла мне с названием произведения.

0

2

Почему бы и нет?
Приморье

1. Будем знакомы

  -Лучше бы тебе туда не ходить.
  Рыжеволосая девушка вздрогнула и резко повернулась на голос. В паре шагов от неё стаял парень в тёмной майке.
  -Ты кто?- Зелёные глаза недоверчиво прищурились, правая ладонь легла туда, где раньше был нож. –Что тебе от меня нужно?
  -Мне? От тебя? Да ничего. Просто хотел предупредить.- Незнакомец кивнул в ту сторону, куда девушка энергично вышагивала ещё несколько секунд назад. –Странные места. И ребята там странные бродят.
  Рыжая удивилась его удивлению.
  -Им и положено быть странными,- она склонила голову набок, свет полуденного солнца заставил и без того яркие кудряшки вспыхнуть медным пламенем. –Это ведь Ахры.
  -Кто?
  Девушка растерялась ещё больше.
  -Ахры.- И её осенила догадка. –Ты не здешний?
  А что, хороший вопрос. Русоволосый парень и сам хотел бы знать ответ.
  -Вполне возможно,- уклончиво протянул неизвестный.
  Рыжей некогда было разбираться. Она лишь легонько закатила глаза, словно говоря: «Я ничего не поняла, но это и неважно», развернулась и опять направилась к лесной чаще.
  -Ты всё-таки туда собираешься? Одна к тем странным ребятам?
  -Ага.
  -Подожди, это опасно.
  -В том-то весь смысл.- Девушка вновь приостановилась и обернулась. –Это испытание.- Она немного помолчала, но в конце концов не удержалась и с почти детским восторгом поведала: -Испытание Нари.- И мигом вернулась к непоколебимой чинной самоуверенности.
  -Что такое Нари?- Да, на русоволосого слова зеленоглазки определённо не произвели должного впечатления.
  -Ты что, вчера родился?- обиженно выдохнула она, опять отбросив степенность.
  Незнакомец выдал сконфуженную ужимку и почесал тёмную макушку.
  -В каком-то смысле да. Видишь ли, я ничего, совсем, абсолютно, совершенно ничего о себе не помню. Очнулся вчера и понял, что не знаю, кто я и откуда.
  Рыжеволосая заинтересовалась. Надо же, как необычно.
  -А где очнулся?
  -Где-то здесь… Я точно не знаю: я долго бродил, не исключено, что кругами.
  Несколько секунд девушка пристально изучала этого беспамятного, после чего изрекла:
  -Я Рада.
  Настал черёд бедолаги оскорбляться.
  -Чужому-то горю?!
  Зеленоглазая не сразу поняла, в чём смысл, а когда осознала, уголки её губ скривились, брови насмешливо приподнялись.
  -Меня так зовут: Рада.
  -Понял.
  -А ты своего имени не знаешь, правильно?
  -Правильно.
  -Будешь Эриком.
  -Почему это Эриком?
  -Ну надо же тебе как-то зваться. Или имя не нравится?
  Парень на мгновенье призадумался и вынес вердикт:
  -Нет, имя нормальное. Просто… Почему именно «Эрик»?
  -А почему нет? Ты тянешь на Эрика больше, чем на Домея или Руслана.
  Тут, несомненно, была логика, но женская, поэтому не стоило и пытаться её понять. К тому же, имя действительно неплохое. Сам бы, наверно, долго придумывал, решал и колебался.
  -Уговорила, стану Эриком.
  -Что ж, будем знакомы.
  Рада поглядела на небо, прикидывая, сколько сейчас времени. Пожалуй, у неё есть ещё часов девять-десять до захода солнца, но это не так уж много, даже наоборот – впритык. С другой стороны, не бросать же человека на произвол судьбы. А без помощи Эрик тут вряд ли долго протянет.
  -Ты ранен?
  -Нет. Несколько синяков и царапин.
  -А голова?
  -Не повреждена.
  -Ни раны, ни хотя бы шишки?
  -Ничего такого.
  -Странно.
  -Что конкретно?
  -Я слышала, что человек может потерять память от крепкого удара по башке. А если твоя голова цела-целёхонька…
  -Думаешь, обманываю?
  -Да нет. И вообще, не собираюсь во всё это вникать, у меня своих забот по горло. Но если честно, настораживает, что ты не растерян.
  Эрик уныло усмехнулся.
  -Лишь внешне. К тому же, у меня были сутки на то, чтобы прийти в себя. Видела бы ты меня вчера.- Он не напрашивался на жалость. Но в его глазах мелькнула настолько тягостная тоска, настолько отчётливое чувство безысходности, что у Рады сердце ёкнуло.
  Рыжеволосая со вздохом покачала головой.
  -Вот что. Я выведу тебя к ближайшему посёлку. Там как-никак лучше, чем одному в глуши. Идём.
***
  Дорога извивалась и петляла, но соблазна срезать путь через дебри колючего кустарника ни у Рады, ни у Эрика не возникало.
  -Осталось недолго,- сообщила девушка. –Ты со вчерашнего дня успел побывать в какой-нибудь деревне?
  -Нет.
  -И ни с одним из здешних племён не общался?
  -Нет. Попадались отдельные личности, да ещё была свора тех чудиков, которых ты назвала Ахрами.
  -И как ты от них сбежал?
  -Я не сбегал. Они меня не видели, я затаился. Пришлось стать гением маскировки.
  Рада фыркнула.
  -Ты говоришь такими заумными словами. Нельзя как-то попроще?
  -Хорошо, постараюсь. Ты, случайно, не встречала кого-нибудь с похожей речью? Нет здесь общин, где принято изъясняться подобным образом? Это могло бы стать ниточкой.
  -Не, не встречала.- Рада внимательно поглядела на спутника. –Удивительно. Не помнишь ни имени, ни прошлого, а мудрёные словечки не забыл. И вообще, знаешь значение слов, названия предметов.
  -Человеческий разум – загадка.- У Эрика возникло ощущение, будто он уже не раз говорил что-то в таком роде.
  Они шли по неширокой каменистой дороге, местами сужающейся до размеров тропинки. По обе стороны росла ежевика, тянущая к путникам унизанные шипами ветки, чуть дальше – орешник и акации, кое-где попадались кипарисы.
  На небе не было ни облачка, и солнце нагло этим пользовалось, нещадно припекая. Под яркими лучами серебристыми искорками поблескивало море. До него было не больше километра, однако береговая линия не просматривалась, её загораживали густые заросли всевозможных деревьев и кустов. Из-за горного рельефа видна была только водная лазурь, на горизонте сливающаяся с синевой неба.
  Эрик потёр болящие, покрасневшие плечи.
  -Обгорел на солнце?
  -Практически обуглился,- посетовал русоволосый. Затем осмотрел обнажённые плечи собеседницы, на которых не то что ожогов, загара не было. –А ты белая, как молоко. Много времени проводишь в помещениях?
  Рада чуть не расхохоталась.
  -Я?! Да я живу под открытым небом, у меня крыша над головой бывает только по большим праздникам. Вернее, для меня крыша над головой – большой праздник.
  -Выходит, твой организм привык к такому солнечному излучению, следовательно, ты местная. Я же, видимо, нет.
  Взгляд Эрика ещё раз изучил зеленоглазую с ног до головы. На ней было то ли коричнево-серое, то ли серо-коричневое платье с широкими рукавами-лямками, приспущенными с плеч, и с неровным подолом, заканчивающимся за добрых пятнадцать сантиметров до колен, материал, по крайней мере, с виду, очень смахивал на тонкую мешковину.
  -Здесь все девушки одеваются так… коротко?
  Рада и бровью не повела.
  -Не все. Лишь те, кому не нравится преть.
  Эти фразы навели Эрика на очередную поисковую мысль.
  -Рада, моя одежда…
  -Не кажется ли мне знакомой? Нет, иначе я бы сразу сказала… Башмаки у тебя интересные.
  Эрик уставился на свои ноги. Ему показалось, что в его ботинках нет ничего необычного, равно как и в остальном облачении – обыкновенной чёрной майке и не менее обыкновенных чёрных штанах. Хотя, если сравнивать с одеждой и обувью Рады… У девушки и то, и другое явно было самодельным.
  После финального поворота дорога-тропинка резко сбегала вниз и упиралась в равнину, не которой стояло несколько десятков домиков.
  Рада остановилась.
  -Ну, дальше точно не заблудишься. Ты, верно, голодный. Найди трактир, это единственный дом с красной крышей. Вон, видишь? Хозяин мне должен, пусть накормит тебя в счёт своего долга. Скажешь, что ты от Рады, рыжей. Так, я должна бежать, сломя голову. Надеюсь, у тебя всё будет хорошо. Прощай.
  -Прощай. И спасибо!- Последнее слово Эрик выкрикнул уже вдогонку.
  Рада рванула обратно, взметнув дорожную пыль. Через секунду доброжелательница скрылась за поворотом, и Эрик остался один. Опять.
***
  Хозяин трактира, видимо, и впрямь крепко задолжал Раде, потому как, услышав о ней, живо организовал Эрику обед из трёх блюд. И Эрик, который за минувшие сутки не ел ничего, кроме нескольких недозрелых плодов, не заставил повторять приглашение к столу. С тремя блюдами было покончено за три минуты. Впервые промелькнула мысль о том, что жизнь не такая уж плохая штука.
  -Ишь ты, какой проглот,- беззлобно подивился хозяин. –Побольше б мне таких посетителей, но чтоб платили.- Пожилой мужчина пробухтел что-то ещё в свою пышную короткую бороду. –Я тебя раньше не видал. Кто таков?
  -Эриком кличут. Я в ваших краях, почитай, новичок.- Молодой человек даже не заметил, что машинально переключился на другой стиль речи, подстраиваясь под манеру старика. Сытый и относительно счастливый, парень устроился на стуле поудобнее. –Как тут вообще дела идут? Какие люди, какие города? Кто всем заправляет? Я ж не знаю ничегошеньки. Не поведаете?
  Казалось, трактирщик только и ждал этой просьбы. Он подсел к Эрику, перекинув через плечо тряпку для вытирания кружек, и доверительно сказал:
  -Слухай сюды. - Старичок любил поболтать, в забегаловке больше никого не было, посему он решил воспользоваться случаем. –Значится, так. Городов тута немного, раз, два и обчёлся. В основном деревеньки, по горам разбросаны, а некоторые у самого моря. Племён полно. И каждое своим делом занимается. Кто ремесленники, кто рыбаки, кто огородники, кто охотники, кто оружейники. А вот в торговцах у нас одно-единственное племя – Орисы. Они в своём деле всех переплюнули, с ними никому не потягаться. Те ещё проныры. Могут и беззубому сухари продать, и лысому расчёску.
  -А Ахры кто такие будут?- Эрику припомнилось самое начало знакомства с Радой.
  -Ахры?- Трактирщик нахмурился, потом хмыкнул. –Известно, кто: напасть наша. Горе-соседи.
  -С ними много хлопот?
  -Выше крыши. Мать честная, это ж жуть одна, а не люди! Непонятные, злые, буйные, главный интерес – пожрать, они и человечиной не брезгуют. Одно слово – дикари.
  Эрику сделалось жутковато, особенно, когда он представил Раду, такую, в общем-то, некрупную девушку, бодро шествующую прямиком к каннибалам. Неужели это и есть то самое испытание, о котором Рада упомянула? Как там она сказала?..
  -Слыхали про испытание Нари?
  Трактирщик снисходительно поглядел на парня.
  -Кто ж про него не слыхал?
  -Расскажите, сделайте милость.
  -Рассказ недолгий получится. Нари временами к себе новеньких принимают, тем надо испытание пройти: зуб зверя принести али ожерелье Ахра (Ахры себе на шею чего только не навесят, эти висюльки ни с чем не спутаешь), али ещё чего, что трудно добыть. И сделать всё надобно без оружия.
  Эрик вздохнул. Чем дальше, тем запутаннее. Нужно попробовать разобраться. Он попросил объяснить, кто такие Нари. Словоохотливый дедок с радостью пустился в объяснения.
  -Племя у нас такое есть. Живут в Надатт-Нарах-Сакти, это город ихний. Я тебе скажу, бой-бабы! Вот никому бы не пожелал у них во врагах оказаться. Разве что Обрам, но они и так уже враги.
  Эрик едва не взвыл, ему захотелось пару раз душевно стукнуться лбом о стол.
  -А Обры – это кто?
  Трактирщик посмотрел сочувственно.
  -Совсем запутался? Немудрено. Давай обскажу просто, но по делу.- При этих словах Эрик восторженно закивал. –В наших краях племён уйма, но по-настоящему сильных, дажё могущественных, два: Нари и Обры. И ненавидят они друг друга неимоверно, постоянно меж собой грызутся.
  -Отчего?
  Пожилой мужчина развёл руками.
  -Кто ж их разберёт.- Поразмыслив, трактирщик выдал свою гипотезу: –Обры сильные, очень сильные. И им не по нраву, что есть кто-то не слабже их. А Нари ни перед кем прогибаться-прибедняться не станут, гордые они. Может, статься, что всё дело и вовсе во вражде мужчин и женщин.
  -Да с какого ж боку здесь вражда мужчин и женщин?
  Владелец забегаловки усмехнулся в свои усы.
  -Так ведь у Обров верховодят мужчины. Женщины у них есть, но на птичьих правах. У Нари наоборот, и жёстче: у них своих мужчин вообще не водится, одно бабьё.
  В голове Эрика моментально сформировался очередной список вопросов, главный из которых – как эти Нари размножаются? Почкованием что ли?
  Пока обладатель пытливого ума наводил хоть какое-то подобие порядка в своих мыслях, хозяин заведения успел свести разговор к теме влияния Обров и Нари на общую обстановку в регионе.
  -Ежели с одной стороны посмотреть, так нам свезло несказанно: наружние недруги боятся Нари и Обров до смерти, даже Ахры сюда ни ногой, а ведь живут впритык к нам. Но ежели с другого боку глянешь, то бедные мы бедные. Сидим как на вулкане: у Обров и Нари междоусобицы, считай, не заканчиваются, и нас порой крепко задевают.
  -Получается, Нари – тоже воины?
  -Ещё какие! И себя защищают, и других. Не бесплатно, правда, но дело своё делают добросовестно, комар носа не подточит.
  Женщины-воины? Воображение Эрика почему-то мигом нарисовало полураздетых девиц с мечами наголо, затянутых в кожаные доспехи. Хм, и откуда такие образы?
  Эрик устало прикрыл глаза и потёр переносицу. Слишком сложно. Слишком много всего. Слишком резко это «всё» навалилось. Так просто нечестно: взять и обнаружить, что ничего о себе не знаешь, да и об окружающем мире тоже. Как слепой котёнок.
  Парень с неохотой разлепил веки и осмотрелся. Деревянные стены, увешанные связками лука и чеснока. Потолок, замазанный предположительно глиной. Дощатый пол со щелями. Окна с распахнутыми ставнями. Проходящие снаружи люди в каких-то лохмотьях. Не-при-выч-но! Эрик готов был чем угодно поклясться, что это не то, к чему он привык с рождения. Памяти, может, и нет, но ощущения-то не обманут.
  Как бы и что бы там ни было, сейчас надо решать первостепенные проблемы. Важнейшая из них – куда податься. Не слишком-то хотелось опять ночевать под открытым небом, мёрзнуть на ночном ветру, а утром проснуться мокрым от холодной росы. Брр! Не говоря уже о том, что вполне можно сделаться добычей местных людоедов или кого-нибудь ещё столь же радушного; здесь и дикие звери наверняка водятся.
  Эрик пристально посмотрел на розовощёкого трактирщика.
  -Вам, часом, работник не нужён?
***
  Небо пока оставалось светлым, но на нём уже отчётливо виднелась полная луна. Её ярко-жёлтый диск с одной стороны был словно прорезан острым краем длинного тонкого облака, похожего на разорванную перину.
  Надатт-Нарах-Сакти зажёг свои огни – в домах, на улицах, в сторожевых башнях. По всему периметру город был окружён массивной, высокой стеной, местами деревянной, но по большей части каменной. Архитектура особенной оригинальностью не отличалась: в основном одно-, реже – двухэтажные постройки, несколько площадей и много-много тренировочных площадок.
  На главной площади горели факелы, били барабаны.  Немало Нари с вниманием взирали на разворачивающееся в центре действо, хотя происходящее не было чем-то исключительным, новеньких в свои ряды воительницы принимали периодически.
  Эрик ошибался в своих представлениях. Ни одна Нари не носила кожаных шмоток. Большинство одевалось в полотняные платья, в майки-кофты с юбками или штанами, иногда даже с шортами.
  -Приветствую всех! Я – Сария, предводительница Нари.-  Владычица, как всегда, была царственна и уверенна, что ещё больше подчёркивалось торжественным тоном её властного голоса.
  Абсолютно все присутствующие были в курсе того, кто такая Сария; но обычай требовал представления.
  Женщина взглянула на двух девушек, стоящих перед ней, давая понять, что настала их очередь назваться.
  Выступила та, что была ниже ростом - Рада. Её растрёпанные ветром длинные рыжие волосы отражали отблески огня и оттого сами были похожи на пламя. Зелёные глаза лихорадочно блестели, на гладких щёчках проступил румянец волнения.
  -Я – Рада.
  Вторая девушка тоже вышла вперёд. Волнистые каштановые волосы ниспадали на плечи, карие глаза были полны упрямства. Наряд шатенки походил на наряд рыжей, только был не коричнево-серым, а светло-зелёным и более добротным.
  -Я – Шазина.- Она нервно тряхнула тёмной шевелюрой.
  -Сегодня, сёстры,- Сария обвела взглядом всех Нари, и мельком посмотрела на пристроившуюся в сторонке пару из соседнего племени, -мы собрались здесь, чтобы присутствовать при становлении двух новых Нари.
  Девушка из соседнего племени украдкой бросила взгляд на своего жениха, который был мрачнее тучи.
  А ему было отчего переживать. Ведь сегодня его сестра делала самый важный и, как он не сомневался, самый глупый шаг в своей жизни. Стать Нари – значит отречься от прежней жизни, переменить весь образ своего существования. Шазина думает, что готова к подобному, но так ли это на самом деле? Вдобавок, если она примкнёт к Нари, то они всегда будут для неё на первом месте – впереди кровных родственников, старых друзей и прежних сородичей. Честно говоря, Аринк и пришёл-то сюда только затем, чтобы в последний раз попытаться отговорить младшую сестрёнку. Не вышло. Сердце обливалось кровью. «Не закончится это добром»,- горестно думал молодой человек.
  -Сейчас у вас ещё есть шанс отказаться,- продолжала Сария, обращаясь к Шазине и Раде, -потом будет поздно. Нари становятся раз и навсегда, из нашего племени нельзя уйти. Итак, кто-то из вас хочет отступиться?
  -Нет!- не сговариваясь, в один голос произнесли девушки.
  Тон Сарии сделался ещё возвышеннее:
  -Все Нари – сёстры, одна семья. Нет ничего прочнее семьи. Она всегда защитит, утешит, поддержит. И нет ничего страшнее измены семье. Если предадите Нари – поможете врагам, проявите трусость или сбежите, на пощаду можете не рассчитывать. Ещё одно. Как вы знаете, Нари не воспитывают сыновей. Мужчинам в нашем племени не место. Если у вас родится сын, вы будете должны либо убить его, либо пристроить куда-нибудь подальше. Это не обсуждается. Нари уважают и чтят друг дружку. Никакого соперничества и борьбы, за исключением тренировок, показных сражений или дружеских соревнований. Беспрекословное подчинение владычице и Совету племени. Взаимопомощь, взаимовыручка. И никакого малодушия. Покинете поле боя – сами потом пожалеете, но будет уже поздно. Дезертирство приравнивается к предательству и карается смертью. Всё понятно?
  «Карается смертью» - звучит не очень воодушевляюще. Но решимость девушек не ослабла.
  -Да.
  -Да.
  -Дурочка,- в сторонку прошипел Аринк. Никто, кроме его невесты, этого не услышал.
  Сария опустила голову, поглядев на свои руки, в каждой из которых было по замысловатому ожерелью из некрупных костей, зубов-клыков, сушёных грибов и трав. Такое и впрямь ни с чем не спутаешь. Владычица быстро перевела взгляд на девушек.
  -Вы обе прошли испытание. Прошли честно, по крайней мере, формально. Нам это известно доподлинно. За вами всё время наблюдали, хоть вы этого и не видели, что, кстати, не делает вам чести, как воительницам. Но это дело поправимое.- Сария шагнула к окончательно притихшим Раде и Шазине и протянула им ожерелья. –Вот, возьмите обратно. Они будут вашими первыми трофеями.
  Сперва Сария передала ожерелье Раде, которая до сих пор не до конца перевела дух после сумасшедшего бега. Рыжеволосая безумно боялась опоздать  к назначенному сроку. Если б она явилась в Надатт-Нарах-Сакти хоть на полминуты позже заката, все усилия пошли бы коту под хвост, и её, как провалившую испытание, даже бы не впустили в город. Помощь Эрику едва не обернулась крушением надежд. Но, к счастью, всё закончилось благополучно. Рада вовремя прибыла в город и предъявила честно добытое ожерелье Ахра.
  Секундой позже владычица вручила второе ожерелье Шазине, одарив ту довольно своеобразным взглядом а-ля «А я всё знаю и не то чтоб не одобряю, но всё-таки и не хвалю». Шазина и не подумала бы смутиться, получив подобный взор от кого-нибудь другого. Орисов в принципе трудно было смутить, а Шазина была одной из самых беззастенчивых в своём племени… своём бывшем племени. Но чтобы не раздражать предводительницу Нари, шатенка вскользь изобразила лёгкое смущение. Сария лишь ухмыльнулась.
  -А теперь…- владычица жестом подозвала двух помощниц, которые не замедлили выйти из толпы.
  Каждая несла по поясу, только не кожаному-сшитому, а серебряному-выкованному. Пояса чем-то напоминали цепи, только тонкие и изящные. Словом, достойное украшение. Помощницы мигом надели пояса новеньким на талии, надёжные застёжки щёлкнули в унисон.
  Рада и Шазина с восхищением осматривали обнову.
  -Пояс Нари,- важно провещала Сария. –Это не только и не столько украшение. Это знак принадлежности к нашему племени, к нашим ценностям, к нашим традициям и принципам. Помните об этом, и носите свои пояса с честью. И последнее на сегодня,- Сария выдохнула и вдруг расплылась в улыбке. –Добро пожаловать в семью.
  Улыбка возникла не только на лице владычицы. Улыбались все присутствующие Нари. Они начали подходить к Раде и Шазине, поздравлять, хвалить, обнимать. Молоденькие, взрослые, пожилые. Брюнетки, шатенки, даже пара блондинок. Кареглазые, синеглазые, сероглазые. Столько лиц, столько взглядов, столько слов, причём исключительно добрых…
  -Умницы, девочки!
  -Не пропадёте!
  -Если что нужно, не стесняйтесь, обращайтесь.
  -Вы теперь одни из нас.
  -Поздравляю!
  -Добро пожаловать!
  Это было странно. Ну действительно, как-то не по себе, когда тебе так рады практически незнакомые люди. И в то же время всё это было так по-настоящему, так искренно, так душевно. Очевидно, Рада и Шазина действительно попали в большую семью.
***
  Новеньким выдали небольшую хижину на окраине города.  Домик из трёх комнат, между которыми были не двери, а ветерки – шторы из нитей, на которые нанизаны маленькие кольца тонкого бамбука. Хижина, по-видимому, долго пустовала, хотя, похоже,  тут недавно прибирались на скорую руку. В любом случае, завтра первым делом предстояло навести капитальный порядок. Или хотя бы начать наводить.
  Всё, о чём мечтала Рада, это упасть на кровать, заснуть и проспать как можно дольше. Сбылся лишь первый пункт. Едва новоявленная Нари, умывшись, оккупировала постель, как из дверного проёма высунулась озорная физиономия.
  -Ещё не спишь?- спросила Шазина, в одной руке держащая свечу, а во второй тарелку, накрытую какой-то салфеткой.
  -Нет,- с неохотой протянула рыжая.
  -Вот и хорошо,- обрадовалась соседка, проходя в комнату. -Мне тоже не спится.
««Тоже?»- мысленно ухмыльнулась Рада. -Я не говорила, что мне не спится. Я бы, вообще-то, с удовольствием поспала, если б кое-кто не мешал».
  -И что ты предлагаешь?- зевая, спросила рыжая, надеясь, что её вялый тон поспособствует скорейшему уходу соседки. Нет, Рада была не прочь пообщаться, но не посреди же ночи, после многочасового испытания!
  Тактика не сработала. Шатенка, наоборот, окончательно воодушевилась. Жестом бывалого чудотворца она сдёрнула тряпичную салфетку, и выяснилось, что тарелка наполнена пирожками.
  -Давай поболтаем, а заодно и пожуём. Мне одной сроду столько не съесть... за раз. Это мама передала через брата.
  -Твоя семья одобрила твой переход к Нари?- Рада с интересом воззрилась на пирожки, те выглядели очень аппетитно.
  Шазина усмехнулась.
  -Нет, конечно. Но, видимо, они всё равно переживают, как бы я не умерла голодной смертью.- Девушка хихикнула, жестом попросила разрешения присесть рядом с Радой и протянула один пирожок.
  Рыжая кивнула и взяла угощение.
  -Спасибо, Шазина.
  -«Шазина» звучит слишком серьёзно. Лучше просто «Шази», мы ведь теперь сёстры.
  Честно говоря, Рада не спешила впадать в восторг по этому поводу. Доверительное отношение надо заслужить, а не набиваться в сёстры так сразу.
  -О чём будем болтать?- апатично поинтересовалась зеленоглазая.
  -Как о чём?- Шази вытянула ноги и побарабанила носочками по полу. –О нас, хороших, о нас, красивых. Мне кажется, я раньше видела тебя несколько раз.
  Рада пожала плечами со словами:
  -Ничего удивительного. Я постоянно болтаюсь то тут, то там. Может статься, что мы действительно встречались мельком. Ты из Орисов, да?
  Шатенка кивнула, добавив:
  -Ты не думай, мы не такие уж пройдохи, какими нас повсеместно считают.
  -Я ничего такого и не имела в виду. Тот парень, что был сегодня на площади, и есть твой брат?
  Шазина улыбнулась, и от этой улыбки, не похожей на все предыдущие, веяло настоящей любовью.
  -Да, его зовут Аринк.
  -А девушка, что стояла рядом с ним?
  -Эва. Эвридика. Моя будущая золовка.
  -Видно, твой брат тебя очень любит, раз рискнул вот так заявиться.- Рада ощутила что-то, сильно похожее на зависть. –Как его вообще допустили? Я полагала, мужчинам не дозволено приходить в Надатт-Нарах-Сакти.
  -Мужчины мужчинам рознь. Бывают враги, бывают бесполезные зеваки. А бывают торговцы, которые регулярно поставляют нужные товары. И если один такой торговец правильно попросит о малюсеньком одолжении, например, о позволении присутствовать на церемонии принятия, просьбу выполнят.
  -Непонятно…- Рада в задумчивости дожёвывала свой пирожок.
  -Что непонятно?
  -У тебя есть племя, есть семья. Зачем ты от всего отказалась?
  Шазине, без сомненья, не хотелось откровенничать на этот счёт, посему она воспользовалась классическим приёмом – ответила вопросом на вопрос:
  -А ты почему?
  -Я не отказывалась. У меня ничего этого не было, никогда.- Она не замаскировала свою печаль ни усмешкой, ни ужимкой. Зачем пытаться придать весёлость тому, что на самом деле безрадостно? Рыжая была серьёзна. Но не угрюма. Она лишь констатировала факт.
  И Шази поняла всю глубину слов соседки.
  -Совсем-совсем ничего?- виновато уточнила бывшая Орис.
  -Совсем-совсем. Ни дома, ни родни.
  Шазина забыла про пирожок, который держала в руке - уже третий по счёту.
  -Что случилось? Почему ты осталось одна?
  Рада растянула и сжала губы, подняв брови, что означало «Понятия не имею».
  -Я всегда была одна. Сколько себя помню.
  -Как такое возможно? Должен же был о тебе хоть кто-то заботиться, по крайней мере, пока ты была маленькой.
  -Находились добрые люди. Одни меня подкармливали, другие дарили старую одежду, третьи давали одеяла, чтоб я не мёрзла по ночам, или даже пускали под крышу переночевать. Иногда меня брали в дом на несколько дней.
  -И никто не хотел приютить насовсем?
  -Похоже, что нет. Я не была милым ребёнком, не умела ластиться, не понимала, когда улыбаться, когда помалкивать.
  -Родителей своих не помнишь? Хотя бы чуть-чуть?
  -Не знаю.- Рада заправила за ухо медную прядь, постоянно норовившую упасть на лоб и нос. –Я уже говорила: мне часто встречались добрые люди. Но их было так много, и они так быстро менялись… Может, в моей памяти и сохранились лица родителей, но эти воспоминания смешаны с другими, и теперь уж не разберёшь…
  -Грустно,- непритворно посочувствовала Шазина. –Закроем тему. Как тебе удалось добыть ожерелье Ахра?
  -Очень просто.- Сиротка откинула назад копну роскошных волос, золотящихся в свете свечи. –Подбежала, сорвала, убежала. Ахры ни опомниться, ни догнать не успели.
  -Ого, быстро же ты бегаешь.
  -Пришлось научиться. Быстрые ноги – залог выживания.
  Девушки дружно посмеялись. Потом Рада с любопытством поглядела на Шази.
  -А ты как справилась с заданием?
  -Тоже без сложностей.- Шазина кашлянула и забавно пошевелила кончиком носа. –Я выменяла у одной Ахры её ожерелье на мои серьги.
  -Шази!- Рада не поверила своим ушам. Неужели можно было поступить так… легко? Это не жульничество?
  Наверное, на её лице последняя мысль отразилась весьма явственно.
  -Брось,- выдохнула кареглазая. –Нам велели достать ожерелья, и мы их достали. Способы не оговаривались. Мы заработали это,- она осторожно подёргала свой пояс и одновременно кивнула на пояс Рады.
  Рыжеволосая Нари тоже бросила взор на недавнее приобретение. Да, ей-то оно точно досталось по праву. Трудно представить, что одна вещь значит так много. И ценность её не в серебре, не в искусной работе, превратившей металл в элегантные и негрузные звенья, не в уникальном узоре, который нельзя подделать.
  -Сколько тебе лет?- не зная, о чём ещё поболтать, спросила Шазина.
  -Двадцать два.
  -Мне двадцать три. Мы почти ровесницы. Это хорошо. Погоди-ка. Получается, сегодня ты впервые за двадцать два года будешь спать на своей собственной постели?
  -Видимо.- Рада испугалась, как бы Шази не вздумала чего-нибудь устроить по такому торжественному поводу. Для зеленоглазки сейчас лучшим подарком стала бы возможность спокойно отдохнуть.
  Шазина всё это поняла, без единого слова или даже намёка. В конце концов, она же урождённая Орис, а они народ проницательный, особенно, когда проницательность выгодна или когда её отсутствие не приносит пользы.
  -Я пойду,- мягко улыбнулась шатенка. Она встала и поправила подол. –Кстати, не мешало бы тебе раздеться, прежде чем ложиться спать.
  Рыжеволосая усмехнулась, осматривая себя. Она и впрямь собиралась спать в платье. Привычка.
  -Обязательно.- На лице Рады тоже появилась улыбка. –Спокойной ночи.
  -И тебе.
  Шазина прошла в свою комнату и задула свечу.
***
  Луна, окружённая плеядами звёзд, во всём своём великолепии царила на теперь уже тёмно-тёмно-синем, почти чёрном, небе. Её бледный, но сильный свет гладким покрывалом ложился на землю, озаряя и город, и окрестности. Ночь окончательно вступила в свои права, окутав всё кругом тишиной.
  Предводительница Нари прогуливалась по Надатт-Нарах-Сакти, можно сказать, обходила дозором. А что такого? Надо же чем-то заняться, если не спится. Несмотря на всю свою величественность, Сария никогда не зазнавалась. Царственность царственностью, а общаться со своим племенем нужно, причём, действительно по-хорошему, если хочешь, чтоб тебя не только боялись, но ещё уважали и любили. По городу владычица всегда расхаживала свободно, без всякой свиты, даже нос не задирала. Здоровалась со всеми, разговаривала, как с равными. Хотя, почему, «как»? Сария не считала себя лучше остальных Нари, для неё её высокий ранг означал в первую очередь не привилегии, а ответственность за благополучие племени. Да, владычица бывала суровой, но никто не смог бы обвинить её в беспричинной жёсткости.
  В хижине Рады и Шазины свет долго не гас, но в конце концов, и его потушили. Владычица усмехнулась, с ностальгией. И где её двадцать лет? Где весёлые посиделки, болтовня с сёстрами до утра? Эх, теперь по статусу не положено.
  Оказалось, не только у предводительницы были трудности со сном. За жилищем новоиспечённых Нари, с другой стороны улочки, наблюдала Ярославна. Женщина какое-то время раздумывала, нарушать ли уединение владычицы, но, в конце концов, решила подойти к Сарии.
  -Как тебе новенькие?- первой заговорила Сария.
  Ярославна, по своему обыкновению, ответила кратко и чётко:
  -Рада точно девчонка толковая, Шазина послабее, но раз испытание прошла, значит, не безнадёжна.
  Сария медленно покивала.
  -Да, Рада – настоящая находка, это верно. И как мы её столько лет не замечали? А вот Шазина меня беспокоит. Она…
  -Не рыба, не мясо?
  -Не совсем. Просто девочка явно любит лёгкие пути. Не знаю, выдержит ли, когда станет тяжело.
  -Ну, выбора-то у неё всё равно не будет.
  Сария усмехнулась.
  Ярославна была на три года старше владычицы, чуть ниже, но крепче, с длинными серыми волосами, чаще всего заплетёнными в косу, широким лицом и большими, необычайно умными глазами. Одна из лучших воинов, одна из самых уважаемых Нари не только в самом городе, но и во всей округе. Ярославне неоднократно предлагали войти в Совет племени, но она неизменно отказывалась, говоря, что лучше будет делать то, что хорошо умеет – обучать Нари воинскому мастерству и навыкам выживания, чем тратить своё время на обсуждения и болтовню.
  Владычица вздохнула и опять посмотрела на домик новеньких.
  -Всего две девушки. У нас никогда ещё не случалось столь малого пополнения.
  -Раз на раз не приходится,- воспротивилась унынию Ярославна. –В любом случае, две – лучше, чем ноль.
  С этим трудно было не согласиться.

2. Учиться, учиться и ещё раз учиться
  -Вы издеваетесь?- Шази покосилась сначала на наставницу Ривку, потом на зелёные яблоки, которые та протягивала ученицам.
  -Нет,- совершенно серьёзно ответила Ривка, всучив-таки по три плода Шазине и Раде. –Учитесь жонглировать.
  -Зачем?- в один голос вопросили новенькие.
  -Это придаст вам ловкости, улучшит реакцию. Проворство и скорость – наши главные козыри.
  -А как же сила?- удивилась Шази.
  Ривка хохотнула.
  -Безусловно, сила тоже нужна, но одна она не спасёт. В бою мы сталкиваемся с мужчинами, а они, как ни крути, физически сильнее. Смешно это отрицать. И спастись мы можем лишь мастерской сноровкой и невероятной быстротой.- Ривка не без удовольствия полюбовалась растерянностью Шази и «смилостивилась»: -Так и быть, если тебе трудно подбрасывать сразу три яблока, начни с двух.
  -Вот спасибо,- обжигающе нежно проговорила шатенка.
  Рада тем временем рассматривала свои съедобные тренировочные снаряды.
  Внезапно Ривка издала дичайший вопль:
  -Ва!!!- и одновременно с этим хватанула обеих учениц за руки.
  Вернее, попробовала хватануть обеих. Рада мгновенно отскочила, продемонстрировав необычайную шустрость. А вот Шази попалась, притом ещё и взвизгнув, как взбесившийся поросёнок.
  -Что это было?!- Шатенка схватилась за сердце.
  -Тренировка,- не моргнув глазом, поведала Ривка, уже снова производя впечатление вполне вменяемой женщины. –Нари приходится постоянно быть начеку, ибо, никогда не знаешь, где, когда и какая опасность подстерегает. Всё, что угодно, может случиться когда угодно, и надо быть готовой к этому. Рада, прекрасно.- Наставница одобрительно кивнула зеленоглазке. –Привыкайте, девчонки. Теперь вас в любой момент могут так припугнуть, и каждый раз это будет проверкой ваших рефлексов. Ну, тренируйтесь пока с яблоками, а у меня другие дела. Вернусь через пару часов.- И старшая воительница удалилась, напевая какую-то весёлую песенку.
  -Бред. Отборный бред,- заключила Шази.
  -Мне так не кажется,- возразила Рада, без труда поочерёдно подкидывая и ловя все три яблока, причём одной рукой.
***
  Педагогическая система Нари многоступенчатостью не отличалась. Ровно месяц с новенькими проводили подготовительные занятия, а затем предоставляли участвовать в тренировках и занятиях наравне со всеми остальными.
  У Рады и Шазины было несколько учительниц, в том числе и Ярославна. Наставницы, помимо странноватых на первый взгляд упражнений, нагружали девушек ещё и наставлениями, которые прямо-таки лились сплошным потоком.
  -Мы научим вас пользоваться оружием, но даже не надейтесь, что станете сильнее мужчин. Да этого и не нужно. Вы должны быть не сильнее, а быстрее и ловчее. Иногда мы дерёмся на мечах, но по-настоящему хорошие мечи чересчур тяжелы для женщины, поэтому Нари предпочитают кинжалы, ножи, стрелы и прочее. Однако, научиться владеть мечом и щитом всё же придётся.
  -Тот, кто полагается лишь на силу, заранее обречён на поражение. Нужно использовать смекалку, хитрость. Хитрость – лучшее оружие любой женщины. Женщины вообще самые хитрые существа на свете.
  -Вы теперь воины, но это не значит, что нужно наплевать на внешность. Наоборот. Не вздумайте опозорить своё племя, запустив свой облик. Нари ухаживают за собой. Мы не помешаны на одежде, причёсках  и косметике. Но стараемся хорошо выглядеть. Во-первых, это вызывает уважение у окружающих. Во-вторых, враги могут залюбоваться и замешкаться. Пусть всего на долю секунды, но часто и этого более чем достаточно. Не смейтесь, я серьёзно. Если есть возможность, Нари перед боем всегда наводят марафет. И, не сомневайтесь, сие сохранило жизни десятков наших сестёр.
  -Держитесь подобающе. Даже если вас кто-то провоцирует, не опускайтесь до его уровня. Не задирайте носы, со стороны это смотрится глупо. Не пытайтесь демонстрировать своё превосходство, выпендриваться и хамить. Это недостойно Нари – рычать подобно собаке. Сохраняйте невозмутимость столько, сколько возможно.
  -Старайтесь не горячиться. Не нужно при всяком конфликте хвататься за оружие. Используйте сообразительность. Не ищите сложных путей.
  -О Нари ходит великое множество слухов. Некоторый из них – правда, некоторые – полувымысел, некоторые – полный бред. Никоторые из них не нужно рассеивать. Пусть народ дивится и держится на почтительном расстоянии.
  Обе девушки были растеряны. Они-то думали, что попадут в воинскую общину, где их будут обучать исключительно военному мастерству, а тут столько непредвиденной информации разом. Оказалось, что Нари вовсе не таковы, каковыми их считали жители приморья.
***
  Сария была будто создана именно для правления. Всё в ней, от уверенной устойчивой походки до чётких безупречно правильных черт лица, говорило о волевом, несгибаемом характере. Гордая ровная осанка, огромные светло-карие глаза, с орлиной зоркостью насквозь пронизывающие взглядом любого собеседника, острый нос с лёгкой горбинкой (признак благородства, между прочим!), иссиня-чёрные волосы, сияющие и непокорно вьющиеся… Может, красавицей Сарию величать и не отваживались, но поспорить с тем, что она женщина эффектная, ни один человек бы не смог.
  Звание владычицы даёт немало преимуществ, одно из которых – совершенное отсутствие необходимости отчитываться. Вздумалось на кого-то напасть – вперёд и с песней. Захотелось голой сплясать – ради бога, никто и слова поперёк не скажет. И если тебе надо уехать, ночью, одной и без предупреждения, то пожалуйста, Нари не пикнут супротив этого, даже не спросят – куда и зачем, потому что знают: если владычица что-то делает, значит, так надо.
  Предводительнице нужно было побыть в одиночестве, чтобы хорошенько подумать, да и проветриться заодно. А для этого как нельзя лучше подходит езда верхом. Тропы, поляны, холмы, деревушки, обволоченные ночной теменью, проносились перед глазами, ветер обдувал лицо, свистел в уши.
    Вокруг не было ни души, или, по крайней мере, так казалось. В любом случае, Сария не боялась. Её лошадь, Мирра, быстрее чёрта, так что ни звери, ни люди попросту не догонят всадницу – так чего же пугаться? К тому же, Сария не собиралась покидать земли Нари, а в этих угодьях безопасно. Относительно, конечно. В лесу полно хищников, зато Ахры сюда даже носа не кажут, да и разбойники давным-давно не захаживают, разве что иногда какой-нибудь бродяга завернёт.
  После часовой скачки Сария остановила Мирру на краю поляны, поросшей кустами ежевики, спешилась и встала под невысоким, но раскидистым деревцем. Чем не место для размышлений?
  Проблема, беспокоящая владычицу, была не нова. Обры.
  Дело заключалось в следующем. Нари являлись одной из самых сильных и могущественных общин в приморье и далеко за его пределами. С воительницами невозможно было не считаться, их боялись, но чаще уважали. Все понимали, что с ними лучше дружить, поэтому дипломатические мосты Нари, наведённые за пятьсот с лишним лет, отличались и прочностью, и обширностью. И жизнь дамам омрачали только Обры. С этим племенем имелись фактически личные счёты. По преданию, первыми Нари были женщины, сбежавшие от своих истязателей-мужчин Обров. С тех пор два племени на дух друг друга не выносили и воевали с поразительной регулярностью. Эта вражда унесла не одну тысячу жизней, и никак не прекращалась. Бывали затишья сроком аж до пятидесяти лет, однако потом обязательно вспыхивал конфликт, и рознь расцветала с новой силой. И теперь очередной виток распрей набирал обороты. Сейчас Обры были сильны как никогда. Один только их вождь, этот Тэйль, чего стоит! Явно фанатик, но дьявольски силён и умён, Аид бы его забрал! А тут ещё и разведка донесла, что у Обров вырисовывается значительно численное преимущество. Их уже в полтора раза больше. Как только они осознают это (благо, подсчёт населения, особенно вражьего, процесс не из лёгких), крепкой заварушки не избежать.
  И тут нельзя ничего придумать, изобрести. Можно только успокоиться и решить, что делать дальше.
  Сария решила. Первым делом необходимо укрепить оборону. Нужно заменить деревянные участки городской стены на каменные, пусть не все, но как можно больше. Предупредить всех сестёр, велеть быть осмотрительнее. Пополнить запасы оружия. Пустить по окрестностям слух, будто в Надатт-Нарах-Сакти живут пять тысяч Нари. Хотя, на самом деле население - сотен тридцать, включая старух и детей.
***
  -Это «Ва!!!» меня с ума сведёт!- Шази раздражённо дёрнулась и присела за стол, приступая к завтраку.
  -А мне оно даже нравится,- прочавкала Рада, уничтожающая ещё тёплый сыр.
  -Конечно, ты же ни разу не попалась на это. А я как дура… И ведь все, кому не лень, норовят вавкнуть.
  -Потерпи, скоро твои инстинкты обострятся.
  -Будем надеяться.- Шазина тоже принялась за сыр, точнее, за его остатки. –Ривка обещала, что завтра нам дадут козу, так что у нас будет своё молоко и всё, что из него можно сделать.
  -Ура. Нельзя же бесконечно клянчить у других сестёр. А на одних фруктах тоже долго не просидишь.
  Шази вдруг вспомнила любопытную новость.
  -Кстати, ты знаешь, что сегодня в деревню должны привести мужчин?
  Рада мотнула головой.
  -Нет, впервые слышу. Что за мужчины?
  -Рабы. Будут строить каменную стену взамен деревянной.
  -Я и понятия не имела, что Нари используют рабский труд.
  -А как они, по-твоему, сумели отстроить такой город? На хрупких женских плечах много брёвен и камней не натаскаешь. Но после того, как дело сделано, Нари отпускают рабов на волю, так меньше возни. И все в выигрыше.- Шатенка задумчиво поднесла к губам кружку с молоком. –Надо будет посмотреть на этих рабов, вдруг есть что-то интересненькое.
  Выражение лица и интонация Шази не оставляли сомнений по поводу того, что именно подразумевается под «чем-то интересненьким».
  -Тебе нужен мужчина?
  -Не то чтоб нужен, но от хорошего экземпляра я б не отказалась.- Тут экс-Орис сообразила, что производит не самое благообразное впечатление. –Не пойми неправильно. Я не какая-нибудь там… У меня вообще всего двое было. Первый случился по глупости, второй – назло первому.- Она без особого восторга усмехнулась. –Молва приписала мне ещё двадцать, и в результате, на меня в родном племени стали смотреть как на шлюху.
  -Ты поэтому оттуда ушла?- нерешительно спросила Рада.
  Шази покачала головой.
  -Нет. Во всяком случае, не только поэтому.- Шазина вздохнула ещё грустнее, чем в первый раз. –Я разругалась с отцом. Не хочется вспоминать. Может, вернёмся к обсуждению мужчин? Тебе какие нравятся?
  -Порядочные,- на раздумывая, ответила зеленоглазка. –Вот только я таких практически не встречала – не в тех кругах вращалась.
  -Так ты до сих пор… ждёшь принца?
  -Какого к Чубайсу принца?! Просто вступать с кем-то в близкие отношения было опасно. Если б я дала подобную слабину, то стала бы считаться общедоступной, с меня бы потом не слезли, буквально.
  -Брр!!!- Шази представила себе такое и невольно поёжилась.
  -Вот и я о том же,- хмыкнула Рада.
  Внимание Шази привлекло оживление снаружи.
  -Ведут, ведут!- бодро проверещал с улицы девчоночий голосок.
  -Пойдём посмотрим?- предложила Шази.
  -Конечно.
***
  Мужчины шли строем, в шеренгу по трое. Удивительная организованность. Впрочем, оно понятно. Никому не хотелось раздражать Нари, даже по мелочам, тем более, что воительницы должны были в конце концов дать рабам свободу - как бы не разозлились и не передумали. Женщин, мягко говоря, побаивались. Уж очень жуткие слухи ходили о Надатт-Нарах-Сакти и его обитательницах. А ну как возьмут и пришибут на месте, только за то, что ты не баба? Или придумают что-нибудь похуже...
  И всё-таки мужчины радовались. То, что Нари не держат рабов постоянно, а предпочитают отпускать на все четыре стороны по завершении необходимых трудов, было общеизвестно. Правда, те, кому довелось побывать в рабах у Нари, потом рассказывали о своём опыте довольно осторожно, иногда даже заикаясь - уж больно барышни суровые. Нет, никого из мужчин, как правило, не истязали, не мучили и вообще не унижали (разве что в случаях, когда невольники, по мнению жительниц города, сами нарывались). Но это было и не обязательно - настоящая Нари может перепугать до полусмерти одним лишь взглядом.
  Ещё до прихода в город конвоирши отвели всех рабов к реке и заставили хорошенько искупаться, потому как незачем приводить в город заросших грязью мужиков, куда приятнее, если живые покупки будут чистыми, хотя бы относительно.
  Эрик шагал быстро и размеренно, ничем не выделяясь среди друзей по несчастью... или по счастью - зависит от того, с чем сравнивать. Сумасшествие. Дикость. Абсурд! Разве рабство существует? Разве оно должно быть? Это неправильно. Неужели он и раньше жил в мире, где такое считается нормой? Быть не может. Рабство... И Ахров ещё называют дикарями? У Ахров-то рабства нет (почему-то Эрик в этом не сомневался), так что большой вопрос - кто кого цивилизованнее.
  Чтобы не предаваться унынию, Эрик решил отвлечь себя и повнимательнее присмотреться к знаменитому Надатт-Нарах-Сакти. Вообще-то, ничего особенного. Дома невысокие, дороги - не высший сорт, площади не симметричные. Зато всё чисто и аккуратно, никаких излишеств. Сразу видно, что здесь живут люди, которые не могут себе позволить тратить силы и время на всякие мелочи.
  Нари, особенно те, что помоложе, выбегали к дороге и с нескрываемым любопытством глазели на рабов. За других сотоварищей Эрик говорить бы не взялся, но сам себя он почувствовал в куда большей опасности, чем когда его выловили работорговцы и заковали в кандалы.
  Надо же, и впрямь одно бабьё. Хотя, бабьё, без сомнения, привлекательное. И тут дело даже не в традиционной красоте. Нари были разными: высокими и низкорослыми, худенькими и полненькими, кудрявыми и прямоволосыми, разнообразие черт лица вообще описанию не поддавалось. Но кое-что этих женщин и девушек прочно объединяло. Во-первых, безукоризненная осанка, идеальная выправка и гордо поднятый подбородок. Во-вторых, взгляд: открытый, уверенный, изучающий, беззастенчивый, с едва уловимой примесью лукавства. И в третьих, самое главное - манера держаться. Лёгкость и непринуждённость проскальзывали в каждом движении, соседствуя с грацией и пластикой, и к этому, каким-то невообразимым образом, примешивались твёрдость и отточенность.
  Единого стиля в одежде не было. Похоже, Нари одевались кто во что горазда. Только начищенные металлические цепочки-пояса, похоже, из серебра, неизменно блестели на каждой талии.
  Вдруг в толпе мелькнуло что-то рыжее... Эрик прищурился. Рада?.. Точно, она.
  Значит, выжила. Значит, справилась с тем идиотским испытанием. Слава Богу. Жалко было б, если б молодая, цветущая девушка погибла такой дурацкой смертью.
  На мгновение их взгляды встретились, но ничего особенного не случилось. А вы чего ожидали? Молодые люди не были даже приятелями, так что никаких бурных чувств. Но у Эрика посветлело на душе. По крайней мере, рядом кто-то доброжелательный.
  -Живее!- прикрикнула одна из конвоирш. -Плетётесь, как черепахи! Может, вам кнута не хватает?
  Это было грубо, но даму можно было понять. В конце концов, они с сёстрами провели в дороге почти двое суток. За невольниками приходилось ездить далеко, потому что в окрестных землях - землях, находящихся под покровительством Нари, ни рабов, ни работорговцев не водилось вот уже лет триста.
  Эрик скрипнул зубами, с ненавистью поглядел на верёвки, опутывающие его руки, и ускорил шаг.
***
  Даже если у тебя отшибло память, всё равно не сложно догадаться, что лучшая часть рабочего дня - это обеденный перерыв.
  Нари не баловали рабов кулинарными изысками, но кормили сытно, четыре раза в день.   Процесс был несложным: за одной Нари закреплялась обязанность носить работнику завтрак, за второй - обед, за третьей - полдник, за четвёртой - ужин; и таким снабжением обеспечивали всех невольников.
  -Держи. Извини, в основном фрукты, сами на них сидим. Завтра принесу молоко и сыр.
  Эрик сперва уставился на тарелку с грушами, мушмулой и хлебом, и уже потом додумался посмотреть на ту, кто это угощение принесла.
  -О, привет. Рад тебя видеть.
  -И тебе привет.- Рада сохраняла приличествующий Нари хладнокровно-равнодушный вид, но в глубине её светлых глаз притаилась парочка искорок добродушия. -Как угодил в рабство? Хотя, в принципе, тут нет ничего сложного, особенно для того, кто ничего о здешних порядках не знает. Что, покинул восемнадцать земель?
  -Какие-такие восемнадцать земель?
  -Те, что под защитой Нари. Давай ешь
  Эрик схватил и в два укуса изничтожил кусок хлеба, после чего принялся за грушу, кое-как изъясняясь с набитым ртом:
  -Я пробовал напроситься в работники к трактирщику, но ему помощник не требовался. И я снова пошёл, куда глаза глядят, только подальше от территории Ахров. Откуда мне было знать, что по соседству шастают работорговцы?- Эрик оставил от груши одни косточки да хвостик.
  Рада усмехнулась, покачав головой.
  -Странно, что ты вообще ещё жив, с такими-то познаниями. Наверно, ты везучий.
  Эрик оглянулся. Позади него вовсю кипела работа. Остальные мужчины разбирали деревянную стену, перетаскивали брёвна, кряхтели и ежеминутно вспоминали какого-то Чубайса. За работой двадцати невольников зорко следили пять вооружённых луком со стрелами Нари (мало ли, вдруг мужчины не оценят своего везения и попробуют сбежать), и этого было больше чем достаточно. Оставшиеся восемь рабов, включая Эрика, ели. Парень хмыкнул, но смолчал. Он повернулся обратно к Раде.
  -Не могла бы ты принести мне зеркало?- вдруг попросил Эрик.
  У девушки аж челюсть отвисла.
  -Чего-чего тебе принести?!
  -Зеркало...
  -А колечко с изумрудом тебе не нужно? А сервиз серебряный? Может, сразу тележку с золотом припереть?
  -Неужели зеркала здесь такая редкость?- смекнул Эрик.
  Рада напомнила себе, что имеет дело с человеком, у которого весь житейский опыт ограничивается последними пятью днями, и сменила возмущение на милость.
  -А то! Во всём городе зеркало есть разве что у Сарии. Ну, может у кого-то из Совета племени.
  -Во что же вы, женщины, смотритесь, когда нужно увидеть себя?
  -В железки.- И, предвосхитив вопрос, девушка пояснила: -Такие начищенные металлические пластины.
  -М-да... Ладно, принеси, пожалуйста, железку.
  -Ага, сейчас! Бегу и спотыкаюсь.
  -Что опять не так?
  -Сам-то подумай. Во-первых, я не собираюсь быть девочкой на побегушках, меня сёстры засмеют и правильно сделают. Во-вторых, я что, совсем балбеска: тащить тебе железный диск с острыми краями? Почём мне знать, как ты им воспользуешься?
Эрик признал, что Рада вела себя разумно, а он - нагловато. Не надо испытывать судьбу.
  -Хорошо. Прости. Тогда, может быть, ты опишешь меня?
  -Кому?..- немного растерялась девушка. -Тебе самому?
  -Ну да. Должен же я хоть примерно знать, как выгляжу.
  Рыжеволосая мотнула головой и неопределённо тряхнула кистью левой руки, что означало: "Да пожалуйста, только затея ерундовая". Затем девушка чуть отступила назад и окинула Эрика досконально-внимательным взором.
  -У тебя волосы тёмные... не то чтоб очень, но не светлые... Может, средние. Короче, русые, а на солнце немного золотятся. Нос чуть вздёрнутый, зубы ровные. Кажется, у тебя на щеках есть веснушки. Или просто кожа от солнца облезла. Глаза средние, серые. Ресницы, кстати, выгорели. Ты довольно высокий, но, наверняка, и сам уже это понял.
  Чего тебе ещё сказать?
  -Больше ничего,- с благодарностью промолвил Эрик. -Спасибо.- Он вернул девушке пустую тарелку. -И за еду тоже.
  Тут одна из охранниц весьма убедительно рявкнула, что уже давным-давно пора возвращаться к работе.
  -До завтра,- Рада взяла тарелку и усмехнулась.
  -До встречи,- улыбнулся Эрик, обнажив свои ровные зубы, отчего на его облезлых щеках появились ямочки.

3. Девичья память (Часть I)
  У Эрика болела спина, ныли ноги, горели руки. Но самым худшим были мозоли на ладонях и пальцах - крупные, пухлые, пульсирующие и периодически лопающиеся. Да, он явно не привык к физическому труду. Но ни Нари, ни рабов-коллег это ничуть не волновало. Приходилось стискивать зубы и продолжать работать.
  Обеды ему стабильно носила Рада. Молодые люди обычно перекидывались несколькими фразами, но разговориться по-настоящему не было возможности. Для себя Эрик решил, что Рада ему нравится. Так, по-человечески. Приятная девочка, добрая, но своего не проворонит.
  За четыре с половиной дня разобрали большую часть порученного участка стены. И чем дольше Эрик трудился и наблюдал за трудами сотоварищей, тем отчётливее осознавал, что многое делается неправильно. Точнее, не неправильно, а гораздо хлопотнее, чем надо. Процесс может быть куда продуктивнее, нужна только правильная система, хорошие чертежи…
  Одна за другой Эрика посещали светлейшие мысли по поводу наилучшей организации стройки. Но разве к нему станут прислушиваться? И козлу понятно, что нет. Лучше помалкивать, а то недолго нажить себе дополнительные неприятности. «Хватит и того, что я раб в городе, полном одиноких женщин. Того и гляди начнут привязываться…».
  Тем не менее, один стопроцентно положительный момент точно был: парень осознал, что имеет серьёзные инженерные навыки. Вырисовалась первая ниточка, ведущая к прошлому.
***
  -Шази, вставай! Просыпайся, соня!- Рада потеребила подругу за руку. Не помогло. –Шазина!- Пощекотала в пятку, торчащую из-под одеяла. Уже лучше: шатенка зашевелилась. –Давай поднимайся!
  -Что там?- Продрав глаза, Шазина глянула сначала в окно, потом на подругу. –Рада, имей совесть, только-только рассвело!
  -Вставай-вставай!- рыжая сдёрнула покрывало. Шазина накрыла голову подушкой и жалобно застонала. –Шази, там твои приехали.
  -Орисы?- оживилась темноволосая, откинув подушку.
  -Да, товары привезли. И Аринк с ними.
  -Что ж ты сразу не сказала?!- Шазина моментально вскочила и начала одеваться. Она ужасно соскучилась по брату, хоть и не видела его всего несколько дней.
  Минуло от силы две минуты, а Шазина уже была готова. Она успела не только облачиться в самое светлое из своих нынешних платьев, нацепить пояс, но и умыться и причесаться.
  -Тук-тук. Можно?- донёсся снаружи такой тёплый и родной голос.
  -Заходи!
  Едва Аринк пересёк порог, как сестра повисла на шее парня.
  -Ну и раскормили тебя тут!- притворно проворчал торговец, делая вид, будто прогибается под тяжестью сестрёнки.
  За такую наглость Шазина легонько стукнула его кулаком по плечу, но сделала это, смеясь во все двадцать девять зубов (оставшиеся три зуба мудрости у неё ещё не прорезались).
  -Боги, как же я соскучился по тебе!- Юноша крепко обнял Нари.
  -И я по тебе! Как там…?..- Она хотела сказать «дома», но осеклась. –Как там все?
  -Все в порядке и передают тебе привет,- бодро отрапортовал гость. –Кстати, тут с тобой ещё кое-кто хочет повидаться.
  -Кто? Эвридика?
  -Нет, лучше.- Аринк с очевидным интересом предвкушал реакцию сестры. –Ясон.
  -Кто-кто?
  -Ясон,- не без удовольствия повторил Аринк. –Неужто ты его не помнишь?
  Шазина вздохнула.
  -Помню, конечно. Ладно, зови.
  Аринк хихикнул и ушёл.
  -Что за Ясон?- тут же пристала с расспросами Рада.
  -Да так,- шатенка махнула рукой. –В каком-то смысле друг детства.
  -Как понять «в каком-то смысле»?- рассеянно уточнила зеленоглазая.
  -Ну,- Шазина усмехнулась, -бегал за мной как привязанный, смотрел преданными такими глазками.
  -О,- развеселилась Рада, -старая любовь?
  -Какая любовь?!- расхохоталась Шази. –Он был на пять лет младше и на метр ниже. Я первое время вообще не могла понять – что это за мелочь возле меня ошивается. А потом их семья перешла в другое племя, Марутов, вроде бы, и вместе с ним куда-то укочевала.- Девушка натянула толстые лямки повыше, разгладила нежно-голубой подол и наклонилась, чтобы поправить ремешок на сандалии.
  Именно в этот момент появился Аринк, а за ним молоденький паренёк, не ахти какого роста и телосложения, зато с красивыми, трогательными глазами.
  «Надо же, почти не изменился,- отметила Шазина, резко выпрямившись. –Хотя, волосы, вроде, посветлели».
  -Ясон!- Шази, приветливо улыбнувшись сверху вниз, подошла к юноше и зачем-то взяла его за плечи. –Как ты вырос, настоящий верзила!- «Хм, а врать, между прочим, нехорошо. Ладно, пусть пацан порадуется». Она развернула обомлевшего визитёра лицом к ветеркам, а сама оказалась к порогу спиной. –Сколько же мы не виделись? Лет, наверное, семь!
  -Восемь,- раздалось сзади.
  Шазина живо обернулась, выпустив из рук «верзилу», чему тот неимоверно обрадовался.
  -Что, простите?..- пролепетала кареглазая, глядя на того, кто только что шагнул к ней, шустро раскинув ветерки в разные стороны.
  Одет он был странновато. Если оторвать у обычной серой рубашки рукава, выдрать ворот и застегнуть её на оставшиеся пуговицы – получится именно то, в чём сейчас щеголял этот неизвестный. Штаны и обувь простые, тёмные. И всё же ни Орисы, ни представители других ближних племён, включая Ахров, так не одеваются.
  -Я говорю: не виделись восемь лет.
  -А Вы кто?..
  -Я?- Кажется, смутился. Или, по меньшей мере, растерялся. –Ясон.
  Теперь растерялась Шази.
  -А он тогда кто?- не отводя взгляд от собеседника, девушка указала большим пальцем взад себя, туда, где стоял «верзила».
  -Так это ж Ксанф, мой младший брат. Не помнишь?
  Нари медленно покачала головой, едва удержавшись от слов: «Да я и тебя-то не помню… такого».
  -И не надо,- оптимистично усмехнулся Ясон. –Я его вообще с собой не звал.- Он со смешком глянул на братца, коротко велел: -Вон,- и сопроводил свои слова быстрым кивком в сторону всё ещё постукивающих ветерков.
  Ксанф не заставил просить себя дважды и скоренько юркнул обратно в дверной проём.
  -Вечно шмыгает куда не надо,- пояснил Ясон с улыбкой. И с какой улыбкой!
  Шази уже давненько стояла с открытым ртом и сейчас кое-как сложила губы в ответную улыбку. Ну и глазищи! Интересно, они у него всегда были такими голубыми? Светлые, но в то же время яркие… И волосы цвета воронова крыла - жгуче-чёрные. А вымахал-то порядочно: теперь выше её минимум на голову, при том, что сама Шази не из низеньких. Почему здесь так жарко, а? Вроде, до полуденного зноя пока далеко.
  Женская интуиция безошибочно подсказала Раде, что можно с чистой совестью захихикать в адрес подруги, но рыжая сдержалась.
  -Рад встрече,- Ясон переминался с ноги на ногу.
  -Я тоже,- не покривила душой по-прежнему немного обескураженная шатенка. –Какими судьбами?
  Брюнет провёл ладонью по затылку.
  -Наше племя недавно вернулось в эти края, вот я и решил навестить старых друзей.
  -Как это мило с его стороны,- всё-таки не утерпела Рада, подмигивая Аринку.
  Ни Ясон, ни Шазина этой реплики не услышали, либо же единодушно притворились глухими.
  -Со стороны племени или со стороны Ясона?- уточнил Орис, тоже бывший не прочь поехидничать.
  -Да их обоих,- прощебетала рыжеволосая.
  Шази и Ясон опять дружно промолчали. Парень, судя по всему, находился в большем замешательстве, нежели девушка. Было в брюнете, несмотря на порядочный рост и довольно широкие плечи, ещё что-то ребяческое. То ли бесшабашный, бесхитростный взгляд, то ли по-детски полные губы; то ли улыбка – когда обе вышеназванные черты проявлялись особенно ярко.
  -Так ты теперь, значит, Нари?- Ясон бегло осмотрел обстановку.
  -Да.- Ответ краткий, но что ещё можно было добавить?
  -Понятно…- Ясон заложил руки за спину. –Жаль.
  -Что?!
  Брюнет сохранил серьёзнейший вид и повторил:
  -Жаль. Искренне, от всей души…- он сделал шажок назад, -…жаль бедных Нари.
  Вот нахалёнок! Но у Шазины не получилось даже изобразить подобие гнева. Единственное, что она сумела, так это удержать улыбку и по возможности строго сдвинуть брови, уперев руки в бока.
  -Хам,- заключила девушка, встав к «другу детства» полубоком и демонстративно обратив внимание на брата. –Какие ещё новости? Как Эва?
  -Как всегда: сама на месте не сидит, и мне покоя не даёт.
  -Молодец девчонка.- Шази сложила руки и опять посмотрела на Ясона. –Прекрати уже смеяться, тем более так подленько, а то действительно нарвёшься.
  -Грозишься меня побить?- Наглец даже не думал серьёзнеть.
  -Почему нет?
  -И рука не дрогнет?
  -С чего бы вдруг?
  -Только по голове не бейте, тётя!
Вот это он зря.
  Шази сузила глаза и угрожающе нацелилась взором на Ясона.
  -Ну-ка повтори последнее слово.
  -Тётя,- проговорил парень, не успев сориентироваться в ситуации.
  Шазина двинулась к нему, засучив воображаемые рукава. Ясона огрело запоздалым пониманием и раскаянием.
  -Девушка!- поспешил исправиться брюнет, но было поздно. –Девица! Девочка! Дитя! Младенец!
  Не помогло. Шазина продолжала наступать. Она была решительно настроена хотя бы на подзатыльник. Ясон вытянул перед собой руки, призывая к сдержанности.
  -Спокойнее-спокойнее. Нельзя же так нервничать.
  -А я и не нервничаю,- промолвила шатенка убийственно безмятежно.
  Тут вмешался Аринк.
  -Шази, прекрати! Человек приехал издалека, пришёл тебя навестить, а ты на него с кулаками!
  -Где ты увидел кулаки?- Шазина обернулась к нему, встряхнув расслабленные кисти рук. –Выставляешь меня прямо каким-то зверем. Не стала бы я ударять ребёнка.
  -Если не заметила, я малость подрос, за восемь-то лет,- пробубнил Ясон, стараясь не казаться уязвлённым.
  -Вижу,- признала Шази, и парень мигом успокоился. –Непривычно смотреть на тебя снизу вверх.
  Ясон шагнул навстречу.
  -Привыкай.
  -А ты что, к нам надолго?
  -Как получится.
  Нельзя сказать, что беседа была игривой. Скорее, по-дружески ироничной. Ну, тоже неплохо.
  Когда Ясон с Аринком, наконец, ушли, Рада не стала боле медлить с комментариями.
  -Вот это да! Шази, я бы не отказалась, чтоб и возле меня такая мелочь ошивалась.
  Темноволосая не подумала смутиться. Она походила на кошку, которую почесали за ухом.
  -Нынче и я бы не отказалась. А ты б видела его восемь лет назад – смотреть было не на что.- Девушка бросила взгляд на ветерки, словно вслед Ясону.
  -Зато тепе-е-е-е-ерь…- озвучила Рада мысли подруги, -хоть залюбуйся.
  Шази с удовольствием кивнула.
  -Он тебе понравился!- вывела Рада.
  Шатенка не намеревалась отпираться.
  -Каюсь, каюсь. Ничего не могу с собой поделать: люблю, когда рядом видный мужчина.
  -Ты воспринимаешь его как мужчину?- Ничего пошлого в вопросе не было. Рада имела в виду нажитый ум, духовную зрелость, и Шазина прекрасно это понимала.
  Кареглазка пожала плечами.
  -Не знаю, с этим ещё надо разобраться. Если, конечно, будет возможность. Может, он не вернётся, и мы больше никогда не встретимся.- О, она лукаво поскромничала.
  Рада хохотнула и уверенно сказала:
  -Вернётся. Даже я это понимаю.
***
  Шазина предполагала, что снова увидит Ясона, но и не представляла, насколько скоро. В тот же дань в Надатт-Нарах-Сакти прибыло семеро из  племени Марутов, во главе с вождём. Неудивительно: им ведь предстояло осесть в окрестностях минимум на пару месяцев, так что нужно было налаживать отношения с соседями, особенно с такими влиятельными, как Нари. Своё прибытие Маруты обставили эффектно. Получив разрешение от стражи, въехали за ворота на холёных скакунах, прогарцевали к центральной площади, где во всём своём царственном великолепии и при свите уже поджидала Сария. Увидев предводительницу, вождь Марутов спешился и поклонился так, что французские пажи, узрев сие, удавились бы от зависти. Его соплеменники последовали этому примеру, хотя и с меньшей изысканностью.

0

3

-Приветствую!- коротко заявил вождь.
  Сария чуть наклонила голову в знак ответной вежливости и того, что вождь может продолжить свою речь.
  -Мы приехали засвидетельствовать своё уважение храбрым Нари и их славной предводительнице. В знак нашего почтения и добрых намерений просим принять сии дары.
  К этому моменту на и вокруг площади собрались Нари, свободные от тренировок, от наблюдения обстановки за стенами города и от охранения ворот. Шази и Рада поначалу в число этих счастливиц не входили, ибо как раз упражнялись в стрельбе из лука, под зорким наблюдением Ярославны – самого строгого надзирателя, какого только можно вообразить. Но даже Ярославне стало невмоготу любопытно, когда над площадью прокатился многоголосый ох восхищения. Поэтому занятие закончилось немного раньше положенного срока, и юные Нари вскоре поняли, что вызвало у их сестёр дикий восторг.
  Маруты бросили к ногам Сарии и остальных Нари меха. И не полуплешивые шкурки, а роскошные, пышные изделия редкой красоты: накидки, куртки, воротники. Какими бы отважными ни были Нари, они оставались женщинами. Женщинами, у которых глаза теперь блестели ярче ртути. Вождь с подарками не прогадал, хоть  мехов и было гораздо меньше, чем жительниц города. Нет, сейчас, при посторонних Нари не станут затевать делёжку и разборки. Не будет этого и потом. Скорее всего, дары достанутся Сарии и Совету племени. На большее количество человек меха просто не хватит. Что ж, по крайней мере, можно хотя бы полюбоваться на это великолепие, пока оно лежит у всех на виду.
  Молодые Нари посмотрели, повздыхали, да и начали с горя расходиться по своим делам. А дел стало больше, ведь в честь гостей Сария велела организовать пир. Не роскошный (чтоб не зазнавались), однако и не скудный. Вино, мясо, бой барабанов и танцы – вот основные составляющие Нарийского праздника. Не минуло и получаса, как Маруты уже сидели за широкими столом, уставленным напитками и сытными яствами. Правда, выплясывать перед кочевниками посреди бела дня никто не собирался, впрочем, те не особо расстроились. Компанию шестерым Марутам составляла сама Предводительница и Совет. Все вместе они обсуждали своё соседство, повлекшее за собой столько перемен, и способы принести друг другу пользу.
  Рада продолжила тренировку с луком и стрелами, а Шазина постановила, что стрельбы на сегодня достаточно и пора набивать руку в метании кинжалов. Шатенка пошла домой, чтобы сменить оружие.
  То, что в доме кто-то есть, она поняла сразу. Дверь нараспашку, у порога натоптано. Мысль о том, что в избушку закрался враг и с ножом в зубах поджидает жилиц, Шази сразу отмела, поэтому смело прошествовала прямиком в свою комнату. По совести говоря, девушка догадывалась, кто дожидался её внутри. И не ошибалась.
  -Привет. Снова.- Шазина поставила в уголок лук и колчан со стелами, после чего собрала и откинула назад свои густые каштановые волосы.
  -Почему «снова»?- справедливо удивился Ясон. –В первый раз ты со мной не здоровалась.
  -Ах, теперь я перестану себя уважать,- хмыкнула Шази. Взгляд её скользнул за спину Ясона, на кровать, где лежало что-то пушистое, белоснежное, манящее. –Что это?
  -Подарок.- Брюнет повернулся, поднял «что-то», оказавшееся меховой накидкой, и подал Нари. –Специально для тебя приберёг.
  Интересно он это сказал, не так, как сделало бы большинство парней: не бесцеремонно, явно ожидая вознаграждения; не пренебрежительно, желая показать, что это подношение – пустяк; не скомканно, смущаясь собственным поступком. Ясон просто хотел порадовать Шази, ничуть не стеснялся этого и ничего не ждал взамен.
  Девушка взяла накидку и, с огнём в глазах, запустила пальцы в кипенную, мягчайшую шёрстку. Ну как тут было не растаять?
  -Большое спасибо. Тронул. Какая прелесть… Никогда такого не видела.
  -Это северный зверь,- поведал Ясон, -то есть, звери… были.
  -Бедные животинки,- непритворно огорчилась Шазина. Ослепительно белый мех уже не казался таким прекрасным… Ну вот, теперь Ясон наверняка считает её привередой. Срочно меняем тему. –Ты был на Севере?
  -Доводилось.
  -Видел настоящую зиму?
  Парень, улыбнувшись, покивал.
  -Было дело.
  -И какая она?- Шазина вправду заинтересовалась. Сама-то она никогда не покидала субтропических широт, поэтому сугробы и неистовые метели могла только воображать.
  Ясон ответил, не задумываясь:
  -Белая.- Он тоже дотронулся до накидки, которую всё ещё держала Шази. –Как этот мех.- Его ладонь прошлась вдоль ворота. –Снег там не такой, как здесь: он валит не хлопьями, а мелкими песчинками, порой их падает так много, что нельзя ничего разглядеть. Снег укрывает всё – землю, деревья, скалы. Одна сплошная белая пелена.
  -Не звучит заманчиво.
  -Нет, свои прелести тоже есть. На Севере очень красиво, не хуже, чем тут. Но эту красоту надо уметь видеть.- Его пальцы вплотную приблизились к пальцам Шази, что отнюдь не ускользнуло от внимания девушки. Интересно, осмелится он взять её за руку или нет? А если осмелится, то что делать самой Шазине?
  Осмелился. Дотронулся сначала осторожно, будто прощупывая почву, потом переплёл пальцы Шази со своими. Почему-то торжественности момента шатенка не прочувствовала. Ей внезапно сделалось смешно.
  -Чему улыбаешься?- поинтересовался Ясон, тоже не находящийся в расстроенных чувствах.
  -Да так. Почему-то вспомнилось, как мы в детстве воровали пирожки.
  -Мы?!- В глазах парня мелькнули насмешливо-возмущённые огоньки. –Пирожки таскал я, а ты их лопала.
  -Не жалуйся, тебя ведь никто не заставлял мне помогать.
  Ясон скосил глаза куда-то вбок и наверх.
  -Ах ты змеюка,- вздохнул Марут.
  -Сделай лицо попроще,- Шазина, высвободив руку, положила мех обратно на постель и встала по другую сторону кровати, скрестив руки на груди.
  -Неблагодарная.
  -Какая есть, извиняй.
  Ясон лишь усмехнулся. Да, Шази, без сомненья, не похожа ни на одну из тех девушек, которых он знал. А знал он многих, и двух-трёх весьма близко. Шазина была для него мечтой, идеалом, возможно, в чём-то надуманным. Вдобавок, при всей своей пылкости и горячности, Ясон понимал, что мечта вполне может оказаться несбыточной. И потом, если вам очень хочется, например, яблочного пирога, это ведь не означает, что вы будете голодать до тех пор, пока его не попробуете.
  -Чего смотришь?- не выдержала девушка упорного взгляда гостя.
  -Любуюсь,- без малейшего стеснения признался Ясон.
  -Кем? Неблагодарной змеюкой?
  -Получается, что так.
  Шазина просто не сумела не рассмеяться.
  -Тебя, вообще, можно вывести из себя?- полюбопытствовала Нари.
  Ясон обогнул кровать.
  -Конечно.- И опять эта озорная улыбка… -Но не так сразу. Над этим придётся долго работать.
  Шази тоже приблизилась к нему и медленно обошла полукругом, не прекращая пристально разглядывать собеседника.
  -И в каком же направлении работать?- Только глухой не заметил бы её нескромности.
  Ясон наигранно простодушно развёл руками.
  -Это уж как тебе подскажет женская интуиция.
  Теперь разговорчик действительно получался фривольный. Шази с удовольствием бы его продолжила и развила до нужной стадии, да и Марут, несомненно, был бы только «за» руками и ногами. Но шатенка вовремя вспомнила, что подобное поведение может: а) подорвать престиж Нари в глазах потенциальных союзников; б) навлечь неприятности личного характера, всё-таки, кто его знает – вдруг Ясон окажется одним из тех ненормальных прилипал, которым только дай повод за тобой увязаться. Нет, не надо гнать лошадей.
  -Ладно, пирожкокрад,- девушка осторожно сдвинулась в сторонку, -расскажи лучше, где вы осели.
  -В долине, недалеко от южной границы земель Нари.- Брюнет определённо расстроился из-за смены темы, однако это не убавило его оптимистического настроя.
  -Долина Рос.
  -Точно! Я запамятовал название, за столько-то лет.
  -Прибыли только сегодня?
  -Нет, вчера поздним вечером. Всю ночь обустраивались, разбивали лагерь. Думал с ума сойду… Я-то сразу хотел бежать к Аварам.
  -К Аварам?- Шази была уверена, что Ясон скажет «к тебе» или хотя бы «к вам, к Нари». Но девушка быстро опамятовалась. –Ах да, у Аваров ведь живёт твоя старшая сестра.
  -София, так её зовут.
  -Я помню. Она вышла замуж за Авара перед самым вашим переходом в племя Марутов. Так ты её ещё не видел?
  -Не успел. Вождь велел пойти к вам, разведать обстановку, я вызвался добровольцем. Во второй раз тоже поехал к Нари, это по пути. Сейчас побуду здесь полчаса для приличия,- «Если только не найдутся причины задержаться»,- добавил смелый взгляд лазурных глаз, -и поскачу к сестрёнке.
  Между бровями Шази залегли две вертикальные напряжённые морщинки.
  -Вы ни разу не встречались за все восемь лет?
  -Не довелось. Маруты были в дальних краях. Правда, пару раз нам с Софией удалось обменяться письменными посланиями через других кочевников.
  Морщинки на лбу Шазины углубились.
  -А София… В смысле, она писала, что всё в порядке?.. Или ваша семья проигнорировала?!...- Последние слова прозвучали негодующе.
  Теперь и Ясон нахмурился.
  -Что проигнорировала?- Он искренне недоумевал.
  -Выходит, вы вправду не знали…- «И кто меня за язык тянул? Ясон бы и без меня всё прекрасно выяснил. С другой стороны, чем раньше всё выяснится, тем лучше для Софии».
  -Не знали чего?- Брюнет окончательно забыл о флирте. Он схватил шатенку за плечи. –Шази, что с Софией?!
  Девушка пару секунд помедлила, обдумывая, с чего начать, и решила, что надо сразу поведать самую суть.
  -Муж её избивает.
  -Что?!- Ясон непроизвольно стиснул ладони, продолжая держать Шазину.
  -По крайней мере, раньше избивал. Я не знаю, когда это началось и продолжается ли сейчас. Где-то через полгода после вашего отъезда София вернулась к Орисам, попросила принять её обратно. На ней живого места не было.- Пальцы парня всё сильнее впивались в кожу шатенки. –Муж избил её так, что у неё случился выкидыш… Ясон, аккуратнее… Орисы подлечили Софию, как могли, но на следующий день явился муж и потребовал жену обратно.
  -И вы её отдали?!- Хватка сделалась стальной.
  -Осторожней ты!.. Отдали.- Шазина опустила глаза. Но уже через пару мгновений она вновь посмотрела на Ясона. –А что мы могли? Авары – родичи Обров, ни с теми, ни с другими мирным торговцам лучше не связываться.
  -Мирные торговцы? Вы просто трусы!!!- От безоблачного чистого взгляда не осталось и следа. Взор у брюнета был зверским.
  -Во-первых, убери руки, мне больно!- Не дожидаясь реакции Марута, шатенка сама скинула его руки со своих плеч, причём довольно-таки резко. –Во-вторых, кого это ты назвал трусами? Свой собственный народ?! Ты и твоя семейка тоже хороши – смотали удочки и рванули в дальние края, а здесь – хоть трава не расти! Вы сами оставили Софию!
  -Не я! Мне было десять лет, не я решил уехать! И противиться отцовской воле я тогда тоже не мог!
  Возразить было нечем, и Шазина смолчала. Да  и говорить, собственно, было уже не с кем. Ясон рванул к выходу. В дверях Марут едва не сшиб с ног вернувшуюся с тренировки Раду и даже не извинился. Спустя секунду его и след простыл.
  -Что это было?..- Вжатая в угол Рада растерянно посмотрела на распахнутую дверь, потом на вбежавшую в прихожую подругу.
  Шазина досадливо цокнула языком и закусила губу.
  -По-моему, я только что зародила межплеменной скандал.
***
  Новые соседи не могли не насторожить Сарию. Ну, в конце концов, ей, как владычице Нари, было положено беспокоиться из-за всего нового и неожиданного. Впрочем, женщина быстро поняла, что Маруты могут принести куда больше пользы, чем вреда. Они не проявляли никакой враждебности, да и вообще слыли крайне мирным народом. Маруты славились своими практически непрекращающимися странствиями, способностью постоять за себя и при этом крайней нелюбовью к конфликтам. Вождь кочевников оказался умным, рассудительным человеком. А уж подаренные меха окончательно укрепили благосклонность владычицы и всего Совета.
  В общем, Сария решила с Марутами дружить. А те явно были не против. Взаимовыгодный обмен: Маруты могли помочь со строительством в городе, а Нари -  поспособствовать в поисках местных партнёров для обмена (кочевники обменивали большую часть вещей, приобретённых в путешествиях, на другие вещи, еду, скот).
***
  София вышла замуж в шестнадцать лет. Ясон хорошо помнил свадебное торжество, небольшое, но шумное, полное веселья и громкого  смеха. Старшая сестра бала такой красивой, такой радостной… На следующий день она вместе с супругом Бёрком ушла к Аварам. Больше Ясон её не видел. Почему-то он никогда не сомневался в том, что София живёт хорошо и счастливо. Он знал: муж сестрёнке достался небедный. Правда, однажды Стефания, Ясонова мачеха, сказала кое-что, насторожившее мальчика. Она с печальной ухмылкой вздохнула: «Так-то оно так, Бёрк мужчина обеспеченный, у него и дом большой, и скота много, одних лишь коров – шесть. Но только кто этот огромный дом будет вести? И коров доить? За всем смотреть, за животными ухаживать? Всё ляжет на плечи Софии». Тогда Ясон был слишком мал, чтобы осмыслить всю истинность этих слов, а со временем они забылись.
  Теперь всплыли из глубин памяти…
  Если этот гад хоть пальцем тронул Софию… То что? Что? Что может сделать Ясон?! Он ведь даже толком не знает, как выглядит теперь Бёрк и где именно живёт. Ничего-ничего! Главное, до племени Аваров добраться, а на месте будет уже легче сориентироваться.
  Добрался. К восходу солнца. Коня загнал так, что несчастное животное уже путалось в собственных ногах. Ещё бы:  половину суток проскакать на всех парах без передышки! Хорошо, что ворота деревенской ограды были открыты, а то Ясон бы их попросту снёс.
  Представьте ситуацию. Рассвет. В общем-то мирное поселение едва-едва начинает просыпаться, да и то лишь немногие пока выходят из своих домов. На улице – практически никого, за исключением нескольких трудяг, катящих тележки с фруктами. И тут во всю эту идиллию вихрем влетает какой-то молодчик на взмыленной лошади, спрыгивает, хватает первого попавшегося Авара – безобиднейшего старичка, начинает трясти, как яблоньку, и требует немедленно сообщить, где живёт Бёрк. Будто на всё племя есть один-единственный человек с таким именем.
  Не сразу удалось разобраться, какой именно Бёрк нужен Ясону. Когда же всё прояснилось, юноша стрелой рванул к указанному дому и стал барабанить в дверь с таким остервенением, что попросыпавшиеся Авары решили, будто началась война и их деревню уже берут штурмом недруги.
  На счастье Марута, большинство селян всё-таки ещё не продрали глаза окончательно. Иначе парню туго бы пришлось. Авары не стали б спокойно стоять в сторонке и смотреть на то, как с их соплеменником «нежно беседует» незваный гость.
***
  Шазина почти не спала ночью. Снился то взбеленившийся Ясон, то взбесившиеся Авары, то исколоченная София. Шатенка ворочалась так часто и шумно, что это прекрасно слышала соседка в другой комнате. В конце концов, Рада не выдержала.
  -Шази, что там у тебя?! Ёжики под одеялом?..- Зевающая рыжая, кутаясь в подобие пледа, вошла в спальню подруги.
  -Если бы,- устало хмыкнула Шазина, сев и свесив ноги с кровати. –Жуть какая-то грезится.
  Рада примостилась рядом, поставив на пол горящую свечу. Отблески маленького пламени забавным маревом заплясали на лицах обеих Нари.
  -Про Ясона?- вкрадчиво осведомилась Рада.
  Шази медленно кивнула.
  -Зря я его отпустила. Подумать только: один к Аварам! Они ж его растерзают! И почему Сария не позволила последовать за ним?..
  -Всё будет в порядке, если он сам не станет нарываться,- попробовала успокоить Рада. Ага, успокоила, как же!
  -Несомненно, не станет! Он просто зайдёт в гости к человеку, избившему его сестру до выкидыша, попьёт чаю, поболтает о погоде, а потом раскланяется на прощанье!
  Рада пессимистично ухмыльнулась и осторожно спросила:
  -Переживаешь за него?
  -А то!- Шазина вернула ноги на постель и обхватила колени руками. –Ведь если с ним что стрясётся, виновата буду я! А я не хочу быть виноватой перед хорошим человеком.
  -Особенно, если это человек тебя любит.
  -Что?- Шази широко распахнула свои и без того огромные глаза цвета кофе, окаймленные густыми тёмными ресницами. Потом отмахнулась. –Да не любит он меня, просто ему так кажется. Обычное летнее обострение, это нормально для такого возраста.
  -Говоришь так, словно годишься Ясону в бабушки.
  -Ну, до бабушки, я, положим, не доросла, но вот в старшие сёстры могу метить спокойно.- Девушка подобрала под себя ноги. –Знаешь, мне нравится Ясон. Очень. Я, может, даже не прочь завести с ним шуры-муры на какое-то время, но только когда у парня из башки выветрится вся эта дурь про любовь-морковь. Хотя, я ведь точно не уверена – есть ли у него в голове та дурь вообще.
  -В тебе ни грамма романтики,- вздохнула Рада.
  Шази улыбнулась:
  -Боги миловали.
  -Считаешь, это хорошо?
  -Уж точно лучше, чем забивать себе разум амурным бредом.
  -Не знаю, не знаю.- На выдохе Рада мечтательно посмотрела куда-то вверх. –А вот мне хотелось бы влюбиться. Знаю, что нам, Нари, это не положено, но ведь немножко же можно? Хоть на недельку-другую…
  -Влюбишься,- убеждённо произнесла Шазина.
  -Думаешь?- Рыжеволосая робко взглянула на подругу.
  -Уверена. Кто ищет неприятности, тот их и находит.
  Рада шутя запустила в Шазину Шазининым же одеялом, предварительно схваченным и скомканным за доли секунды.
***
  С самого утра Шазина каждые полчаса выбегала за северные ворота деревни и смотрела на дорогу, надеясь увидеть возвращающегося Ясона. Она понимала, что ещё слишком рано, что в лучшем случае Марут покажется лишь вечером, и то если надумает возвращаться именно этим путём, а не изберёт другую стезю.
  Ни утром, ни днём, ни вечером Ясон не появился… Если в прошлую ночь Шази спала плохо, то в следующую не спала вообще.
***
  Нет, определённо, не всё так плохо. Мозоли, пусть и медленно, но заживают-исчезают, товарищи не такие уж буяны-кретины, коими казались поначалу, Нари не пристают не по делу, еда сносная, ночлег тёплый. Вот если б ещё иметь хоть малюсенькое влияние на ход стройки. Прямо сердце кровью обливается: сколько лишних трудов и ненужных нагрузок.
  -Э, хорош филонить,- буркнул Эрику один из «собратьев». –Чего встал столбом? Брёвна сами собой не перетаскаются.
  Эрик сокрушённо кивнул и, потерев всё ещё пылающие ладони, возвратился к работе, от которой, по сути, никуда и не уходил. Просто задумался на пару секунд.
  Брёвна. С ними тоже интересная штука. Сколько весит одно среднестатистическое брёвнышко из этой стенки? Килограммов триста-четыреста, никак не меньше. Поначалу бревна поштучно поднимали два или три человека, но потом, когда невольники приноровились, то и один-единственный раб легко и просто справлялся с такой ношей. Ворочали брёвнами как мешками с ветошью. И почему-то никому это не казалось странным. Но, что любопытнее всего, сам Эрик вдруг обнаружил, что и он без проблем осиливает «среднестатистические брёвна».  А ведь он никогда раньше этого не делал. Вот хоть застрелите, но не делал, парень готов был поклясться чем угодно… Да, какая-то странная у него амнезия.
***
  -Скоро начнёт темнеть. Ещё по десять выстрелов и закругляемся,- чеканно произнесла Ярославна, обращаясь к своим ученицам. Особенно пристально зрелая Нари взирала на двух новеньких – Раду и Шазину. –Стрелы у всех есть? Луки наизготовку, прицелились…
  Напротив каждой девушки, примерно в тридцати шагах, стояла мишень, разлинованная круглыми ободочками, напоминающими древесные кольца, - чёрными и белыми, центр, диаметром в несколько сантиметров, имел ярко-красную окраску.
  Юные воительницы синхронно «вставили» стрелы, подняли луки.
  -Прицеливайтесь тщательно, хладнокровно, но не растягивайте процесс,- наставляла Ярославна, прохаживаясь за спинами лучниц-стажёрок. –Вскоре вы научитесь делать это в одно мгновенье, не тратя ни единой лишней секунды, машинально. А пока старайтесь, прорабатывайте технику. Шазина, внимательнее! И точнее! Да что с тобой сегодня?!
  -Простите, я задумалась…
  -Погляжу я, как ты будешь задумываться на поле брани!- сурово прикрикнула женщина, но Шази даже не моргнула. А Ярославна утихомирилась в следующую же секунду. –Будь собраннее, девочка! Это не раз спасёт тебе жизнь, поверь.
  Шазина кивнула, не поворачиваясь к учительнице.
  -Так!- Ярославна хлопнула в ладоши. – Приготовились! Прицелились! Выстрелили!
  Последнее слово перекрылось выкриком откуда-то со стороны:
  -Марут!
  Шази выстрелила. И попала. Прямо в центр мишени. Только не своей, а соседней. Ну и Цербер с ней, с этой меткостью! Девушка развернулась на пятках так стремительно, что едва не рухнула, потеряв равновесие.
  -Марут? Где?! Какой?- Ну, где та, кто прокричала новость?.. Должна быть рядом. Взглядом Шазина быстро отыскала пробегавшую мимо девчонку. –Стой!- Девочка остановилась.
  -Шазина!- Ярославна праведно возмутилась столь непозволительным нарушением дисциплины.
  Шатенка машинально отбросила мешавшийся не к месту лук в сторонку и поглядела на наставницу так отчаянно, с такой жгучей мольбой и ясной просьбой, что Ярославна уступила, хоть ничего толком и не поняла.
  -Иди.
  -Спасибо!- Шази вихрем подлетела к девочке. –О каком Маруте ты говорила?
  Подросток растерялась, но ответила внятно и по делу:
  -Примчался тут один, только что. Воды попросил – для себя и для коня.
  -Как он?
  -Кто, Марут?
  -Нет, конь!- нервы не выдержали.
  А девочка восприняла всё всерьёз.
  -Нормально. Уставший только очень. Но ему просто отдохнуть надо, попить, травки пожевать, и опять будет скакать как новенький…
  Р-р-р-рр-рр-р!!!
  Сию мысль Шазина озвучила вслух. Девочка дёрнулась и подумала было о бегстве, а потом сообразила, что этой странной новенькой начхать на судьбу коня.
  -Ты всё-таки про Марута спрашивала, да?.. Ничего вроде, держится. Разукрашен, правда, под завязку, но бодренький такой…- Она тараторила ещё что-то, но Шази уже не слушала.
  Девушка сорвалась с места и тайфуном понеслась в сторону северных ворот. Ясон ведь должен быть где-то недалеко от них, правильно?.. Логика, ты куда собралась? А ну стоять! Стоять, тебе сказано! Ну же, не подводи сейчас! Северный ворота… Да, скорее всего…
  Логика не подвела. Ясон действительно обнаружился у самых ворот. Сидел себе на брёвнышке, опустошал чашу с водой, сиял подбитым глазом. Парень выглядел так, словно ему по лицу провели тёркой. Грудь и руки были в кровоподтёках и ссадинах, а рубашка стала одним сплошным лоскутом, ободранным по краям и непонятно каким чудом до сих пор державшимся на теле. Но, что самое удивительное, Марут улыбался и даже вполне свободно общался с обступившими его Нари.
  -Ясон!- Шази мигом преодолела последние разделявшие их шаги. –Живой… Боги, я так волновалась за тебя!
  После этих слов засиял не только опухший глаз Ясона, но и вся многострадальная физиономия брюнета целиком.
  -Серьёзно?- Даже побои не стёрли в этой нахальной моськи эту нахальную улыбку!
  Впрочем,  улыбка исчезла, едва Шазина упомянула о Софии.
  -Нашёл сестру?
  На лицо Ясона набежала туча. Парень сокрушённо покачал головой.
  -Она сбежала от Бёрка два года назад, вместе с дочкой.- Теперь на него больно было смотреть.
  -Это тебе сам Бёрк поведал?
  -Сначала его сосед, другие подтвердили. Но дом я на всякий случай осмотрел,- брюнет потёр огромную шишку на лбу, -хоть хозяин и возражал. Софии там не было, и, судя по обстановке, постоянной женщины в жилище нет уже давно.
  Шази закусила губу. И что тут сказать? Избитое «Мне жаль»? Притворное «Не расстраивайся, я уверена с ней всё хорошо»?
  Девушка лишь раздосадовано и огорчённо цокнула языком, осторожно погладив Ясона по щеке.
  Другие Нари сообразили, что лучше отойти в сторонку.
  -Где она может быть?- Ясон спросил это так… беспомощно, безнадежно, почти жалобно. –Что с ней теперь?
  У Шази сердце сжалось.
  -Если бы я знала, Ясон…
  Единственное, что она могла сейчас сделать для Марута, это обнять его. Обняла. И плевать, что подумают остальные.
***
  Ясону требовалась передышка, но не так, как его коню. Тот едва не падал. Было решено оставить скакуна у Нари, Ясону дать другую лошадь и поменяться обратно при первом удобном случае.
  Ясон покинул Надатт-Нарах-Сакти на закате. Шази провожала. Молодые люди вместе вышли за ворота и побрели по дороге. Марут держал лошадь под уздцы.
  -Уверен, что нормально доберёшься до своих? Мог бы заночевать в деревне.
  -Нет, мои, наверно, вовсю паникуют, к тому же надо срочно поговорить с отцом. Так что остаться не могу.- И опять кривоватая баловная усмешка. –Если, конечно, не согласишься приютить меня у себя.- Он как будто снова беззаботен. С трудом можно приметить беспокойство и тяжесть, притаившиеся на дне голубых глаз.
  -Как же, держи карман шире!- Шази улыбнулась для вида, но быстро сбросила напускную весёлость. –Прости меня за мои слова… ну, о том, что и ты виноват в несчастье Софии. Это полная ерунда. Ты ничего не мог сделать. Да и откуда тебе… всем вам было знать?- Шазина внимательно поглядела на парня. –Прощаешь?
  -Что за глупости? Тебе извиняться не за что…- Воспользовавшись удобным случаем, Ясон погладил Нари по плечам, маскируя жест под дружеские полуобъятия. На самом-то деле парень собирался притянуть её к себе и поцеловать, если почувствует, что момент подходящий. Однако план сорвался. Короткие рукава костюма приподнялись, обнажив рамена [рамена – синоним слова «плечи»] девушки, и Марут увидел синяки, подозрительно напоминавшие следы пальцев. –Это что, моих рук дело?
  Шазина кивнула с лёгкой ухмылкой.
  -Разве не помнишь, как вцепился в меня, когда услышал про Софию? Всё в порядке, это была нормальная реакция. Ну что, отпустим друг другу грехи?
  Ясон кивнул, продолжая улыбаться, хоть уже и не так широко. Потом осторожно провёл большим пальцем по правому плечу Шазины, наклонился, бережно поцеловал –просто слегка коснулся губами- и снова погладил. После чего вскочил на лошадь.
  -До встречи!- Брюнет махнул рукой и был таков.
  Шази стояла, глядя ему вслед, и ощущала, как медленно, но верно рушится один из главных её принципов – не заводить романов с теми, кто слишком серьёзно к этому относится. Что-то жарковато стало…
  …Когда Маруты решили направиться в родное приморье Ясона, он первым делом подумал о том, что скоро увидит Шази. Однако парень боялся (а может, и надеялся), что после этой встречи он поймёт, насколько детская влюблённость далека от реальности, и, наконец, освободится от давних грёз. В глубине души бывший Орис чаял, что Шазина совсем не такая, какой он её возомнил, что она поблекла, поскучнела, или вышла замуж (на чужое Ясон никогда бы не польстился). Ан нет. Девчонка-то была ещё интереснее, чем он представлял. И дело отнюдь не во внешности. Хорошеньких мордашек много, а вот таких бесенят в глазах, такого жгучего характера, такой непостижимой смеси бесстыдства и порядочности – днём с огнём не сыщешь. Едва Марут опять встретился с  теперь уже Нари, то понял, что по-прежнему влюблён без оглядки.
  Вот только не хотелось, чтобы долгая, светлая привязанность скатывалась к банальной постели. Ясон дал себе слово: если Шазина не скажет, что тоже любит, ничего и не будет. В конце лета Маруты возобновят свой путь, уйдут из этих мест. И пусть воздушные замки Ясона станут просто воспоминанием о мечте, несбывшейся, но чистой и трогательной.
***
  Некоторые слухи могут прекрасно зародиться и на ровном месте. А уж если есть повод, хоть малюсенький поводок, то толки и сплетни – святое дело. Особенно в городе, где живут одни женщины. К счастью, у Нари, помимо шашней новенькой сестрёнки и симпатичного Марута, было немало других интересных тем для обсуждения. И всё-таки, с той самой секунды, как Шази необдуманно прилюдно бросилась на шею Ясону, появился и стал набирать силу очередной слушок, нараставший не по дням, а по часам. Забегая вперёд, сообщим, что вскоре история, передающаяся из уст в уста полушёпотом, значительно обогнала реальные отношения Ясона и Шазины. Уже на следующий день по Надатт-Нарах-Сакти разгуливала новость об умопомрачительном, страстном романе. И, что самое интересное, она не забылась быстро, а на оборот – со временем обрастала изумительнейшими подробностями (особенно эти подробности изумили бы главных действующих лиц истории – двух бывших Орисов). Что поделать, женщины и особенно девушки хорошо помнят то, что связано с романтикой.
***
  Рада несла уже традиционный обед Эрику, а заодно провожала Шазину.
  -Будь осторожнее,- напоследок попросила младшая девушка. –Особенно на обратном пути, не возвращайся слишком поздно.
  -С каких пор ты записалась в мои опекуны?- смеясь, спросила шатенка, перекидывая через плечо лямку небольшой походной сумки.
  -А что, мне уже не дозволено поволноваться за подругу?- так же весело ответила рыжеволосая Нари. –Всё-таки, Роща Памяти не близко, а тебе придётся возвращаться одной.
  -Ну, я уж как-нибудь справлюсь,- с очаровательной притворной серьёзностью проговорила Шази. –Мне надо бежать, Аринк и Эва уже заждались.- Сказав это, Шази быстро помчалась в сторону ближайших ворот.
  -А что такое Роща Памяти?- спросил Эрик, уловивший разговор девушек сквозь шум от инструментов.
  Рада моргнула и тряхнула своими медными кудряшками, затем подала тарелку с едой.
  -Роща Памяти – место, где люди чтят мёртвых, говорят с ними, приносят цветы.
  -Как на кладбищах?
  -Кладбищах?.. Мы давно не закапываем мертвецов в землю, это же варварство! Тела усопших сжигаются, прах развевается по ветру. После этого родные и друзья приходят в рощу и прикрепляют к одному из деревьев вещицу усопшего, обычно это какая-нибудь безделушка. Если вещи нет на месте, значит, за ней никто не следит, не поправляет, и об умершем уже забыли.
  -Или вещичку просто украли,- саркастически хмыкнул Эрик.
  Рада взглянула на него, как на святотатца.
  -Красть в Роще Памяти? У кого рука поднимется?! Даже Обры такого не сделают! Роща Памяти – священное место, священное для всех.
  -И что, никогда не было случаев воровства?- В голосе парня смешивались сомнение и удивление.
  Рада, сложив руки, ответила не без гордости:
  -За сотни лет – ни разу.
***
  Роща памяти, если не по ширине, то по дремучести, тянула на настоящий лес. Кроны деревьев были столь густы и так тесно переплетались в вышине, что даже днём тут было не особенно светло, а ближе к вечеру наступала почти непроглядная темнота. Хотя, в дневные часы немало солнечных лучей прорывалось сквозь листву, но все по отдельности. От этого казалось, будто вся роща насквозь пронизана золотыми нитями. Так было и сейчас.
  Аринк и Эвридика решили почтить память предков перед предстоящей свадьбой, Шазина увязалась за братом и будущей золовкой. Нынешняя Нари редко посещала Рощу и, узнав о планах парочки, почувствовала себя особенно виноватой.
  Почему-то шатенка ничуть не удивилась, увидев в Роще Ясона. А что тут странного? Прибыл уважить усопших родственников, в первую очередь свою мать.
  Аринк тоже пришёл главным образом из-за мамы.
  Шази положила цветы под дерево, на котором позвякивала давным-давно потускневшая бабушкина цепочка, и раскачивался дедушкин кошель на тесёмке. Имелись здесь и другие, более старые вещи, принадлежавшие предкам Шазины. Она перебирала в памяти имена, вспоминала или представляла лица. За этим занятием время пролетело незаметно.
  -Шази, мы уходим,- сообщил Аринк, вырвав сестру из задумчивости.
  Девушка рассеянно кивнула и посмотрела в ту сторону, где около часа назад промелькнул Марут.
  -Идите, я побуду ещё немного.
  -Только не задерживайся, вечер всё-таки.
  -Не пропаду, не волнуйтесь.
  -Ладно.- Приобняв невесту, парень вместе с ней зашагал прочь, напоследок насмешливо бросив: -Ясону привет!
  Дерево, возле которого стоял Марут, располагалось в конце рощи, вплотную прилегающей к морю. До берега было рукой подать.
  «Зачем я здесь? Ясон наверняка хочет побыть один… Не, надо разворачиваться и дуть восвояси». Шази собралась исполнить своё намерение, однако сам Ясон не позволил.
  -Не уходи. Ты не мешаешь.
  -Умеешь читать мысли?- Шазина сделала шажок вперёд.
  -У тебя на лице всё написано.
  -Так у тебя есть глаза на затылке?
  -Я стою к тебе не спиной, а боком.
  -Ты ни разу на меня не посмотрел напрямую.
  -Это не значит, что я тебя не увидел и не разглядел.- Парень, наконец-то, полностью повернулся к ней. –У меня хорошее боковое зрение.
  -Рада за тебя.- Шазина подошла к дереву. И к Ясону. –Есть вести о Софии?
  -Нет. Откуда им взяться?
  -Ты поговорил с отцом?
  -Да.
  -И что он сказал?
  -Какая разница, что он сказал? Главное, что он сделал. А он не сделал ничего. Ничегошеньки.- Брюнет горько усмехнулся. –И я тоже.
  -Не вини себя.
  -Легко советовать.- Он глубоко вздохнул, потом провёл рукой по стволу дерева, задержавшись ладонью и взглядом на одном из сучков. –Здесь раньше был мамин браслет. Я точно помню.
  Шазине не хотелось быть жёсткой, но…
  -Так ведь столько лет прошло!
  Марут кивнул. Его взгляд по-прежнему был устремлён на сучок, но мысли парня блуждали где-то далеко.
  -Знаешь, я не могу вспомнить её лицо. Совсем.
  -Не удивительно, тебе же было всего лет пять, когда…
  -Дело не в давности. Я забыл сразу же, в тот же день…
  -Это называется шоком.- Вряд ли когда-либо голос Шазины звучал мягче.
  -Как бы оно ни называлось, хорошего в нём мало.- Ясон прислонился спиной к стволу и медленно сел на землю. Шази присоединилась. –Её образ словно стёрли…
  -А я хорошо помню Аврору.- Шатенка улыбнулась в ответ на удивлённо-обрадовано-недоверчивый взгляд Ясона. –У тебя её глаза, точь-в-точь. И улыбаешься ты, как она. Сначала будто запускаешь пробную улыбку. Вот и сейчас так.- Шази обхватила колени руками. –У неё был очень приятный голос, похожий на журчание ручья. И она сроду не повышала тон, всегда говорила неспешно, успокаивающе. Её все любили. Однажды я разбила коленку, играя с ребятами в догонялки. Аврора тут же подбежала ко мне, отвела к вам домой, промыла и перевязала ранку и, что самое главное, дала пирожок.
  -К пирожкам ты всегда была неравнодушна,- не удержался от замечания брюнет. -…Не пойми неправильно,- Ясон стал теребить попавшийся под руку пучок травы, -мне очень дорога Стефания, у меня к ней никаких претензий. И Ксанфа я люблю как родного, хотя мы познакомились только на свадьбе родителей. Но всё же… всё же…
  Возникла пауза. Шазина не сразу решилась прервать молчание.
  -Мать Аринка умерла, когда ему было три годика. Даже не знаю, помнит ли он её. Я никогда не говорила с братом о его маме. Может, зря? Думаешь, надо?
  Ясон покивал, тихо добавив:
  -Хоть иногда.
  Шази быстро поднялась и стала рыться в своей дорожной сумке.
  -Что ты ищешь?
  Вместо ответа девушка достала маленькую свечку и огниво.
  –Говорят, раньше в честь умерших зажигали свечи. Мне подумалось, что это очень красивый обычай. Согласен?
  -Полностью.
  Шази совладала с огнивом, и через полминуты пламя охватило фитилёк свечки.
  -Держи. Примости сам, где захочешь.- Шатенка протянула свечу Маруту. –Я своим предкам уже поставила, так что эта – для твоих.
  Ясон не промолвил ни слова, но благодарность, залучившаяся в его глазах, по яркости могла соперничать с огоньком, плавящим воск. Парень встал, взял свечку и пристроил на одной из нижних ветвей.
  -Почему ты решила стать Нари?
  Шазина немало удивилась вопросу.
  -Отчего ты об этом спросил? Да ещё здесь и сейчас?
  -У меня давно на языке вертелось. Ты не похожа на грозную воительницу и, по-моему, не очень-то хочешь ею стать. Только не обижайся.
  -Не обижусь,- усмехнулась девушка. Они вновь присели. –Я подалась в племя главным образом из-за бабушки Илоны.
  -Твоя бабушка ведь не была Нари.
  -Верно. Она была женой, матерью, вела хозяйство. Ты помнишь её?
  -Да, прекрасно.
  -А ты знал, что у неё был исключительный талант к музыке? Когда она играла или пела… даже невозможно передать словами… сказка, да и только.
  -Я понятия не имел.
  -Вот-вот. Оно и неудивительно. У бабушки свободное время выпадало в лучшем случае раз  в полгода. Она разрывалась между мужем, домом, хозяйством, а все только и знали, что её подгонять да попрекать. Дед мой обращался с ней как с ломовой лошадью, всё принимал за должное. Пусть простят меня боги за такие слова о покойнике. В общем, насмотрелась я на это в детстве и решила, что замуж не выйду ни за какие коврижки.
  -Шази, не все же мужчины относятся к жёнам так, как твой дед.
  -Ясное дело. Умом я это понимала, но страх, точнее, опасение глубоко засело. Не так давно я сказала отцу, что хочу работать вместе с ним. Он покрутил пальцем у виска и ответил, что лучше бы я себе мужа искала. Я от папы не отставала, он не сдавался. Сгоряча я пригрозила уйти к Нари. Отец не поверил, а я своё слово возьми да и сдержи. Семья переубеждала, отговаривала, соблазняла пирожками, но я не отступилась.
  -Не жалеешь теперь?
  -Ничуть. Мне нравится быть Нари.
  Разговор перетекал от одного предмета к другому. Ясон и Шазина так увлеклись, что вспомнили о времени лишь когда солнце село.
  -Придётся топать до деревни в темноте.- Шази накинула на плечи тонкий чёрный плащ, выуженный всё из той же сумки.
  Ясон помог с надеванием.
  -Я провожу,- парень поправил плащ шатенки.
  -Перестань, я и сама нормально доберусь.
  -Ночью небезопасно.
  -Разбойники в этих местах не объявлялись десятки лет.
  -А волки?
  -С этим сложнее,- нехотя признала девушка. На губах её заиграла плутоватая усмешка. -Не думаю, что если придётся отбиваться от стаи, наличие одного помощника сыграет большую роль. Разве что волки будут сытее.
  -Могла бы просто поблагодарить.

4. Девичья память (Часть II)
Тропинка все выше кружила над бездной...
Ты помнишь ли тот поцелуй поднебесный?..
Числа я не знаю, но с этого дня
Ты светом и воздухом стал для меня.

(Мария Петровых «Назначь мне свиданье на этом свете»)

  Орисы, как истинные торговцы, по природе своей были не жадны, но бережливы. Отдельные семьи редко устраивали пышные празднества на десятки человек, обычно даже столь значительное событие как свадьба отмечалось в узком кругу семьи и самых близких друзей. Бракосочетание Аринка и Эвридики не стало исключением. Во всяком случае, поначалу.
  Алтарь был установлен во внутреннем дворике дома, жрец к алтарю прилагался – степенные седовласый старик с длинной бородой и в светлом балахоне. По разные стороны стояли родные жениха и невесты. Приглашённых гостей было лишь двое – общие друзья обеих семей.
  В назначенный момент, как и положено, без пяти минут молодожёны, опять-таки с разных сторон, направились к алтарю. Аринк сиял как начищенный медный пятак. Бодрый, в торжественно-белой рубашке, он смело вышагивал, восхищённо поглядывая на возлюбленную. А посмотреть и впрямь было на что. Одетая в воздушное лилейное платье, Эва казалась сказочным созданием из легенд, не имеющим ничего общего с грешной реальностью. В густые русые волосы невесты были вплетены ромашки и вьюнки, ноги были босы, ступала она стремительно, но в тоже время как-то невесомо.
  Церемония прошла быстро – коротко и без излишеств. Но прикрасы и не были нужны. Стоило только взглянуть на лица Эвридики и Аринка, чтобы понять, как счастлива эта пара.
  Шази всем сердцем радовалась за брата и золовку.
  Когда ритуал закончился, на калитку повязали большой белый бант. Это служило знаком, оповещающим о том, что уже можно приходить поздравлять молодожёнов. Поздравляющие не задерживались – желали счастья и сразу уходили. Но их было много, поэтому всей семье пришлось стоять во дворе, вместе с новобрачными принимать поздравления и добрые пожелания.
  Шазина чувствовала, что перенимает на себя часть всеобщего внимания, законно полагающегося исключительно новоиспечённой супружеской чете. Шатенка ещё не бывала у Орисов с тех пор, как перешла к Нари. И сейчас бывшие соплеменники с интересом её изучали. Им было бы трудно придраться, по крайней мере, к внешнему виду. Простая, но отлично сидящая туника с подолом, оканчивающимся чуть выше колена, на ногах удобные, но приглядные светло-коричневые сапожки из лёгкой, хорошо продуваемой ткани. На талии провокационно поблёскивал пояс Нари. Наверно, многие гадали, где же оружие, полагающееся любой воительнице. Неужели у Шази его сейчас нет? Есть. Но оно надёжно скрыто от посторонних глаз. Благо, женская одежда предоставляет немалые возможности для припрятывания. Волосы девушка тщательно забрала назад и закрутила в хитроумный пучок, вдобавок, надела серебристый обруч. Ради столь торжественного события она даже вдела в уши серьги.
  Нари слишком отвлеклась на всё прибывающих и прибывающих поздравителей. И не заметила, как сзади кое-кто подошёл.
  -Не самая весёлая часть свадьбы, правда?- шепнул на ухо Ясон. –Если в свадьбах Орисов вообще есть что-то весёлое.
  Шази не вздрогнула и не соизволила обернуться. Но в лице переменилась, вот только заметил это не Ясон, а чинный старичок, вдохновенно перечислявший блага, которые, по его мнению, были необходимы молодожёнам. Дедок мигом закруглился и отошёл.
  -Ты хоть представляешь, как опасно подкрадываться к Нари?!- прошипела девушка, по-прежнему не оборачиваясь.
  -По тебе этого не заметно. Будь я Обром, ты бы уже встретилась с предками.
  -Издеваешься?
  -Что ты, на такое я не осмелюсь!- Не надо было видеть его лицо, чтобы понять, что он улыбается. –Ты очень красивая сегодня.
  -Добиваешься, чтобы я покраснела?
  -От тебя дождёшься, как же. Нет, просто выражаю своё мнение.
  -И оно, конечно же, непредвзятое.
  -Конечно же.
  -Может, хватит шептать мне на ухо? Народ на нас уже косится.
  -Но заметь – никто не подходит. Я спасаю тебя от нудных речей.
  -Набиваешься в мои герои?
  -А места ещё остались?
  -Долго мы будем соревноваться: у кого язык лучше подвешен?
  -Хочешь сдаться?
  -Не надейся. Взгляни на тех баб у забора. Видишь, на нас пялятся, перешёптываются? Знаешь, какие слухи пойдут?
  -Воображаю.- Сколько же воодушевления было вложено в это слово! –Мне такие сплетни только польстят.
  Шази вздохнула-усмехнулась и наконец повернулась к брюнету.
  -Что ты вообще здесь забыл?
  -Тебе когда-нибудь говорили, что ты неимоверно гостеприимная? Ладно, объясняю: Маруты и Орисы накануне заключили удачную сделку, совершили взаимовыгодный обмен товарами. Сегодня собираются это отметить, здесь, у Орисов. Зная наше с тобой бывшее племя, подозреваю, что всё отмечание сведётся к посиделкам у огня, угощения гости вряд ли дождутся.
  -Да,- хмыкнула Шазина. –Это вам не у Нари пировать. Много Марутов пришло?
  -Полплемени.
  -Ты с семьёй?
  -Не, я с девушкой.- Когда брови Шазины сами собой взмыли на лоб, парень быстро добавил: -Но не со своей.
  Шатенка еле-еле подавила приступ хохота. Всё-таки забавный он, Ясон.
  Поздравляющие по-прежнему обходили Нари и Марута стороной. Вдобавок, теперь и родня посматривала на Шази неодобрительно.
  -Всё, Ясон, ты окончательно испортил мою репутацию.
  -Тебе есть до неё дело?
  -В общем-то, нет. Ого, вон Карина, моя заклятая подружка. Вылупилась на нас. Чем-то недовольна. Ну-ка обними меня. Только особо не обольщайся, понял? Это для вида.
  -Интриганка.
  Шази верно подгадала: заигрывания с симпатичным парнем были верным способом позлить Карину. А Марут подыгрывал с удовольствием и энтузиазмом. Брюнет то обнимал Нари за талию, нежно прижимая к себе, то что-то нашёптывал на ушко, при этом Шазина восторженно хихикала. Она и впрямь веселилась – Ясон рассказывал о своих путешествия и пришедшихся на них забавных случаях, каковых оказалось немало. Он был талантливым повествователем, и девушка действительно наслаждалась, слушая его. А Карина становилась всё хмурее и хмурее. Поделом. Не надо было распускать про Шази сплетни – одну гнуснее другой.
  -Прямо-таки чувствую, что мною бессовестно пользуются,- якобы пожаловался Ясон.
  -Ну прости. Давай прекратим.
  -Эй, я не сказал, что мне не нравится.
  -Кстати, а где твоя девушка?
  -Она не моя, мы просто пришли вместе. Это подружка Ксанфа, а он подойдёт позже, с отцом и Стефанией.
  -Так я увижусь с твоей семьёй?
  -Наверно.
  -Интересно, они меня узнают? Только бы не начали опять припоминать пирожки.
***
  -Шазина, девочка, как ты выросла! Как похорошела! А щёчки какие замечательные! Всё ещё увлекаешься пирожками?- Стефания едва ли не сюсюкала, а муж ей подпевал:
  -Ты стала настоящей красавицей, честно! С трудом признаю в тебе прежнюю охотницу за пирожками.
  «О, Зевс, дай мне терпения!»- мысленно взмолилась Шази.
  Ясон обнимал Нари одной рукой, его ладонь ненавязчиво касалась спины Шазины. Это было приятно – чувствовалась настоящая поддержка. А ещё Ясон улыбался шатенке, подбадривал взглядом, мол, потерпи, они же не со зла.
  Сгустилась темнота. Зажгли костры. Ясон оказался прав – угощать гостей никто не собирался. Впрочем, те имели представление о характере Орисов и ни на что особенно не рассчитывали. Люди рассаживались небольшими группами и болтали, веселились, некоторые пели.
  Шази предпочитала не сидеть, а прохаживаться между кострами, иногда коротко общаясь с Марутами или Орисами. В принципе, ничто не мешало уйти – о свадьбе уже никто и не вспоминал, Эвридику и Аринка давным-давно оставили в покое в их новом жилище. Но хотелось ещё немного побыть здесь… В конце концов, двадцать три года это место было для Шази домом.
  -Скучаешь?- Попробуйте угадать, кто, подойдя, заговорил с ней.
  -Имеешь в виду банальную скуку или тоску по прежней жизни?
  -Скорее второе. Так скучаешь?
  -Есть немного. Не в том смысле, что мне нравится этот уклад, просто хорошо быть там, где всё напоминает о детстве, о трогательных моментах жизни. Неприятные воспоминания, конечно, тоже есть, но они как-то сильнее стираются со временем.
  -Но ты ведь живёшь недалеко – пара часов пешком. Можешь прийти сюда в любой день.
  -Если в Надатт-Нарах-Сакти отпустят.
  -Это детали. А представь, каково было мне или Ксанфу, или отцу, или Стефании, когда мы ушли за тысячи километров.
  -Пытаешься вызвать жалость?
  -И в мыслях не было. К тому же, по-моему, никто из нас не страдал от разлуки с прежним домом. Маруты славные, у них мы сразу почувствовали себя частью большой семьи. Мне не хватало только одного.
  -Меня?
  Ночная мгла окутывала их обоих, отблески костров лишь кое-где прорезали эту тёмную пелену, так что молодые люди друг друга практически не видели. Но зато отлично слышали, улавливая каждую нотку голоса, малейшее изменение интонации.
  -Да.- Ясон сказал это так… запросто, словно речь шла о чём-то само собой разумеющемся. Будто его спросили, например, нужен ли ему воздух.
  -Да что ты во мне нашёл?- неподдельно поразилась Шазина. Нет, она знала, что привлекательна, но тем же самым могут похвастаться тысячи других девушек. Взять хоть ту же Карину, чтоб ей пусто было, - её внешность ничем не хуже Шазининой.
  Нари скорее почувствовала, чем увидела, что парень пожал плечами. Девушка испугалась, что за сим жестом последует либо неловкое молчание, либо длинная сбивчивая тирада. Однако Ясон был краток:
  -Когда ты рядом, у меня такое чувство, будто вот-вот взлечу.
  И что тут ответишь?..
  Разговор не заладился. Марут и Нари разошлись в разные стороны.
***
  …Мягко. И шея не болит. Странно. Спина не затекла. Разве такое возможно, когда проспишь несколько часов на земле, прислонившись к дереву? В том, что она проспала не меньше двух часов, Шазина не сомневалась – девушка так устала, что точно сама не проснулась бы раньше рассвета.
  С неохотой Шази разлепила веки и осмотрелась. Быть не может! Как она сюда попала? Нари совершенно точно помнила, что уснула на улице, прикорнув возле дерева. Так каким же макаром она оказалась в комнате? В своей, прежней – в родительском доме.
  Девушка глубоко вдохнула, потёрла глаза, поднялась. Было не особенно темно, за окнами уже занимался рассвет. Тишина. За стенкой слышится мощное, ровное дыхание отца.
  Нари нашла под кроватью свои сапоги, обулась и пошлёпала в прихожую, к умывальнику, стараясь двигаться как можно тише, чтоб никого не разбудить. Умывшись и кое-как пригладив остатки причёски, девушка собралась выскользнуть из дома. Но, идя мимо кухни, увидела мать.
  Ирина сидела за столом, опершись на руку, и смотрела в окно. Грустно так, задумчиво. Она не переоделась с праздника, следовательно, ещё не ложилась спать.
  -Мама.
  Женщина отвлеклась от своих мыслей.
  -А, Шази. Проснулась. Иди сюда, родная. Посиди со мной немножко.
  Шазина прошла в кухню и села напротив Ирины. Стол был небольшим, поэтому мать и дочь находились теперь близко друг от друга.
  -Со всей этой суетой мы так и не сумели толком поговорить,- грустно улыбнулась Ирина. –Расскажи, как тебе нынче живётся?
  -У меня всё хорошо. Мне очень нравится у Нари. Только скучаю – по тебе, по Аринку, по Эве, по отцу.
  От внимания Ирины не скрылся тот факт, что дочка назвала отца в последнюю очередь.
  -Злишься на него?
  -Теперь уже нет. Но всё равно никогда не забуду, как он наплевал на все мои желания.
  -С добрыми намерениями. Он пытался обустроить твою жизнь как можно лучше, с его точки зрения.
  -Жаль, что эта его точка так отлична от моей. Мам, я всё понимаю, я не зла на него.- Шази чуток помолчала. –А он на меня?
  Ирина ухмыльнулась.
  -Ну, сначала на стену лез, бесился. Потом переживать стал, волноваться. А теперь скучает. Ты бы попрощалась с ним перед уходом.
  -Не хочу будить.
  Ирина прекрасно поняла, что причина не в этом, но упрашивать дочку не стала.
  -Страшно мне за тебя, Шази. Страшно. Я понимаю, почему ты ушла к Нари, правда. Там на тебя не накинут хомут домашнего хозяйства, не превратят в домашнюю прислугу. Но ведь и у Орисов можно удачно выйти замуж и…- Поскольку Шазина страдальчески закатила глаза, Ирина решила не продолжать. –Но ведь Нари постоянно сражаются. Тебя же убить могут!
  -Мамочка, меня и здесь убить могут. Если Обрам вздумается, они на нас нападут и всех вырежут или того хуже. Нари – единственные, кто мешают этому.- Шазина положила ладонь на тёплую руку матери. –Обры – звери, кто-то должен их остановить. Или хотя бы сдерживать.
  -Почему именно ты?
  -Помнишь Софию, дочку Александра и Авроры, сестру Ясона? Помнишь, как муж силой тащил её обратно, а никто из нас не осмелился вступиться? Я никогда не забуду. В тот момент я себе поклялась, что это первый и последний раз, когда я просто стою и смотрю на такое варварство. А ещё я пообещала себе, что не допущу, чтоб и со мной случилось то же, что с Софией; что не выйду за того, кто будет пытаться мной управлять и навязывать мне свою волю.
  -Ну-ну,- кисло улыбнулась Ирина. –Теперь-то ты вообще замуж не выйдешь.- Женщина вздохнула. Её мысли читались словно в открытой книге. Ирина думала о том, что не сможет порадоваться свадьбе родной дочери, что никогда не устроит для своей девочки такого же торжества как вчера для Аринка. –И внуков у меня не будет.
  -Да будут у тебя внуки, будут,- весело пообещала Шази. –Хотя, лучше, чтоб не внуки, а внучки.- И пока мать не начала сетовать ещё по какому-нибудь поводу, девушка быстро поднялась, поцеловала Ирину в лоб и попрощалась.
  Самые стойкие Маруты и Орисы всё ещё продолжали радоваться жизни на улице, возле затухших костров. Шази поймала себя на том, что ищет взглядом Ясона. Что ж, кто ищет, тот находит.
  -Выспалась?
  -Более-менее. Это ты помог перенести меня домой?
  -Нет, твои родители сами тебя перетащили, мне поучаствовать не удалось. Возвращаешься в Надатт-Нарах-Сакти?
  -Да, пора.
  -Пойдём, нам по пути.
  -Гляньте на него: врёт и не краснеет. Долина Рос совсем в другой стороне.
  -Долина – да, мой дом – нет.
  -Не поняла.
  -Я решил пожить в доме деда.
  -Это в том, который на отшибе?
  -Ага. Заодно подремонтирую кое-где. Жилище добротное, жалко будет, если прогниёт без пользы.
  -Тогда вперёд и с песней.
  Довольно долго они шли молча. Неловкости не было, но сказывалась ночь без путного  отдыха, особенно у Ясона.
  -Я заметил, что ты ни словом не обмолвилась с отцом, ни на свадьбе, ни после.
  -Великие Олимпийцы, почему, почему всем есть дело до моих отношений с отцом?!- Это было сказано довольно резко, Шази поспешила сгладить тон: -Я и отец… у нас обоих хорошая память.
  Ясон и не подумал обижаться. Он проницательно взглянул на девушку и промолвил:
  -Я так понимаю, слишком хорошая?
  Шази кивнула.
  Они уже покинули пределы деревни. Теперь с одной стороны к дороге подступал лес, с другой высились заборы огородов, кое-где попадались сараи и подсобные домишки. Сама стезя поднималась в гору, но уже через несколько десятков шагов резко спускалась вниз, чтобы потом вновь тянуться на возвышение.
  -Меняем тему?- дипломатично предложил Марут.
Нари с радостью согласилась.
  -Откуда на тебе столько шрамов?- полюбопытствовала шатенка. –Я давно заметила: у тебя все руки в бывших порезах.
  -Не только руки. Есть и на ногах, и на груди, и на спине полно. Заработал в боях.
  -Разве Маруты с кем-то воюют? Я думала, вы мирные кочевники.
  -Так и есть. Но в пути нередко приходится отбиваться от тех, кто хочет на халяву поживиться нашим добром. Знаешь, сколько на свете разбойников и бандитов?
  -Догадываюсь.- Да, что-то опять невесёлая беседа получается. –А твои амулеты?- Шази кивнула на парочку талисманов, висящих на шее Ясона, затем указала пальцем на один из них. –Вот этот особенно интересный. Какой-то странный.
  Ясон с улыбкой потеребил медный крестик.
  -Приобрёл у одного северного торговца.
  -Изображение распятого человека. Садизм какой-то.
  -Считается, что это символ самопожертвования. Говорят, этот человек давным-давно умер ради спасения всего человечества.
  -Должно быть, он сейчас сильно разочарован в тех, кого спас.
  -Какая же ты всё-таки циничная.
  -Разве я не права? Люди жестоки.
  -Не все.
  -Все. Только в разных степенях.
  Они непреднамеренно остановились. Казалось, вот-вот разгорится жаркая дискуссия. Но ребята всмотрелись друг в друга, и пропало всякое желание спорить.
  Ясон беспардонно распустил Шазине волосы, стянул с её головы обруч. А Шази была рада, потому что тугая причёска её уже доконала. Девушка с облегчением покрутила головой. Потом в эту самую голову пришла неловкая мысль, которую Ясон непонятно как прочёл.
  -Шази,- он обхватил её за талию, достаточно уверенно, чтобы Шази это понравилось, и недостаточно нагло, чтобы сие действие могло считаться оскорбительным. –Тебя впрямь волнуют эти дурацкие пять лет разницы? Я давно уже взрослый, ты не дитё неразумное совращаешь.
  -По-моему, ещё большой вопрос: кто из нас кого совращает.
  Они оба усмехнулись.
  -Я уговорил старейшин вести племя именно через это приморье,- тихим и глубоким голосом промолвил брюнет, -уж точно не из тоски по местным пейзажам. Я пришёл  Надатт-Нарах-Сакти, хотя, если верить слухам, далеко не каждый мужчина возвращается оттуда живым. Ради кого, по-твоему, всё это было?- Ясон положил ладонь за затылок девушки и притянул Шази поближе.
  Она смотрела на парня зачарованно… до тех пор, пока не приметила кое-что на заднем плане.
  -Ясон!- Шазина это не прокричала, а прохрипела, но настолько напряжённо, что никакой крик бы не сравнился. –Смотри…
  Он проследил за её взглядом и тоже обмер. Со следующего возвышения стремительно спускались шестеро всадников. Этих мужчин невозможно было не признать. Суровые, обветренные лица, сплошные татуировки на руках и шеях, тёмная грубая одежда, всевозможное оружие, но главное – свирепые глаза.
  -Обры,- прошипел Марут.
  А Шазина-то надеялась, что ошиблась в догадках.
  -Обры? На землях Орисов? Эта территория под защитой Нари…
  -Нам с тобой лучше об этом сейчас помалкивать. Проклятье, твой пояс!
  Редкий Обр не считал своей святой обязанностью истребить как можно больше Нари. А уж если Нари одна, а Обров шестеро – таким подарком судьбы грех не воспользоваться.
  Ясон и Шазина не бросились наутёк. Это было бы самоубийством. Их с детства учили: если наткнёшься на Обров и прятаться поздно, то лучше стоять и ждать, тогда будет хоть какой-то шанс выжить. Если же побежать, то в Обрах непременно взыграет охотничий инстинкт, который и так никогда не дремлет, и они из принципа устремятся вдогонку. Догонят и убьют, как пить дать, и имени не спросят.
  -Снимай пояс!
  -Что?- Шази оцепенела от ужаса. Быть храброй легко, пока не увидишь врага в лицо.
  -Пояс снимай! Иначе они тебя убьют, и не надейся, что сразу!
  О себе даже не упомянул. А ведь спутнику Нари на милость Обров тоже рассчитывать нечего.
  -Нет,- побелевшими губами прошептала Шази, глядя на быстро приближающихся всадников. Её переклинило от страха. –Нари не прячутся от врагов! У меня есть несколько кинжалов…
  -Шази, очнись! Их шестеро! Мы с тобой вряд ли сможем убить хотя бы двоих. Кем ты себя вообразила?!
  -Я – Нари!
  -Именно: Нари, а не самоубийца. Шазина, сними пояс и спрячь, пока не поздно!
  -Я буду опозорена…
  -Чушь!
  -Не могу!..
  Обры были уже метрах в двадцати от пары. Ясон лихорадочно оглянулся на них, потом быстро дёрнул пояс спутницы, порвав одно из тонких металлических звеньев, и молниеносно упихал к себе в карман. Эту манипуляцию всадники не должны были заметить, ведь Ясон стоял к ним спиной и заслонял шатенку.
  Шазине следовало бы обрадоваться и благодарно притихнуть, а она вместо этого взвилась будто змея, которой наступили на хвост.
  -Как ты смеешь?! Отдай!
  -Тише, Шази, успокойся!- Ясон поймал её запястья и попытался усмирить девушку.
  Девушка усмиряться не пожелала. Она вырывалась и бранилась. Страх иногда очень странно действует на человека.
  -Нелады с бабой?- Ну и голосина! Что-то среднее между рыком медведя и раскатом грома. –Может, помочь?- Один из всадников остановил лошадь в паре шагов от Ясона и Шазины. Остальные Обры последовали примеру соплеменника.
  Все шестеро смотрели на Марута и Нари как сытые кошки на забившихся в угол мышек, будто решая: сожрать сразу, сначала помучить или отпустить ко всем чертям?
  -Сам справлюсь,- буркнул Ясон.
  Обр уже вовсю приглядывался к Шази, оценивая её мордашку и фигурку.
  -А я бы всё-таки подсобил.- Мужчина перенёс вес на одну ногу, собираясь покинуть седло.
  Ясон встал впереди Шазины, полностью загородив девушку собой. Его слова прозвучали чётко и ровно:
  -Нет. Её никто не тронет.- Никакой ненависти или презрения в тоне, как бы сильно ни хотелось. Иначе убьют на месте.
  Обр решил пока остаться в седле. Он заинтересовался. Обычно в подобных ситуациях ему в ответ мямлили и умоляюще лепетали, в крайнем случае, подхалимски вторили. Остальные всадники тоже уставились на Ясона, готовые либо рассвирепеть, либо проникнуться одобрением. Обры ни во что не ставили любых женщин, однако мужчин теоретически уважали, только за то, что те мужчины. И почитали смелость, даже вражью.
  -Не многовато ли в тебе гонора?- с отчётливыми угрожающими нотками осведомился Обр.
  Шази чувствовала, как напряжён её спутник. Его нервы были натянуты струнами. Но голос волнения не выдавал.
  -По-моему, в самый раз. Мы вас не трогаем, и вы не трогайте нас.
  -Ещё бы ты нас тронул!- басисто расхохотался другой всадник. Он старательно выделил слово «ты», давая понять, что девушка – пустое место.
  Шазине захотелось исчезнуть. Просто раствориться. Стыд-то какой! И страх… Она позорит всех Нари! Нужно хвататься за кинжалы и кидаться в бой, а она стоит и дрожит за спиной Ясона.
  -Отойди по-хорошему,- опять зарокотал первый наездник.
  -Не отойду.- Брюнет сжал кулаки.
  Мужчина схватил кнут и от души стеганул Ясона. Кожаный столбец, взметнувшись и хищно просвистев в воздухе, молнией устремился к лицу Марута… Шази непроизвольно вскрикнула и зажмурилась. Ясон же не издал ни звука. И понятно почему – его лицо осталось невредимым. Парень перехватил «хвост» оружия и дёрнул на себя. Теперь кнут оказался в его руках.
  Всадники ещё сильнее растерялись, не зная, наказать парня за дерзость или похвалить за смелость.
  -Верни,- натужно велел Обр.
  Ясон мигом обмотал столбец вокруг рукоятки и бросил кнут наезднику прямо в руки. При этом брюнет ни на миллиметр не сдвинулся с места, продолжая прикрывать Шази.
  Если бы экс-Орис позволил себе хоть намёк на враждебность, их с Шазиной песенка была бы спета. Уважение не помешает Обрам убить, не моргнув глазом.
  А Обры, может, и убили бы. Но расправа над мужчиной лишь из-за женщины была ниже их достоинства. А других поводов Марут не давал.
***
  -Обры?- Брови Сарии сошлись в одну линию. –На землях Орисов? Вот так запросто?
  -Да, владычица. И они чувствовали себя вольготно.
  -Сколько?
  -Я видела шестерых. Не знаю, были ли ещё.
  Сария поднялась со своего трона и обошла зал, снимая напряжение. Кроме неё и Шази здесь присутствовали две Советчицы и свита из трёх Нари, среди которых была и Рада. Свита держалась скорее для соблюдения обычая, чем для охраны. В собственных покоях владычице нечего было опасаться.
  -А они тебя видели?
  Шази потупила глаза.
  -Да.
  Брови предводительницы вмиг разошлись, удивлённо выгнувшись, в глазах её отчётливо отразился полувопрос-полувосклицание: «И ты до сих пор жива?!». Шазина почувствовала, что не может проигнорировать этот немой возглас. Впервые в жизни шатенка покраснела, до самых корней волос.
  -Они не знали, что я Нари. Мой пояс был… скрыт. Я струсила! Я просто струсила! Знаю, что должна была сражаться до последней капли крови…- Голос предательски задрожал.
  -Эй-эй-эй,- Сария поспешила к Шази. –Не нужно корить себя. Ты поступила верно. Вздумай ты нарваться на драку, от тебя бы и мокрого места не осталось. Даже опытная Нари вряд ли сумеет одолеть шестерых Обров, что уж говорить о новенькой?- Женщина обняла Шазину за плечи. –Ты приняла единственно верное решение, и в этом нет ничего постыдного. Племени Нари нужны верность и отвага, а не фанатизм и безумство. К тому же, хитрость – одно из лучших оружий женщины.
  -Честно говоря, я не сама до этого додумалась.- Шазина начала потихоньку успокаиваться, ощущая себя дитём, которого мама не стала ругать за выходку. Пришлось отвечать ещё на один недоумённый взгляд: -Со мной был Ясон Марут. Это он сообразил, что надо делать. А я так… так растерялась, что могла вытворить любую глупость.
  -Моя милая, спроси у любой Нари, как она себя вела и что ощущала при первой встрече с врагом. Та, кто скажет тебе, что не испугалась и не растерялась – бессовестная лгунья.- На губах владычицы заиграла мягкая улыбка. –Ясон Марут, значит? Что ж, скажи этому человеку спасибо. Он спас тебе жизнь.
***
  Сария видела, что, несмотря на успокоения и заверения старших, Шазине не по себе. Поэтому предводительница отпустила Раду с поста, велев рыжей Нари побыть с подругой и по возможности успокоить ту.
   Раде это задание казалось простым, пока она, придя домой, не увидела состояние Шази. Шатенка по комнате даже не расхаживала, а почти скакала.
  -Шази, всё ведь хорошо,- начала Рада, присев на кровать.
  -Сейчас – да, а потом?!
  -В смысле?..
  Шазина хватанула ртом воздух и начала новый этап комнатного марафона.
  -В этот раз всё обошлось, но что будет дальше?
  -Дальше? Мы будем осторожнее, постараемся не ходить по одиночке. Мы не позволим Обрам застать нас врасплох.
  Шази замерла.
  -Обры?.. При чём тут Обры? Я о Ясоне!
  Теперь замерла Рада.
  -А с Ясоном-то какие трудности?
  -Какие?!- Шатенка едва не задыхалась. –Он же чуть не погиб из-за меня!- И вновь стройные ножки затопотали по полу.
  -Твоей вины здесь нет…
  -Да ну?- Кареглазка опять сделала глубокий вдох, остановившись. –Если бы ты только была там, если бы видела… Их шестеро, нас двое, я в неадеквате, а Ясон закрывает меня и ещё умудряется говорить с Обрами так, чтобы и не унизиться, и меня выгородить, и их из себя не вывести.
  -Ну молодец парень. Всё равно не возьму в толк, что тебя в этом тревожит?
  -Понимаешь, он…- Шазина закусила губу, - он ведь мог отступить на полшага, я бы даже не заметила; Обры тут же бы полезли ко мне, зато его оставили в покое. А я каждой клеточкой чувствовала, что он готов костьми лечь ради меня, что он скорее позволит себя иссечь  до смерти, чем двинется с места и оставит меня.
  -И что тут плохого?
  -До меня только сегодня дошло, как всё нешуточно. Я-то думала, что он просто слегка влюблён, а он меня по-настоящему любит.
  -И что тут плохого?- Рада уже ощущала себя попугаем.

Отредактировано Елена Бжания (2013-07-08 11:23:25)

0

4

-Что плохого?! А хорошего что? Ты хоть представляешь, во сколько ещё неприятностей Ясон может ввязаться из-за чувств ко мне? У Нари жизнь неспокойная, опасные приключения к нам так и липнут.
  -Ты боишься за него?- сообразила рыжеволосая.
  -Боюсь,- призналась Шази, сев рядом и обхватив голову руками. –Я не относилась к нему серьёзно, была не прочь завести романчик. Думала, позабавимся – разойдёмся, и всё. Но раз уж дело повернулось таким боком, мне надо срочно прикрывать эту лавочку. Не хочу, чтоб Ясон из-за меня пострадал или вовсе погиб.
  Рада пристально посмотрела на подругу.
  -Что собираешься делать?
  Шазина убрала упавшие на лицо волосы и вздохнула.
  -Для начала переоденусь. Потом починю пояс. А потом отпрошусь у Сарии, пойду к Ясону и скажу ему, что очень-очень польщена и, вообще, он страшно милый, но нам лучше видеться пореже или не видеться совсем, пусть ни на что не надеется.
  -И это вместо «Спасибо»,- не удержалась Рада.
  -Не трави душу.
***
    Ясону было особо не до разговоров – ремонт дома шёл полным ходом. Для начала молодой человек решил сменить подпорки на крыльце. За этим занятием Нари Марута и застала.
  -Привет, Шази,- сказал брюнет, не оборачиваясь.
  -У тебя точно глаза на затылке.
  -Нет, хорошее боковое зрение.
  Шазина засмеялась, но не надолго. Не хотелось ей огорчать парня, ой как не хотелось. А придётся. Девушка поднялась на крыльцо, обойдя горы опилок и стружек. «Только бы он не очень расстроился. А то ведь опасно огорчать человека с топором в руках».
  Ясон весело взглянул на неё.
  -Чем обязан?- Он вытер лицо старым полотенцем, лежащим неподалёку.
  Шатенка потеряла нить мысли. Во-первых, Ясон продолжал держать топор, а во-вторых, сам работничек без рубашки, с его-то телосложением, неслабо отвлекал от мыслей о логике и порядочности. Шази моргнула и встряхнулась. Нашла время отрываться от реальности. А ну-ка собралась. Собралась немедленно!
  -Перво-наперво, я пришла тебя поблагодарить. Ты меня спас сегодня утром. Не представляю, что со мной бы случилось, не будь тебя рядом. Спасибо.- Она, поколебавшись долю секунды, шагнула к Ясону, поцеловала в щёку и сразу же отступила обратно.
  На лице парня незамедлительно сформировалась улыбка от уха до уха.
  -Ради такого я не прочь встретиться с Обрами ещё разок.- Его слова напомнили Шази об истинной цели визита, но прежде, чем шатенка смогла продолжить, опять заговорил Ясон: -Да, твои поцелуи легко не достаются.
  -Поцелуи? Что-то не помню, чтобы целовала тебя раньше.
  -Конечно, не помнишь,- с притворной обидой произнёс Ясон. –Это было десять лет назад. Мне тогда по полной программе влетело от отца за кражу пирожков. У меня долго допытывались, куда я их дел, а я упорно говорил, что съел всё сам. Вот меня и наказали за воровство и за обжорство. Я сидел у себя во дворе, весь такой оскорблённый и обиженный, а ты подошла, уселась рядом и поцеловала меня, тоже в щёку. Вспомнила?
  -Смутно.- Шазина почувствовала себя ещё более виноватой. –Вечно тебе из-за меня достаётся.
  -Перестань,- улыбнулся Ясон, наконец-то отложив топор. Парень отвёл плечи назад, расслабляя мышцы. –Ты голодная?- неожиданно спросил он.
  -С чего ты взял?..
  -Смотришь странновато.
  -Как?
  -Так, будто перед тобой целая тарелка пирожков.
  -Да перестаньте вы все припоминать мне эти проклятые пирожки!- не выдержала Шази. –И вообще, я хотела тебе ещё кое-что сказать.
  -Внимательно слушаю.
  У Шазины пересохло в горле.
  -Ясон, я… Я считаю, что нам…
  Хрясь! Бабах! Кряк! Бум! Крыльцо окутало облако взмывших в воздух мелких опилок, древесной пыли и трухи.
  -Что это?- прохрипела Шази, отмахиваясь и кашляя.
  -Балка упала. Ты цела?
  -Была бы не цела, молчала б или визжала.
  Через минуту всё улеглось. Ясон и Шази посмотрели друг на друга… Потрясающее зрелище. Оба были даже не испачканы, а присыпаны с головы до ног. Марут расхохотался. Шазине тоже рыдать не хотелось, хотя она уже ощущала противное покалывание опилок по всему телу.
  -Идём на реку,- скомандовал Ясон. –Постираем одежду и искупаемся.
  -Вместе?- плутовато уточнила Шази.
  -Обижаешь,- протянул парень. –На расстоянии. Я же жутко порядочный.
  -Это радует. Хорошо, пойдём, порядочный мой.- И почему ей было настолько приятно сказать «мой»?.. Сердце так и дёрнулось…
  Предстоящее купание Шази ничуть не смущало. Она не собиралась раздеваться догола, а её нижняя одежда ничуть не ступала в закрытости среднестатистическому купальнику. Неприятно лишь то, что в Надатт-Нарах-Сакти придётся возвращаться либо полуголой, либо в мокром платье. А платье и впрямь нуждалось в тщательном полоскании, поскольку буквально пропиталось мельчайшими остатками строительного мусора.
  Один берег реки был плоским, песчаным, очень удобным для захождения в воду. Увы, Ясон и Шазина находились на другом берегу, отвесно-скалистом, удобном разве что для ныряния с разбега. Чем Ясон незамедлительно и воспользовался. Скинул ботинки и в штанах сиганул в воду, подняв тучу брызг. Шази вскрикнула и отскочила. Она не сильно любила воду, особенно такую холодную. Своё слово молодой человек сдержал и быстро отплыл на приличное расстояние.
  Шазина усмехнулась и с неохотой потянула платье через голову. Пока было жарко, но от одной мысли о прикосновении к ледяной воде по телу проносилось стадо мурашек.
  Но окунуться всё-таки пришлось. Брр!
  Выскочив на берег, дрожащая как осиновый лист Шази принялась полоскать одежду. Подыскав на берегу удобное местечко, с которого можно было легко дотянуться до воды, Нари присела и опустила платье в поток. Как девушка ни старалась управиться побыстрее, процесс занял не меньше десяти минут. Когда с полосканием было покончено, шатенка не чувствовала собственных рук.
  Она стояла в нижнем белье, безуспешно пытаясь повесить платье на ветвь каштана. Кисти рук сводило противной судорогой. Сейчас бы погреться… Так, надо всё-таки как-то пристроить платье на ветке, чтоб хоть немного подсохло.
  Очередной неловкий манёвр привёл к тому, что не слушающиеся хозяйку пальцы разжались и выпустили одеяние. Прямо по курсу была земля. Неужели придётся пережить ещё одну кустарную стирку в ледяной воде?!
  Ясон в последний момент ухватил платье. Шази даже не удивилась. Кажется, она начинала привыкать к внезапным появлениям брюнета. Марут мигом повесил одежду на ветку.
  -Спасибо,- простучала зубами Нари.
  Объяснений не потребовалось, Ясон и без того всё отлично понял. Он обхватил её замёрзшие дрожащие ладошки собственными большими тёплыми ладонями и поднёс к губам, согревая своим дыханием. Шази опять почувствовала себя последней сволочью. Ведь сейчас придётся взять и разбить парню сердце…
  Её руки быстро отогрелись. Приятное ощущение тепла колыхнулось к плечам и горлу, а оттуда плавно опустилось в грудь и превратилось в настоящий жар. Сердце будто загорелось. Непривычно. Пугающе. Неуютно. Но до чего ж хорошо, ёлки-палки!
  Когда дрожь девушки унялась, Ясон оставил одну руку у ладоней шатенки, а другой погладил девушку по щеке.
  -Я никогда не видел никого красивее тебя.
  -Должно быть, плохо смотрел по сторонам.
  -Может и так. Но я и не хотел приглядываться к другим.
  Шази вдруг поняла, что давным-давно не видит в Ясоне соседского парнишку, бегающего за ней по пятам. С первой же встречи Нари увидела в нём настоящего мужчину, и это впечатление только крепло.
  Пожар в груди и не думал утихать.
  Хватит. Пора с этим разобраться раз и навсегда. Сейчас она возьмёт и скажет Ясону всё, что надо. Сейчас. Наберёт воздуха в грудь. Сейчас… Ещё наберётся храбрости. Сейчас… И-и, один, два, три…
  -Я люблю тебя.
  Не, ну не Чубайса себе! Собиралась ведь сказать совсем другое… Впрочем, произнести-то хотела именно это.
  Девушка испуганно воззрилась на Марута, ожидая его реакции. А какая тут могла быть реакция? Сначала голубые глаза округлились, а потом на губах появилась улыбка… такая улыбка, которую и словами-то не опишешь. Словно засияли тысячи солнц. Парень прижал пальцы Шази к своим губам. А потом поцеловал её. Давно пора.
***
  Неприязнь к прохладной воде внезапно улетучилась. Шази больше часа плескалась в реке и вылезать не собиралась. Хотя, тут дело было не столько в температуре, сколько в компании. Ясон ни на секунду не выпускал девушку из нежных,  но крепких объятий. От этого было теплее и телу и душе.
  Ни один из них за всю жизнь не подарил и не получил столько поцелуев, как за последний час.
  -Поедешь со мной?- спросил Ясон, загнув очередной полуповорот в воде.
  -Куда?- Шази соображала туговато, она было словно пьяна – глаза затуманены, на губах отрешённая улыбка.
  -На юг. В начале осени Маруты отправятся в путь.
  Вот те раз. Только что всё было замечательно, Шазина парила в облаках. Но реальность, зараза, не замедлила тюкнуть по темечку. Улыбка сбежала с лица девушки.
  -Не могу.- Шатенка погладила парня по щеке. –Уйти от Нари не получится, а сбежать – значит подписать себе смертный приговор. Всё равно найдут и убьют. И неприятности будут у всех Марутов.
  Ясон немного помолчал.
  -Тогда я останусь.
  -Нет.- Шази сокрушённо покачала головой. –Я не допущу.
  -Почему?!- нахмурился брюнет.
  Девушка грустно улыбнулась и, продолжая держать ладонь на щеке Ясона, провела большим пальцем по его губам.
  -Потому что я помню, как ты рассказывал о странствиях. У тебя глаза горели. Путешествия – твоя жизнь, ты от них в восторге. И не позволю тебе отказаться от этого из-за меня.
  -Шази, ты мне в сто раз важнее.
  Шазина перевела дух, закрыла глаза и уткнулась лбом в грудь собеседника. Ненадолго. Вскоре девушка нашла силы опять взглянуть в глаза Маруту.
  -И что? Останешься тут и будешь прозябать, в череде серых тоскливых дней? А я буду смотреть на это и тоже мучиться? Ясон, я же не смогу… не смогу быть по-настоящему твоей. Нам не пожениться, не завести детей по-нормальному. Будем только оба изводиться.- Она быстро вздохнула. Или всхлипнула. –Я бы всё отдала лишь бы иметь возможность уйти с тобой. Но не получится…- Шазина заставила себя улыбнуться. –У нас впереди ещё целых два месяца. Давай радоваться тому, что есть.
  Ясон вроде бы согласился. Наклонился, стал целовать шею шатенки… А потом вдруг остановился и выдохнул:
  -Я хочу быть с тобой всю жизнь, а не два месяца.
  Шази едва не разревелась. Ответить, что она тоже безумно этого хочет? Зачем делать ещё больнее и себе, и Ясону? Шазина чуть отвела голову назад, посмотрела на парня, провела рукой по его мокрым волосам и приникла своими губами к его губам.
  Заходящее солнце отражалось в воде, золотой шлейф расплылся по всей реке.
  Любовь, конечно, греет, но не до такой степени, чтобы в воде температурой плюс два градуса можно было отважиться на что-то большее, чем поцелуи-обнимания. Да и воздух становился прохладным. Близилась ночь.
***
  Платье Шази так и не просохло полностью, пришлось надевать полусырое и всю дорогу ёжиться. Когда Марут и Нари оказались в доме, у последней зуб на зуб не попадал.
  -Замёрзла?- Ясон ласково приобнял девушку, чмокнул и направился к очагу. –Сейчас разведу огонь.
  Вскоре на стенах заплясали весёлые отблески, шаловливо поддразнивающие сгущающуюся снаружи ночную мглу. Обстановка в доме была спартанская: из мебели только старый стол, стул, на который Шази не рискнула бы присесть, и узенькая лежанка максимум на полторы персоны. Зато не было ни пыли, ни грязи, даже на полу.
  Закончив возиться с огнём, Ясон выудил откуда-то солидный кусок ткани – не то большое полотенце, не то маленькую простыню и протянул Шазине.
  -Держи. Чуть мятое, но сухое и чистое. Обернёшься им, будет как платье.
  -Раздеться мне предлагаешь?
  -Ну если ты такая стеснительная, я так и быть отвернусь.
  -Ого, твоя порядочность ещё жутче, чем я думала.
  -Не могу же я коварно воспользоваться безвыходным положением бедной замёрзшей девушки.- Он многословил. Значит, нервничал.
  Да и Шази была далека от безмятежности.
  Ясон оборотился лицом к окну, девушка осталась позади, в углу комнаты. Марут изо всех сил пытался забыть про своё хорошее боковое зрение. Вроде бы почти забыл. Но тут напомнил о себе отличный слух. Марут прекрасно слышал, как Нари расстёгивает пояс, как расправляется с пуговицами, как скидывает платье… как шуршит ткань, соскальзывая по нежной коже… Так, теперь ещё и воображение подключилось.
  -Всё. Можешь оборачиваться.
  Ясон обернулся и остолбенел. Шазина лежала на полотенце-простыне, разостланном на полу. Из одежды на девушке были только серьги. Шатенка согнула ноги, приблизив колени к животу, и вытянула вперёд руки.
  Марут медленно подошёл и опустился рядом. Она это всерьёз? Или издевается? Кто знает, может, у всех Нари такой особый юмор. На всякий случай Ясон решил предупредить:
  -Шази, я ведь не железный.
  Карие глаза воззрились на него ласково и лукаво, тепло и нежно.
  -А я в таком виде, по-твоему, добычей металла собираюсь заняться?- Она протянула к нему левую руку. –Я, чтоб ты знал, не перед каждым вот так вот оголяюсь. Ты хоть понимаешь, что я в жизни не бывала в более неловкой ситуации?
  Ясон непроизвольно улыбнулся и наклонился к ней. Поцеловал. Провёл ладонью по изгибу бедра и талии, потом по спине. Прижал к себе. Крепче. Крепче…
  …Дрова в очаге неунывающе потрескивали, пламя, чуть подрагивая, освещало комнату и издевательски показывало языки темноте за окнами.
***
  -Скажи ещё раз.
  -Что сказать?..
  -То, что ты говорила там на реке.
  С её уст уже готово было сорваться смешливое предложение: «Давай я лучше напишу это на бумажке, а ты время от времени будешь перечитывать». Но зачем?.. Зачем всё время язвить и высмеивать что-то? Разве нельзя просто радоваться своему счастью и счастью любимого человека? Можно. Так почему бы не приступить к этому прямо сейчас?
  -Я люблю тебя.- И ничего страшного не случилось. Боги, ведь так просто признаваться в своих чувствах, нет тут ничего принижающего и постыдного. –А ты меня?
  -Сама ведь знаешь. Без памяти.
  -Люблю. Люблю, люблю, люблю…
***
  На преодоление четырёх километров вполне может уйти полдня. Конечно, если всё время останавливаться, обнимаясь и целуясь… Но любой путь рано или поздно заканчивается.
  -Здесь начинаются земли Нари. Дальше я одна.
  -Шази,- начал было протестовать Ясон, однако, получив очередной поцелуй, притих.
  -Будет лучше, если к городу я подойду одна.
  -До города ещё далеко.
  -Зато в любой момент нам могут встретиться мои соплеменницы. Тем более что меня, наверняка, ищут. Я больше суток была в самоволке.
  Ясон мигом посерьёзнел.
  -У тебя будут неприятности?
  -Скорее всего, но вряд ли крупные. В любом случае, оно того стоило.- И снова поцелуй, жаркий, страстный.
  -Может, я всё-таки провожу тебя ещё немного?- Оказывается, вполне можно разговаривать и целоваться практически одновременно. –Ну увидят нас, идущих рядом, и что?
  -А ты просто пойдёшь рядом?- В её голосе засквозило задорное недоверие. –И будешь вести себя прилично?
  -Прилично до неприличия,- протянул Ясон и тут же понял, что врёт. –Ты права, не выдержу.
  -И я. Так что расходимся, пока нас не застукали.
  -Когда увидимся снова?
  -Скоро. Я обещаю. До конца недели.
  -И это «скоро»?!
  -Я постараюсь прийти к тебе завтра, хотя меня, по всей вероятности, не отпустят…
  -Тогда я сам приду. Придумаю какой-нибудь повод…
  -Было бы замечательно… Всё, мне пора… Пора мне… Ясон…
  Шази кое-как отстранилась и зашагала вперёд. Но уже через несколько шагов развернулась и побежала обратно, чтобы подарить прощальный поцелуй. Или два прощальных поцелуя. Или три.
  В конце концов брюнет и шатенка всё-таки разошлись, хоть и с большим трудом и огромной неохотой.
  Шази уже привыкла к пламени, бушующему внутри, оно уже не просто нравилось, а вызывало восторг.
  -Поздравляю Вас, Шазина Нари,- усмехнулась себе под нос девушка, -Вы сошли с ума. Ну и ладно.
***
  -Шази, ты сошла с ума!- отчитала Рада.
  -Забавно, я совсем недавно сама себе это сказала.- Шатенка блаженно улыбнулась, а потом рухнула на свою кровать, глупо хихикнув при приземлении.
  -Ты хоть представляешь, как тебе влетит от старших за такой прогул?!
  -И пусть.- Кареглазая потянулась с видом довольной кошки.
  Рыжеволосая проницательно сощурилась. Хм, разве так должна выглядеть девушка, отказавшая парню, который ей, в принципе, нравится? И, кстати, с каких это пор на отказ уходят сутки?
  -Ты не отшила Ясона, правильно?
  -Отшила? Фу, какое пакостное слово. Хотя всё верно: я Ясона не отшила. Можно даже сказать, что я его к себе пришила, накрепко. А он меня…- Шази вскочила с кровати и схватила подругу за руки. Тёмные глаза даже не блестели, они искрились самым настоящим счастьем. –Я его люблю!
  Рада удивлённо прокашлялась.
  -Вчера ты ничего такого не говорила.
  -Вчера я сама ничего не понимала. Я до самого последнего момента собиралась втолковать Ясону, что не хочу больше видеться так часто. Но с губ сорвалось… то, что сорвалось.
  -Признание в любви?
  -Ага.- Шази закрыла лицо руками и опять засмеялась, потом вновь обратила взор к подруге. –Безумие, конечно. Но как же это здорово!
  -Знаешь, ты стала такой… такой… сияющей. Прямо изнутри светишься.
  Шатенка закусила губу.
  -Это потому, что я счастлива. Впервые счастлива благодаря мужчине.
  -Впервые? У тебя же мужчины были и раньше.- Всё-таки некоторые вещи можно понять только на собственном опыте, а  у Рады такого опыта пока не имелось.
  Шазина усмехнулась и выдохнула.
  -Были. Но ни один из них меня не любил, да и я не любила. Я не чувствовала, что дорога кому-то из них, и мне никто из них дорог не был. Потому всё получалось как-то без особого энтузиазма, даже в постели. Что? Не делай вид, будто не хотела про это спросить.
  -Ну, раз уж начала, рассказывай.
  -И рассказывать-то особо нечего. Первый вёл себя так, будто мне одолжение делал. Второй… со вторым было совсем вяло.- Шазина невесело ухмыльнулась. –Лежим мы в койке, кое-как кувыркаемся, а я думаю о том, что надо платье выстирать, занавески поменять. У меня на подоконнике над кроватью герань стояла, так вот я за гераньку как-то больше переживала… А с Ясоном, ох…- сколько же энергии было вложено в это «ох»! -…вообще не до мыслей. Это просто волшебные ощущения – когда отдаёшь, доверяешь человеку не только своё тело, но и свою душу, а он отдаёт тебе взамен свои.
  Рада лишь вздохнула. Интересно, можно ли позеленеть от белой зависти?
  -А как понять, что влюбилась?- задала рыжеволосая Нари самый наивный из всех вопросов, когда-либо слышанных Шази.
  Да, наивный. Но сложный! Шазина растерянно пожала плечами.
  -Не знаю. В смысле, это, наверно, у всех по-разному.
  -И как у тебя?
  -У меня?..- Шазина медленно присела на свою кровать и на мгновенье призадумалась. –Если Ясона нет рядом, мне неуютно. Когда я думаю о нём, сердце бьётся чаще, порой мечется как птица в клетке, и голова немножко кружится. Мне нравится думать о Ясоне: воспоминания или даже обида на него, - всё это приятно, потому что тогда он в моих мыслях… Так, по-моему, я не очень чётко объясняю…
  -Нет, нормально,- задумчиво произнесла Рада. –Я понимаю.- «Ну, с теорией я разобралась. Пора бы приступать к практике».

5. Оно того стоило
  Рада уже перебрала все ругательства, которые только знала, и даже изобрела парочку новых. Кто бы мог подумать, что приколотить полку к стене – так трудно? Девушка никогда не была неумехой и вполне справедливо полагала, что руки у неё растут из правильного места. Но за последний час эта уверенность растаяла. Проклятые гвозди ни в какую не желали вбиваться ровно, они то гнулись, то косили, а сама полка так и норовила упасть или скривиться.
  Терпение рыжеволосой лопнуло, когда очередной испорченный гвоздь, словно издеваясь, принял форму полукруга и застрял в древесине. Зеленоглазка виртуозно выругалась и в сердцах отбросила молоток в сторону.
  -Эй!- Переступивший порог шатен едва успел отскочить. –Так и убить недолго!
  Рада обернулась и скуксилась.
  -Прости, я не хотела… Цел?
  -И невредим. Чудом.
  -А нечего соваться без стука.- В Нари ещё не угас боевой пыл после борьбы с инвентарём.
  -Я стучал, но всё заглушалось стуком твоего молотка,- парень посмотрел на валяющийся в углу инструмент.
  Рада подумала, что незачем дальше пререкаться из-за этого.
  -Ты к Шази?
  -А к кому ещё? Она дома?
  -Нет, тренируется, но должна скоро зайти. … Церберова полка!- Рыжая люто поглядела на вышеназванный предмет меблировки, безвольно и хлюпко висящий на одном-единственном гвоздике, который удалось забить ценой двадцати минут и трёх ушибленных пальцев.
  Гость усмехнулся. Потом поднял молоток и подошёл к полке, вежливо отодвинув Раду в сторонку.
  –Смотри и учись.
  Не минуло и пяти минут, как полка была крепко-накрепко прибита.
  Аринк стал подбирать с пола испорченные Радой гвозди. Всё-таки в Орисах была очень сильна любовь к порядку. Девушка тоже присела на корточки и принялась помогать.
  -Как ей тут живётся?- спросил шатен негромко, словно их могли подслушивать.
  Рада пожала плечом и промолвила:
  -Вроде не жалуется.
  -Это хорошо,- улыбнулся Аринк. –Если б было плохо, она бы не стала молчать. Шази не из тех, кто держит всё в себе.
  -В отличие от тебя, да?- не удержалась Рада.
  Парень, подобрав последний гвоздь, вопросительно уставился на собеседницу. Та быстро потёрла переносицу и пояснила:
  -Просто Шази иногда рассказывает…
  -И что же она рассказывает?- насмешливо поинтересовался Орис.
  -Что из тебя и клещами ничего не вытянешь. Что ты не любишь никого посвящать в свои дела, даже если в них нет ничего секретного. Она называет тебя тихушником.
  -О, не она одна,- хихикнул Аринк и тут же напустил на себя нарочито серьёзный вид, давая понять, что если и Рада попытается что-нибудь выведать, у неё тоже ничего не выйдет. Затем деланная серьёзность сменилась настоящей. –Присматривай за ней иногда.
  -Хочешь сделать из меня няньку?- Энтузиазм Рады упал до нуля. Этот торговец считает, что ей больше заняться нечем?
  -Нет, просто прошу, по-дружески.
  -Интересная у вас, Орисов, манера – записывать в друзья дальних знакомых, если те могут пригодиться.- Рада и сама не знала, почему так взъелась. Вполне возможно, потому, что за неё саму просить было некому. Наверно, это такая полудетская зависть.
  Аринк прищурился, склонив голову набок.
  -Ты всегда такая злая?
  Рада с ответом не затянула:
  -Нет, обычно я добрее, но эта дурацкая полка сегодня здорово меня распалила.
  На это визитёр ничего сказать не успел, ибо как раз вернулась Шазина – забежала перекусить.
  -Аринк!!!- обрадовано взвизгнула кареглазая.
  Шатен едва успел выпрямиться, прежде чем темноволосая Нари набросилась на него с объятиями.
  -Привет, сестричка. Как ты?
  -Я? Да что я, я ничего.- Девушка заглянула брату в лицо. –Лучше о себе расскажи, мы ведь не виделись со дня твоей свадьбы! Ну-ка признавайся, как живётся женатому человеку? Кто кого терроризирует – ты Эву или она тебя?
  Рада усмехнулась и тихонечко побрела на улицу.
  -Никто никого не терроризирует, у нас мир и согласие.
  -Как всегда, болтлив до невозможности.
  -Болтунов и так хватает. Взять хотя бы Карину. Она прям слюной брызжет, рассказывая про тебя и Ясона.
  Шази попробовала было изобразить непонимание или хотя бы праведную обиду, но быстро поняла, что не сможет. И расхохоталась.
  -Боги, какая прелесть! И что же говорит Карина? Мне дико интересно!
  Аринк повода для веселья тут не видел.
  -Утверждает, что видела вас целующимися недалеко от его дома.
  -Только целующимися?- Шази поджала губы. –С её воображением могла придумать и что-нибудь поинтереснее.
  -Так это всё выдумки?- Аринк уже готов был выдохнуть с облегчением. Поторопился.
  Шази на мгновенье растерялась. Вряд ли он одобрит её отношения с Ясоном. Нет, ругаться не будет, но и восторженного вопля тоже ждать нечего. Впрочем, скорее всего, Аринк поддержит Шазину, просто потому, что брат.
  -Ну, как тебе сказать, братишка… Если и выдумки, то основанные на реальных событиях.
  Аринк открыл рот, готовясь выдать целую тираду а-ля «Это неразумно, о чём вы оба думали, на что вообще надеялись?!», но передумал и, как сказала бы Рада, захлопнул варежку. В конце концов, Шази уже большая девочка, и незачем поучать её. К тому же, она-то брата всегда поддерживала…
  -Что ж… Если ты счастлива, то я только рад.
  Шатенка вновь обняла гостя.
  -Я лишь боюсь, что потом ты будешь страдать, сестрёнка,- тихо промолвил Аринк, отвечая на объятие. –У вас ведь ничего толкового не выйдет. И тебе будет больно.
  -Я всё знаю. Но, поверь мне, я… мы с ним оба на это готовы. Так лучше, чем если б ничего не было вовсе.
  …После того, как Аринк ушёл, Шазина ещё долго смотрела ему вслед с крыльца. Ничего нового он ей не открыл, да дело было и не в сегодняшнем разговоре. Просто Шази вдруг поняла, как скучает по брату. Даже больше, чем по родителям, хоть это, может, и не хорошо. Аринк был удивительным человеком и идеальным старшим братом.
  -Хороший у тебя брат,- словно прочла мысли подруги невесть откуда взявшаяся Рада.
  -Это точно,- улыбнулась шатенка. –Кого угодно за него порву.
  -Кстати о «порву». Ты помнишь, что завтра последний день нашего подготовительного срока? Потом начнутся настоящие тренировки.
  -Звучит внушительно.
***
  Шазина надеялась, что «настоящие» тренировки после месяца подготовок не будут такими уж зверскими. Наверняка, бывалые Нари просто припугивали новеньких, преувеличивали серьёзность и сложность предстоящих занятий. Оказалось, что преуменьшали.
  И начались весёлые деньки. Хотя, на самом-то деле, ничего весёлого в них  не было. С рассвета до заката драки врукопашную, на кинжалах, на мечах. Стрельба из лука и арбалета, метание ножей. Уроки выживания. Бег, прыжки, лазанье по деревьям и скалам.
  Рада всё это преодолевала легко, даже играючи. Прежде ей приходилось сносить и не такое. А Шазина сама не понимала, как до сих пор жива. Только угроза расправы удерживала девушку от того, чтоб взвыть во весь голос: «Отстаньте от меня! Отпустите меня домой! Я передумала! Я больше так не могу!». Сказать, что было больно – это ничего не сказать. Синяки, ссадины и порезы наживались ежедневно, целыми стаями. Тело проклинало свою хозяйку. Пару раз она даже теряла сознание во время особенно изнурительных тренировок.
  Труднее всего было драться голыми руками. Фактически, Шази была самой неопытной в этом деле. Некоторые даже подшучивали, мол, тебе проще самой сразу лечь на лопатки - и противнику, и себе время сэкономишь.
  У Нари был обычай. Перед каждой дракой противницы легонько кланялись друг дружке, одна говорила: «Прости меня за то, что я сделаю. Помни: я тебя люблю и уважаю», вторая отвечала: «Клянусь не держать ни зла, ни обиды», затем они менялись репликами.
  Просить прощения действительно было за что… В тренировочных боях не предусматривалось никаких поблажек ни для младших, ни для новеньких, ни для раненых. А Нари наступали и оборонялись от всей души, лупили, что было сил.
  Через несколько дней Шазину удивлял лишь один-единственный факт: каким чудом она ещё не откинула копыта?
  Ясон пришёл в ужас, когда впервые увидел любимую после тренировочки. На Шазине живого места не было. Долгое время Ясон боялся на неё дышать, не то что прикасаться.
  Помимо романа с Нари, Марут был поглощён поисками сестры. Та словно сквозь землю провалилась. Ясон объездил всю округу, землю носом рыл, расспросил всех, кого только можно, но ни следов, ни даже намёков на следы Софии не обнаружил. Зная характер и образ мышления сестры, бывший Орис заключил, что она, скорее всего, отправилась на юг. Что ж, это направление совпадало с тем, которое Маруты выбрали для продолжения своего пути. Значит, идя со своим племенем, Ясон мог спокойно и методично продолжать искать Софию.
***
  -Знаешь, я никогда-никогда раньше не была такой счастливой, как сейчас. Как с тобой.- Шази блаженно улыбнулась, растянувшись на мягком ковре из травы и цветов.
  Кроме Нари и Марута здесь не было ни души. Величественность гор, синева неба, яркая зелень, пестрота цветочных лепестков. Облака проплывали низко-низко, казалось, стоит только протянуть руку, и получится до них дотронуться.
  Это было по-настоящему дивное место, принадлежащее только им двоим. По крайней мере, сейчас.
  Давным-давно Шазина услышала о том, что какая-то знаменитая женщина в древности говорила: «Любовь – лучшая косметика». И вот Нари оценила всю правдивость данного высказывания. Шазина отродясь не выглядела лучше, чем теперь. Ей даже не требовалось краситься, личико и без того сияло красотой, той особенной красотой, которую не подделаешь никаким макияжем. Даже одеваться девушка стала жизнерадостнее, хотя её наряды и раньше не отличались мрачностью.
  -Серьёзно?- Ясон, прежде лежащий на спине, приподнялся и нагнулся к Шази, упёршись руками в землю. Голубые глаза были наполнены счастьем. Ну действительно, зачем сейчас беспокоиться, думать о будущем? Они здесь, они вместе, надо наслаждаться этим, пока есть такая возможность. –Если я скажу: «Я тоже», это будет очень банально?
  -Смотря как скажешь,- улыбнулась шатенка.
  Она была так прекрасна. Розовое платье, распущенные волосы, слегка забранные назад по бокам, румянец на щеках, сияние в тёпло-карих глазах. Следы «тренировок» почти сошли: на лице, плечах и руках оставалось несколько теней от прежних синяков, белых полос от бывших порезов и царапин, но это уже не бросалось в глаза.
  Ясон вдруг понял, что словами просто не сумеет выразить ту бурю чувств, которая возникает всякий раз, когда он видит Шази. Парень наклонился, поцеловал шатенку, а потом опять опрокинулся рядом, заложив руки под голову. Но в небо брюнет глядел лишь пару секунд. Затем он мгновенно вскочил на ноги, прошёлся колесом и сделать пару головокружительных сальто.
  Шази рассмеялась. Было так хорошо просто смотреть на него, видеть его радость, его счастье, сознавать, что ты и есть главная причина этих чувств. Ясон впрямь был мужчиной её мечты. Он был тем, кто открыл ей лучшие стороны жизни, помог увидеть, сколько прекрасного есть вокруг. Только с ним она по-настоящему чувствовала себя женщиной.
***
  Удар. Увернуться. Ещё один. Изогнуться, уклониться. Подсечка. Успеть подпрыгнуть. Замах. Метнуться в сторону. Очередная подсечка, на сей раз более удачная. Не обращать внимания на боль в спине. Одним точным пинком свалить соперницу с ног, самой как можно быстрее вскочить. Затем навалиться сверху, не давая противнице шанса подняться. Удар в живот. Стерпеть. Перехватить её руки, зафиксировать. Про ноги забыла, за что и поплатилась. Удар сзади, по спине и шее. Отпрыгнуть, подняться. Удар. Отразить. Удар. Отразить. Удар. Перехватить. Удар. Уклониться. Удар. Дать сдачи. Удар. Перетерпеть. Удар. Увернуться. Перехватить. Самой ударить.
  -Достаточно!- скомандовала Ярославна.
  Две молоденькие Нари замерли.
  -Умницы,- похвалила Ярославна, вставая между ними. –Шази, сегодня ты меня порадовала. Делаешь успехи. Анечка, ты тоже молодец.
  Бывшие противницы посмотрели друг на друга и улыбнулись без капли неприязни. Ничего не поделаешь, тренировки есть тренировки, без боли не обойтись. Самое главное, чтоб борьба не перекидывалась с занятий в личные отношения, а это Нари не грозило.
  Шази была довольна собой, хоть и понимала, что победа над семнадцатилетней девчонкой, ни разу не участвовавшей в настоящей битве, чести не делает. С другой стороны, эта девчонка – урождённая Нари, упорно тренировавшаяся с самого детства. Всего месяц назад ей же Шази проигрывала всухую, а сегодня бывшая соплеменница Орисов дала достойный отпор. Пусть не выиграла, но и не продула. И похвала Ярославны дорогого стоит.
  -Я должна идти, мне с другими надо заниматься,- сказала Ярославна. –А вы потренируйтесь ещё, без меня.- Она чуть склонила голову, прежде чем уйти.
  Шазина и Анечка поклонились и проводили наставницу почтительными взглядами.
  -Поборемся на кинжалах?- предложила Шази.
  -Давай,- согласилась младшая Нари.
  Её все называли только Анечкой, никак иначе. Оно и неудивительно: такое милое создание могли величать лишь уменьшительно-ласкательно. Огромные, практически круглые голубые глазищи на всё вокруг смотрели с неподдельным восхищением и изумлением, губы бантиком редко оставались без улыбки, от которой на хорошеньких полных щёчках появлялись совершенно очаровательные ямочки. Анечка, несмотря на юный возраст, уже отличалась пышными формами, но фигура при этом была очень гармоничной. Из большинства Нари и других местных девушек Анечка выделялась светлыми волосами молочно-русого цвета. Она была истинной красавицей, коих мало. И настоящим вечным двигателем: никогда не уставала, не унывала, не давала скучать ни себе, ни другим. В племени Анечку обожали.
  Шазина подошла к углу тренировочной площадки, где покоилась сумка с оружием, и достала две пары кинжалов, одну из которых тут же перебросила Анечке. Та ловко поймала. Началась битва.
  Всё происходило в южной стороне деревни. Солнце давно село, Шази и Анечка были последними упражняющимися на этой окраине. Темнота, конечно, не лучшее условие для драки, но ведь реальные сражения случаются и ночью, надо быть готовыми ко всему. И потом, огни деревни всё-таки давали освещение, не первоклассное, но достаточное для того, чтобы девушки в потёмках не выкололи друг другу глаза.
  Движения были стремительными, чёткими, отточенными. Тела реагировали вперёд разума, по крайней мере, ощущалось именно так. Звонко бренчала сталь.
  Девушки выдохлись минут через тридцать.
  -Как думаешь, на сегодня достаточно?- спросила Анечка, переводя дух.
  -Наверно, нет,- пробормотала Шази, озираясь по сторонам. –Ярославна нас бы ещё не меньше часа гоняла.
  -Значит, продолжаем?
  Шатенка кивнула, бросив опечаленный взгляд на амбар. У торца строения, в сгущающихся тенях, виделась высокая фигура. Шазину ждали. Но она не могла схитрить и уйти пораньше, совесть не позволяла.
  Анечка мгновенно проследила за взором соплеменницы и улыбнулась. Белокурая красавица, подобно большинству девчонок её возраста, грезила романтикой. А что может быть романтичнее, чем запретная любовь?
  -Иди к нему.
  -Что?- Шази захлопала ресницами.
  Анечкина улыбка стала шире.
  -Иди к Ясону. Это ведь он там?
  Старшая Нари моргнула и вновь посмотрела на фигуру у амбара. В деревне мужчины не-рабы были редкостью, до недавнего времени, пока Маруты не стали частыми гостями (Шази подозревала, что в этом есть львиная доля заслуг Ясона). На кочевников поглядывали настороженно, но не прогоняли. В результате те прочно слились с обстановкой, на них перестали обращать пристальное внимание. Так что Ясон мог практически беспрепятственно появляться у Нари и не привлекать к себе лишнего интереса.
  Шатенка рассеянно кивнула и удивлённо пробормотала:
  -Как ты узнала?..
  Анечка захихикала.
  -Про вас все знают. Шази, ты же живёшь в женской общине, здесь новости и слухи распространяются быстрее лесного пожара. А от любопытных женщин сложно что-то утаить.
  -И что теперь будет?
  -Твой парень устанет и уйдёт, вот что будет, если ты останешься стоять тут.
  -Нет, я имела в виду… Разве меня не должны наказать?
  Анечка выпучила глазки, потом призадумалась.
  -Романы у нас не очень одобряются, но без них ведь тоже нельзя… Так моя мама говорит. Пока ваша любовь не мешает делам племени, всё в порядке. Хотя, лучше всё-таки особо не афишируйте.- Анечка забрала волосы назад. –Ты всё ещё здесь? Иди к нему, Шази! Я чудесно потренируюсь и одна, если что – перед Ярославной прикрою.
  Теперь Шазина расплылась в улыбке, благодарной и светлой.
  -Спасибо!
  Через четыре секунды шатенки на тренировочном поле не наблюдалось, она была уже в объятьях Ясона.
***
  Мозоли и боли в мышцах прошли, от них не осталось и следов, одни воспоминания. Но вот поросль на лице… Эрик уже был рад тому, что не мог получить зеркало. Вряд ли бы там сейчас отразилось что-то приятное. Щетина давно превратилась в бороду, которую парень временами  готов был рвать вручную. Останавливала только нестерильность окружающей обстановки. Мало ли, вдруг какая инфекция попадёт. Остальных рабов, похоже, бороды не волновали, во всяком случае, мужчины по этому поводу молчали. Впрочем, роптания бы ни к чему не привели. Вряд ли Нари дали бы пленникам в руки бритвы. Раз в два дня отводят на реку вымыться – и на том спасибо.
  -Скажи, всё ли в порядке?
  Рада нахмурилась. Не то чтобы ей не понравился вопрос, просто со стороны невольника не очень разумно так любопытствовать невдалеке от охранниц и в разгар рабочего дня.
  -Что ты имеешь в виду?- осторожно уточнила рыжая.
  -Обстановка явно неспокойная. Нари ходят задумчивые, серьёзные. Охранницы раздражительнее день ото дня. Изначально нам велели заменить только один участок стены, а теперь мы уже третий доделываем.
  Рада бросила взгляд на стражниц. Те посматривали на рабов, в том числе и на обедающего Эрика, без интереса.
  А вообще, можно ли говорить с мужчиной о таком? Зеленоглазка задумалась. В принципе, едва Эрик получит свободу, как обо всём сможет разузнать в первой попавшейся деревне. Никакого секрета здесь не было. И всё же…
  -Пообещай, что не расскажешь остальным строителям.
  -Слово даю. Что, настолько плохо?
  -Не плохо, но и не шуточно. Знаешь, кто такие Обры?
  Эрик кивнул.
  -Слышал.
  -Они в последние недели потеряли всякий стыд. Свободно показываются на землях, которые защищаются нами, Нари. Хорошо ещё, что никому настоящего вреда не причиняют. Просто красуются. Нарочно выпендриваются, понимаешь?
  Парень вновь кивнул.
  Рада продолжила:
-Это уже серьёзно, но если никто не пострадает, будет шанс избежать новой войны.
  При последнем слове Эрик едва сдержал ухмылку. Война – это когда сражаются и гибнут миллионы, или, по крайней мере, сотни, на худой конец, десятки тысяч. А стычка двух племён, общая численность которых не переваливает за несколько тысяч, это не война, это разборки местного масштаба, локальный конфликт, так сказать.
  Пока русоволосый мысленно отчитывал себя за циничность, Рада договорила:
  -Но, зная Обров, сложно верить, что те не захотят вести себя мирно.
  Эрик вздохнул так тяжело, что сам удивился. Ему-то какое дело до предстоящей войнушки? Его она, скорее всего, не коснётся. Но… но… при мысли о предстоящих жертвах, парня передёрнуло. Сколько же их будет? И каждая – человек, с душой, с мыслями, мечтами… Никому не хочется умирать. Былой цинизм начисто испарился.
  -Береги себя, ладно?- тихо промолвил Эрик, возвращая Раде пустую тарелку.
  Девушка улыбнулась.
  -Постараюсь, но обещать не могу.
***
  Совет племени состоял из пяти женщин, три из которых были старше Сарии, а оставшиеся две приходились ей ровесницами. Порой глава Нари чувствовала себя школьницей на учительском собрании, но неизменно отгоняла это ощущение.
  Вот и сейчас приходилось напоминать и себе, и Совету, кто тут владычица.
  -Я всё, абсолютно всё прекрасно понимаю! Неужели думаете, что меня устраивает такая обстановка?!- с жаром выпалила предводительница, расхаживая по комнате для собраний и посматривая на сидящую за круглым столом пятёрку.
  -Сария,- степенно, чуть жёстко заговорила Лиана, известная своей прямотой и упрямством. –Твоё нежелание затевать новый конфликт более чем объяснимо. Но поверь моему опыту, если отложить это сейчас, то потом будут только хуже. Рано или поздно Нари и Обры вновь сцепятся.
  Владычица мотнула чернокудрой головой.
  -Лучше поздно. Тогда, когда шансы Нари на победу будут посущественнее. Вы сами знаете, что Обров нынче на полторы тысячи больше.
  Лиана выдохнула через плотно сжатые зубы. Затем сделала глоток воздуха и заговорила безукоризненно спокойно:
  -Мы все реалистки, и отлично осознаём, что в обозримом будущем нашему племени не догнать Обров по численности. Вполне возможно, что Нари станет меньше. Так что в будущем обстановка может только усугубиться.
  Остальные женщины за столом внимательно слушали «коллегу».
  -Я всё прекрасно понимаю,- в который раз повторила Сария. –Но не хочу подставлять племя под удар, если есть возможность избежать кровопролития.
  -По-твоему, такая возможность и впрямь есть?- поджав губы, а затем уставившись в потолок, протянула Ривка.
  -Чудеса случаются,- кисло улыбнулась Сария.
  Ривка грустно ухмыльнулась и промолвила:
  -Я не меньше твоего хочу сохранить жизнь каждой нашей сестры. Все мы здесь этого хотим. Но опасаемся, что, если не принять мер сейчас, последующие потери будут ещё более страшными.
  О, слышал бы всё это Эрик. Он бы мигом перестал стесняться заумности своих речей. Нари сами себя считали простонародьем, но образованием никогда не пренебрегали. Абсолютно все воительницы умели читать. Даже если в племя приходила неграмотная новенькая, её тут же обучали азбуке. Книги были у Нари в большом почёте. Конечно, при своей колоссальной занятости дамам не удавалось читать запоем, но именно поэтому литературу для себя они подбирали взыскательно.
  Сария на мгновение прикрыла глаза и вдохнула под завязку. Женщина подошла к столу и положила ладони на его крышку, встав между Лианой и Вардой, напротив Ривки.
  -Если Обры решат идти на нас, я ничего не смогу поделать, и тогда войны не избежать. Но первой зачинать кровопролитие я не собираюсь.- Голос Сарии звучал идеально ровно. Она всегда умела держать себя в руках, что перед врагами, что перед друзьями.
  Советчицы переглянулись между собой.
  -Но ты же не можешь просто сделать вид, будто ничего не происходит!- выпалила Лиана. Постороннему человеку могло бы показаться, что она рассержена, на самом же деле, резкий тон был её обычной манерой.
  -И в мыслях не было!- живо отозвалась владычица. Она выпрямилась и обошла стол полукругом, остановившись рядом с Ривкой и пронзительно глянув на всех представительниц Совета. –Мы не будем сидеть и ждать у моря погоды, ни в коем случае. Но прежде, чем действовать, нужно…
  -Разведать обстановку,- усмехнулась Элла. Она всегда отличалась проницательностью и нередко договаривала за собеседников прежде, чем те успевали сформулировать свои мысли. –И мне почему-то кажется, что ты уже знаешь, как это сделать получше.
  На губах Сарии появилась притворно скромная улыбка.
  -Да, есть пара идей.
***
  -Вы хотите, чтоб я пообщалась со своими знакомыми и узнала самые последние новости об Обрах, я верно поняла?
  -Совершенно верно, Рада. И сколько раз повторять, что мне, как и остальным, надо говорить «ты».
  -Но Вы же владычица…
  -Я Нари, как и ты. Мы сёстры. А сёстры друг к другу на «Вы» не обращаются. Итак, ты сможешь выполнить моё поручение?
  -То есть на время опять стать бродяжкой и всё выведать?
  -Не «стать», скорее, «прикинуться». Но суть ты уловила правильно. Ты у нас недавно, в округе ещё далеко не все знают о твоей принадлежности к племени.
  -Они быстро догадаются, увидев пояс.
  -Моя дорогая, пояс к тебе не приварен, его можно снять.
  -А как же обычай?! Как же традиции и принципы?!
  -Разве где-то сказано, что Нари должна носить свой пояс круглосуточно? Ты ведь снимаешь его, когда ложишься спать или купаешься. Не забивай голову условностями. Нам действительно нужна твоя помощь. Есть, конечно, ещё парочка планов, которые сейчас воплощаются, но сведенья, которые ты можешь добыть, скорее всего, очень пригодятся.
  -Да что такого важного могут знать обыкновенные скитальцы? Они, как и я прежде, просто болтаются по окрестностям, перебиваясь случайными заработками и всеми силами стараясь устроиться поудачнее.
  -И всё-таки. Попытка не пытка. Ты возьмёшься за это?
  -Конечно, раз Вы… ты приказываешь.
  -Спасибо, моя милая. Только я не приказывала, а просила. Ты пока не слышала, как я приказываю.
***
  Ничего неожиданного, всё день в день, как и планировалось. Только от этого было не легче.
  Верхушки гор тонули в серых тучах, дождь лил как из ведра. Но для Марутов это не было помехой. Они путешествовали и не в такую погоду.
  Из Долины Рос отбывали последние повозки и всадники, оставляя после себя следы, которые исчезнут через пару дней.
  Шази смотрела на всё это с ближайшего пригорка, кусая губы. Она стояла под густой, раскидистой кроной могучего старого дуба, и всё же уже промокла до нитки. Но дрожала девушка не из-за этого.
  Рука Ясона мягко легла на её плечо. Шазина не отреагировала. Она знала, что надо прижаться к нему, крепко-крепко, вцепиться и не отпускать как можно дольше. Но чем раньше она это сделает, тем быстрее настанет тот миг, когда они, наконец, разойдутся и расстанутся. Шатенка лишь дотронулась до ладони парня озябшими трясущимися пальцами. Ясон наклонился и поцеловал их. Потом резко выпрямился, тоже глядя на пустеющую долину.
  -Это нечестно!- Он был в ярости и, что ещё хуже, не знал, кого винить.–Не согласен! Я не хочу так!
  Шази тяжело вздохнула, потом отвернулась от долины, оказавшись лицом к Маруту. Она запустила пальцы в его разметавшиеся жгуче-чёрные локоны.
  -Я тоже не хочу. Но мы уже всё обсудили, всё решили. И решили правильно
  Ясон бросил на неё взгляд, за секунду из раздражённого сделавшийся сочувственным. Ей ведь ещё хуже. Он – вольная птица, а Шазина зависима от старших Нари практически во всём. Каково ей?
  -Я понимаю,- он коснулся губами её ладони. И даже заставил себя улыбнуться, хоть и не особенно убедительно. –Ничего. Переживём, не сорок первый.- Никто уже и не знал, откуда пошло это выражение, но оно всегда подбадривало.
  Шази лихорадочно кивнула, закусив губу до крови.
  Ясон быстро снял один из своих амулетов, тот самый крестик, на который Шази когда-то обратила внимание.
  -Вот.- Парень надел талисман шатенке на шею и посмотрел прямо на распятого человека. –Пусть он за тобой приглядывает, мне так будет спокойнее.- Брюнет высвободил из-под цепочки слипшиеся от влаги волосы девушки. Её лицо тоже было мокрым, и Ясон точно знал, что капли на щеках Шази – не от дождя. –Я вернусь. Клянусь тебе, вернусь.
  -Да, родной. Я верю.- На судорожном выдохе она прильнула к Ясону и обвила руками его шею. –И я буду тебя ждать. Я никуда не денусь.- Она помолчала с минуту, думая о том, сколько им ещё предстоит мучиться вдали друг от друга. Может, прав был Аринк, намекая на то, что лучше б ничего и не было? Не было потрясающих дней и ещё более потрясающих ночей. Часов или минут вдвоём. Долгих ожиданий. Пьянящей, безудержной радости новых встреч. Моментов, когда начхать на весь остальной мир. Шази тихо-тихо всхлипнула и прошептала: -Оно того стоило, ведь правда?
  Ясон прекрасно понял, о чём она.
  -Истинная правда.- Марут крепче обнял Нари. Сейчас он с огорошивающей ясностью осознал, как сильно не хочет отпускать Шази… никогда. Но ему надо было искать сестру. Действительно надо.
  Поэтому через минуту, или две, он заставит себя отойти, сесть на лошадь и пустит её во весь опор. И он даже не оглянётся. Потому что Шази от этого будет лишь больнее.
***
  Дождь Раду не смущал. Подумаешь, водичка. Девушке за свою жизнь приходилось и мокнуть, и мёрзнуть, и изнывать от жары. Одним неудобством меньше, одним больше, какая разница? К тому же, в дождь легче завязывать разговоры. Встанешь так под крышу, поёжишься, скажешь что-то вроде «Ну и собачья же сегодня погода!», с тобой согласятся, и беседа пойдёт-поедет. Так что, вперёд и с песней.
  Рыжая перекинула через плечо свой старенький мешок с несколькими нужными вещами, убрала с лица набежавшие дождинки и двинулась вперёд, оставив за спиной восточные ворота  Надатт-Нарах-Сакти.

6. Выше нос
  Рада раньше не занималась сбором информации намеренно и целенаправленно. Всё оказалось не так просто, впрочем, не так уж и сложно. Основная трудность заключалась в том, чтобы вовремя и постоянно направлять беседы в нужное русло, не вызывая подозрений. И девушка справилась просто блестяще.
  Узнать удалось не очень много, и всё-таки некоторые выводы сделать было можно. Во-первых, Обры ничего толком не знают про состояние дел в Надатт-Нарах-Сакти, поэтому и запускают «пробных ласточек» - отдельные группы, которые должны проверить реакцию воительниц, по которой можно будет судить, в каком положении находятся дамы – загнаны ли в угол или же могут дать достойный отпор. Во-вторых, у самих Обров между собой не всё гладко. Есть те, кому уже осточертели постоянные войны с Нари. Таких, правда, немного и они не выступают открыто, но недовольство своё периодически высказывают.
  В общем, домой (о, как же прекрасно звучит – домой!) Рада вернулась с существенными сведениями, которые очень порадовали владычицу.
***
  Что ж, когда-нибудь это должно было случиться. Шази это знала, но не думала, что будет так страшно, так больно, так… так жаль. Всемогущие Олимпийцы, какой же невыносимый, липкий ужас: бренчание оружия, крики раненых и убиваемых, безжалостный свист острой стали, лезвие, неумолимо разрезающее твою плоть… А ведь Шазину лишь слегка ранили – порезали плечо и только. Как страшно, когда некуда сбежать и не за что спрятаться, а тебя пытаются убить. И ты тоже пытаешься, защищая себя. И ты убиваешь… И твои руки в крови… И их уже никогда не отмыть.
  Никто не спорит, план Сарии был отличным. Вывести напоказ четырёх молоденьких и явно неопытных (во всяком случае, с виду) Нари, а следом за ними пустить большую группу бывалых и закалённых в боях сестёр, которым было приказано оставаться незамеченными, то есть попросту прятаться. Конечно, поначалу затея казалась идиотской. Особенно, когда показная группа ходила туда-сюда по приграничной территории, поджидая Обров. Оставалось только поднять над головой огромный плакат «Эй, Обры, мы здесь! Мы маленькие, глупенькие и беззащитные, но при этом мы Нари. Мы идеальная добыча для вас. Ну где же вы?». Обры появились. Вообще-то, они вряд ли рассчитывали, что их будет поджидать такая удача. Вернее, поначалу им показалось, что это удача. Пока не явила себя вторая группа. Из семи Обров не уцелел никто. Впрочем, и несколько Нари едва не распрощались с жизнью. Шази была одной из них.
  Цель этой кампании была проста: заставить Обров понять, что Нари не потерпят вторжения на свои территории и при необходимости ответят силой на силу. Разумеется, это можно было передать на словах, но, согласитесь, в устной форме было бы не так убедительно. Затея рискованная, но дальнейшее промедление привело бы к ещё худшим результатам: враги убедились бы, что Нари в проигрышном положении. А теперь Обры ещё долго будут раздумывать.
  …До своей комнаты Шазина доплелась на автопилоте. Даже боль в плече не вызывала никакой реакции, не подталкивала ни к каким действиям. Кто-то из сестёр-Нари перевязал рану Шази после окончания боя… Боя. Ха! Это был не бой, это была драка, максимум – схватка. Подобных в жизни Шази будет ещё очень и очень много, а сегодняшняя – лишь первая ласточка.
  Шазина и не заметила, как Рада очутилась в комнате, но обрадовалась неимоверно. Точнее, не обрадовалась, а почувствовала облегчение, оттого, что рядом настоящая подруга.
  -Ты в порядке?- Голос рыжей Нари был тихим-тихим.
  Шазина кивнула, ощущая, как глаза наполняются слезами.
  О, она-то в порядке, у неё всего-навсего распорото плечо. Она пришла домой, она сейчас разденется и вымоется, потом, может быть, даже перекусит и ляжет в свою удобную постельку. А кто-то уже никогда не вернётся домой, не увидит близких… Да, Обры враги, но они тоже люди. Об это как-то не думалось раньше, разум застилали бравые грёзы о славных подвигах.
  И что, так теперь будет постоянно? Потеря за потерей, кровь за кровью, пока, наконец, саму Шази не прикончат? Учитывая уровень боевых умений девушки, это «наконец» не заставит себя долго ждать. И ведь ничего не изменишь, не сбежишь. Зачем, ну зачем надо было становиться Нари? Какой демон её дёрнул?! Впрочем, тут нечего винить каких-то там демонов, виновата сама Шази, и только она. И в итоге, из-за своего глупого упрямства, Шазине теперь придётся постоянно рисковать своей жизнью, скорее всего не особенно долгой. А самое страшное то, что Шази никогда не сможет по-настоящему быть с любимым человеком…
  Она не один час проплакала на плече Рады, всхлипывая и судорожно вздыхая. А та ни о чём не спрашивала, не выдавала глупых утешений, просто была рядом и дарила молчаливую поддержку. И это было действительно лучшее, что Рада могла сделать.
  -Тебе приходилось убивать?- вытерев последние слёзы, спросила Шази.
  Рыжая медленно покивала, тихо добавив:
  -То-то и оно, что именно приходилось. И я не горжусь этим. Совсем не горжусь.- Она начала наматывать на пальцы свои медные локоны. –Но то, что сделали вы с сёстрами, было необходимо. Вы защищали наши земли и живущих на них людей. Не дай вы Обрам отпор, они бы окончательно обнаглели, и тогда пострадали бы мирные люди. Сария говорит, что Обры теперь ещё долго к нам не сунутся.
  -Хорошо бы.- Ладно, хватит ныть и жалеть себя любимую. Шазина пригладила волосы, выпрямилась. –Спасибо, что побыла со мной.
  -Как же иначе? Мы ведь сёстры.
  -Да. Действительно сёстры. И я этому безумно рада.
  Девушки обнялись.
  «А всё-таки здорово иметь сестру,- подумала шатенка. Особенно такую, как Рада. Хотя, почему «сестру»? Сестёр. У меня ведь теперь их больше трёх тысяч. С ума сойти».
  «У меня есть семья!- ликовала Рада. –Настоящая семья – люди, которым я небезразлична, которые будут переживать, если со мной что-то случится. И Шази – первая из них».
***
  -Праздник? Мы устраиваем праздник?- ушам своим не поверила Рада. Она только-только боле-мене успокоила Шази, вышла потренироваться, и тут нате – новость, так новость.
  -Ага,- с энтузиазмом закивала Анечка. –Здорово, правда?
  -А повод?..
  -Здравствуйте! Такие праздники устраиваются в конце каждого сезона. В Изумрудной лощине собираются племена, накрывают столы, приносят вина и веселятся неделю напролёт. Это традиция. Разве ты не знала?
  -Слышала что-то, но сама ни разу не видела.
  -Вот и увидишь. И не пожалеешь, это я тебе точно говорю! И, кстати, раз мы намылили Обрам шеи, это тоже нужно отпраздновать. Вот тебе ещё один повод.
  -Поняла-поняла. Начну готовиться.
  -Особо не торопись. Нари не пойдут все разом. Каждый день на стуки будет отпускаться одна седьмая часть племени, без детей, конечно. Новенькие и самые молодые, скорее всего, пойдут последними.
***
  Шази смотрела на себя в зеркало. Да, видок, конечно, не очень, и всё-таки она ожидала других, более глубоких изменений. Где они? Лицо зверским не сделалось, рога и хвост не выросли.
  Вот только глаза… Они стали намного серьёзнее. Из них исчезла детская беспечность. Наверное, навсегда.
  Что ж, ей ещё долго будут сниться кошмары. Ещё долго будет преследовать желание отмыть руки от той крови… Ещё долго будет грызть чувство вины, как бы ни успокаивали окружающие... Но это не повод упиваться жалостью к себе.
  Она сумела. Она защитила себя, и не только себя. Она дала сдачи врагам. Она выжила. Выжила.
  Шатенка наклонила голову, опустив взор на крест на своей груди. Нари осторожно приподняла талисман, поднесла ближе к глазам. И посмотрела прямо в лицо распятого человека.
  -Похоже, ты и в самом деле за мной приглядываешь.
***
  -Рада, ты пойдёшь в этом?!
  -По-твоему, платье плохое?
  -Нет, но не праздничное.
  -Это лучшее, что у меня есть, Шази.
  -Тоже мне проблема! У меня полно платьев. Сейчас тебе что-нибудь подберём. За мной. Тебе вообще какие цвета одежды нравятся?
  -Даже не знаю. Мне редко доводилось выбирать, обычно я хватала то, что доставалось, и не модничала.
  -Понятно. Как насчёт этого?
  -М-м-м… Не обижайся, но оно не просто яркое, а вульгарно-красное.
  -Знаю. Потому и сама не ношу. Не понимаю, где была моя голова, когда я покупала ткань. Значит, сплавить наряд тебе не получится. А этот нравится?
  -Очень красивый, но, по-моему, что-то не то…
  -А это?
  -Здорово! Но она такое… такое мудрёное… Я не знаю, как носить подобное.
  -Брось, тут нет ничего сложного!
  -Нет, мне будет неуютно.
  -Ладно. Выходит, нужно что-то нарядное, но при этом удобное и не очень броское? Вот, возьми, прикинь. Кажется, идеально.
  -О… Оно чудесное! Тебе точно не жалко?..
  -Ещё раз такое скажешь, получишь подзатыльник. Иди переоденься, а потом займёмся твоим лицом.
  -С лицом-то у меня что не так?
  -Ничего. Оно действительно хорошенькое. Но красоту никогда не вредно подчеркнуть. Я тебя немного подкрашу. Ты не против?
  -Ну, если только немного.
***
  -Не моргни опять! Я не вынесу, если придётся в четвёртый раз смывать с тебя тушь.
  -Я же не специально.
  -Сиди ровно, не шевелись.
  -Шази, а ты пойдёшь на праздник или тебе сейчас совсем не до этого?..
  -Если честно, нет никакого желания веселиться. Но одной дома сидеть тоже не хочется. Так что пойду. Посижу там где-нибудь в сторонке, на народ посмотрю.
  -Хорошо… Тебе будет полезно поучаствовать в торжестве.
  -Что?! Не стану я в этом торжестве «участвовать»!
  -В смысле?
  -Ты что, не знаешь?
  -Чего?
  -Ох, а ещё дитя округи. Всё же в курсе, для чего эти торжества устраиваются.
  -Для чего?
  -Для того! Для того самого.
  -Не понимаю.
  -Святая ты простота. Объясняю. Праздник Сезона проводится четыре раза в год, в Изумрудной лощине. А по всему периметру лощины палатки расставлены.
  -И?
  -С лежанками.
  -И?
  -О, боги. Лежанки не для тех, кто устанет и захочет просто отдохнуть-вздремнуть.
  -А для кого?.. Подожди… Ой. О-о-ой. Неужели?..
  -Вот-вот. Праздник Сезона – одно из тех торжеств, где Нари… расслабляются. Да и представители других племен тоже. Всё вообще без завихрений: если девушка понравилась парню, он к ней подходит и протягивает руку; ну, с Нари, обычно, наоборот, - они сами подходят к тем, кого выбрали. Если оба согласны, то отправляются тихонечко в какую-нибудь палатку и занимаются там безобразиями.
  -А ты-то откуда знаешь?
  -Со слов Аринка.
  -Брат рассказывает тебе о таких вещах?
  -О, это было давненько, да и рассказал он мне не как сестре, а как другу. Мы с ним обо всём на свете можем говорить. Не моргай. Кстати, у тебя ведь тоже горе.
  -У меня? Какое?..
  -Рабов вчера распустили.
  -И что?
  -Не надо притворятся, Орисов не проведёшь, даже бывших. Эрик твой ушёл на все четыре стороны. Хоть попрощался?
  -Попрощался. И вообще, он не мой.
  -А что ж ты покраснела?
  -Я? Покраснела? Ерунда.
  -Мне виднее. У тебя сейчас такой чудный румянец. Жалко, что твой Эрик этого не видит.
  -Он не мой!
  -Ещё больше покраснела.
  -Шази, перестань издеваться!
  -Ладно-ладно, только, умоляю, сиди смирно! И не моргай!!!!! Слушай, а можно я после макияжа тебе и причёску сделаю?
  -Как будто я могу отвертеться.
  -Не вздыхай, сама потом спасибо скажешь. Ну, глаза готовы. Теперь губы. Но сначала… Подожди…
  -Что ты ищешь?
  -Сейчас-сейчас... А, вот оно. На, выпей.
  -Чего это?
  -Не бойся, не отрава. Просто выпей.
  -Смотри у меня… Фу, ну и гадость!
  -Согласна. Вкус мерзкий.
  -И всё-таки, что это было?
  -Потом скажу.
  -Шази!
  -Успокойся, ничего такого. Выпяти губы, сейчас будем их красить.
***
  Шази, донельзя довольная результатами своих трудов, подвела подругу к «зеркалу» (висящей на стене начищенной металлической пластине).
  Рада не сразу решилась взглянуть на своё отражение. А взглянув, остолбенела. Рыжая на несколько секунд онемела. Она не могла ничего сказать, только хватала ртом воздух.
  -Это я?- в конце концов выдавила зеленоглазка.
  -Кто же ещё?- Шазина слегка нахмурилась. –Не нравится? Можем переделать.
  -Да ты что, Шази!.. Я так тебе благодарна… Сейчас расплачусь…
  -Не вздумай, тушь потечёт,- с улыбкой шутливо напомнила старшая Нари. –Расслабься, я пошутила. Эта косметика может не размазываться целыми днями. Нари используют её даже перед боем.- Затем кареглазая осторожно положила подбородок на плечо сестрице. –Какая ты красавица.
  С этим не поспоришь, да и не хочется.
  Самое интересное, что Рада не смотрелась ни вульгарно, ни вычурно. Шазине удалось создать такой невинно-естественный, и вместе с тем женственный образ. Незамысловатое светлое платье, единственным украшением которого был затейливый вырез, сидело на рыжеволосой идеально. Причёска тоже ничего особенного собой не являла, однако непокорные кудри каким-то волшебным образом превратились в изящно вьющиеся локоны. А лицо… Ну, не то чтобы изменилось, но стало ярче, выделились все его достоинства – мягкость черт, прелесть полноты губ, красота изумрудных глаз.
  -Я никогда не думала, что могу быть такой…- прошептала Рада. Это было что-то воистину новое. –Спасибо.
  -На здоровье. Жаль, что придется надеть не сандалии, а сапожки, но иначе по этой дождевой распутице не пройдёшь.
***
  Дождь уже не падал из свинцовых туч. Впрочем, в любую секунду это могло исправиться. Под ногами хлюпала размокшая земля, зато воздух был чист и свеж.
  Рада, вместе с другими сёстрами, взбежала по склону и оказалась на пригорке, в который упиралась Изумрудная лощина. Другая сторона лощины прилегала к тонкой речушке, третья – к подножью очередной горы, четвёртая – к лесочку.
  По всей лощине были расставлены многометровые столы, ломящиеся от вина, фруктов и мяса. А народу толпилось – просто жуть!
  -Сколько же здесь людей!- присвистнула юная Нари, стоящая неподалёку от Рады.
  -Тысяч восемь, наверно,- ответила другая девушка. –Или больше. Ну что, девчонки, айда веселиться?
***
  Новоприбывшие Нари выложили принесённые с собой угощения на столы и рассыпались по лощине.
  Рада растерялась. Шази куда-то ускользнула, остальные сёстры тоже оказались далековато. Получилось, что рыжая теперь была предоставлена сама себе.
  -Рада!
  Обрадованная девушка повернулась на знакомый голос.
  -Эрик!- Она помахала рукой и двинулась в сторону приятеля.
  Русоволосый улыбнулся и тоже направился к знакомке.
  -Привет.- Рада усмехнулась, осматривая парня. –Ого, ты побрился.
  -И постригся, и даже одежду сменил,- гордо добавил Эрик и рассмеялся.
  Теперь он выглядел почти так же, как в день их знакомства. Только загорелее и, пожалуй, крепче. Ещё в его мимике и жестах исчезли былые скованность с неуверенностью.
  -Как ты здесь очутился?
  -Услышал о большом межплеменном торжестве, решил зайти. Сюда, оказывается, почти всех желающих пускают. Надо только принести что-нибудь из еды или выпивки.
  -Где ты добыл эти самые еду с выпивкой?
  -Какая же ты дотошная. Пристроился на пару дней помогать по хозяйству одной семье. В основном дрова колол. В благодарность меня снабдили провизией и, вдобавок, дали смену одежды и подарили бритву. Если честно,- Эрик вздохнул, окидывая взглядом толпы смеющихся и дурачащихся людей, -я надеялся, что, может, встречу здесь кого-то, кто меня узнает. Или хотя бы кого-то с говором, похожим на мой. Сюда же со всей округи приходят…
  -Надежды не сбылись, да?- тихо спросила Рада, борясь с желанием погладить беднягу по плечу. Чисто по-дружески!
  Эрик грустно мотнул головой.
  -Зато ты свободный человек,- попробовала подбодрить Нари.
  -И то верно. Знать бы ещё, куда свободному человеку податься. Может, посоветуешь?
  Рада призадумалась:
  -У тебя, вроде, неплохо получалось строить, да?
  -Да. И, уверен, ещё лучше получалось бы организовывать строительство.
  Рыжая почесала макушку.
  -Есть тут одно племя. Ставичи. Не самая влиятельная община, но новеньких принимают охотно. И занимаются как раз плотничеством и всем прочим. Согласен на такое?
  -А то у меня богатый выбор,- хмыкнул Эрик. –Как их найти и узнать?
  -Я тебе покажу, когда увижу. Наверняка тебе у них понравится. Ставичи мирные. И трудолюбивые.
  Тут на беседующих напал… хоровод. Напал, подхватил и унёс с собой, закружив в каком-то полудетском танце. Ребята сначала не на шутку опешили. Танцоры из обоих были неважные. Но никто ведь не требовал от них мастер-класса…
  Спустя две минуты и Эрик, и Рада уже выделывали коленца, смеялись и аплодировали другим танцующим. Господи, ну можно же хоть ненадолго расслабиться?! В конце концов, именно для этого и задуман праздник Сезона.

0

5

С Эриком было… было здорово. Он такой забавный, ну как медвежонок-подросток: силы много, опыта с гулькин нос, а любопытства – хоть отбавляй. И потом, в нём чувствовалась настоящая доброта, полная и безоговорочная. Для Рады это было вообще в новинку.
  -Знаешь, я ведь пару дней была в тебя почти влюблена.- И плевать, что это слышат посторонние. Им нет дела, да и для самой Рады это не так уж важно сейчас.
  -Да ну?- Эрик приостановился, затем затанцевал быстрее, поглядывая на спутницу.
  -Честно,- засмеялась Рада. –Зуб даю.
  -А теперь?- немного насторожился парень.
  -А теперь нет, извиняй. Просто облик у тебя в последнее время был не очень романтический.
  Эрик провёл рукой по подбородку, словно пытаясь нащупать былую бороду.
  -Не обиделся?- спохватилась Рада.
  -Нет, я даже рад, правда. Влюбилась бы ты, и что? Может, у меня где-то есть жена и пятеро детей. И я бы постоянно об этом думал.
  -И не вышло бы ничего хорошего,- закончила его мысль Рада. Несколько минут она молчала, а потом вывела: -Эрик, я могу считать тебя своим другом?
  Русоволосый широко улыбнулся, его серые глаза лучезарно сверкнули.
  -Это всегда пожалуйста. Буду польщён. И, надеюсь, что и ты – мой друг.
  Рада не перестала быть весёлой, но вместе с тем сделалась удивительно серьёзной.
  -Само собой. Ты… Ты ведь первый человек, который сказал мне: «Береги себя». Даже не представляешь, что это для меня…- И она вновь смолкла.
  Эрик оказался не только добрым, но ещё и проницательным. Даже очень.
  -Ты тоже была одна-одинёшенька?
  Девушка кивнула, порывисто.
  -Была. До недавнего времени. Совсем недавнего. Верно потому мне так захотелось помочь тебе в нашу первую встречу. Я тоже ничего о себе не знаю, и мне понятны твои чувства. Я назвала тебя Эриком, а меня когда-то назвали Радой. Может, родные, а, может, тоже кто-то посторонний.
  -Но сейчас-то тебе не так… одиноко?
  -О, нет. Сейчас у меня вправду есть семья. Знаю, со стороны такое не понять…
  -Почему же? Я видел, как Нари заботятся друг о друге, как переживают за своих. Самая настоящая семья, только очень большая.- Он тяжело… нет, не вздохнул, скорее, прервал вдох.
  -Вспомнил о себе хоть что-нибудь за эти два с лишним месяца?- спросила Рада.
  Эрик покачал головой.
  -Нет. Сплошное белое полотно.
  -Ну и ладно. Я уверена, что у тебя всё-всё будет хорошо. Давай просто танцевать и радоваться жизни.
***
  -Вот ты где,- Рада прислонилась боком к стволу деревца, росшего неподалёку от того места, где сейчас находился крайний стол.
  Шазина повернулась к подруге.
  Ночная темнота царствовала уже безраздельно, но общее оживление от этого не уменьшилось. Наоборот, музыка играла громче, люди смеялись сильнее, танцевали быстрее. То тут, то там жизнерадостно полыхали костры.
  -Я всё время была здесь, это ты куда-то подевалась.- Шатенка улыбнулась. –Повеселилась?
  -О, да.- Рада подошла к сестре и опустилась на скамейку рядышком. –Я встретила Эрика, свела его со Ставичами. Надеюсь, они его примут.
  -И всё?..- удивилась Шази.
  Рада ответила непонимающим взглядом. Кареглазке пришлось объяснить своё недоумение:
  -У вас ничего не было?
  -С какой стати у нас должно было что-нибудь быть?- Рада сжала губы. –Ладно-ладно, я сама об этом думала. Но, во-первых, Эрик не дастся – он допускает, что у него где-то есть семья. Во-вторых, мы с ним друзья, настоящие. И мне не хочется рисковать нашей дружбой.
  Шази покивала.
  -Ясно. Кандидатура Эрика отпадает. А как насчёт других?
  -Нет у меня других, ты ведь знаешь.
  -Знаю. Но это легко исправить.
  Рада нахмурилась. Шазина помолчала, обдумывая слова.
  -Послушай,- наконец начала темноволосая Нари, -я хочу тебе кое-что сказать. Пообещай не обижаться.
  -Пообещай не обижать.
  Шазина закусила губу.
  -Справедливо… Рада, слушай. Не закадрить ли тебе здесь кого-нибудь? Хотя бы вон блондина у того костра? Парень на тебя глядит явно заинтересованно.
  Рыжая поперхнулась.
  -С чего ты решила мне такое насоветовать?- Да, что-то гневное в голосе Рады определённо улавливалось. В конце концов, радение Шази было обидным.
  -Мне кажется, для тебя так будет лучше. Я всё-таки старше, хоть и не намного. Ты, безусловно, повидала и пережила больше моего. Но есть вещи, в которых я разбираюсь лучше. Рада, я видела, как девчонки годами сидят и джут, когда же к ним нагрянет идеальный парень, этакая ожившая мечта. И ничего хорошего из этого не получается. Идеальных людей, что мужчин, что женщин, не бывает. По мне так лучше попробовать на вкус горьковатую реальность, чем жить пустыми мечтами.
  Обида Рады вдруг сгинула без следа. Девушка потёрла переносицу.
  -Я вижу, что ты за меня беспокоишься, и меня это радует, Шази. Но, поверь, я не из тех, кто живёт одними мечтами. Я понимаю, что мне уже пора… Но не знаю, с чего начать.
  У Шазины с души свалился камень. Хорошо, что Рада не злится.
  -Начни с того блондина,- шатенка опять кивнула в сторону огнища в двадцати метрах от них.
  Рада проследила взгляд подруги. Вокруг костра расселись несколько молодых людей. Они оживлённо переговаривались, хохотали. И один из них действительно то и дело посматривал на Раду. Он улыбнулся, встретившись с ней взором. И улыбнулся так по-простому, так… так по-человечески, и в то же время задорно и беззаботно. Рада не смогла не ответить тем же. А потом вдруг покраснела и опять обратилась к подруге.
  -А что дальше-то?..
  -Что-что. Подходишь к нему, подаёшь руку и улыбаешься. Потом идёте в палатку и…
  -Так! Про палатку не надо…- «Ой, я, наверно, уже красная, как варёный рак». –А ну как он откажется?
  -Откажется? С чего вдруг? Он же тебя глазами прямо пожирает.
  -Но если всё-таки откажется?
  -Плюнешь и отойдёшь.
  -Стыдоба-то какая будет!
  -Чушь! Пусть он стыдится, что упустил такой шанс. Рада, Нари – самые желанные женщины во всём приморье. Здесь любой мужчина почтёт за честь провести ночь с одной из нас.
  -Не знаю…- Рыжеволосая кусала губы. –Я как-то не готова. Я ж в этом деле полный ноль, ничего не умею…
  -Никто сперва не умеет. Но надо же когда-то начинать.
  -А если ему со мной не понравится?
  -Тебе-то какое дело? Ты, может, его больше никогда и не увидишь. А он всё равно будет друзьям хвастаться и расписывать тебя ну просто фантастически.
  -С чего вдруг?
  -Говорю же: ночь с Нари – это почётно. И потом…- Шази хихикнула. –Помнишь, какие слухи о нас ходят?
  Рада тоже усмехнулась:
  -Легче перечислить, чего о нас не болтают.
  -Я про сплетни о том, что Нари якобы могут укокошить любовника в постели. Ну, там ножичком его на самом пике страсти пырнуть или шипом отравленным уколоть.
  -Слышала-слышала. Полный бред.
  -Не спорю. Но факт есть факт, некоторые воспринимают это всерьёз. Да даже не некоторые, а большинство посторонних. На близость с Нари отваживаются только самые рисковые. Ходят потом в героях. Так что этот твой белобрысенький такого нарассказывает, что его дружки слюной захлебнутся. И вдобавок, у него самого останутся непередаваемые ощущения – представляешь, он же будет ожидать, что в любой момент наступит каюк. Так что хоть бревном лежи.
  -Шази!..- Рада тряхнула волосами. –А если я забеременею? Сейчас мне такого счастья не надо.
  -Умные люди, вообще-то, уже давно напридумывали различных средств. Например, «Венерины слёзы». Это снадобье, очень эффективное.
  -Где ж я его возьму?
  -Ты его уже выпила.
  -Что?!.. Когда?..- Зелёные глаза расширились. –Так вот что ты мне дала попробовать!
  Шази чуть смутилась.
  -Ага. Не сердись, ладно? В конце концов, вреда от «Венериных слёз» никакого, а подстраховаться никогда не помешает.
  -То есть ты  с самого начала планировала меня к кому-то подтолкнуть?!- Обида вновь начала нарастать.
  -Нет, ни в коем разе. Я просто предполагала, что ты можешь решиться на что-то подобное. Рада, я понимаю, что тебе сейчас страшно. Раньше тебе приходилось всего опасаться, чтоб быть в безопасности. Но теперь ты - Нари, и никто не посмеет тебя обидеть. Живи и радуйся. А если ты всё-таки побаиваешься, я могу дождаться твоего возвращения. Не придёшь к утру, подниму тревогу. Но поверь, здесь опасаться нечего.
  -Хорошо.- Насупившись, Рада глубоко вдохнула. –Спасибо тебе за заботу. Но больше никогда, -слышишь?- никогда не смей что-либо решать за меня.
  -Без вопросов,- согласилась Шази, склонив голову влево.
  Рада коротко кивнула, резко развернулась и решительно зашагала в сторону костра, возле которого сидел белобрысый… тьфу ты, блондин.
***
  Есть не хотелось. Шазина наполнила вином маленький жестяной бокал. Нет, к питью большой охоты также не имелось, но надо было хоть чем-нибудь заняться. Не сидеть же статуей.
  -Ты будто на похоронах, а не на празднике.
  Отвлёкшись от раздумий, Шази поняла голову.
  -Здравствуй, Ярославна,- с уважением, однако бесцветно поприветствовала молодая Нари.
  -И тебе добрый вечер.- Женщина упёрла руки в бока. Попробовать утешить девчонку или пусть сама выкарабкивается? Страдания полезны, они, в конечном итоге, делают сильнее. Ладно, ограничимся несколькими стандартными фразами. –Ради богов, не терзайся ты так! Можно подумать, наступил конец света. Не ты первая и не ты последняя, кому пришлось расстаться с возлюбленным. Время лечит всё, вылечит оно и твою тоску.
  -Хотелось бы верить.
  -Не сомневайся. Скоро ты забудешь о том Маруте.
  -А вот этого бы не хотелось.- У Шази не было сил на пререкания. Вообще ни на что сил не было. Почему от неё просто все не отстанут?
  То ли это блики костров так причудливо поиграли, то ли на лице Ярославны и впрямь мелькнула дружеская улыбка.
  -У тебя всё будет хорошо, Шазина, не сомневаюсь. Сейчас мир вокруг кажется тебе унылым и опостылевшим, но это пройдёт. Ты действительно на своём месте. Ты не самая, далеко не самая лучшая Нари, но потенциал у тебя огромный.
  Брови шатенки удивлённо изогнулись.
  -Ты вправду так считаешь?
  -Не считаю, девочка моя, а знаю.- Сказав это, Ярославна собралась уйти.
  Но Шази, быстро поднявшись, схватила старшую сестру за руку.
  -Подожди,- мягко попросила шатенка. –Раз уж мы разговорились… Меня давно мучает один вопрос.
  -Всего один? У большинства людей таких вопросов десятки.- Опытная воительница ухмыльнулась. –Ладно, давай излагай.
  Шазина провела ладонью по своим тёмным, волнистым волосам.
  -На вступительном испытании я добыла ожерелье Ахры не боем, я просто уговорила ту женщину на обмен. И ты, и Сария знали об этом, так ведь?
  -Конечно.
  -Почему же меня не отстранили, не прогнали с позором или хотя бы не отругали?
  -А за что?- заулыбалась Ярославна. –Ты не нарушила условий испытания. Было велено достать ожерелье, и ты его достала.
  -В принципе, я рассуждала так же. Но всё равно было немного неудобно.
  -Неудобно, когда сын на соседа похож; как говорят в некоторых местных племенах. У Нари не было причин отвергать тебя. К тому же девушка, способная договориться с Ахрами, ой дорогого стоит.
***
  «Ну и темень, хоть глаз выколи»,- подумала Рада, войдя в палатку. Нет, в данных обстоятельствах темнота – совсем неплохо, но ведь всё хорошо в меру. Тут же совсем ничего не видно. Хотя, кто знает, вдруг с этим делом можно и только на ощупь справиться. Девушка почувствовала, как вспыхнули щёки.
  -Зажжём свечу?- предложил спутник.
  -Н-н-ну давай. А здесь есть свечи?
  -Должны быть.
  -Ты-то откуда знаешь? Уже успел сводить сюда пару-тройку девиц?- Нари приготовилась оскорбиться, влепить парню пощёчину и гордо уйти.
  А парень, вроде бы, улыбнулся, кажется, смущённо.
  -Да нет, ты что! Просто я и другие ребята из моего племени устанавливал несколько палаток для этого праздника, и мы оставляли свечи. Думаю, все так делали. Это же логично.
  Ладно, пощёчина отменяется. Во всяком случае, пока. Жаль… почти. Если б был повод уйти, Рада бы незамедлительно им воспользовалась. Уж больно страшно.
  В палатку прорвалась струя свежего воздуха, принеся с собой запах вина, жареного мяса и мокрой травы. Очаровательно. Сплошная романтика.
  У Рады задрожали коленки и слегка затряслись пальцы, а голова закружилась от всевозможных мыслей, которые вламывались в голову без разбора. Например, почему люди не летают как птицы? И думается же о всякой ерунде в такой ответственный момент!
  Пламя свечи, всколыхнувшись, обдало палатку слабым мерцанием.
  -Одной достаточно?- спросил парень.
  -Конечно, достаточно. Мы же здесь не светопреставление собираемся устраивать.- Рыжая не совсем точно представляла значение слова «светопреставление», но ничего другого на ум не пришло.
  Блондин отложил огниво и вдруг ка-а-ак обхватил Нари со спины.
  -Ой!- пискнула рыжеволосая и подумала, что наверно, подорвала престиж племени. Да и Чубайс с ним, с престижем, не до этого сейчас. Захотелось вырваться и кинуться наутёк. Нетушки. Как сказала Шази, надо же когда-то начинать. –Подожди.
  Рада извернулась и посмотрела на парня, оставшись в его объятьях. А что, симпатичный. И глаза, вроде, добрые… Хотя, на что ей его доброта? Лишь бы всё прошло гладко в ближайшие минут десять… или сколько там времени полагается?.. Не унывать! Нормальный парень, высокий такой (хотя, для Рады, при её-то 162 сантиметрах роста, мало кто из мужчин не подпадал под описание «высокий»), улыбчивый, крепкий… Интересно, это хорошо или плохо?
  И внезапно сделалась обидно-обидно. Двадцать два с половиной года никого к себе не подпускать, чтоб в итоге отдаться первому встречному?
  -Тебя хоть зовут-то как?- выдохнула Нари, положив ладони на плечи парня.
  -Лев. Можно Лёва.
  -Рада.
  Серовато-кареватые (по-другому не назовёшь) глаза чуть удивлённо распахнулись.
  -Чему?- пробурчал Лев.
  Рыжая легонько закатила очи и с едва уловимой смешинкой выдохнула:
  -Знакомству.
***
  К последнему утру торжества всех как-то разморило. Наверно, просто устали праздновать. Многие люди заваливались спать прямо на землю, некоторые бродили по лощине, кое-кто посиживал за столами, вяло жуя остатки угощения или булькая напитки. К последней категории относилась и Шази.
  «Вот дождусь Раду, удостоверюсь, что с ней всё в порядке, и пойду отсюда куда подальше». Только шатенка успела об этом подумать, как Рада появилась в поле зрения. Рыжеволосая быстро подошла, почти подбежала к краю стола и присела напротив подруги. Налила себе вина. Отпила.
  -Ну?- не удержалась Шазина. –Как???
  Рада опёрлась на руку щекой и, звучно разомкнув губы, произнесла:
  -Жалко, что там гераньки не было. Мне, по крайней мере, было бы о чём переживать.- Начала она серьёзно, но к концу фразы рассмеялась.
  Шази подхватила смех.
  -Что, так плохо?- негромко спросила старшая подруга.
  -Нет, не то чтобы.- Зеленоглазка смущённо дёрнулась. –Просто, совсем не так, как рассказывают. Хотя, я не очень много рассказов слышала.
  -То есть, было как минимум неплохо?
  -Ну да. Местами даже хорошо. Только,- рыжая закусила губу, борясь сразу и с очередным приступом хихиканья, и с выступающим стыдливым румянцем, -мне в самый ответственный момент стало жутко смешно. Понятия не имею, от чего, честно.
  -Всякое бывает.
  -Я изо всех сил старалась не расхохотаться. Не знаю, как это выглядело со стороны, но, по-моему, я невольно польстила самолюбию парня.- Уф! С кем поведёшься, от того и наберёшься. «Скоро начну постоянно выражаться так же заумно, как и Эрик».
  -Ничего, с тебя не убудет.- Шази вновь хихикнула. А потом вдруг вспомнила прежние беседы с подругой. Рада тогда с такой искренностью говорила про мечту о порядочном парне, про желание по-настоящему влюбиться. –Точно всё нормально?
  Рыжая поняла, что на уме у собеседницы. Вообще, Нари, все Нари, порой будто читали мысли друг друга.
  -Нормально, правда. Ничто ведь не мешает мне продолжать мечтать о большой и чистой любви. А пока она не нагрянула, буду втихомолку завидовать тебе.
  Шазина облизнула губы.
  -Из-за нас с Ясоном?
  -Ага.- Рада помолчала. –Мы ведь так и не говорили о нём со дня ухода Марутов.- Опять пауза. –Я зря затронула тему?- Эрик, чтоб тебя!..
  -Нет, наверно…
  -Уверена? Если тебе очень больно выговариваться сейчас, можно сделать это потом, когда будешь готова.
  -Мне не больно. Я тоскую по нему, но не жалею ни о чём. Я благодарна Ясону за каждое мгновенье. За всё. Он сделал меня лучше. Мне действительно кажется, что я стала… как бы выразиться? менее циничной.
  -Тебе не кажется.
  -Спасибо.- Шази отвернулась вбок и посмотрела на горизонт. Она молчала довольно долго, Рада не решалась заговаривать. Наконец, шатенка промолвила: -Он вернётся. Я не сомневаюсь. Нужно лишь подождать, и мы снова будем вместе.
  Рада улыбнулась:
  -Так и случится.
  Шазина повернулась к ней, тоже улыбнулась и взяла свой бокал, приподняв его. Рыжая поднесла свой, и праздничные тары звонко соприкоснулись в чоканье.
  -За нас, хороших, за нас, красивых,- выдала тост кареглазая Нари.
  -Поддерживаю!

7. Разбавленное небо

Вставь башку в телевизор,
Протри кушетку до дыр,
Ты уже посмертно вписан
В  этот брошенный, брошенный, брошенный Богом мир.

( «Машина Времени» - «Брошенный Богом мир»)

  Грустно, когда праздник заканчивается. Стихает музыка, спадает гомон, люди, всего час назад веселящиеся на всю катушку, расходятся – вяло плетутся по своим будничным делам.
  Небо по-прежнему было затянуто тучами, готовыми с минуты на минуту разразиться новым ливнем. Зелень гор, лугов и лесов виделась какой-то тёмной, под стать хмурым небесам. Зато воздух бы чист и свеж, дышалось необыкновенно легко.
  Мокрая трава скрипела од ногами. Эрик и Рада медленно брели вдоль пустеющей после минувших торжеств лощины.
  -Ты как-то изменилась,- промолвил парень. –Прямо за одну ночь.
  Рыжая пристально поглядела на него.
  -Стала лучше или хуже?
  -Стала другой. Просто другой.- Эрик уставился на свои ноги, потом окинул взором лощину. –Отличное вышло празднество.
  -Да.- Рада вздохнула. На неё внезапно, в кои-то веки, напала философская задумчивость. –Надеюсь, не последнее. Хотя, всё может быть.
  -Как пессимистично.
  -Чего-чего?
  -Я говорю: как печальны твои слова. С чего вдруг такое уныние?
  -Ни с чего. Просто задумалась: что будет дальше? Со мной, с Нари, и вообще со всеми, со всем.
  -Ты о ближайшем будущем или далёком?
  -Да хотя бы и о далёком. Не представляю, каким мир будет через сотню-другую лет.
  -Разве сто-двести лет – это далеко?- без малейшей издёвки усмехнулся Эрик. –Пять-десять тысяч лет – вот масштабность!
  -Пять-десять тысяч лет?- повторила Рада, хлопая пушистыми золотистыми ресницами. –Не, на эдакое у меня воображения точно не хватит. Не могу себе представить, что будет тогда.
***
5 июля 4794 года
  Как-то глупо – сидеть и беседовать с пустотой, глазея на объектив камеры. Но сегодня Ивару было всё равно, он решил выговориться, пусть и в пустоту. Накипело. Увидят ли эту запись? Было бы неплохо, только не сейчас. В будущем она действительно может пригодиться, а в настоящем Ивару светят крупные неприятности, если её найдут.
  Пожилой седоусый мужчина поёрзал на стуле, кашлянул, прочищая горло, нажал на кнопку «Пуск» и впился взглядом в объектив.
  -Я… не знаю, дойдёт ли до кого-нибудь это послание. Если дойдёт, то, надеюсь, что из моего повествования извлекут урок…. А ещё больше надеюсь, что этого не потребуется…
  Ну и что ты сморозил? Давай ближе к делу.
  –Итак, вашему вниманию предлагается пересказ последних глав истории человечества. Человечество – такого, каким оно было с момента своего возникновения.
  Оратор хренов.
  –Началось всё, как обычно, с благих намерений. И они завели Нас туда, куда и положено.
  Короче, Склифосовский!
  –Издавна люди пытались предугадать, откуда придёт гибель, что станет причиной их вымирания. О, сколько же было выдвинуто теорий. От эпико-мифологических, до истинно научных. Например, в начале третьего тысячелетия нашей эры считалось, что Нас погубит загрязнение окружающей среды, генетически модифицированные организмы, будь то растения, животные или даже сами люди. Поговаривали об угрозе из космоса: солнечных бурях или падении на Землю метеорита. Была версия о ядерной воне.
  Ивар горько усмехнулся. Боже, непосвящённый вряд ли поймёт, о чём тут речь. Чёрт с ним.
  –Гипотезы красивые и небезосновательные. Но всё оказалось куда проще. Человечество просто-напросто выродилось. Кирдык подкрался незаметно. Всё новые и новые технологии делали Нашу жизнь всё легче и легче. Уровень физических нагрузок стал катастрофически низким, особенно когда были автоматизированы и роботизированы основные рабочие сферы: промышленная, транспортная, обслуживающая и другие. Люди предпочитали сидеть у компьютеров или лежать перед телевизорами…
  Хм, надо ли объяснять, что это такое? Ладно, обойдутся.
  -…зависать в виртуальном мире, игнорируя настоящий. Еду можно было добыть, просто сходив в магазин, но многим и это стало казаться слишком хлопотным. Кстати о еде. Основным требованием к ней была вкусность, а не польза. Сладенькое, жирненькое, с красителями, усилителями вкуса и прочей дрянью… Всё это не могло не иметь последствий, просто не могло. С каждым поколением люди становились слабее, жизнеспособность стремительно падала. Конечно, медицина этому препятствовала, но от такой помощи, в конечном итоге, делалось только хуже: организм Человека переставал за себя бороться, раз за него это делали лекарства и процедуры. Были те, кто занимался спортом, кто не протирал штаны дома, кто ел здоровую пищу. Однако это – тысячи из миллиардов. К тому же, те люди, как правило, вступали в… в отношения со «среднестатистическими» гражданами, и этим усилия по ведению здорового образа жизни для будущих поколений фактически сводились на «нет». Человечество чахло.
  Во, загнул.
  –Но всё это не коснулось поселений, далёких от так называемой цивилизации. Я говорю о глухих, по-настоящему глухих населённых пунктах – деревнях где-нибудь глубоко в лесах или высоко в горах. Туда технические и продуктовые новинки не добрались, и слава Богу. Там люди продолжали тяжело трудиться. Конечно, так было в основном в развивающихся странах и странах с переходной экономикой.
  Учёный малость помедлил и решил всё-таки пояснить:
  -Другими словами, бедных и не очень развитых государствах с низким уровнем жизни.
  Будем надеяться, что так понятнее.
  –Возможно, общая ситуация бы постепенно как-нибудь сравнялась, наладилась. Но тут опять влезли умники с очередными благими намерениями. Группа учёных заявила, что найден способ резко повысить иммунитет, мол, изобретена вакцина, активизирующая иммунную систему. Самое интересное, что вакцина действительно помогала! Её производство поставили на конвейер, населению поголовно делали инъекции. За исключением, опять же, людей в труднодоступных районах. Эйфория длилась пару лет.
  Ивар смолк. Потёр усы, продолжил:
  -А потом… А потом… Чёрт его знает, что потом. Не то случился крупный брак на производстве, не то вакцина в людских организмах сама мутировала… Короче, превратилась она в вирус. Странный такой вирус, который либо убивал, либо делал сильнее. Разлетелся по всему миру в считанные дни. Переносчиками были все живые организмы, но болели только люди. Слабые не выдерживали, сильные – приспосабливались и совершенствовались. Люди гибли миллионами, затем миллиардами. Просто падали и замертво. Без боли, без мучений. Под конец у «слабых» выработался какой-никакой иммунитет к этой инфекции, но потери уже были невосполнимы. Из восемнадцати миллиардов выжило от силы двести миллионов. Даже не представляете, что творилось. Горы трупов, мор, паника. Остервеневшие люди крушили технику, любую, какая только попадалась на глаза и под руку, уничтожали учебники и другие книги по техническим дисциплинам. Эта своеобразная месть не принесла никакой пользы. Наступила всеобщая апатия. Наша численность стала сокращаться ещё более ужасающими темпами. По статистике выживал лишь один из четырёх новорождённых, да и он не мог похвастаться отменным здоровьем.
  Ивар подумал, что сейчас не помешало бы выпить чего-нибудь крепкого. Например, чёрного чая.
  -И были созданы так называемые Убежища – закрытые города, надёжно отделённые от внешнего мира. В убежищах люди защищены от угроз извне и имеют возможность не просто комфортно жить, но и развиваться, бороться с процессом деградации ради спасения своего вида.
  Усталая улыбка пожилого учёного скрылась за его усами.
  -Хотя, моё личное мнение: занятие бесперспективно, оно, в лучшем случае, продлит Наше существование на тысчонку лет. Причём половина этой тысчонки лет уже прошла. И нет никаких существенных результатов. Нас слишком мало, чтобы обеспечивался нормальный ход эволюции. Да, благодаря идеально сбалансированному, до зубного скрежета полезному питанию и регулярным, строго рассчитанным физическим занятиям Мы стали несколько здоровее, но улучшение не настолько значительно, чтобы переломить ситуацию. Нас по-прежнему становится всё меньше с каждым поколением.
  Задумчивое молчание.
  -Ранее я говорил о конце Человечества. В виду имелось… м-м-м, как бы это выразиться?.. традиционное человечество. Его у нас принято называть Исконным, иногда даже Истинным, но, по-моему, это неоправданный пафос, а то и шовинизм. Есть и другое Человечество – потомки тех абсолютно здоровых, кого не подкосил вирус. Оно действительно другое, некоторые учёные даже порываются выставить его отдельным видом или подвидом. На самом деле разница не особенно велика. У «новых» людей точь-в-точь такое же строение тела, что и у нас, в их организмах происходят совершенно аналогичные процессы. Да, разница, как я сказал, невелика, но весьма существенна. Мы деградировали, а они прогрессировали.
  Опять сложновато. Надо изъясняться проще.
  -Нас в развитии отбросило назад, а они рванули вперёд. Мы пренебрежительно называем их Вторичными, но этим пренебрежением маскируются наши опаска и зависть. Эти Вторичные, они в разы сильнее, выносливее, быстрее, здоровее. Иммунитет просто зверский, он набрасывается на любую инфекцию и растерзывает её к чёртовой матери, борется как с врагами извне, так и с проблемами, возникающими внутри самого организма. У этих людей заживают любые шрамы, самые глубокие из которых держатся не больше года. Нечто потрясающее! И их гены словно запрограммированы на улучшение. В том смысле, что…
  Ивар был человеком чрезвычайно, даже слишком деликатным, тема размножения всегда заставляла его краснеть.
  -Ну… В общем, сразу после этого… ну этого… ну зачатия, когда только формируется набор генов для новой особи из генов родителей, каким-то непостижимым образом отбирается самое лучшее, словно механизм процесса разумен. Это потрясающе, это более чем великолепно – для Них. Не для Нас. Для Нас Они могли бы стать спасением, но Их гены ни за что не «сплетутся» с Нашими, из-за того самого «механизма улучшения». Наш генетический набор, мягко выражаясь, недостаточно хорош. Так что мы, при том, что являемся, по сути, одним видом, не можем иметь общее потомство, а ведь для Исконного человечества это было бы единственным путём к спасению.
  Мужчина посмотрел по сторонам, проверяя, нет ли случайно кого-нибудь поблизости. Хотя, было б странно, если б в его квартире вдруг очутился кто-нибудь без ведома хозяина.
  -Мы называем Их дикарями. У них нет ни технологий, ни отчётливого представления о своём прошлом. Оно и неудивительно – после того-то хаоса, который пронёсся по миру во время свирепствования Чумы. А в отдалённых деревнях, естественно, не имелось достаточных информационных ресурсов, чтоб восстановить образ минувших времён. Нет, кое-что от Нас у Них есть. Многие художественные произведения, особенно классика, прочно обосновались или, по крайней мере, оставили ощутимый след в Их культуре. Точнее, в Их культурах. Дело в том, что объединились, вернее, перемешались, многие народы. Их языки, мифы, традиции слились воедино, образовав нечто новое, невиданное. Возможно, именно мифология определила дальнейший уклад жизни. Делаю этот вывод из того, что появилось множество племён, существовавших в древности. Это не может быть совпадением. Взять хотя бы Обров. Тысячи и тысячи лет назад такое племя уже существовало, и поведением своим мало отличалось от нынешнего одноимённого племени. Правда, те, «старые» Обры иначе назывались Аварами, эти названия были синонимами. Сейчас же Авары – отдельное племя, однако, родственное Обрам. Другой пример – Нари. Большая, а то и большая часть мировоззрений и традиций, вплоть до ношения пояса, явно заимствована у мифических (или не мифических?) Амазонок. Однако, возможно, дело тут не только в сохранившихся преданиях, а в генетической памяти. Нынче многие Их названия имеют санскритские корни. Сложно объяснить это только наличием нескольких древних мифов, ведь, как известно, санскрит – самый первый из языков, праязык. Во всяком случае, наука пришла именно к такому выводу. Видимо, информация о прошлом как-то «откладывается» в человеческих генах и передаётся потомкам. Непонятно только, почему всплыла именно эта, такая ранняя информация. Впрочем, уверен, что и на сей вопрос ответ найти можно.
  Наверно, надо добавить что-нибудь весёлое. Просто чтобы разбавить общий мрачный тон повествования.
  -Занятный факт. У Них некоторые именно собственные превратились в нарицательные. Сама по себе это нормально, просто удивляет и забавляет то, что фамилии некоторых известных в далёком-далёком прошлом политиков стали ругательствами.
  Что-то юмор не фонтанирует.
  -Не знаю, как в мире, но в нашем регионе господствует язык, образовавшийся из славянских, кавказских и греческого языков. Впрочем, нередки индивидуальные диалекты и наречия. Просто после того, как подавляющая часть населения Земли была скошена Чумой – вирусом из вакцины, освободились колоссальные территории. Постепенно на них стали просачиваться люди из «глуши», из разных краёв. Они встречались, взаимодействовали, объединялись. Пытались понять своё место, своё предназначение. Началось активное образование новых сообществ. Процесс проходил на удивление быстро и бурно. Было ощущение, будто мир сошёл с ума. Снова. Это стало ещё одной причиной, побудившей Исконное человечество соорудить Убежища. Мы бы окончательно затерялись и исчезли в той бешеной неразберихе.
  Учёный перевёл дух. Что бы ещё рассказать?
  -Сейчас у Них всё улеглось. Мы точно это знаем, так как имеем некоторые возможности для наблюдения отсюда, из Убежища. Информация рекой не льётся, и всё же общие сведенья получить можно. Но в целом мы живём более чем закрыто. Все наши усилия направлены лишь на одно – на улучшение генофонда.
  И тут Ивара прорвало!
  -Это непостижимо, это возмутительно! Неужели лишь я один вижу, насколько всё неправильно?!! Люди заводят детей, не влюбившись и поженившись, а согласно рекомендациям (читайте – приказам) медицинской комиссии. Кандидаты подбираются по результатам тестов. Будущие мать и отец могут быть даже не знакомы друг с другом. Но если им скажут: «Вы хорошо сочетаетесь, скрещение ваших генов даст хороший результат, вам необходимо завести ребёнка», эти двое и не подумают ослушаться. Детей не оставляют родителям, а забирают и растят в общем режиме. Это чтоб ничьи родственные чувства не стали преградой тщательно просчитанной и выверенной ППР – программе продуктивного размножения. У нас всех есть имена, но нет фамилий, только номера. И всем, или почти всем, это кажется правильным. Надо ж было так запудрить людям мозги! Да уж, пропаганда на заоблачном  уровне. Недавно я завязал с исследовательской деятельностью. Сказал, что выдохся, на самом деле просто больше не хочу помогать продлевать агонию нашего общества. Но меня сделали учителем. И сейчас мне снова стыдно за свою деятельность. Потому что моя задача не столько рассказывать ученикам правду, сколько втирать им в головы, как ужасна жизнь снаружи, и как замечательно у нас в Убежище. Чтоб дети, не дай Бог, не решили побывать во внешнем мире и остаться там, лишив Нас свежих вливаний в Наш генофонд. Тем более, что века трудов дали-таки результат. У Нас стали появляться почти здоровые дети. Некоторые даже совсем здоровые (или просто недообследованные, как в древнем анекдоте), правда, их единицы.
  Ивар поглядел на часы. Скоро начнутся занятия в школе, ему нужно идти.
  -Несколько по-настоящему жизнеспособных детей за пять сотен лет. Потрясающий результат, да?! Бред. Да мы тут все вымрем, в одиночестве, в четырёх стенах, прежде чем эта идиотская ППР даст действительно впечатляющий результат. Почему никто этого не понимает?
  Мужчина вздохнул, выключил камеру, вытащил из устройства мини-диск и хорошенько спрятал. Может, никто никогда и не посмотрит эту запись, но на душе у Ивара стало легче.
***
  Ничего лишнего, только парты, стулья, доска и учительский стол. Стены голые, на них нет никаких украшений. За окном – череда высоких и абсолютно одинаковых зданий. Да уж, когда пытаешься спасти свой вид от вымирания, то как-то не до разнообразия и уюта. К тому, разнообразия порой зарождает опасные мысли.
  Дети, десяти-одиннадцати лет, сидели смирно и внимательно слушают Ивара. А он поёт-заливается о том, какие страшные дикие люди нынче живут за стенами Убежища, и какая благодать в самом убежище. И сам себя ненавидит. Но Ивар впрямь не мог ничего с этим поделать. Его принуждали, ему фактически угрожали. Позволь он себя хоть одно неосмотрительное слово, мог бы попрощаться и с карьерой, и с жизнью. Он уже стар, для ППР не представляет никакой ценности, так что с ним церемониться не будут. Ну почему его просто не оставят в покое?!
  -…Таким образом, нам удалось построить совершенное общество, к которому человечество стремилось с момента своего возникновения.- Ой бред, ой бред! –Мы живём, трудимся, и совершенствуемся…
  -А как?- разрезал напыщенную патетическую атмосферу звонкий мальчишечий голос.
  Ивар оторвал взор от тетради с конспектами и оглядел класс. Хотя, вообще-то, и так можно было догадаться, кто тут такой любопытный. Педагог невольно улыбнулся.
  -Поясни свой вопрос, Эмиль.
  Мальчуган встал из-за парты и потёр рукавом нос.
  -Как мы живём? Откуда у нас еда и вода?
  -Всё благодаря отлаженным системам. Это сложно объяснить ребятам вашего возраста. Обещаю, когда подрастёте, вам расскажут подробнее.
  Любой другой ребёнок в классе, да и во всём Убежище, удовлетворился бы ответом и сел на место. Но только не Эмиль.
  -Зачем нам всегда быть здесь? Почему мы не можем выйти из Убежища? На кого похожи тамошние люди? Какие там водятся звери? Там про нас кто-нибудь знает?..
  Через пятнадцать секунд от обилия вопросов, вылетающих пулемётной очередью, у Ивара закружилась голова.
  -Помедленнее, Эмиль. Не надо так тараторить.
  -Но я…
  -Довольно. Сядь на место и слушай лекцию, как все остальные. И не задавай глупых вопросов.
  -Разве мои вопросы глупые?- неподдельно изумился парнишка.
  «Конечно, нет, мальчик мой. Но мне нельзя на них отвечать».
  -Есть более важные темы,- проговорил учитель первое, что пришло в голову. –Их сейчас и обсудим. А ты, Эмиль, больше не вмешивайся.
  Светлоглазый парнишка опустился на стул, насупившись.
***
  Эмиль1124-01 отличался от своих ровесников, как день от ночи. Румяный, круглощёкий, активный сверх всякой меры, этот мальчик просто фонтанировал здоровьем и энергией. И разительно выделялся из толпы своих вялых, бледных и синюшных сверстников, с их постоянной усталостью и вечными мешками под глазами.
  Раз ступенька, два ступенька, три ступенька… Хотя, зачем прыгать через ступеньки, если можно съехать вниз по периллам? Занятия закончились, ученики сонно выползали из школы. И только Эмиль скакал как лошадь.
  -Эмиль, перестань, ты можешь себя травмировать!- строго отчитывал каждый выходящий учитель.
  Эмиль покаянно кивал и вставал смирно. Смирения хватало равно до того момента, когда педагог исчезал из виду.
  -Почему ты до сих пор здесь?- Ивар был единственным, кто обошёлся без стандартных предупреждений.
  Мальчик повернулся к нему и улыбнулся.
  -Мне нечем заняться.
  -Как насчёт домашних заданий?
  -Я сделал их на переменах.
  -Тебе не надо посетить медицинскую комиссию сегодня?
  -Я уже посещал. Сбегал на большой перемене.
  Ивар мысленно присвистнул. Это не ребёнок, это волчок какой-то!
  -Тогда ты можешь поиграть с друзьями.
  -Не могу.- В большущих серых глазах появилась грустинка. –Никто не хочет со мной ни во что играть.
  -Почему?
  -Потому что я всегда выигрываю.
  На лице Ивара образовалась улыбка.
  -Не думаю, что это повод для печали, мой юный друг. Если хочешь, можешь прогуляться со мной.
  Эмиль согласился.
  -Прости, что оборвал тебя на сегодняшнем уроке. Есть вопросы, которые лучше не задавать.
  -Почему?
  -Ну… некоторым не нравятся ответы.
  -А Вам ответы нравятся?
  Ивар промолчал. Он и рад был бы высказаться, но ведь это опрометчиво – довериться десятилетнему ребёнку.
  Эмиль оказался на редкость сообразительным парнишкой.
  -Это тоже вопрос, который лучше не задавать?- Он серьёзно-серьёзно поглядел на учителя. И тот подумал, что даже у взрослых людей не видел такого проницательного и умного взгляда. Эмиль всё понял.
  Они шагали по узкой, отвратительно прямой улице, мимо безупречно прямоугольных архитектурных сооружений. Позади и навстречу шли другие люди. Но когда ученик и учитель свернули в переулок, то оказались там одни.
  -Я бы столько всего хотел знать,- вздохнул Эмиль.
  И это опять была опасная тема. Ивар поспешил увести разговор в другую сторону:
  -Если хочешь много знать, нужно становиться учёным.
  -Может, и стану,- задумчиво пробормотал мальчик, глядя непонятно куда.
  -Кем бы ты хотел быть?
  Эмиль пожал плечами.
  -Много кем. Доктором. Строителем. Тем, кто изучает разные языки.
  -Лингвистом? Не многовато ли ты набрал профессий? Не лучше ли сосредоточиться на чём-то одном?
  -Зачем?- Мальчишка был просто очарователен в своей детской наивности и самоуверенности. –Я смогу научиться всему.
  Ивар поразмыслил и не стал спросить, сказал только:
  -Что ж, по крайней мере, у тебя на это шансов больше, чем у прочих.
  -А ещё я хочу когда-нибудь выйти из Убежища и посмотреть, что там, снаружи,- окончательно размечтался Эмиль.
  Бедное дитя! Ты даже не представляешь, какими опасностями чреваты подобные мечты. Лучше пресечь их с самого начала.
  -Мальчик мой, это может тебя убить! Внешний мир – он совсем не то, что этот наш… Посмотри на небо.- Ивар поднял голову, ученик последовал этому примеру. –Даже оно представляет угрозу. Над нами щит. Ты его не видишь, но он есть. Фильтрует солнечное излучение, без этого солнечный свет способен погубить нас. Наши организмы уже давным-давно недостаточно сильны, чтобы нормально реагировать на УФ-лучи в естественном количестве. Вдобавок, неизвестно какие опасные для Нас инфекции и другие факторы есть снаружи. С тобой сможет случиться всё, что угодно. Ожоги, отказ органов, умственное расстройство, потеря памяти. Всё, понимаешь?
  Эмиль понял только то, что возражать бесполезно. Он кротко кивнул и опять задрал голову.
  Да, ему всегда казалось, что небо бледновато. А что он видел кроме этого разбавленного неба и одинаковых угрюмых строений? Только скалу, в которую с одной из сторон упирается Убежище.
  Нет, так не пойдёт. Он не проживёт всю жизнь взаперти, когда где-то там его ждёт целый мир! Пусть не сейчас, пусть позже, но Эмиль выберется отсюда. Через пять, через десять или через пятнадцать лет. Он станет большим, взрослым, сильным, умным. И тогда он найдёт способ вырваться из Убежища. И пусть Эмиль умрёт, но перед этим увидит настоящую жизнь. Мир – он же такой большой!
  -Мир такой большой,- вслух вздохнул мальчик, пощёлкивая мочку левого уха. Он почти всегда делал так, когда задумывался.
***
  -Мир такой большой,- пробормотал Эрик, щёлкнув себя по уху. Он смотрел на широкую долину, на высокие горы, на бесконечные небеса.
  А Рада смотрела на него.
  -Отличное наблюдение,- усмехнулась рыжая. –Лучше бы подумал о том, куда теперь пойдёшь.
  -Я уже придумал,- отозвался Эрик, не отрываясь от созерцания. –Я слышал о племени Ставичей. Говорят, у них в почёте люди, умеющие строить, и новеньких там принимают охотно.
  -Верно. Я бывала у Ставичей. Не влиятельное племя, но ребята хорошие. Дорогу знаешь?
  -Да, мне подробно объяснили. Что ж, пойду прямо сейчас, тянуть незачем.
  Они повернулись друг к другу.
  -Удачи,- улыбнулась Рада. –Во всём.- Она чуть склонила голову в прощании. Вообще-то, это должно было польстить Эрику. Далеко не каждый мужчина удостаивался такой чести  от Нари.
  Парень тоже поклонился, а потом взял и галантно поцеловал руку девушки.
  -Что ты сделал?- обалдела Рада.
  -Не знаю,- рассмеялся Эрик. –Должно быть, там, откуда я, так принято прощаться, во всяком случае, с женщинами.
  -Ты прелесть.- Нари закусила губу. –Я буду скучать.
  -Взаимно. Но мы же не навсегда расстаёмся, ещё обязательно увидимся. Так что до встречи.
  -До встречи, Эрик.
  Он снова улыбнулся напоследок и пошёл своей дорогой. Какое-то время Рада смотрела, как он уходит. А потом сама отправилась по своим делам.
  Свинцовые тучи начали рассеиваться. Бравый и наглый луч солнца прорезал тусклую пелену.

Конец

_ _ _ _ _ _

При мне здесь всякое бывало -
Здесь даже верили вполне,
Что то, что было, - лишь начало,
А то, что будет, - не конец.

(Сергей Алексеев «Прощай, двадцатая квартира»)

0


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Ориджиналы » А почему бы и нет? Приморье (роман) / Завершён


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC