Plateau: fiction & art

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу Primeval - Первобытное » Игра [Primeval 15 years later] / миди/ в процессе


Игра [Primeval 15 years later] / миди/ в процессе

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Автор: Nikka
Название: Игра
Дисклеймер: торжественно отрекаюсь от всех прав на персонажей и мир Primeval!
Вид: джен, гет
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Хилари Беккер/Джессика Беккер, Хилари Беккер/Николь Миллер, Дженнифер Миллер/Майкл Миллер, Коннор Темпл/Эбби Темпл Эмили Андерсон/Мэтью Андерсон
Жанр: Angst, Drama, Kink
Размер: миди
Статус: в процессе
Описание:
Основные события происходят спустя 15 лет с момента последних событий. Центр исследования аномалий продолжает жить и процветать, полностью контролируя не только сам феномен возникновения дыр во времени, но и любые общественные вяки на заданную тему. Дело Филиппа процветает на его же деньги, завещанные Центру и конкретно мистеру Коннору Темплу.
Дженни Льюис, став Дженни Миллер, счастливо воспитывает единственную дочь, да и остальные герои не обделены потомством. Почти...
Но, дети имеют особенность быстро расти...
Что делать если в один миг твоя жизнь перевернута с ног на голову? Если ты примерный муж и семьянин вдруг понимаешь, что тебя безумно влечет к... девчонке, которая играет с жизнью в куклы. Чем может закончиться эта игра? Кто победит, жизнь или смерть? И можно ли презирать себя сильнее, чем мог Хилари Беккер, стоя на коленях, уткнувшись лбом в живот жены, которая просто не может его ненавидеть...
Пометки, Посвящение, Благодарности: Убедительная просьба, не читать это произведение, только из-за рейтинга! :D
Мэри Сьюшность чистилась и чиститься будет, новые персонажи максимально приближены к канону, но возможен ООС.
Огромная благодарность моей бете, которую смело можно было бы записать в соавторы, если бы она так не упиралась.

Отредактировано Nikka (2013-01-19 14:16:06)

0

2

Пролог
(или минувшие 15 лет)

Середина весны прекрасное время, жизнь вокруг расцветает яркими красками, на каждом заборе восседает новоявленная ячейка кошачьего общества и весь Лондон пребывает в безумной феерии чувств и событий. А дети, сколько же детей рождается по весне.
Именно дети, родившиеся и только стремящиеся появиться на свет, сводили с ума персонал одного из престижнейших родильных домов Англии. Дети, и их родители, конечно.
- У вас все прекрасно получается, дорогая, - врач измученный не меньше будущей матери из всех сил старался ободрить свою пациентку.
- Вы жестокий человек! Таких врачей на пушечный выстрел нельзя подпускать к людям! Какого черта нельзя дать мне обезболивающие?! – как и все роженицы, эта не пылала благодарностью. Что и понятно, попробуйте быть оптимистом, когда вас разрывает на кусочки и выворачивает от многочасовой боли.
- Мы вкололи вам уже четыре кубика, если увеличить дозу, это может навредить ребенку, - спокойно объяснил мужчина, перекинувшись понимающим взглядом с мужем своей пациентки.
Тот выглядел на удивление воодушевленным, вот уже несколько часов пытаясь подбодрить супругу и как-то её отвлечь.
- Он прав, помнишь, ты вообще хотела рожать без лекарств? – усмехнулся он, прекрасно зная, что сейчас его одарят весьма не лестными эпитетами.
- Заткнись! – сквозь зубы прошипела любящая жена, - Это все ты, ты, мужчины…! А-а-а-а! – очередная схватка заставила её забыть обо всех спорах и заняться куда более важным делом, - Ну почему я не умерла тогда! Лучше бы меня сожрал какой-нибудь динозавр, или гриб-мутант, - жалостливо всхлипнула молодая мать, изо всех сил сжимая руку мужа. Тот небрежным жестом дал понять врачу, что это не более чем бред, хотя в глубине души был потрясен. Она никогда раньше не упоминала ничего такого, хотя он прекрасно знал, о чем речь.
- А-а-а-а! – Майкл готов был бы поклясться, что кости в его руке превратились в порошок, настолько сильно женщина сжала его руку.
И все, боль, пот, кровь, долгие часы мучений остались в прошлом, когда в больших ладонях врача показался красный комочек. Ничего прекрасно-поэтического, нечто, более всего напоминающее кусок мяса, вымазанный кровью и слизью, но для людей вокруг это было чудо. Доля секунду ушла на то, чтобы протереть личико и легонько хлопнуть новорожденного пониже спины. И вот ребенок, наконец, сделал свой первый вздох и закричал во всю мощь маленьких легких.
Грудь матери тяжело вздымалась, но лицо было невероятно счастливым. Отец, не отпуская её руку, подошел к медсестре, уже обрабатывающей пуповину.
- Она прекрасна! – прошептал он.
- Она… она! – Дженни протянула руку в просящем жесте, - дайте её мне. Пожалуйста, я хочу подержать её!
Закутанное в синюю пеленку тельце, опустили на кушетку возле женщины, и сразу две пары рук нежно обняли это маленькое создание.

А на другом конце города в маленькой часовне происходило в это время не менее знаменательное событие. Не менее редкое по весне. Свадьба.
Новоявленные муж и жена стояли посреди залитой солнцем поляны в окружении друзей и близких.
- Поздравляю, только что ты официально стала женой миллионера! – молодой мужчина явно наслаждался происходящим.
- Мистер Темпл, вы сами-то стали миллионером гораздо позже того момента, когда сделали мне предложении, - шутливо нахмурилась невеста.
- Вообще-то это ты сделала мне предложение. Ой! – что не говори, а пять лет занятия кикбоксингом, позволяли даже хрупкой девушке иметь не плохой удар.
- Эй, голубки, как на счет фото на память? - Высокий и красивый мужчина махнул рукой, призывая молодых присоединиться к группе людей, уже выстроившихся на дощатом помосте. И вроде отвлекся он на это дело всего на секунду, но его прекрасная спутница умудрилась потянуться к стоящему рядом столу и непременно упала бы, если только чьи-то сильные руки не поймали её уже в полете.
- Знаешь, однажды я определенно начну тебя ревновать либо к земле, либо к шоколаду, и то и другое ты целуешь чаще, чем меня! – заявил он, притянув девушку к себе.
- Думаю, я постараюсь сравнять счет, - Джессика поднялась на носочки, легонько касаясь губ своего героя. Именно в таком положении будущие мистер и миссис Беккер остались на той свадебной фотографии.

(7 лет спустя)
В первый день лета в центральном парке всегда много народу. Но большая компания выделялась даже здесь. Три пары влюбленных, иначе и не назовешь, медленно шли по центральной аллее.
- Вы уверены, что оставить Томми с Лестером было хорошей идеей? – произнес один из мужчин.
- Джеймс с возрастам стал на удивление мягкосердечным, к тому же, Том его крестник, - беззаботно отозвался Коннор.
- Этого-то я и боюсь! – светловолосая женщина, шедшая рядом с ним, слегка нахмурилась,  - Твой сын вьет из старика веревки.  В прошлый раз он выпросил этого механического динозавра, стоимостью почти в автомобиль! Представляете? – женщина обернулась к друзьям.
- Согласен, это глупо, - серьезно кивнул Беккер, после чего, заговорщически толкнул молодого отца в бок, - у него же дома есть целый зоопарк настоящих!
Вся компания дружно засмеялась, о подвигах младшего Темпла по Центру ходили легенды с того момента, как Коннор впервые его туда привел, и двухлетний Томас случайно запустил систему тревоги.
- С тобой, Хилари, мы поговорим, когда у тебя самого будут дети, - отсмеявшись, заявила Эбби, не заметив, как идущая рядом с ней Джесс на миг напряглась. Она очень хотела ребенка, но вопреки всем ожиданиям у них с Беккером пока не было детей
- Ребята, пожалуйста, давайте остановимся здесь, смотрите как красиво, - взмолилась молчавшая до этого Эмили.
- Тебе нехорошо? Может принести воды? – Мэтью озабоченно взглянул на супругу.
- Мэтт, я беременная, а не больная! И тут действительно очень красиво, - оно ласково погладила его по щеке.
- Мужайся, Эмили, это еще только начало, - рассмеялась Темпл, - Коннор последние четыре месяца мне даже шнурки не позволял самой завязывать!
В таком приподнятом настроении вся компании устроилась на зеленом склоне у озера.
- Кто хочет мороженое? – поинтересовался Беккер, заметив, что Джесс переползла в тенечек, к остальной женской части коллектива.
- Возьми мне Баблл-Бум, - крикнул ему вслед Коннор,  чувствуя отвращение к мороженному с тех пор, как сын полюбил мазать этим лакомством все обои в доме.

Хорошенькая продавщица вовсю пыталась строить глазки мужчине, решившему, как видно, осчастливить целый детский сад.
- Вижу, вы большой поклонник сладкого, - Беккер удивленно поднял бровь, - или у вас, должно быть очень много детей! – девушка кивнула на сумку, в которой покоились с десяток купленных ледяных лакомств.
- Хаха, боюсь, в таком случае, я глубокий старик, так как почти всем этим детям уже за тридцать, - развеселился он, - Всего доброго!
Ну почему все так упорно намекают ему на якобы крайне острую необходимость срочно обзавестись потомством?! Они с Джесс еще молоды. Да и при их работе иметь детей непозволительная роскошь. У военного всегда сжималось сердце, когда он видел Эбби, укладывающую сына спасть в комнате отдыха, пока его отец был где-то по ту сторону аномалии.
Это было их решение, брать ребенка с собой. Альтернатива, - видеть собственно сына раз в месяц, предоставив все заботы о его воспитании родственникам. Пока Томми еще маленький и для него  это игра, но все знали, что придет время и придется делать какой-то выбор. Беккер не был к этому готов.
Что-то тоненькое легонько коснулось его щеки. Беккер машинально провел ладонью по этому месту, нащупав ускользающий конец веревки, спускавшейся откуда-то сверху. Подняв глаза, он увидел рвущегося в небеса воздушного змея.
- Спасибо! – раздалось уже снизу. Опустив взгляд, капитан увидел смотрящие прямо на него зеленые глаза. Их обладательница с интересом разглядывала совершенно незнакомого мужчину.
- Привет, - несколько удивленно произнес Хилари.
- Ты солдат? – почти утвердительно спросила девочка.
- С чего ты взяла? – Беккер лихорадочно пытался припомнить, не видел ли он раньше этого ребенка, и откуда она могла бы его знать.
- У тебя спина прямая, как будто ты палку проглотил. – принялась рассуждать она, - Когда ты поздоровался, то опустил вниз только глаза, а не подбородок. Так делают только солдаты или модели, - сделала вывод Шерлок Холмс в юбке.
- А почему ты решила, что я именно солдат, а не модель? – опешил мужчина.
- Ты слишком толстый для модели, - нет, она явно над ним смеется! – К тому же держишь моего змея как ружье или автомат.
- Знаешь, - внезапно для себя сказал Беккер, - приседая рядом с девочкой, - боюсь, ты поспешила с благодарностью.  Понимаешь, - он хитро улыбнулся, - мы с этим  парнем, - военный вскинул глаза не небо, и девочка последовала его примеру, - успели проникнуться друг к другу симпатией и я уже пообещал, что выполню его самое заветное желание.
- Ты странный, - ребенок прищурился, совершенно по-взрослому склонив голову на бок, что заставило Хилари почувствовать себя полным идиотом, и вызвало острое желание провалиться сквозь землю, - если он тебе понравился, можешь забрать себе, мне не жалко, - широко и обезоруживающе улыбнулась она.
- Вообще-то я собирался его отпустить, - немного смутился капитан.
- Я уже это сделала, но ты его поймал, - с некоторым укором ответила собеседница.
- Тогда необходимо это немедленно исправить, - улыбнулся капитан, разжимая ладонь. Две пару глаз с легкой тоской посмотрели на взмывшего ввысь змея.
- Николь! – послышался откуда-то обеспокоенный мужской голос. Девочка стрелой сорвалась с места, но сделав несколько шагов, остановилась и обернулась.
- Я рада была познакомиться, солдат! – помахала она ему и скрылась из виду.
-Я тоже, - несколько запоздало ответил сам себе Хилари.
Только что он понял, как сильно ошибался.

0

3

Прочитала ещё несколько дней назад, но до написания отзыва добралась только сейчас.
Не знаю, что будет дальше, но пока мне нравится. Написано легко и не без юмора, грамотность на хорошем уровне, читается очень хорошо. И, кстати, возникает такое душевное сочувствие к Беккеру, а ещё больше к Джессике (из краткого описания делаю вывод, что потом буду считать Беккера козликом и негодяем, хотя, кто знает....) В общем, действительно очень хочется почитать продолжение.

0

4

Б.Е.С., спасибо за теплые слова))
Пролог писался немного в другом жанре, недели сам фанфик, и намного более позитивный.
За грамотность все авации бете, это она, сползая под стул, исправляла мои первозданные перлы на вроде: "его лоб близко познакомился с асфальтом, после чего схватил автомат и развернулся к Хищнику"(черн.)  :D
Продолжение шлифуется, но так получилось, что я зашла сюда писать, однако, вот уже неделю, как взахлеб читаю))
Успела стать поклонницей вашего тандема - FanTaSea!

0

5

Ответное спасибо!

0

6

ИГРА

- Нет, не клянись! Хоть радость ты моя,
Но сговор наш ночной мне не на радость.
Он слишком скор, внезапен, необдуман —
Как молния, что исчезает раньше,
Чем скажем мы: «Вот молния». О милый,
Спокойной ночи! Пусть росток любви
В дыханье теплом лета расцветает
Цветком прекрасным в миг, когда мы снова
Увидимся. Друг, доброй, доброй ночи!
В своей душе покой и мир найди,
Какой сейчас царит в моей груди.* - Девушка молитвенно подняла глаза, прижав руки к груди. В её глазах плескалось столько боли и надежды, она смотрела на человека, которому всецело и безраздельно принадлежало её сердце, и ожидала его ответа.
- Стоп, на сегодня достаточно, - мужчина, сидящий в кресле в первом ряду зрительного зала, громко хлопнул в ладоши, - Николь, ты молодец, но постарайся в следующий раз не смотреть на любовь всей своей жизни с таким видом, словно собираешься его выпотрошить и прикидываешь, как бы повыгодней продать его органы.
Молодой парень, стоящий на сцене рядом с юной актрисой, нервно сглотнул.
- Все могут быть свободны, - высыпавшие на сцену подростки облегченно выдохнули, - я жду вас к четырем часам без опозданий. Помните, сегодня у нас премьера, это ваш дебют, и я очень надеюсь, что мне не придется краснеть ни за одного из своих учеников! – с этими словами режиссер встал, развернулся и быстрым шагом покинул зал.
- Ему бы роту солдат гонять, - почувствовав свободу, ребята тут же начали шептаться и собирать свои вещи.
- Ты потрясающе играла, - худенькая девочка со светлыми кудряшками подбежала к подруге.
- Если бы ты каждый день была вынуждена общаться с моей матерью, и не так бы врать научилась, - отмахнулась та.
- Собираешься домой? Мой отец заедет за мной через пару минут, мы можем подвести тебя, - улыбнулась она, когда обе юные актрисы подошли к раздевалке.
- Спасибо, но думаю, я лучше прогуляюсь, - ответила «Джульетта».
- Уверена? – девочка уже успела собраться и всем своим видом показывала, как ей не терпится сбежать отсюда.
- Да, - она беззаботно кивнула подруге, - иди, Сэм, ты же знаешь, мои родители не смогут сегодня приехать, так что мне нет особого смысла куда-то торопиться.
- Только не засиживайся здесь, - рассмеялась Сэм, махнув на прощание рукой, - Пока, Ник, - выбежала из студии.
Девушка задумчиво посмотрела вслед подруге. В отличие от неё, Сэм обожала сцену, в то время как сама Николь занималась здесь только потому, что это, во-первых, весело, особенно когда нужно изображать что-нибудь безумное, а во-вторых, все другие факультативы её мать забраковала как слишком опасные для её сокровища. Театральная студия располагалась в корпусе охраны школы, что и стало одной из причин безграничного доверия родителей к ней.
Николь неспешно вышла во внутренний двор. Для начала осени погода была даже чересчур теплая. На поле несколько ребят на пару лет младше неё гоняли мяч.
А вот и возможность убить время, - Никки небрежно бросила сумку в траву и, скинув туфельки, босиком бросилась в самую гущу игры. Американский футбол, конечно, не самая подходящая игра для юной леди, но именно здесь она чувствовала себя легко и свободно.

***
Ужасная работа! Мужчина, сидящий в огромном кожаном кресле, над кучей листов с какими-то формулами и чертежами, тяжело вздохнул и уронил голову на сложенные руки.
Он выглядел уставшим и измученным. В темных волосах была заметна седина, хотя сам он был относительно молод. У глаз залегли морщинки. Даже тот факт, что он находился совершенно один в огромном, роскошно обставленном кабинете, наводил на мысль об одиночестве. Но нет, одинок он не был, на столе стояла фотография, изображающая его самого, всего пару-тройку лет назад, в компании красавицы-жены, держащей на руках маленького мальчика. Второй сын стоял рядом, держась за руку отца и весело кривляясь на камеру.
Звук сирены вынудил человека поднять голову, мельком взглянуть на фотографию и покинуть свой кабинет.
- Что у нас здесь, Джесс? – он быстрым шагом приблизился к миловидной женщине, уже раздающей какие-то команды с пульта.
- Как всегда, мистер Темпл, аномалия, - весело отозвалась она.
- Еще раз назовешь меня мистер Темпл - уволю! – обиженно ответил Коннор.
- Власть развращает людей, да, Коннор, - мужской голос по громкой связи вклинился в их диалог.
- И тебе доброго дня, Беккер, - большой босс, наконец, позволил себе расслабиться.
- Джесс, что там с аномалией? – Хилари как всегда спешил перейти к сути.
- Ничего, - буднично доложила она, - Сигнал длился шесть с половиной секунд, и сейчас она уже закрыта. Судя по карте аномалий, это была единичная вспышка. Так что волноваться не стоит.
- Передай мне координаты, я заеду по пути в Центр, мало ли что, - Беккер явно вел будничный диалог с супругой, стоя где-то в многокилометровой пробке и дико скучая.
- Уже сделано, - Джессика улыбнулась, заставив Коннора почувствовать себя здесь третьим лишним. - Может, отправить туда какую-нибудь группу? – осторожно добавила она.
- Не стоит, - судя по зашкаливающе счастливому тону, пробка продвинулась на пару сантиметров. – Это совсем рядом с тем местом, где я нахожусь.
- Хорошо, - как-то не слишком уверенно ответила координатор, зачем-то посмотрев на Темпла, который уже безапелляционно успел влезть в систему с соседней панели. - Что ты делаешь?
- Ого, - Коннор присвистнул, заставив парочку новеньких работников удивленно обернуться со своих рабочих мест. Не так уж часто их суровый начальник ведет себя как восторженный мальчишка. - Там одна из престижнейших школ Лондона, в двух шагах. Беккер, ты уверен, что тебе не нужно подкрепление? Пара сотен вундеркиндов доставят больше проблем, чем десяток динозавров.
- Ты же знаешь, я прекрасно лажу с детьми, - покривил душой капитан.
- Как знаешь, - пожал плечами счастливый отец двоих детей, - только не жди от меня больничного пособия по причине наличия множественных травм, полученных от детской рогатки.
- Я сразу потребую место на кладбище, - отшутился Хилари.
- Без проблем, можешь считать, что место под солнышком с видом на крематорий тебе обеспечено, - завершил дружескую перепалку шеф.
Это были, конечно, шутки, но они оставили неприятный осадок. Коннор не видел лица женщины, которая с момента упоминания о детях сидела мрачнее тучи. Она вдруг ударилась в воспоминания.
Когда мы все успели так постареть? Не повзрослеть, а именно постареть. Разве этот суровый и циничный мужчина, пугающий новичков больше, чем некогда сам Джеймс Лестер, может иметь хоть что-то общее с веселым и немного неуклюжим парнем, вернувшимся шестнадцать лет назад из  Мелового периода? Тогда его не сломил даже год в условиях постоянной борьбы за выживание. А тот молодой мужчина, что восемь лет назад бегал по Центру, с чертовски смешным видом спрашивая у каждого встречного, нет ли у него при себе, случайно, грудного молока? А крик самца гориллы, в его же исполнении за год до этого, оповестивший всех присутствующих, что Коннор стал отцом? О том, как он после этого бегал по улице, готовый расцеловать каждого встречного, и говорить не стоит! Где сейчас этот счастливый и жизнерадостный парень? Что с ним стало?
Слушать
А что стало с ней самой? Джесс Паркер, одевающаяся как попугай, беззаботная и смешная, съедающая в день по две-три шоколадки, растворилась где-то в свете аномалий. Сейчас не проходило и недели, чтобы она не расплакалась над чем-то. Если бы не муж, баюкающий её каждую ночь словно ребенка, она, наверное, сошла бы с ума. Ей стали часто сниться кошмары, о людях, которых они не смогли спасти, обо всех тех ужасах, что довелось увидеть, о малыше, который так и не сказал «мама»… Она потеряла ребенка. Их ребенка. Любимого с первой секунды, долгожданного, только начавшего шевелиться у неё под сердцем. Огромный медведь, купленный Хилари в первый же день, когда они узнали радостную новость, так и остался сидеть в углу их спальни. Стеклянные глаза безжизненно смотрели в пустоту, плюшевый великан терпеливо продолжал ждать своего маленького хозяина.
Джессика невидящим взором смотрела в экран.
- Эгэй, ты здесь? – Чья-то ладошка настойчиво мелькала перед её носом.
- А? – Джесс рассеяно моргнула.
- Рабочий день только начался, а ты уже не с нами, - развеселилась Эбби. – Хватит киснуть у аппаратуры, здесь двенадцать человек, контролирующих каждый вздох Центра, поверь, пару часов они без тебя проживут, - с этими словами она настойчиво утянула подругу с рабочего места, подальше от тяжелых мыслей.
Эбби, кажется, единственная не изменилась. Нет, может и изменилась, но как-то в более позитивном ключе, нежели остальная команда.  Коннор, как-то шутки ради заявил, что его жена ходит по дому исключительно в  фартуке, бигудях и огромных тапках. При этом в одной руке у неё всегда сковородка, а в другой увесистая скалка. Присутствовавшая при этом описании Эбби тут же добавила, что в условиях проживания под одной крышей с четырьмя особями мужского пола, трое из которых с завидным постоянством сушат свои вещи в микроволновке, ей скоро понадобиться что-то потяжелее сковородки, а на голову придется надеть как минимум каску. После чего супруги обменялись такими многообещающими взглядами, что прочие собеседники еще долго повизгивали от смеха.
Жизнь в ЦИА продолжалась, не всегда легкая, но не лишенная своих радостей, и две женщины, бегущие на нижний уровень, держась за руки, перешептываясь, как школьницы, доказывали это.
- Эбби, куда ты меня тащишь? – Джесс откровенно не понимала намерений подруги.
- Помнишь, ты говорила, что неплохо умеешь обращаться с… не важно. Сейчас сама поймешь, - хмыкнула  Эбби. - У нас тут возникли небольшие трудности…

***
Беккер припарковался весьма умело, но перед этим успел вспомнить не лестным словом родителей, которые мало того, что машины свои бросают, где попало (с такими габаритами, как у него, и не пролезешь), так еще и детей правилам дорожного движения не учат! Прав был Коннор, пять юных камикадзе за сто метров - это уже перебор. А когда по лобовому стеклу смачно ударил футбольный мяч, выдержка военного начала давать сбои. Мысленно высказав все, что думает о подрастающем поколении, Хилари вылез из машины, на ходу проверяя, на месте ли пистолет. Осмотрелся.
Ничего себе, школа! О размерах самого храма мудрости лучше умолчать, но вот прилегающий парк впечатлил даже Беккера. И именно туда ему указывал навигатор.  Решив больше не испытывать судьбу, военный пошел строго в указанном направлении, мечтая поскорее покончить с этой проверкой. Но вскоре его шаг замедлился, мужчина, стал больше смотреть по сторонам. И причиной этому была не попытка выискать зверя, а простое наслаждение окружающей красотой. Парк начинался у школы и тянулся до самой Темзы. И более красивого места Беккер раньше не видел. Высокие деревья смыкались в десятках метров над головой, а проникающие сквозь ветви лучи солнца яркими бликами ложились на хвою и опавшие листья, создавая впечатление сказочности и невесомости. В этой сказке каким-то диким и чужеродным показался раздавшийся крик.

_________________________________________
* У. Шекспир, "Ромео и Джульетта".

Р.S.: решила выкладывать кусочками, так как пока все допишу и отредактирую, наступит весна)) Замечания и пожелания принимаются в развернутой форме. Критика приветствуется.

Отредактировано Nikka (2013-03-18 22:55:24)

0

7

Действительно, как грустно. Джессику жалко почти до слёз, и медведь этот плюшевый прям зацепил (и сны про не родившегося ребенка и вообще про всех, кого не удалось спасти, - даже сердце ёкнуло). Да тут ещё и муженек, опять же, судя по описанию, налево подастся. С трудом представляю себе посерьезневшего Коннора; а когда всё-таки представила, ещё грустнее стало. Но это не та грусть, от которой становится тоскливо, а грусть вполне оптимистичная, ибо я таки надеюсь, что в итоге все, ну или хоть почти все, будут счастливы.
Николь - явно девочка с характером. Не знаю, симпатизировала ли бы я такому человеку в реальной жизни (может, кстати, и да), но персонаж, безусловно, интересный. "Николь, ты молодец, но постарайся в следующий раз не смотреть на любовь всей своей жизни с таким видом, словно собираешься его выпотрошить и прикидываешь, как бы повыгодней продать его органы" - ну это же просто великолепно!!)))
Хи, Дженни - строгая мама. С другой стороны, её можно понять, она ж знает, что теоретически из-за любого угла может выскочить динозавр или кто похуже. Кстати, сдается мне, она дочку в честь кого-то назвала.

Ну и что за привычка-то у всех - заканчивать на самом интересном месте????

0

8

Б.Е.С. написал(а):

Ну и что за привычка-то у всех - заканчивать на самом интересном месте????

Это не моя вина, честно!)) Как-то само получается. Сюжет растет во все стороны и выкладывать то, что потом будет безжалостно изменено, еще хуже. В этом миро-отрывке я хотя бы уверена) Просто я пишу кусочками и сценами (эпилог и концовка, например, давно готовы, но не выкладывать же их сейчас, верно?)) Вот и получается травля.
Так, для справки: изначально, было написано, 2 страницы NC, на тему Беккера и дочери Дженни, вообще без сюжета. Потом меня соблазнили идеей расписать некоторые детали,... и понеслась! :D

Б.Е.С. написал(а):

Но это не та грусть, от которой становится тоскливо, а грусть вполне оптимистичная, ибо я таки надеюсь, что в итоге все, ну или хоть почти все, будут счастливы.

Угу, но пока как-то все депрессивненько получается... Правда с юмором не знаю черным или просто неадекватным.

Б.Е.С. написал(а):

Кстати, сдается мне, она дочку в честь кого-то назвала.

Это даже не вопрос, здесь все прозрачно. На эту тему даже скандальчик написан, крайне занимательный.

P.S.: Стопэ, почему вставленная озвучка не играет?!(( Она на любителя, но все же...

название озвучки, можно послушать в контакте))

Теона Дольникова – Метель

Отредактировано Nikka (2013-01-14 20:35:41)

0

9

Nikka написал(а):

Б.Е.С. написал(а):
Это не моя вина, честно!)) Как-то само получается. Сюжет растет во все стороны и выкладывать то, что потом будет безжалостно изменено, еще хуже. В этом миро-отрывке я хотя бы уверена) Просто я пишу кусочками и сценами (эпилог и концовка, например, давно готовы, но не выкладывать же их сейчас, верно?)) Вот и получается травля.

Да ладно, почти все авторы этим грешат. Я вот точно не исключение.))))

Nikka написал(а):

Так, для справки: изначально, было написано, 2 страницы NC, на тему Беккера и дочери Дженни, вообще без сюжета. Потом меня соблазнили идеей расписать некоторые детали,... и понеслась!

И хорошо, что понеслась, а то было бы совсем не понятно, с чего вдруг и почему. И вызвало бы только недоумение (это ещё мягко выражаясь).

Nikka написал(а):

Угу, но пока как-то все депрессивненько получается... Правда с юмором

Спасибо, что предупредила, буду настраиваться. А юмор - это хорошо.

Nikka написал(а):

Это даже не вопрос, здесь все прозрачно. На эту тему даже скандальчик написан, крайне занимательный.

То есть Америку я не открыла? А я уж было вообразила себя гением психологии и дедукции.))))))

0

10

Б.Е.С. написал(а):

То есть Америку я не открыла? А я уж было вообразила себя гением психологии и дедукции.))))))

Ты открыла Амстердам! :D
Если хочешь попрактиковаться, угадай в честь кого назван Томас Никалас (у меня всего 4 не канона и все дети, на волнуйтесь)

Сразу спрошу, имеет смысл выставлять озвучку к некоторым отрывкам, или и так хорошо?

0

11

Томас Николас??? Теряюсь в догадках!)))))))))))))))))))
А что подразумевается под озвучкой? Музыка/песня в тему или что-то другое?

0

12

Б.Е.С. написал(а):

Томас Николас??? Теряюсь в догадках!

развлекайся)

Б.Е.С. написал(а):

А что подразумевается под озвучкой? Музыка/песня в тему или что-то другое?

там перед мыслями Джесс вставлена кнопочка "слушать", правда что-то слетело и она не работает (я ниже песенку выложила). Чтобы читать и слушать, так настроение лучше передается.

0

13

Nikka написал(а):

там перед мыслями Джесс вставлена кнопочка "слушать", правда что-то слетело и она не работает (я ниже песенку выложила). Чтобы читать и слушать, так настроение лучше передается.


По-моему, весьма неплохая идея.
Только я песенки и ниже не нашла, я вообще рассеянная, меня приходится очень часто тыкать носом.)))

0

14

В смысле пост ниже написан)))

название озвучки, можно послушать в контакте))

Теона Дольникова – Метель

0

15

А-а-а-а.)))
Музыка действительно печальная. И красивая.

Отредактировано Б.Е.С. (2013-01-14 22:03:58)

0

16

***
- Я туда не побегу, - мальчишка, нахмурившись, посмотрел на виновницу происшествия.
- Трус, - спокойно-насмешливым тоном выдала Никки и нарочно небрежным шагом двинулась в сторону парковки.
Пару минут назад ей почти удалось забить очередной гол, но растяпа-защитник неудачно дернулся, отбивая мяч. Отбить-то отбил, вот только сокровище футбола улетело куда-то вниз по склону. Бежать, конечно, пришлось ей, как потенциальной виновнице происшествия.
Футбольное поле, где все происходило, располагалось на холме, прямо под которым находилась парковка, а сразу за ней начинался парк. Учитывая, что на всем этом промежутке не было никаких приличных ограждений, а путь мяча лежал вниз по склону, укатиться он мог довольно далеко. Все это Николь осознала уже после того, как босиком бросилась вдогонку.
По мягкому газону и асфальту она пробежала без приключений, но едва ступив на голую землю, горько пожалела о своем решении ходить босиком.
С каждым шагом девушка ненавидела сосновые иголки все больше, и даже красота пейзажа вокруг не радовала. Попробуйте сами пройтись по лесу голыми ногами - радости будет мало. Да еще и этот мяч куда-то закатился.
- Ауч! – Особо длинная игла наглым образом впилась в мягкую ступню.
Привалившись спиной к стволу дерева, школьница, неловко прыгая на одной ноге, попыталась вытащить занозу. Вышло не очень, с третьего прыжка она весьма неуклюже приземлилась на пятую точку, до крови содрав локоть о кору дерева. К ноющей боли от занозы, к счастью, уже вытащенной, добавилась боль в кровоточащем локте.
На глаза навернулись слезы, больше от обиды, чем от физической боли.
А потом, она услышала, или почувствовала, как наверху, на дереве, что-то шевелиться. Медленно подняла глаза, но рассмотреть ничего не успела - какая-то тень бросилась на девушку сверху.
Она поняла только, что закричала и, каким-то чудом успела откатиться в сторону. Вот тогда-то она и увидела Это. Огромная морда, без глаз, пасть с клыками, крючковатые лапы, заканчивающиеся острыми когтями. Оно стояло прямо перед ней, и не нужно было быть гением или экспертом, чтобы понять, что шансов против этого монстра у человека нет. Николь зажмурилась, все еще чувствуя на губах привкус слез. Жуткий стрекот стал единственным, что она слышала кроме ударов собственного сердца. Прошла доля секунды, и монстр прыгнул. Девушка не могла сказать, что прозвучало раньше, рокот зверя или выстрел. Когда она открыла глаза, все было уже кончено.
Возле еще подающего признаки жизни тела  стоял человек - два контрольных выстрела, и  тварь окончательно затихла. 
Убедившись, что хищник больше не представляет угрозы, Беккер сосредоточил свое внимание на источнике крика. Судя по школьной форме, это была одна из местных учениц, напуганная, ничего не понимающая, она смотрела на военного удивленно и настороженно.
- Эй, эй, все в порядке, - Хилари поспешил спрятать пистолет за пояс и поднял вверх пустые руки.
Девушка инстинктивно уже успела отползти от него и теперь сидела, вновь прислонившись спиной все к тому же злосчастному дереву.
Николь по-прежнему настороженно смотрела на незнакомого мужчину.
- Ты не ранена? – предпринял еще одну попытку наладить контакт Хилари, приседая возле несостоявшейся жертвы Хищника. На него смотрели красивые зеленые глаза, в которых стояли слезы. Беккер внимательно смотрел на ребенка, понимая, что доклад о произошедшем, видимо, придется немного отложить.  Так и не дождавшись даже невербального ответа, военный удрученно выдохнул: - Сможешь идти?
Ага, вот и долгожданная реакция. Девушка посмотрела на него, словно впервые увидев.
- Д-да, - не совсем уверенно ответила она. - Без проблем, - девушка даже попыталась улыбнуться, и от этого жеста Беккер невольно улыбнулся в ответ.
Николь тут же попыталась встать, и ей это даже удалось, но  через секунду правую ногу выше колена пронзила такая боль, что школьница тут же повалилась обратно. К счастью, приземлилась она не на жесткую землю. Сильные руки тут же подхватили её.
- Насчет «без проблем» я поторопилась, - хмуро буркнула Никки, чем невероятно развеселила капитана.
- Тебе нужно в больницу, - как можно спокойнее заметил он, мельком осмотрев неглубокую, но, очевидно, весьма болезненную царапину, полученную от когтей Хищника.
- Нет! – Николь состроила такую выразительную рожицу,  одновременно одергивая подол юбки и зажимая её краем кровоточащую царапину.
Беккер удивленно приподнял брови, мысленно прикидывая, много ли будет криков, если он сейчас просто усадит её в машину и отвезет в больницу. И не будет ли это считаться похищением или чем похуже. Девушке этот взгляд как-то сразу не понравился, и она решила пойти на попятную.
- Не надо в больницу, - умоляюще попросила она и хотела еще что-то добавить, но замолчала.
- Ты же понимаешь, что рану нужно обработать, - тоном ласкового  психиатра начал Хилари. - А еще придется предупредить твоих родителей, - добавил он себе под нос. Искренне надеясь, что этим займется кто-нибудь другой.  Кто знает, сколько этих тварей здесь еще бродит. Придется все же вызвать группу и прочесать все. Больше всего Хилари сейчас волновал сам факт появления  представителя фауны будущего. Ведь аномалии в тот период не открывались с момента Конвергенции, и сами Хищники встречались их команде всего пару раз - оставшиеся по той или иной причине вне своего времени.
- Лучше в больницу. – Испуганный голос вернул его к собеседнице. - И я никому на скажу, о том, что видела, - а вот это уже подкуп, самый настоящий!
- Договорились, - улыбнулся Беккер.
Взять себя на руки девушка так и не позволила, поэтому путь от парка до парковки занял добрых двадцать минут.  Все это время  Никки сосредоточенно смотрела лишь себе под ноги, придерживаясь за деревья и стараясь не смотреть на своего спутника. Почему-то она чувствовала себя ужасно неловко. При выходе из парка был обнаружен злосчастный футбольный мяч, и мужчина тут же был рекрутирован доставить его хозяину, а заодно и забрать сумку девушки. Хилари стоически сносил все манипуляции, утешая себя тем, что школьница, судя по всему, в полном порядке и никаких травм встреча с Хищником её психике не нанесла.
Загрузив пострадавшую в машину и отправив мяч обратно на поле, капитан улучил момент, чтобы позвонить в Центр и вызвать команду для обследования парка, уверив себя, что на труп Хищника, спрятанный под кучей хвои, за это время никто посторонний не наткнется.
Николь все это время терпеливо сидела в машине, рассматривая свои босые ноги, - упомянуть, что кроме сумки на поле остались и её туфли, девушка как-то забыла.
Когда машина тронулась с места, упоминать про сей факт стало слишком поздно.  Решив, что она и так долго молчала, школьница решила прояснить несколько интересующих её вопросов.
- Меня Элли зовут, - представилась она. Почему-то сейчас это имя показалось ей куда более красивым, нежели первое – Николь.
- Капитан Беккер, - не отрывая взгляда от дороги, представился мужчина в ответ.
- А, ну тогда понятно, почему вы ведете себя как солдафон! – хихикнула девушка.
Беккер с трудом сдержался, чтобы не скрипнуть зубами. Изначальная симпатия и сочувствие к девочке постепенно заменялись раздражением.
- Думаю, мне бесполезно спрашивать, что это была за тварь и откуда она взялась в нашем парке? – не сдавалась она.
Хилари лишь утвердительно кивнул.
Оставшийся путь они проехали молча. Черный «Хаммер» припарковался у служебного входа одной из лондонских больниц.
Выбор лечебного учреждения обуславливался просто - здесь дежурили «свои», то есть врачи, которые не станут удивляться и поднимать панику, увидев раны от зубов и клыков доисторических тварей.
В этот раз споров не было, Хилари просто взял девушку на руки, не встретив никаких препятствий с её стороны. За время дороги адреналин, служащий своего рода обезболивающим, выветрился, и Николь было по-настоящему больно. Она закусывала губы, стараясь хоть как-то справиться с этими гадкими ощущениями.
В приемном покое он опустил её на кушетку и куда-то вышел. У Никки уже слезы на глаза наворачивались, край формы  полностью успел пропитаться кровью. Ей показалось, что прошло несколько часов, прежде чем капитан Беккер вернулся в сопровождении женщины – врача.
Красивая леди, почему-то именно так девушка про себя окрестила врача, осторожно осмотрела её рану и велела Беккеру отнести пациентку в перевязочную.
- Очень больно? – сочувственно спросил мужчина, когда врач на минуту вышла.
- Бывает и больнее, - попыталась отмахнуться девушка, однако тут же скривилась от боли, -  но да, Очень! – Она вытерла тыльной стороной ладони подступившие слезы.
- Знаешь, когда я учился в школе, никогда не понимал, почему девочки такие плаксы. Ты единственная, у кого есть весомое оправдание, – вдруг признался Хилари.
- Как-то неудачно ты меня утешил, - фыркнула Никки, - все равно ведь плакса, так?
- Нет, – Беккер стоял, прислонившись плечом к стене, и улыбался. - Иногда это бывает полезно, – последние слова он сказал скорее самому себе.
Не зная, как еще помочь девочке, Хилари осторожно сел рядом с ней, успокаивающе приобняв за плечи. То, что он не остался без рук, объяснялось лишь тем, что Николь, во-первых, было слишком больно, чтобы огрызаться, а  во-вторых,.. ей это нравилось, сразу стало как-то спокойно и уютно.
- Ну вот, сейчас тебе полегчает, - женщина в белом халате вернулась и первым делом ввела девушке обезболивающее,  вынудив Беккера отодвинуться и встать.
- Я оставлю её на твое попечение, Эмили? – спросил он.
Ответить врач не успела, её опередили.
- А как я вернусь обратно? – возмутилась жертва нападения. - В школу!
- Мисс Андерсон свяжется с твоими родителями, и они заберут тебя, - спокойно пояснил Хилари.
- Нет! – Николь даже встать попыталась от возмущения. - Мы так не договаривались! Мне нужно вернуться в школу!
- Посмотри на себя, ты на ногах-то едва стоишь, - усмехнулся мужчина.
- У меня сегодня выступление, - в отчаянии воскликнула девушка, - и если бы ни этот ваш мутант, ничего бы не произошло!
- Ты все равно не сможешь выступать, тебе нужен полный покой, понимаешь? – попыталась успокоить её Эмили.
- Но он все равно должен отвезти меня обратно, - возмутилась Никки, - как я попаду домой?!
- У тебя же есть родители,.. – начала было Эмили.
- Если вы скажете этой женщине, что я в больнице, здесь начнется Апокалипсис! – фыркнула школьница. Обезболивающее подействовало, и она вновь начала вести себя как подобает любому подростку.
- Какой женщине? - удивились оба взрослых.
- Моей матери. – Она выдержала картинную паузу, - Уверена, она решит, что вы меня похитили!
Беккер и Эмили лишь устало переглянулись. Стоило признать, что этот раунд выиграла упрямая девчонка.
- Я буду ждать на улице, если сможешь сама дойти до машины, так и быть я отвезу тебя обратно, - бросил Беккер, выходя из палаты.
- Вот бы не подумала, что кто-нибудь сможет соперничать с ним в плане упрямства, - полушепотом поведала Эмили своей юной пациентке.
Николь рассмеялась, с интересом наблюдая, как женщина обрабатывает её раны.
- Царапина не глубокая, думаю, обойдемся тугой повязкой, - пояснила она девочке.
Никки серьезно кивнула.
- Ну вот, можешь попробовать встать, - сказала врач, закончив с перевязкой.
Пока девушка пыталась освоиться и сделать несколько пробных шагов, Эмили достала какую-то карточку.
- Можешь сказать мне свое полное имя, возраст и номер страховки? Если помнишь, - попросила она.
- Зачем? – в голосе Николь опять скользнули панические нотки.
- Не бойся, никто никуда ничего сообщать не будет, это нужно на тот случай, если ты вновь попадешь к нам, - поспешила успокоить её женщина. - Хотя, будем надеяться, что этого не произойдет.
- Николь Элизабет Миллер, пятнадцать, - сказала она, подходя к двери, - а номер я не помню, правда.
- Хорошо, - Эмили почему-то нахмурилась. Миллер. Определенно, эта фамилия была ей знакома. Обернувшись, дабы окликнуть Николь, женщина поняла, что её пациентка уже успела удрать. 

***
В  центральном аэропорту Лондона - Хитроу* благополучно приземлился самолет. Среди его пассажиров была красивая женщина средних лет. Получив свой багаж, она замерла посреди зала прибытия, что-то напряженно обдумывая. Многие прохожие с интересом, а то и восхищением посматривали в её сторону.  Сразу было видно, что это дама высшего круга, сама элегантность.
Короткие темные волосы были уложены в изящную прическу; строгий светлый костюм, неброский и в то же время подчеркивающий достоинства фигуры. В её облике не было ничего лишнего, каждая деталь находилась на своем месте, жесты отточены до автоматизма, приветливо-спокойное выражение лица…
Что-то решив для себя, она неспешно направилась к выходу из аэропорта.
Дженнифер Миллер прилетела одна, Майкл, как всегда, остался решать какие-то свои дела в Гонконге. Она обещала Николь, что они оба обязательно посетят её дебютное выступление, но  увы. Что же, ей не впервой нарушать подобные обещания.
Её маленькая Никки с детства имела все, что только могут дать ребенку заботливые родители. И даже больше. Лучшие преподаватели, лучшая школа, поездки по всему миру. Уже к восьми годам она свободно говорили на трех языках…  Дженни очень надеялась, что её дочь пошла в отца, спокойная, умная, талантливая и, что самое главное, никогда не ищущая лишних неприятностей и приключений. Бывшая работа наложила на женщину неизгладимый отпечаток - она все время боялась за своего ребенка.
Сейчас, конечно, в их семье все хорошо, они могут позволить себе дом в одном из самых охраняемых районов Лондона и некоторые причуды. Дженни была счастлива, поскольку Николь избрала для себя актерскую стезю. Будучи ведущим пиар-менеджером крупнейшего европейского киноконцерна**, женщина могла присматривать за дочерью.
Единственной ложкой дегтя была свекровь - истинная француженка. Она часто повторяла (или, вернее сказать, угрожала), что Элли-Николь, как она упорно называла внучку, слишком спокойный и послушный ребенок, и что если Дженни не прекратит подавлять девочку, однажды та может взорваться.  Но на этот бред прагматичная миссис Миллер не обращала никакого внимания. Франция довольно далеко от Англии, и старушка не имела возможности вбивать в голову её дочери свои бредовые мысли. Майкл же и так всегда был на стороне жены.
- Мисс? – водитель такси, которое она уже успела вызвать, замер возле неё в ожидании.
- В Вестминстерскую среднюю школу***, - любезно улыбнулась женщина, присаживаясь на заднее сиденье.
- Ваш багаж, мисс? – удивленно произнес водитель.
- О, не стоит беспокоиться, его доставят позже, - отмахнулась она. - Вы не могли бы поторопиться? Я не хочу опоздать.
Вежливо кивнув, мужчина сел за руль, и машина плавно тронулась с места.

_________________________________________________
* крупнейший международный аэропорт Лондона.
** на данный момент такой студии не существует. Все совпадения случайны.
*** старейшая школа Англии, расположенная в самом сердце Лондона.

0

17

Типичная проблема отцов и детей, точнее, матерей и дочерей. Можно понять и Дженни с её страхом и желанием защитить дочь, и Николь, которой, понятное дело, хочется больше свободы. По-моему, права всё-таки мама Майкла...
Ох, не нравится мне, что Эмили - мисс. Нехорошее предчувствие.)))

0

18

***
В Центре Исследования Аномалий, безусловно, решались глобальные и невероятно важные задачи, но в данный момент решалась самая важная и самая глобальная из всех - сбор радиоуправляемого самолета.
Джесс с завидным упорством уже не первый час копалась в этих бесконечных деталях. В общем-то, самолет был игрушечный и ничего сверхсрочного собой не представлял, но Джесс, что называется, втянулась. Да и компания для решения этой «небольшой трудности» подобралась что надо - братья Темпл.
Беккер с невероятным умилением смотрела на две детские макушки, склонившиеся над картой.
- Ты не туда его поставил, - младший из братьев, Адам, сердито нахмурился.
- Не мешай, я старше, мне лучше знать, - отмахнулся Том, - видишь, вот теперь все сходится и я все правильно сделал, - снизошел он до пояснений.
Адам рассеянно кивнул.
- А папа не придет нам помогать? - тут же переключился он на другой вопрос.
- Ты же знаешь, папа занят, и вообще, мы делаем ему подарок! Согласись, это глупо - звать папу помогать делать самому себе подарок, - фыркнул старший Темпл.
Джессика не вмешивалась в эту идиллию. Это поражало, насколько дружны были дети. Большую часть времени братья проводили вдвоем. Безусловно, и Эбби, и Коннор были хорошими родителями, просто когда у тебя бегает на свободе десяток зверушек, случайно перепутавших эпоху, трудно проводить с детьми каждый уикенд.
Вот только, если ваши дети не по годам сообразительные, от совместного времяпровождения вам не отвертеться. Вас даже не будут спрашивать…
Джесс, искренне верящая, что все дети, безусловно, цветы жизни, наивные и безобидные, не сразу заметила исчезновение одного из юных инженеров.
- Адам, где твой брат? – терзаясь смутным подозрением, спросила она.
- Э-э-э, ему срочно понадобилось выйти. В туалет, - врать он умел примерно так же, как когда-то его отец. То есть никак!
Словно в подтверждение его слов, где-то что-то щелкнуло, и в комнате (надо полагать и во всем здании) резко отрубалось электричество.
- Господи! – вспомнив, кто собственно, отвечает за техническую оснащенность Центра, ужаснулась Джесс, бросаясь к двери.
- Спокойно, женщина, я пока еще не Господи, - раздался в темноте насмешливый мальчишеский голос, - К тому же, резервный генератор запустится через несколько секунд.
- Том! Том, ты хоть понимаешь, что натворил? – ужаснулась Джессика. В этот момент она напоминала персонажа Диснеевского мультика, умницу Венди, отчитывающую Питера Пена.
Том скорчил кислую физиономию, явно играя на публику в лице младшего братишки, зажимающего ладошками рот, чтобы не рассмеяться.
- Твой отец будет очень сердит. - Видя, что совесть Тома не особо откликается на её призывы, молодая женщина решила надавить на другой рычаг: - Он наверняка уже бежит сюда.
- Очень на это надеюсь, - к величайшему удивлению координатора, улыбнулся мальчик, подмигнув Адаму. Перед глазами младшего Темпла разворачивался его любимый мультик, и сейчас в убежище пропащих мальчишек должен был ворваться Капитан Крюк!
В коридоре послышались шаги. Кто-то очень быстро приближался. Адам, полностью проникнувшись игрой, понятной только им с братом, сделал шажок вперед, представляя, что сейчас будет отважно защищать  «Венди».
И вот, в тусклом свете показалась зловещая тень и перед мальчишками предстал…
- ТОМ!!! – О, да, Коннор умел злиться, и сейчас был куда страшнее Капитана Крюка.
Отважный Адам тут же поспешил сделать шаг обратно и спрятаться за Джессикой.
- Привет, пап, - как ни в чем не бывало, поприветствовал отца Том.
- «Привет, пап»?! Томас Николас Темпл, ты хоть понимаешь… - задохнулся от возмущения отец.
То, что происшествие целиком и полностью срежиссировано его ненаглядным сынишкой, Коннор знал наверняка, они это уже проходили. Как он это делал, оставалось загадкой. Очевидно, талант хакера передается по наследству, возрастая в геометрической прогрессии. Все началось пару лет назад, и при первом таком инциденте Коннор был сама доброта и понимание. В глубине души он был даже горд, восхищался сыном, но почти весь день пришлось объяснять парнишке, что это может быть опасно и чем все это может закончиться. Отец даже провел для сына экскурсию по Центру, к величайшему неудовольствию Эбби, показав тех тварей, что могли бы выскочить, не сработай аварийная система. Том был напуган, растерян, но, как тогда решил старший Темпл, мальчик все понял, и дал честное слово впредь не заниматься такими шалостями. Долгое время и впрямь все было тихо, но потом история повторилась. И вновь, Коннор проявил истинно христианское терпение, не наказав, а лишь поговорив с ребенком. Только вот на этом вновь ничего не закончилось…
- Да-да-да, «ты хоть понимаешь, какой опасности всех подвергаешь», как это безответственно с моей стороны и как сильно я буду за это наказан... Не волнуйся, пап, я все рассчитал… - пустился в  объяснения сын, словно собираясь сам что-то втолковать отцу и не ожидая от того наказания.
- Ничего ты не понимаешь, - Коннор был рассержен и разочарован, он впервые повысил голос на детей. В голосе мужчины не было ни капли былого терпения и затаенной гордости. В его глазах была боль и злость на непослушного и разочаровавшего его старшего сына.
- Но, пап, мы просто хотели,… - попытался вставить слово Адам, однако его даже не услышали.
- Это ты ничего не понимаешь! – теперь рассердился уже Том. Он ожидал другого.
Именно в этот момент к дверям подбежала Эбби, чтобы как раз увидеть, как её сын, со злостью оттолкнул отца и бросился прочь, пытаясь скрыть слезы разочарования.
- Мама? – ничего не понимающий Адам, удивленно смотрел на родителей, пока Джесс мягко, но настойчиво уводила его за собой.
- Коннор, - женщина нежно коснулась рукой плеча мужа.
- Я… я не понимаю, Эбби, почему он так себя ведет? Неужели он не осознает, что это плохо, неправильно, опасно? - Темпл беспомощно посмотрел на жену. - Я ведь столько раз объяснял ему это.
В этот момент он вновь стал похож на того растерянного парня, который не знал, что делать после того, как признался девушке в любви.
- Он просто ребенок, - она посмотрела ему в глаза, а потом перевела взгляд на пол, где лежал собранный братьями радиоуправляемый самолет - подарок для всей семьи.
- Он достаточно взрослый, чтобы понять, что… - не хотел сдаваться Коннор.
- Ему десять лет, Коннор. Он хочет запускать с отцом самолет, а не ждать тебя неделями и слушать отговорки про важную работу!
Коннор и сам уже понял, чем именно занимались здесь его сыновья. Но… ох, если бы он только мог, если бы в жизни все было так просто. Мужчина обнял Эбби, которая тут же уткнулась лбом ему в плечо, ничего не говоря. Он был благодарен ей, за это молчание. 

***
Игра в гляделки продолжалась всю дорогу. Начиная с того момента, когда она все же вышла из больницы, прихрамывая, придерживаясь за стенку, пока была возможность, и молча села в машину. На переднее сиденье. Хилари был поражен, хотя и не подал виду, а в глубине души и восхищен стойкостью и упорством этой девочки. Он не верил, что Эмили отпустит её, но, кажется, Элли и спрашивать её не стала.
- Может, хватить дуться? – первым не выдержал Беккер, когда они уже подъезжали к школе.
- Я не дуюсь, - огрызнулась девушка.
- Да ладно! Я же вижу, - усмехнулся мужчина
- Это напрягает, учитывая, что ты должен вроде как смотреть на дорогу, а не на меня, - съязвила дочурка Дженни.
- Ты себе льстишь, - в тон ей отозвался Хилари.
- Ты себе тоже!
Милая дружеская беседа логично завершилась, когда машина подъехала к школе.
- Ну, вот мы и на месте.
Ник хмуро потянула за ручку двери, собираясь выйти.
- Не так быстро, юная леди, вы кое-то забыли, - голос капитана стал серьезным.
Девушка замерла, непроизвольно обернувшись. Рядом с ней сидел мужчина, еще минуту назад пикировавшийся с ней как школьник, но сейчас это был солдат, суровый и решительный.
- То, что ты видела… - начал он, внимательно глядя на юную собеседницу.
- Я же сказала, что буду молчать, - пробормотала Николь, ловя себя на мысли, что ей нравится смотреть ему в глаза… и сидеть рядом.
- Дело не в этом, - Беккер тяжело вздохнул.
Девушка вдруг подумала, какой же сложной должна быть жизнь этого человека, и каким же добрым должно быть его сердце, чтобы, несмотря ни на что, беспокоиться о совершенно незнакомом человеке. Почему-то она была уверена, что он точно так же переживает за каждого несчастного, когда-либо оказывавшегося на её месте, и едва ли всем им везло, так же как и ей.
До неё вдруг с опозданием стал медленно доходить весть ужас пережитого. Неведомая тварь в парке, где она привыкла чувствовать себя в безопасности, и человек, который, судя по его действиям, встречался с такими тварями и раньше. Словно в дешевом ужастике!
- Ты меня вообще слушаешь? Ты все поняла? – Голос мужчины был спокоен, но тот явно только что рассуждал о чем-то крайне важном.
Рассуждал, пока не встретился взглядом с этим испуганным ребенком. Что ни говори, а вся напускная подростковая бравада имеет свой срок годности. И судя по тому, как сейчас трясло Элли, до неё в полной мере дошла реальность происходящего.
Утешать Беккер умел, сказывалась многолетняя практика с любимой женой: печальная, горькая, но закаляющая. Только вот в этот раз его намеренья предугадали и опередили.
Пользуясь близким расположением передних сидений автомобиля, девочка просто развернулась, наклонившись вперед, и тут же оказалась в медвежьих объятиях. Хилари не сказал ни слова, просто крепко обнял её, едва давая сделать вдох.
Это было необычно, смущающее и… приятно. Ник не успокоилась, нет, просто чувство запоздалого ужаса вновь ненадолго отступило, сменившись чем-то новым и не знакомым.
Тепло… в плечо немного неудобно впивается застежка на чужом костюме, под щекой чувствуется биение сердца, и ко всему этому примешивается незнакомый мужской запах и легкость во всем теле… но главное - это тепло…
16:34 – эти цифры все испортили!
- Я опоздала! – Николь резко выпрямилась, чувствуя, как пылают щеки.
- Прости? – Военный выглядел недоумевающим. Он, конечно, слышал, что у женщин быстро меняется настроение, но чтобы настолько, и у таких юных, да еще и после всего пережитого?! В целом, выражение лица Хилари Беккера можно себе представить.
- У нас сегодня премьера, я должна играть, - все еще чувствуя смущение, пояснила Ник, - поэтому я попросила меня привезти.
- С тобой точно все хорошо? – Видавший виды сотрудник ЦИА был явно сбит с толку. - Мне казалось, тебе лучше всего было бы сейчас отдохнуть.
- Наш руководитель говорит, что игра и есть отдых. Ты забываешь про свои проблемы, когда должен переживать чужие, - пустилась в объяснения девушка. - А если ты играешь хорошо, то люди, которые смотрят на тебя, чувствуют то же самое - забывают про свои проблемы.
- Звучит красиво - забыть про проблемы, - немного грустно улыбнулся Хилари, - стоит как-нибудь попробовать.
Николь лишь улыбнулась, пожимая плечами.
- Что же, удачи тебе, Элли, - негромко произнес Беккер, чуть позже глядя вслед убегающей девочке. Он был рад, что для кого-то счастье в жизни - не убийство доисторических тварей, а просто игра.

- Мы закончили, сэр, - к капитану подошел один из солдат, только что закончивший с группой прочесывать парк, - больше этих тварей здесь точно нет, бес его знает, откуда и одна-то взялась.
- Мне бы хотелось знать более конкретные причины, - скорее сам себе ответил Беккер, посмотрев в сторону сияющих окон расположенной рядом школы. - Отвезите тело в Центр.
По-военному четко кивнув, солдат и остальная группа направились к машинам.
- Вы с нами, сэр? – спросил один из них.
- Нет, - махнул в ответ рукой мужчина, - я попробую забыть о проблемах, - неслышно добавил он.

***
Пустыня, бескрайняя и бесконечная, прекрасная и пугающая, величественная… Тот, кто был здесь хоть раз, навсегда запомнит ощущение бесконечности и одиночества, которое быстро сменяется тяжестью всех прожитых человеком лет, всех совершенных ошибок. Она возвращает вас на перепутье снова и снова, пока вы не примите верное решение. Здесь можно расстаться с жизнью, осознав всю бренность существования, и быть погребенным под толщей песка, а можно найти надежду и узреть смысл жизни, призрачный, как мираж.
Мужчина медленно брел по песку, сам не зная куда. Его манили эти золотистые барханы, напоминая родной дом, которого больше нет. Но, в отличие от дома, это место не было мертвым, оно было прекрасным! Он поднял взгляд к небу, пронзительно-голубому, со слепящим полуденным солнцем. Раскинув руки, человек упал на колени, чувствуя жар песка даже сквозь одежду. Не пустыня изматывает человека, а жизнь, в пустыню люди приходят за ответом, когда уже не знают куда идти, но не могут остановиться.
Человек провел ладонями по лицу, словно пытаясь содрать незримую паутину, тяжело выдохнул, обхватил голову руками и обессилено поднял усталый взгляд к небу.
- Скажи, отец, почему? – тихо произнес он. - Почему?! – теперь он сорвался на крик, тяжело дыша. Пытаясь осмыслить свою жизнь, понять, почему она вдруг стала такой пустой.
Мир был спасен, и он, Мэтт Андерсон, нашел в этом мире свой новый дом и семью. Так он думал. Счастье рухнуло в один миг, безжалостно растоптанное той, от кого он никогда не ждал предательства.
Эмили ушла. Просто ушла, не сказав ни слова, не оставив даже записки. Не причин, не объяснений, просто вдруг исчезла. Еще вечером они вместе целовали дочь на ночь, а утром девочка уже не увидит маму.
Два месяца он искал, не мог, не хотел верить в случившееся. От поисков стало только хуже, выяснилось, что его Эмили ушла через аномалию, снова, как когда-то ушла от Генри, сбежав от надоевшей жизни.
А потом она вдруг вернулась. Он верил, ждал, что она объяснит, что будет причина, по которой она ушла. Эмили не могла сделать это по своей воле, не могла!
- Я испугалась, - вот и все что она сказала. Заплаканное лицо, закушенный кулак и такое отчаяние во взгляде. Она не знала, правильно ли поступила, вернувшись, но эта готовность к самопожертвованию,… не этого он хотел.
Крик «мама» и топот маленьких ножек.  Она обнимала дочь как самое великое сокровище в мире. Все верно, в прошлый раз детей не было и можно было не возвращаться, а сейчас в этом мире есть Ева.
Мэтт не стал даже пытаться понять, а может, уже в тот момент понял слишком многое. Молча, подошел, поцеловал жену в макушку, крепко обнял их обеих и… ушел.
Она не остановила, даже не попыталась. Какое-то время он ждал, верил, что однажды она захочет объяснить, черт возьми, да просто поговорить! Но Эмили всячески избегала его. Что же, значит, так будет лучше.
Она вернулась не ради тебя, Мэтью, а ради дочери, которая, видит Бог, была привязана к матери, больше, чем к кому-либо в этом мире.
Почему все вышло так? Он был виноват не меньше, чем она. Они оба сами разрушили свое счастье, пропустили мимо, как песок сквозь пальцы.
Мэтью со злостью ударил кулаком по обжигающей земле, но не почувствовал ни боли, ни жара. Снова и снова зарываясь руками в золотой огонь, пока кожа не покраснела. Он бы не остановился, если бы не выпавшая из кармана фотография. Так нелепо выглядел этот  маленький кусочек бумаги среди безжалостной пустыни, так беззащитно. Порыв ветра - и вот уже изображение на половину скрыто песками. Нет! Андерсон быстро поднял снимок.
На фотографии, сделанной несколько лет назад,  была изображена девочка, невероятно на него похожая. Она спокойно смотрела с глянцевого снимка своими большими карими глазами. Никакой вымученной улыбки, кривляний или отведенного взгляда. Мэтт носил этот снимок с собой, но так редко доставал его, и сейчас с невероятной жадностью всматривался в каждую черточку детского лица. Загрубевшая мужская рука нежно легла на механический портрет, соскользнув по краю фотографии.  Сколько он уже не видел её? Нелею? Месяц? Два? Три? В их последнюю встречу, она не хотела его отпускать.
- Папа, не уходи! Папочка, пожалуйста, - последнее, что он услышал на прощение. Его дочь не понимала, что случилось, почему папа уходит.
После развода он работал все время. Эмили ушла из ЦИА, решив стать врачом, а он, словно, стараясь еще больше отдалиться от неё, брал себе все командировки, связанные с открытием аномалий в разных уголках земли.
В этот раз был Египет. Или Марокко? Для Мэтта не было разницы, покончив с аномалиями, он первым делом пришел сюда. Встав еще с утренним набатом, зная, что его вылет только вечером, мужчина пошел в пустыню. Вот так просто, пешком, без воды, не сказав никому ни слова. Может, все дело в историях, которые в детстве ему рассказывал отец, про кусочек земли в прошлом, который был похож на их мир, но дарил жизнь и поражал свои величием. Мэтт не видел опасности, которой так боялись местные бедуины, да и чем можно напугать человека родившегося в куда как более смертоносном месте? Он искал ответы, искал себя, смысл своей поломанной жизни. И как знать, возможно, только что он нашел что-то, пока еще не понимая, что именно, но фото дочери он сжимал крепко, как никогда.

- Мистер Андерсон, мы вас потеряли! – Парнишка, работавший их гидом во время поиска и устранения аномалий, как оказалось, места не находил себе, ожидая этого сумасшедшего англичанина в холле гостиницы. - Вас видели, возле палаток бедуинов в пустыне. Мистер Андерсон, вы что, ходили один в пустыню?!
- Успокойся, Омар, я просто немного прогулялся, - похлопав удивленного парня по плечу, он добавил: - передай, чтобы мои вещи доставили в аэропорт. Я хочу пройтись по площади и потом уже не вернусь в гостиницу.
Оставив Омара терзать своими заботами других участников команды, он вышел на улицу.
Было в этих восточных улочках что-то неуловимо волшебное. Женщины в платках, крики торговцев, пестрые лавки, расположенные прямо в стенах
Мужчина замер около одной из таких лавок.
- Что-нибудь интересует? Лучшего золота, чем у Али, нет во всем Фесе! – тут же обратился к нему продавец. По-английски он говорил плоховато, но желание торговать с лихвой компенсировало этот недостаток.
- Да… - Мэтт с интересом рассматривал множество украшений, разложенных на расшитых платках. Большинство и впрямь были золотыми. - Я ищу подарок для самого прекрасного создания на земле.
- О! – понимающе усмехнулся торговец.
- Моей дочери, - на всякий случай с улыбкой пояснил Мэтт.
- Тогда взгляните на это ожерелье. Только посмотрите, какие огромные изумруды, а какая искусная вырезка. Скажу по секрету, это работа одно известнейшего мастера, но для вас я отдам её почти за бесценок. – тут же принялся нахваливать мужчина свой товар. При этом он так бурно жестикулировал, что ужасно забавлял Мэтта
- Боюсь, это сокровище она не оценит, даже надеть не сможет, - на конец, рассмеялся Андерсон, - моя дочь еще совсем ребенок, и я бы хотел найти для неё что-нибудь… - он сделал неопределенный жест рукой в воздухе.
- Вах, Али понимает, - мусульманин простер руки к небу, потрясая четками, - у Али шесть дочерей, шесть! И каждой Али дарит золото! – с этими словами он достал откуда-то из-под прилавка красную бархатную коробочку, умещавшуюся на ладони. Положив коробочку перед Андерсоном, торговец откинул крышку и бережно взял в руки лежащую внутри золотую щепочку с витым плетением и разнообразными ответвлениями по всей длине.
- Мы называем это украшение Зар-Афеона, что есть золотая сказка, - трепетно произнес он, - Девочки, которые еще не носят платок, любят украшать этим волосы.
- Знаете, - подозрительно прищурившись, произнес Мэтт, - у вас отличный английский!
Заметив, как вытянулось лицо торговца, он не выдержал и рассмеялся.
- И я куплю у вас это,… эту Зар..фар…афен… в общем, Это. Сколько бы оно ни стоило, - отсмеявшись,  добавил он.

***
Спектакль был в самом разгаре, когда средних лет мужчина вошел в зал. Благополучно принятый охраной за одного из отцов, он прислонился к стене в углу, с интересом наблюдая за происходящем на сцене.
Ромео и Джульетта, можно было догадаться! Стыдно признаться, но в школьные годы он так и не осилил сей шедевр Шекспира. Ну не привлекала бравого парня история двух подростков, ищущих себе проблем. Плюс, финал был настолько разрекламирован, что пропадала даже тень интриги, окончательно отбивая всякую охоту к чтению.
Вот и сейчас мужчина смотрел не на историю, а лишь на одного персонажа - юную дочь Капулетти. Воистину, её игра завораживала. Минуту назад она была девчушкой, которая, по замыслу режиссера, ходила по сцене в ночной рубашке с какой-то плюшевой игрушкой и двумя небрежно заплетенными косичками, а в следующей сцене, на празднике, она уже прекрасная молодая девушка.
Беккер невольно залюбовался этим дивным созданием. Она была красива, будь Хилари одним из тех юнцов, что стояли рядом с ней на сцене, - влюбился бы непременно! Но сейчас он просто наслаждался происходящим на сцене, улыбаясь чему-то.
Николь с первого же взгляда успела возненавидеть свой костюм - это старинное платье, в котором было жарко, тяжело и неудобно, не говоря уже о том, что в нем она выглядела лет на десять старше. Но в тот момент, когда она увидела в зале этого человека, который смотрел на неё так, что кровь начинала быстрее бежать по венам, девушка оценила все плюсы сложившийся ситуации. Едва ли когда-либо она была прекрасней! И сейчас ей нравилось, что именно он наблюдает за ней.
Говорят, каждый актер играет лишь для одного, конкретного человека в зале.  Раньше Ник не понимала этого выражения - как вообще можно успевать смотреть в зал, когда каждый твой взгляд прописан в сценарии? - но сейчас поняла - не нужно видеть, нужно чувствовать.
Она играла смех, радость, печаль, тревогу, отчаяние, горе и смерть, внутренне переживая все это. Девушка так увлеклась, что не заметила появления в зале еще одного очень важного для неё человека.
Хилари моргнул, когда декорации вновь сменились и вместо, кажется безжизненных тел двоих детей, появились какие-то танцующие ребята, изображающие две враждующие семьи. Капитан, провел широкими ладонями по лицу, словно снимая липкую паутину. Да уж, что ни говори, а вид, пусть и не взаправду мертвой девушки, заставил его сердце болезненно сжаться.  Подумать только, ведь не успей он сегодня вовремя, сейчас это была бы реальность!
- Беккер? – Женский голос раздался совсем рядом, и несмотря на то, что был тихим и удивленным, заставил напрячься.
Обернувшись, военный увидел стоящую рядом с ним женщину средних лет, красивую и элегантную. Коротко стриженные темные волосы, уложенные в изысканную прическу, простой, но явно дорогой светлый костюм, украшения… все это кэп едва ли заметил, сразу узнав собеседницу.
- Дженни. - Кто был больше удивлен, сказать сложно. - Привет, - вопрос: "Как жизнь?", показался совсем лишним, тем более что его бывшая начальница становилась все более испуганной, и явно не радовалась встрече.
- Что ты здесь делаешь? – Да, она явно была, как минимум, встревожена, хоть и старалась не подавать виду. - Нет, прошу, скажи, что ты здесь не из-за… - Взгляд уже предательски зацепился за эмблему формы Центра.
- Все хорошо, Дженни, - поспешил успокоить бывшую коллегу капитан, - мы уже все уладили. Никто ничего даже не заметил, - покривил душой он.
- Тогда что ты здесь?… - все еще не позволяла себе успокоиться женщина.
- Афиши спектакля развешаны по всей округе, - вот здесь он не врал, - решил немного расслабиться после работы, - для убедительности Хилари даже удалось беззаботно улыбнуться.
Вероятно, из Беккера тоже мог бы выйти не плохой актер, так как встревоженная женщина ему поверила, или ей просто очень хотелось поверить.
Оба как-то резко поняли, что говорить больше не о чем. Вернее, темы были, но оба совершенно не хотели их поднимать.
- Не подумай,… но могу я узнать, что ты здесь делаешь? – осторожно спросил Беккер.
- Моя дочь играет в этом спектакле, - просто ответила Дженни.
- Оу, - он почувствовал себя несколько неловко. - Поздравляю…
- Да, спасибо, - поспешно прервала она его, - Прости, Беккер, я правда была бы рада нашей встрече, но…
- …не при таких обстоятельствах, - понимающе закончил мужчина.
- Верно, - она облегченно выдохнула, - я не хочу ничего знать о ЦИА, монстрах и аномалиях. И не хочу даже близко подпускать их к своей жизни! Прости.
- Ничего, - даже не подумал обижаться Хилари. Он понимал, здесь каждый волен выбирать сам. Быть может, будь у него ребенок, он бы тоже вел себя подобным образом. - Мне уже пора, - еще раз кивнув старой знакомой, он развернулся. - И, Дженн, просто на всякий случай, если все же…
- Если встречу на улице Годзиллу? –  усмехнулась женщина. - Я знаю, как с вами связаться. К сожалению, - последнюю фразу она добавила уже про себя.
Беккер остановился уже у самого выхода, чтобы еще раз взглянуть на женщину, которая когда-то была его другом, и которая, единственная из известных ему людей, смогла вычеркнуть аномалии из своей жизни. Остановился и замер.
Увиденная картина потрясала больше любого спектакля и выражала явную насмешку над его последней светлой мыслью. Дженнифер Льюис, вернее, давно уже не Льюис, нежно обнимала девушку, еще не успевшую снять с себя старинное платье Джульетты. Девушка была несколько растеряна, но улыбалась и была счастлива, пусть и немного озадачена столь бурным проявлением чувств. Сходство между матерью и дочерью сразу стало очевидным.
Мужчина вдруг почувствовал себя лживым и грязным. Правильнее ли было бы сейчас вернуться и, несмотря на необходимость причинить боль, рассказать обо всем случившемся? Едва ли.
А потом он вдруг ясно понял, что должен быть не здесь, вернее, вообще никогда не должен бы был быть здесь. Каждый выбирает свой путь: кто-то предпочитает уйти, свернуть, спрятаться и забыть, надеясь, что прошлое никогда не вернется, а кому-то остается просто идти вперед, надеясь, что будущее будет все же немного лучше.

***
На улице уже стемнело, и в окнах зажглись первые огни, когда Эмили закончила дежурство. Женщина опять задержалась дольше, чем рассчитывала.
Она еще не успела дойти до машины, а в другой части Лондона, за несколько миль от неё, маленькая девочка, позабыв про книжки и игрушки, спрыгнула со стула и подбежала к окну.
Молодая учительница, дежурившая в тот день, лишь тяжело покачала головой. Её маленькая ученица всегда знала заранее, когда за ней придут. Она будет стоять так почти час, если потребуется. Бесполезно звать её поиграть с другими ребятами, или послушать сказку. Мыслями этот необычный ребенок уже не здесь, а где-то в пути, с той женщиной, которая является для неё целым миром.  Это удивительно, пугающе и очень грустно. Если сейчас спросить у Евы, что она видит, она, продолжая глядеть в пустоту, начнет описывать вам проносящиеся за окнами машины дома и деревья, или кусты жасмина на аллее, ведущей к больничной парковке. Она скажет вам, где сейчас её мама и когда она придет за ней…
Когда, на конец,  во дворе раздался шум мотора, маленькая мисс Андерсон  вприпрыжку бросилась к двери. Еще через пару мгновений она уже запрыгнула на руки матери, прижавшись к ней всем телом.
- Привет, милая, - ласково прошептала Эмили, прижимая к себе дочь. Помахав высунувшейся из окна воспитательнице, женщина усадила Еву в машину.
- Ну, как прошел день? – преувеличенно бодро спросила Эмили, осторожно трогаясь с места. Хоть она и научилась водить машину, чтобы как-то приспособиться к своему новому дому, удовольствия ей это не доставляло, да и опасений вызывало немало.
- Хорошо, - спокойно ответила Ева, - Макс Мэйсон толкнул меня, но я на него не обиделась. Ему было очень плохо, и он весь день делал всем гадости, пока миссис Барс не наказала его, - девочка замолчала, глядя на освещенную дорогу. - Зря она это сделала.
- Почему? – автоматически спросила Эмили.
- Его папа выгнал маму из дома, и он плакал вчера всю ночь, - все тем же спокойным тоном произнесла дочка.
- Это он тебе сказал? – Эмили старалась ничем не выдать нарастающую тревогу.
- Нет, - помедлив, ответила Ева.
Женщина ничего не сказала, только на лбу залегла сладка, показывающая, насколько встревожена молодая мать.
Ева была обычным ребенком. Такой же, как все: живой, веселой, общительной.  По крайней мере, именно это старалась в первую очередь замечать Эмили. Она и Мэтт были чужими в этом мире, прошлое и будущее, встретившиеся в настоящем. Мир не рухнул, история не изменилась, вот только Ева… Кто она и откуда? Эти неприятные мысли стали посещать Эмили, после того, как… она сбежала. Почему? Она плакала ночами и грызла подушку, не зная, что тогда заставило её так поступить. Но в одном она была уверена точно: будь у неё шанс, она поступила бы точно так же снова.
Укладывая дочь спать, она всегда благодарила небеса за то, что смогла вернуться, пусть даже цена этой ошибки оказалась очень высока.
Эмили, наклонилась, целуя дочку в лобик:
- Спокойной ночи, дорогая.
- Мама, - девочка поймала её руку, не давая уйти.
- Что, милая? – остановилась Эмили, глядя в необычайно мудрые глаза дочери.
- Я очень тебя люблю, - произнесла девочка.
- Я тоже тебя люблю, - от чего-то тихо ответила женщина, чувствуя, что к лазам подступают слезы.
Когда в детской погас свет и стихли шаги, Ева едва слышно прошептала:
- И папу я очень люблю…

0

19

"- Наш руководитель говорит, что игра и есть отдых. Ты забываешь про свои проблемы, когда должен переживать чужие,... А если ты играешь хорошо, то люди, которые смотрят на тебя, чувствуют то же самое - забывают про свои проблемы" - за это просто-таки отдельное спасибо от человека, имеющего некоторое отношение к театру! Отлично сказано! :cool:

Ева меня очень заинтриговала. Хочется надеяться, что ребёнок таки вновь обретёт полноценную семью, что Эмили с Мэттом помирятся.

0

20

Б.Е.С. написал(а):

"- Наш руководитель говорит, что игра и есть отдых. Ты забываешь про свои проблемы, когда должен переживать чужие,... А если ты играешь хорошо, то люди, которые смотрят на тебя, чувствуют то же самое - забывают про свои проблемы" - за это просто-таки отдельное спасибо от человека, имеющего некоторое отношение к театру! Отлично сказано!

Детки тоже оценили)) Это жизненное, само в голову пришло, когда мы с младшими классами пьесу ставили.

0

21

Хотела спросить: когда автор планирует порадовать нас продолжением? Лично мне очень интересно, что там будет дальше. :shine:

0

22

Эх, знал бы автор... Вроде все написано, но криво косо и вразнобой, а структурировать пока времени нет( Я правда постараюсь что-нибудь придумать)

0

23

Мне бы очень хотелось увидеть продолжение. Эта история - сюжет, описания, характеры, стиль и язык - мне понравилась даже не столько как производная от сериала, сколько как самостоятельное произведение.
Надеюсь, автор это прочтёт.

0


Вы здесь » Plateau: fiction & art » Фанфики по сериалу Primeval - Первобытное » Игра [Primeval 15 years later] / миди/ в процессе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC